Star Trek: Marie Curie
=/\= Текстовая ролевая игра по мотивам вселенной Star Trek =/\=

Эпизод 1: Аквариум
Designed by Diana Velour

Эпизод 1: Аквариум


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75 | 76 | 77 | 78 | 79 | 80 | 81 | 82 | 83 | 84 | 85 | 86 | 87 | 88 | 89 | 90 | 91 | 92 | 93

1
Журнал капитана, звездная дата 53533.5. Две недели назад исследовательское судно USS Миркул пропало с радаров и перестало выходить на связь. Последнее местоположение пропавшего судна было в непосредственной близости от галактического барьера в секторе ZZ9, куда в данный момент направляется Мария Кюри по приказу командования звездного флота. Вероятных причин множество, и нам приказано разобраться в произошедшем. В случае если с Миркулом произошла авария, мы должны спасти вероятных выживших и как можно больше информации, которую корабль собирал в секторе ZZ9 последние три месяца. Помимо этого, на экипаже Марии Кюри лежит другая, не менее важная миссия – попытаться сработаться друг с другом.
Зал совещаний быстро наполнился старшими чинами, многие из которых еще две недели назад даже не видели этот корабль в глаза. Нельзя было сказать, что в их глазах горел энтузиазм, но хотя бы малейший интерес к первой миссии в этом году обязан был пробудиться после первой же порции утреннего кофе. Как только дверь в последний раз с шипением закрылась, и последний офицер приземлился на свое место, тен Волде решил не томить людей излишними ожиданиями.
- Итак, джентльмены, - начал капитан официальным тоном, - многое из того, что я сейчас собираюсь вам сказать, вы и так уже слышали в академии, поэтому я заранее прошу вас меня не перебивать.
Его рука опустилась на сенсорную панель, та отреагировала тонким писком, и экран за спиной капитана вспыхнул презентацией, впопыхах подготовленной первым помощником за десять минут до начала заседания.
- Галактический барьер, - начал капитан озвучивать слайды на экране после глотка воды, - был впервые открыт еще сто десять лет назад и до сих пор он крайне мало изучен. Это энергетическое поле в форме двояковыпуклого диска окружает нашу галактику со всех сторон. Природа этого поля до сих пор неизвестна, однако совершенно точно ясно, что оно экранирует нашу галактику от всего остального космоса. Попытки преодолеть его обычно заканчивались уничтожением корабля вследствие множественных отказов различных систем и разогревания обшивки до нескольких тысяч градусов минуя защитные поля.
Доктор Селар сидела на своем месте с прямой осанкой, аккуратно сложив руки на столешнице и навострив и без того острые уши. Ее лицо сковала вулканская маска невозмутимости, но даже в ее глазах капитан мог прочесть скуку. Сделав еще один глоток воды, он продолжил.
- Гораздо интереснее были случаи, когда судам все же удавалось преодолеть галактический барьер. Таких случаев в истории зарегистрировано всего девять, и каждый из них являлся следствием случайного стечения обстоятельств и сложения множества факторов. Ни один из опытов проникновения так и не удалось повторить. Тем не менее, опыты проникновения позволили установить, что помимо механических повреждений барьер может оказывать и менее очевидные побочные эффекты. Самый яркий из них - воздействие на гуманоидов с эмпатическими способностями, - капитан сделал секундную паузу, ткнув своим взглядом в Милода, - последствия от которого разнятся от моментальной смерти до обретения временных способностей материализовывать свои мысли и серьезных психических помешательств. А теперь ближе к делу… - капитан вновь прервался, когда вспомнил, что в зале совещаний уже давно не работает одна из ламп. Почему он вспомнил об этом только сейчас? А потому что сейчас она уже работает, и лишний темный угол в зале больше не напоминает о неисправности. Кто успел починить лампу, которая еще два часа назад совершенно точно не работала? Неужели новый главиженер? Если так, то следует ему за это выразить благодарность и оставить в его личном деле отметку за отличное несение службы. Возможно, если бы он был среди тех трехсот инженеров, которые восстанавливали Марию Кюри, ремонт занял бы не шесть месяцев, а пять… и три недели. Каменное капитанское лицо дрогнуло, когда он чуть не улыбнулся собственным мыслям, и продолжил инструктаж.
- USS Миркул – это исследовательское судно класса Оберт. Последние восемь месяцев он занимается изучением галактического барьера. Последние три месяца он работал в секторе ZZ9. И две недели назад контакт с ним прервался. Последнее сообщение от него гласило, что в этом секторе барьер испытывает аномальные колебания, и возможно Миркул нашел способ пробить его. Никаких подробностей они не сообщили. Я надеюсь, что обрыв связи носит стихийный характер, однако нельзя исключать, что судно попало в аварию в результате одного из экспериментов с барьером. Так или иначе, нам приказано лететь туда, установить причину пропажи связи и, если потребуется, оказать посильную помощь экипажу. К сожалению, на данный момент это вся конкретная информация, поэтому, на всякий случай, готовыми нужно быть ко всему. Даже к случайностям. Есть вопросы?

2
Офицерский состав собрался в зале заседаний «Марии Кюри».
Новое место службы вызывало у Махмуда двойственные чувства. Великолепие и мощь класса «Монарх» вызывали у молодого офицера трепет и благоговение. Звездолет напоминал ему один из великих линкоров прошлого – огромную и почти непобедимую стальную громаду, сметающую все на своем пути. Корабль взывал уважение, но Аль-Мураки слишком хорошо знал историю для того чтобы считать его непобедимым, а снующие по нижним палубам дети храбрости не предавали. Во время боя нужно думать только о том как достичь цели, а не подтирать задницы.
Махмуд всегда относился к риторике о чисто исследовательской миссии Звездного Флота с изрядной долей скепсиса – давало о себе знать влияние дяди. С каждым днем он все больше жалел, что не пожелал перевестись на один из «эскортников» класса «Дефайент». Впрочем, вероятнее всего, эти мысли наводила рутина последних месяцев, никак не похожая на чехарду предыдущих лет, но сегодня им наконец подбросили работку.
- Капитан, в том районе нет других кораблей, которые могли бы прибыть на место быстрее нас? – время в данном случае было критичным, пусть «Соверейны» и были быстрыми кораблями, но все же что-то здесь было не так. Командование сомневалось в том что причиной молчания «Миркула» была обыкновенная авария и учитывала возможность уничтожения корабля враждебными силами? Здоровая паранойя никогда не мешала, но все же Махмуду было не по себе от всего этого. Война сделала его слишком уж подозрительным.

3
- Справедливый вопрос, - отметил капитан, быстро вытянув из картотеки в своей голове имя офицера службы безопасности, который осмелился первым открыть рот. Память на имена у капитана была уже не та, что двадцать лет назад. Очередной слайд скользнул по компьютерному экрану, представив взору собравшихся карту сектора, - Как вы поняли, сектор, граничащий с галактическим барьером, находится на окраине с низкой плотностью звезд и минимальным количеством населения. Иными словами, в секторе ZZ9 никого, кроме Миркула, больше нет. В свете прошлогодних события Звездный флот решил пока не снимать "руку с пульса", поэтому все быстрые корабли пока что сосредоточены вокруг стратегически важных пунктов, коих на краю галактики нет. Это пустошь, жизнь или полезные ресурсы в которой будут искать лишь в самую последнюю очередь. Едва ли там ожидается военная угроза. Хотя... - капитан выключил презентацию, осознав, что не предусмотрел слайдов для каждого вопроса, - Более века назад был зарегистрирован случай вторжения интервентов из галактики Андромеды. Вторжение было неудачным из-за барьера, который уничтожил суда незваных гостей. Насколько мне известно, они так же до сих пор не научились преодолевать барьер. Но, если они все же научились, господин... Аль-Мураки... - тен Вольде сделал драматическую паузу, мысленно убедившись в том, что имя он запомнил правильно, - Как я уже сказал, лучше быть подготовленными ко всему.

4
- Господин Капитан, в таком случае я рекомендовал бы провести серию дополнительных учений для гражданских, да и экипаж следует поддерживать в тонусе. Мы полгода не совершали длительных переходов, нужно быть готовым ко всему. Плюс если ситуация складывается таким образом, то я рекомендовал бы выйти из Варпа на некотором удалении от последних известных координат «Миркула» и отправить шаттл для разведки, несколько дополнительных часов в данном случае, скорее всего, не будут критическими, но это поможет нам подготовиться к возможным неприятностям, перестраховка не помешает - уверенно произнес младший лейтенант, - Мы почти ничего не теряем, если с кораблем все нормально и это всего лишь неполадки со связью то беспокоиться и вовсе не о чем, если же произошла серьезная авария и счет идет на часы то, - Махмуд на секунду запнулся. Он был самым молодым офицером и коллеги могли посчитать то что он дает советы капитану бахвальством. Впрочем, он считал свою позицию правильной и поэтому продолжил - вероятность того что экипаж выжил стремится к нулю. Мы не можем рисковать попасть в ту же ловушку что и «Миркул» какой характер она бы не носила.

5
Капитан в ответ сухо кивнул и зачем-то бросил взгляд сквозь обзорное окно, а затем пробежался пальцами по сенсорной панели, что-то подсмотрев в экране своего терминала.
- Корабль прибудет к месту назначения через сорок шесть часов, - отчеканил тен Волде, - Если Вы готовы потратить оставшиеся два дня на учения, то Ваша инициатива будет приветствоваться.
В памяти всплыло прошлое, когда тен Волде был обычным врачом, и на подобных миссиях он был вынужден лично летать на разведывательных шаттлах, с которыми могло случиться все что угодно. Он отчасти недолюбливал шаттлы за обилие потенциальных сюрпризов. Теперь же у него есть такая роскошь, как сидение на мостике и наблюдение за группой высадки с безопасного расстояния. Подобные мысли противоречили профессиональной этике, но выкинуть их из головы было сложно.

6
Ван находился на борту Марии Кюри чуть больше недели. Это время он провёл с пользой - обустроил свою каюту, загрузил в репликатор рецепт любимого корма Меллы, любовался видом из иллюминатора и не проявлял абсолютно никаких попыток социализироваться. Вместо этого, он предпочёл довериться своему компьютерному терминалу, бережно хранящему в себе личные дела всего экипажа. Больше всего эмиссара заинтересовало дело капитана тен Вольде, содержащее в себе пометку о проведении над ним трибунала, сведения о котором были на удивление хорошо засекречены. Но не только дело капитана содержало в себе вызывающие вопросы пункты - как оказалось, практически каждый офицер на мостике Марии Кюри имел несколько скелетов в шкафу. Исключением из этого простого правила стала доктор Селар, личное дело которой содержало безупречный послужной список, что, в прочем, было ожидаемо от представительницы остроухой цивилизации.
В звёздную дату 53256.5 дипломат продолжал исследовать личные дела, плавно перейдя к младшему офицерскому составу, как вдруг его коммуникатор подал признаки активности - впервые с того самого момента, как ноги его материализовались на платформе транспортера корабля. Звучный баритон капитана в строгой официальной форме потребовал от Милода присутствия на совещании, которое должно было состояться через десять минут. Стало быть, командование Звёздного флота наконец нашло применение Марии Кюри, дав тен Вольде соответствующее поручение. Недолго думая, Ван оделся в свою белоснежную униформу, нацепил на неё коммуникатор и проследовал к ближайшему турболифту.
К моменту его прибытия в комнату брифинга, весь командный состав уже восседал на своих местах, ожидая появления светлейшей дипломатической персоны. Ограничившись дежурным "Добрым утром", адресованным всем присутствующим, эмиссар проследовал к единственному пустующему креслу и удобно умастил на нём свою пятую точку, попутно выслушивая мысли всех присутствующих. Все они выражали одно - интерес, который капитан тут же стал удовлетворять.
Астрофизическая лекция тен Вольде практически полностью прошла мимо ушей Милода, зацепившись за единственную знакомую связку слов - "эмпатические способности". С этого момента он с неподдельным интересом дослушивал доклад капитана до конца, глубоко взволнованный в душе, но внешне не выражающий никаких эмоций.
- Доктор Селар, - обратился он к своей эмпатической коллеге, обратив на неё взор своих чёрных глаз, - можно ли свести на нет побочные эффекты Галактического барьера про помощи каких-нибудь медикаментов?
Дипломат был уверен, что глава медицинской службы также задалась этим вопросом, и рассчитывал на то, что в своих раздумьях она сумела найти приемлемое решение.
- Возможно, если мы введём всех эмпатов в состояние искусственной комы, Галактический барьер не окажет на них губительного эффекта.
Перспектива оказаться в коме отнюдь не прельщала Вану.
- А есть ли какие-то альтернативы этому методу?
- Возможно, - Селар была лаконична даже по вулканским стандартам.
Оказаться в коме или потерять рассудок? Трудный выбор. Интересное начало первой же миссии. Дипломат обратил свой взгляд на капитана, надеясь услышать от него слова, который привнесут покой в его душу.

7
- Капитан, - обратился Бьерн к тен Вольде, - Как глава инженерной службы, хочу напомнить вам о всей опасности такого явления, как Галактический барьер. С излучением отрицательной энергии и радиации наши щиты справиться никак не смогут и я настоятельно рекомендую не подводить "Кьюри" ближе чем на двести тысяч километров к периметру барьера и осуществлять все операции по спасению команды или хотя бы самописцев "Миркула" только при помощи шатлов. Так же, я поддерживаю идею младшего Лейтенанта Мураки, о выводе корабля из варпа заранее, так как известно что поле отрицательно влияет на работу Варп-Ядра. - Финштад еще раз поерзал в чересчур роскошном для военного корабля кресле, в котором он чувствовал что постоянно проваливается куда-то под палубу.

8
Сил, шевеля антеннами, сохранял молчание и внимательно слушал всех присутствующих, тщетно пытаясь составить мнение о каждом. Ему еще не довелось как следует познакомиться с высшим командованием этого корабля и этот факт Т'жевана сильно напрягал, так как ему было очень сложно работать в такой незнакомой обстановке. Особенно много неудобств доставляли некоторые факты из его биографии, что могли плохо сказаться на общении. К сожалению во время брифинга сложно было что-либо понять. В какой-то степени Сил завидовал способностям Милода.
«Хотел бы я читать чужие мысли», подумал он, не сводя глаз с бетазоида. Через некоторое время, он резко отвел взгляд, поняв, что в этот самый момент его мысли могли прочитать.
Капитан кивал на все дельные советы главного инженера. Когда последний закончил в зале воцарилась тишина. Тен Волде обвел всех присутствующих взглядом и остановился на Силе, так как тот до сих пор не обронил ни слова.
Т'жеван прочистил горло, поймав на себе чужой взгляд.
- Капитан, я готов возглавить группу высадки, - произнес он, отгоняя от себя мрачные мысли о прошлом, - однако, учитывая обстоятельства исчезновения «Миркула» и тот факт, что с ним невозможно выйти на связь, мне хотелось бы знать – прикроет ли нас кто-нибудь в случае проблем?

9
- Первый, Вы понимаете, насколько нам всем в этом зале повезло, что нас вот так просто направили на Соверен? - выплюнул капитан навод¤щий вопрос тоном с повышенным градусом строгости, -   к Вашему сведению, этот класс кораблей запущен в серийное производство всего пять лет назад. Смело можно сказать, что это один из самых современных кораблей в Звездном флоте. На нас всех возлагают большие надежды, и мы должны доказать, что каждый из нас не зря здесь находится.
резко поднявшись со своего стула, капитан сделал несколько шагов до обзорного окна, сопровождаемый гробовым молчанием. Его взгляд устремился в бесконечность, а затем внимательно изучил каждый контур на лицах своих подчиненных.
- Нас никто прикрывать не собирается, - наконец, удостоил он ответом своего первого помощника, - Вы знаете, почему? Потому что мы офицеры Звездного флота, а не беспомощные котята. Мы примем все меры предосторожности, но преждевременные сомнени¤ в состоятельности нашей миссии я не могу позволить ни себе, ни кому-либо из вас. Если возникнут непредвиденные сложности, мы будем разбиратьс¤ с ними по мере их поступления.
еще раз окутав присутствующих холодом своего взгляда, тен Волде отрезал:
- Если больше вопросов по существу нет, то совещание окончено. Разойдись.

10
Ван воспользовался временем, отведённым на обсуждение предстоящей миссии, чтобы почувствовать мысли окружающих его существ. Кто-то проявлял, в некотором смысле, безразличие, кого-то терзали жуткие воспоминания из прошлого, а кто-то мечтал о телепатическом даре. Не было в нынешнем коллективе общности мыслей, единого направления - это удручало. В прочем, команда лишь недавно сформировалась, потребуется ещё какое-то время на то, чтобы все узнали друг друга и сработались.
Наконец, настал тот момент, как уста капитана извергли звучную команду "Разойдись". Присутствующие офицеры Звёздного флота послушно исполнили сию команду и покинули зал для совещаний, оставив сидящего в своём кресле дипломата наедине с тен Вольде.
- Капитан, - обратился он к своему собеседнику, - насколько мне известно, на борту корабля находится около десяти существ с эмпатическими способностями, двое из них - дети. Возможно, некоторые из них даже не осознают в полной мере сущности своих способностей. Быть может, будет разумнее оставить на ближайшей звёздной базе хотя бы семьи с детьми-телепатами? К тому же, во время миссии, я настоятельно рекомендую сохранять дистанцию в миллион километров от границ Галактического барьера - среднестатистический телепат не способен почувствовать что-либо на таком расстоянии. Рискну предположить, что имеет место и обратное утверждение.
Несмотря на монотонность в голосе дипломата, для капитана тен Вольде его предложения звучали как сладкая песнь, к которой хочется прислушаться, заучить лирику и сделать именно то, что она диктует. Не-телепату трудно сопротивляться силе внушения хорошо обученного телепата, посему Милод был практически уверен в том, что капитан согласится с ним.

11
В ответ на это Милод лишь почувствовал, как у капитана в голове разжегся настоящий костер злости, в котором сгорели все попытки его задобрить, расслабить и убаюкать. Но попытки даром не прошли, ведь при иных обстоятельствах голос капитана зазвучал бы на несколько тонов выше.
- Вы, кажется, неправильно меня поняли, эмиссар, - отчеканил тен Волде, и сложил руки за спиной. Третьей воображаемой рукой он сам себя схватил за горло, чтобы не сорваться на высокие тона, способные проникнуть на мостик в уши ненужных свидетелей. - Космос - это всегда риск. Он не прощает ошибок. Это вбивают в голову каждому в академии во избежание ненужных прецедентов. И сейчас мы говорим не о риске для эмпатов на борту. Мы сейчас говорим о риске для каждого члена экипажа, потому что в случае неудачи пострадать могут все. И все это знают, и все равно готовы служить. А вы предлагаете развернуть корабль для того, чтобы высадить горстку людей на особом положении? Вы хоть понимаете, что если бы вы произнесли это в присутствии еще кого-нибудь, я бы счел это за попытку деморализовать экипаж?
Воздух в легких капитана, наконец, закончился, и он позволил себе сделать глубокий вдох.

12
Судя по буре весьма недобрых эмоций, исходивших от капитана, тот либо почувствовал попытку воздействия на свой разум, либо изначально был весьма низкого мнения о Ване, попросту не давая своим эмоциям проявиться. В любом случае, дипломат предпочел воздержаться от дальнейших попыток воздействия на разум посредством телепатии, отдав предпочтение вербальному методу.
- Потому я и предпочёл обсудить эту проблему с вами наедине, - невозмутимо ответил он на замечание капитана, после чего аргументировал причины, побудившие его на сие неугодное командованию действие. - Даже один сумасшедший эмпат может представлять опасность не меньшую, чем Галактический барьер. В особенности это касается детей, мысли которых изменяются чуть ли не ежесекундно. Вы представляете, какой губительный эффект может оказать ребенок, бесконтрольно проецирующий свои мысли на окружающих? Представьте такую картину: варп-ядро находится в критическом состоянии, требуется предпринять срочные меры, требующие недюжинной концентрации, а команда инженеров расселась по углам в слезах из-за того, что им не понравился завтрак. Не стоит пренебрегать опасностью, которые представляют эмпаты, капитан, - подытожил Милод, сделав небольшую паузу для обогащения легких воздухом. - Космос - это постоянный риск, но даже в космосе можно исключить некоторые факторы риска, способные существенным образом повлиять на успех миссии.

13
- Мы исключим ненужный риск по-своему, - отрезал капитан более мягким тоном, - В конце концов, на нас лежит сейчас лишь одна задача - выяснить причину потери контакта. В худшем случае мы должны будем провести спасательную операцию. Близко к барьеру нам подлетать незачем, поэтому наш корабль не должен подвергнуться его пагубному воздействию.
Взгляд капитана устремился куда-то в стену, невозмутимо пробурил ее насквозь и начал что-то изучать вдалеке.
- Меня сейчас больше волнует судьба экипажа Миркула. Если у них случилась серьезная авария, то скорее всего они были мертвы уже тогда, когда нам поручили эту миссию. Если на них напал неприятель, то они были мертвы еще две недели назад. Если судно подверглось пагубному воздействию негативного поля, то нам, по всей видимости, будет даже нечего спасать. С ними могло даже произойти то, что вы только что описали. Хотя, это вряд ли... Вы говорили, что у нас на борту неучтенные эмпаты? - капитан вновь повернулся к Милоду навострил все свое внимание, - На Миркул специально не брали эмпатов, но если там были неучтенные, то для нас же лучше, если мы будем способны определить это с безопасного расстояния, вы согласны?

14
Судя по всему, вербальный метод воздействия на капитана сработал куда более лучше, чем инвазивный. Ван учёл это, на случай будущих споров которые, как ему казалось, ещё будут не раз возникать.
- Я сумел почувствовать несколько эмпатов, пока находился на корабле, - ответил он на вопрос капитана о неучтённых особях. - Некоторые из них были людьми, один телларит, один болианец. Судя по их личным делам, все они не проходили специальной подготовки по контролю телепатических способностей. Процент эмпатов в популяции не-телепатических рас столь низок, что Федерация даже не пыталась разработать программы по их выявлению, так что вполне возможно, что на борту Миркула также мог находиться эмпат.
Мысли капитана говорили о том, что он не станет заворачивать к ближайшей звёздной базе, и решение это Милод никак не сможет оспорить. В тен Вольде чувствовалась склонность к решительности и принципиальности, выделяющаяся даже на фоне других людей. С другой же стороны, дипломата настораживало то, что капитан, теоретически, может в угоду своим принципам поставить жизни членов экипажа под угрозу - в конце концов, подобные прецеденты в Звёздном флоте имели место, пусть в отчётах это и скрыто за бесчисленными пустыми словами.
Лишь время покажет, что из себя представляет тен Вольде. В данный момент эмиссару ничего не оставалось, кроме как согласиться с капитаном и покинуть зал для совещаний. Даже через десяток плотно забитых людьми палуб он чувствовал, как Мелла взывает к нему, вопрошая его немедленного присутствия и еды.

15
Бьерн вместе с группой инженеров и шаттлом класса одиннадцать, находились в ангарном помещении "Марии Кьюри". Вокруг деловито ходили люди и нелюди различных расцветок формы и кожи и практически каждый из них поворачивал голову в сторону космического "грузовика" и снующих вокруг него инженеров во главе с Финштадом. Он же в свою очередь периодически заглядывал через плечо какого-нибудь подчиненного, а иногда даже сам брался за инструмент, но к его собственному удивлению, практически все его подопечные были вполне квалифицированы и практически не совершали ошибок в работе над поставленной перед ними задачей. Целью же всей этой суматохи было усиление излучения дефлекторной решетки шаттла, дабы группа высадки могла безопасно “прощупать” пространство вокруг “Миркула” на наличие излучения от Галактического Барьера и безопасно высадиться на корабль.
«Тут слишком много народу » , говорил себе Бьерн наблюдая за жизнью ангарного помещения. На всех его прошлых местах службы, ангары были меньше и гораздо более безлюдные. Он пытался прикинуть, постоянно ли здесь так оживленно или только сейчас из-за неопытности команды и любопытства некоторых энсинов глазеть на работу над шаттлом с безопасного расстояния в надежде, что на кого-нибудь упадет какой-нибудь инструмент, и они смогут весело похохотать над Главой инженерной службы, который будет орать на провинившихся.

16
Погруженный в думы, Сил направлялся в ангар. Его довольно сильно беспокоили слова капитана. Казалось, что тен Валде все еще думает, что Федерация находится в состоянии войны. Подобные бравады ничем хорошим не заканчивались, вполне возможно, что капитан "Миркула" оперировал теми же понятиями и его речи загнали корабль в неизвестность.
Силу не очень хотелось оказаться на их месте, беспомощно витать в пространстве, вместе с незнакомыми ему людьми, которые возложат на него больше надежды, поэтому он решил посмотреть как готовят шаттл для группы высадки.
В ангаре он подошел к готовящемуся шаттлу, осмотрел его как следует, заглянул во-внутрь, походил вокруг, качая головой. Он даже не подозревал, что в данный момент за ним наблюдал главный инженер.

17
Т`жеван крутился вокруг шаттла то и дело, недовольно покачивая головой и наступая на силовые кабели, подведенные к генераторам аппарата. Финштад отчетливо видел, как некоторые инженеры с раздражением относились к первому помощнику, который летал вокруг как назойливая муха.
- Коммандер, могу я вам чем-нибудь помочь? - Бьерн вышел навстречу Силу, который судя по всему был слишком погружен в раздумья, чтобы заметить странные взгляды инженеров, у которых тот путался под ногами.
Шаттл высадки был почти готов. Оставалось только прикрепить ремни безопасности для кресел, которые по таинственным обстоятельствам не были включены в базовую комплектацию шаттла.

18
Сил молча повернулся к главному инженеру, заметив его только сейчас.
- Лейтенант-коммандер... - Громко произнес он. Осмотревшись по сторонам и поймав на себе много взглядов, Т'жеван выпрямил спину и сложил руки за спиной. - Проверяю ход выполнения работ, это моя обязанность и мне в этом шаттле лететь все-таки. Все ли работы по безопасности проведены? Если да, то может у кого-то из вас были будут совет для группы высадки?

19
Бьерн окинул взглядом шаттл и повернулся к Силу.
- Коммандер, шаттл практически готов, осталось только откалибровать навигационную систему и вывести данные дефлектора на основной информационный экран панели управления, чтобы вы во время полета, могли иметь полную информацию о статусе барьера, - В этот момент один из подчиненных ему энсинов уронил гаечный ключ, который звонко ударился об пол, после чего получил не менее громкий нагоняй от Финштада.
- Кхм, - Бьерн снова повернулся к первому помощнику, - прошу извинить за это недоразумение. Что касается советов, то у меня есть парочка. – Бьерн жестом попросил Сила проследовать за ним, после чего подвел его к дефлекторной решетке на носу шаттла.
- Коммандер, как нам известно, гравитонное излучение дефлектора, необходимое для отталкивания космического вещества с пути движения корабля, попросту отражается от галактического барьера. Мы настроили решетку так, чтобы она могла принимать это отражение, замерять пройденный лучом путь и отображать на панели управления точные границы излучения. Таким образом, у вас будет нечто вроде эхо-локатора, и вы сможете безопасно приблизиться к “Миркулу”.

20
Сил оглянулся по сторонам и убедившись, что их уже никто не слушает, понизил голос и снова обратился к Финштаду.
- Спасибо за проделанную работу и всю эту важную информацию, но в перовую очередь мне бы хотелось услышать ваших советов на случай непредвиденных проблем. Говоря проще: представьте, что произошло то, чего никто из нас не мог ожидать и все вокруг летит к чертям. В подобной ситуации легко запаниковать, особенно если лететь в доселе незнакомом шаттле. Я могу отвечать за себя, но вот за остальных не буду ручаться заранее. Как человек, хорошо знакомый с данным видом летательного аппарата, что бы вы посоветовали делать экипажу в таких обстоятельствах?

21
Финштад поморщился, явно придя в некоторое замешательство, затем покашлял и обратился к первому помощнику, уже понизив голос и отведя его немного в сторону.
- Коммандер, вариантов при которых, шаттл может попасть в такое состояние - очень много. Вы можете столкнуться с барьером, попасть под один из видов его излучения, доселе неизвестный науке или же попасть под любое другое аномальное влияние, которое может произойти из-за нестабильности поля в этом секторе. Я уже молчу о любых технических поломках и ошибках пилота. Но я хочу вас заверить, что мы сделали и сделаем всё возможное для того, чтобы полет прошел гладко, исходя из той информации которая у нас есть. - Бьерн замолчал и после короткой паузы продолжил.
- Извините, Коммандер, но больше ничего не могу сказать по этому поводу. Но не переживайте, всё пройдет хорошо.

22
Сил молча смотрел Бьерну в глаза, затем его лица коснулась легкая ухмылка и он кивнул.
- Хорошо, лейтенант-коммандер, я верю вам.Я верю, что вы сделали все возможное для безопасности группы высадки. Так что, если вдруг случится беда и... ну,вы понимаете. - Т'жеван засунул руку в карман и вынул оттуда нечто похожее на брелок. - Мои родственники с Андории, а так же... некоторые мои враги, могут взвалить ответственность за все прямо на вас - очень незавидная участь, я замечу, вас могут вызвать на Юшаан - бой чести, обычно заканчивающийся смертью одного из участников, - сказав это, он протянул "брелок" Финштаду, тот мог внимательнее разглядеть его: маленький кусочек какого-то минерала, покрытого прозрачной защитной оболочкой. - Это малый кусочек великих льдов Андории. Передайте его, тем андорианцам кто спросит про меня и скажите, что на вас нету вины. Кто-бы то не был, он все поймет.

23
Бьерн молча взял брелок и положил его во внутренний карман.
- Спасибо, Коммандер, но уверяю вас, что вы получите этот талисман, как только вернетесь на корабль и что ни один представитель расы андориан не падет от моей руки. Косвенно или нет. А теперь прошу извинить меня, но мне нужно провести последние приготовления к отправке шаттла.
Бьерн вернулся к шаттлу, по пути успев накричать на кого-то из инженерного отделения, а Сэл проследовал ко входу в турболифт и исчез за его створками.

24
Первым делом Сил решил направиться прямиком в бар. Любовь к выпивке у него проявилась еще в детстве, когда он тайком в каюте родителей понаделал с десяток коктейлей в репликаторе и выпил их все. Он заказал себе андорианского эля и осмотрел весь бар на наличие знакомых лиц. Тут он и заметил Милода. Сил вспомнил, что тот задержался в зале для совещаний и ему стало очень интересно о чем они говорили. Поинтересовавшись не занято ли место, он присел напротив.
- Эмиссар, - сказал он, после нескольких начальных фраз вежливого разговора, - вы задержались в зале для совещаний, дабы поговорить с капитаном. Насколько я понял, на тему эмпатии. Что он сказал вам?

25
Обговорив с капитаном интересующие Вана моменты, тот поспешил вернуться в свою каюту, дабы удовлетворить потребность своей кошки в приёме пищи. Наблюдая, как она завтракает, он чувствовал её одобрение, понимал, как ей нравится вкус её корма, как приятно утолять голод...
Добирался до бортовой столовой, можно сказать, на автопилоте, ведомый лишь чувством голода. Он мог бы реплицировать еду и у себя в каюте, но нынче каталог с личными делам экипажа был практически полностью изучен, а личного опыта общения у него было крайне мало. В командном составе царила разобщённость, которая ставила под угрозу, в частности, и его жизнь.
Эмиссар заказал себе спаржу с соусом Ямок, к которому пристрастился во время работы в посольстве на Кардассии Прайм, и присел на ближайший свободный столик.
Бортовой бар наполовину пустовал. Никто из старшего командного состава здесь не присутствовал, а поедающие за соседними столиками существа, мысли которых были сконцентрированы на каких-то характеристиках плазменных катушек, не вызывали у него никакого интереса. Недолго думая, он взял в руки планшет и принялся изучать параметры предстоящей миссии, постепенно перейдя к поиску любой доступной информации по Галактическому барьеру.
Милод настолько увлёкся данным занятием, что приветствие первого офицера застало его врасплох. Он предложил Т'жевану присесть, внимательно читая его мысли, полные подозрений и паранойи. Такая доля скепсиса в адрес капитана в первую же миссию весьма озадачивала Вана - ему приходилось летать на многих кораблях Звёздного флота, но он никогда не замечал подобных мыслей среди членов их экипажей, даже среди вечно подозрительных андорианцев. Неужто он готовит бунт в первую же миссию?
- Боюсь, данная информация конфиденциальна, - прохладным тоном ответил он Силу. - Но могу уверить вас в том, что мы с капитаном нашли приемлемое решение.

26
Силу нечего было скрывать от Милода. Как и почти все андорианцы он был честен как с самим с собой, так и со всеми вокруг, поэтому его не волновала мысль о том, что его в этот самый момент эмпатически прощупывают. Но как и почти все андорианцы он был подозрителен, так что где-то в глубине сознания у него возникала мысль, что этот Эмиссар что-то скрывает о его последнем разговоре с капитаном. Ведь Милоду было бы легко разузнать, кто чем и почему недоволен и рассказать обо всем тен Вальду. Интересно, как бы тот поступил с полученной информацией.
В любом случае, Сил не беспокоился на этот счет. Перед ним маячала сложная миссия и он думал только о выполнении поставленой задачи.
- Что же, - наконец произнес он, отпив из своего стакана - я рад, что у вас получилось. Судя по всему, капитан Тен Вальде не из тех людей, кто любит слушать и поступать, как ему советуют. Не могу не критиковать такое поведение, ведь на тех кораблях, где я служил, слово "взаимопонимание" было не пустым звуком. Однако, я верю, что господин тен Вальде знает, что делает. - Т'жеван взглянул Милоду в глаза, - вы гражданское лицо, эмиссар. Посему могу ли я просить о том, чтобы этот разговор остался между нами?
Сил не рассчитывал на честный ответ, но хотел посмотреть на реакцию Милода. Тот все-таки не вулканец, какую-нибудь эмоцию, да и выдавит.

27
Кают-компания была полна ароматизированным прохладным воздухом, пустыми столиками и едва различимым гулом варп-двигателя, периодически смешивающимся с перешептываниями людей, пожелавших занять места по углам. Очевидно, где-то на нижних палубах кипела работа, на верхних палубах царила легкая суета, в ангаре техники проверяли, все ли в порядке с новыми шаттлами, которыми судно было укомплектовано всего месяц назад. Многим было плевать, что судно успешно прошло все предполетные проверки, ведь когда находишься в открытом космосе, любая неисправность может обернуться очень навязчивым зудом под инженерной униформой.
Капитан сидел в одиночестве, вяло накручивал пасту на миниатюрный трезубец и ненавязчиво рассматривал посетителей. Мучное отошло куда-то на задний план, когда тен Волде решил сам с собой поиграть в игру «угадай настроение присутствующих», пока перед ним переставала дымиться кружка черного чая.
- У вас свободно, капитан? – вопросил поднос с чашкой пломика, нависший над капитанской макушкой.
- Конечно, - кивнул капитан, дернув уголком рта и сделав приглашающий жест. Селар приземлилась напротив него, аккуратно поставив поднос. Несколько заинтересованных взглядов в мимолетном перерыве между глотками напитков метнулись в сторону их столика, а затем продолжили делать вид, словно в столовой все нормально, и не произошло ничего внештатного. Еще не все привыкли к тому, что главврач выходит из лазарета не только по зову службы.
- Твой чай остыл, - поздоровалась Селар еще раз.
- Он стоит тут всего десять минут, - озабоченно ответил капитан и положил вилку на тарелку, - Сложно насладиться едой, когда в голове такой беспорядок. Иногда я тебе завидую.
- Твоя реакция нормальна для человека.
- Норма – это не всегда хорошо. На этом корабле семьсот человек. И это число – лишь неосязаемая абстракция. Но за всех я несу ответственность, хотя прямо сейчас вижу из них всего лишь человек десять.
На самом деле в столовой в данный момент было четырнадцать гуманоидов, и не все из них были люди. Если бы у капитана был при себе высокоточный фотополиграф, он бы заметил, как в главвраче вспыхнуло желание поправить его, и тут же было задавлено катком вулканской дисциплины.
- Ты хочешь поговорить об ответственности? – на вулканском лице слегка дернулась бровь.
- Нет, - отрезал он и все же решился отправить себе в рот моток пасты, - Я хочу поговорить о мерах против того, чего так опасается наш эмиссар.
- Если все пойдет по плану, опасаться будет нечего, - Селар последовала примеру своего компаньона и зачерпнула из чашки горячий суп.
- Как видишь, некоторых терзают опасения. Мне предлагали высадить некоторых членов экипажа. Это уже один из симптомов назревающей паники на борту. И я, как капитан, не должен потакать подобному поведению. Но, я думаю, перестраховаться, стоит для общественного спокойствия. Что ты думаешь?
- Тебя интересует мое личное мнение или заключение эксперта?
- Давай по порядку.
- Как врач, я считаю, что погружение членов экипажа в состояние искусственной комы действенно, но без экстренной необходимости слишком радикально и идет вразрез с врачебной этикой и уставом…
- А стазис? – бесцеремонно перебил ее Питер, пережевывая пищу вперемешку со словами, - У нас же есть стазисные камеры в спасательных шлюпках.
- Я внимательно изучила ту немногочисленную информацию, которой располагает Федерация, - начала доктор свою лекцию, - При контакте с барьером нервная система эмпата заряжается неизвестным типом энергии. В зависимости от его нервной активности этот заряд может сохраняться от нескольких часов до нескольких дней, при условии, что носитель этого заряда выживет. Есть теоретическая методика, при которой этот заряд можно сжечь искусственным путем, но сделать это можно только в состоянии искусственной комы. Стазис же замедляет все биологические и биоэлектрические процессы в организме. Погружать в стазис заряженного пациента контрпродуктивно.
- А пациент, который уже находится в стазисе, может зарядиться?
- Неизвестно. Безопасных способов проверить это не существует.
- Не такое я ожидал услышать, - разочарованно проговорил капитан и через силу заставил себя сделать глоток остывающего чая, - А теперь я хочу послушать твое личное мнение.
- Если мое личное мнение будет придано огласке, моя лицензия на врачебную деятельность может быть поставлена под вопрос, - ни капельки эмоций в голосе, приправленном пломиком.
- Не будет, - сказала уверенность в голосе капитана, - В случае нужды я прикрою тебя.
- В Вулканской Академии Наук существовала теория, которая в настоящее время не пользуется популярностью в академических кругах. Теория заключалась в том, что эмпатические способности у гуманоидов – это уязвимость нервной системы, генетический дефект, который проявляется лишь у технологически развитых цивилизаций. Эта теория так же объясняет, по какой причине количество эмпатов среди людей резко увеличилась за последние триста лет. Если предположить, что эмпатия представляет собой не что иное, как брешь в нервной системе… - голос доктора резко прервался, когда лишняя пара ушей прошла мимо их столика, - …то именно эта брешь позволяет чужеродному фактору поразить организм. Я должна предупредить тебя, что эта теория не доказана, и доказывать ее никто не собирается, но если все же она верна, то теоретически некоторые нейролептики могут защитить эмпатов от пагубного воздействия.
- Интересно… - протянул тен Волде, расправившись со своим обедом, - В чем же причина такой секретности? Почему эту теорию просто так решили задавить в академических кругах?
- Это произошло, когда бетазоиды выразили протест.
- Вот черт.
- Они посчитали, что подобные заявления выставляют ту их расовую особенность, которой они все это время гордились, изъяном, а саму расу – ущербной.
- То есть получается, что если мы сможем посадить на нужные нейролептики человеческих эмпатов, то с эмиссаром могут возникнуть проблемы?
- Именно так, - кивнула Селар, - Проблема не только в неэтичности самой теории. Нейролептики блокируют телепатические и эмпатические способности. Для бетазоидов это крайне деморализующий опыт.
- А у эмиссара еще и дипломатическая неприкосновенность… Приказать я ему не смогу, а если введу ему что-то насильно, вся Федерация меня, мягко говоря, не поймет, - он хлюпнул чаем, - Спасибо, Селар, это полезная информация. И мы непременно ей воспользуемся. Подбери к нашему прибытию нужные нейролептики. Возможно, у нас есть шанс доказать эту теорию.
- А как же эмиссар?
- Я попробую с ним договориться.
- Если не получится, он уже за одну попытку имеет право раздуть межрассовый скандал.
- В дипломатической практике такое уже было?
- Нет.
- И не будет.

28
Андорианец даже не пытался скрывать своей подозрительности, что почти застало Вана врасплох. Построив карьеру дипломата, он весьма и весьма редко встречал подобную искренность, исходящую от собеседника, особенно если тот не являлся телепатом. В то же время, подозрительность окружающих никогда не была ему чужда - каждый его собеседник считал, что его драгоценные мысли достойны того, чтобы заинтересовать Милода, но в случае с Т'жеваном всё было именно так. Столь сильное недоверие, близко граничащее с паранойей, заставляло эмиссара порассуждать над тем, каким образом Сил смог пройти тест Звёздного флота на психологическую устойчивость, но стоило только ему заговорить, как всё встало на свои места - классический случай посттравматического стрессового расстройства. Он явно просматривался за лукавыми фразами первого офицера.
Далее последовала банальная в дипломатической практике ситуация - собеседник задал сложный вопрос и пристально смотрел в глаза Вана, рассчитывая увидеть в них что-то кроме чёрных радужных оболочек. Напрасно.
- Не могу, - монотонно ответил он, показывая достойную вулканца сдержанность.
В мыслях андорианца чётко читалась сконфуженность. Вероятно, он не рассчитывал на ответную искренность.
- Бетазоиды никогда не врут, - поясняюще добавил Милод. Разум же его телепатически взывал к сознанию Сила, побуждая его записаться на приём к советнику.
К моменту сего действа вся спаржа, что некогда была на тарелке, уже около минуты переваривалась в желудке эмиссара, поэтому он встал, откланялся, и удалился обратно в свои покои, прихватив планшет.
Продолжив изучать феномен Галактического барьера, Ван плавно перешёл к статье о становлении Федерации, как вдруг характерный писк, извергнутый дверьми каюты, предательски нарушил тишину. Ему ничего не оставалось, кроме как приказать автоматике впустить в свою обитель нарушителя. К нему, как оказалось, пожаловал сам капитан, срочно пожелавший обсудить с ним что-то.
- Я вас слушаю, - сказал Милод, навострив уши и приготовившись к рассказу тен Вольде.

29
- Я вас не побеспокоил? – в качестве приветствия постарался капитан проявить учтивость.
- Побеспокоили, - признался дипломат и сделал приглашающий жест в сторону мягкого кресла напротив журнального столика, щедро украшенного несколькими ПАДДами, - Присаживайтесь. Чувствуйте себя, как дома.
- Благодарю, - проявил еще один бессмысленный для себя жест капитан и максимально аккуратно приземлился в предложенное кресло, словно сапер, нетрадиционным путем ожидавший обнаружить противопехотную диванную мину. Лицо Милода ничего не выражало, и от этого становилось еще больше не по себе.
- Вы пожаловали ко мне с какой-то просьбой? - выразил Милод свою безошибочную догадку и опустил руку на кота, внезапно запрыгнувшего на дипломатический подлокотник.
- Да, - кивнул тен Волде, разглядывая животное, - У меня есть идея, как снизить риск… непредвиденных ситуаций, связанных с некоторыми членами экипажа... Я думаю, что вам будет интересно…
Прежде чем капитан попытался начать развивать свою мысль, лицо Милода резко дрогнуло, трижды изменив свое выражение. В этот момент Питер понял страшную вещь – перед ним сидит телепат и читает его мысли. Это отвратительная привычка у телепатов, и капитан ее очень сильно не любил. В такие моменты телепаты портят все заранее подготовленные ритуалы дипломатии, предназначенные для формирования соответствующего настроения собеседника, которые позволяют манипулировать его суждениями. Если бы ему позволили решать, он бы ни за что не допустил до своего экипажа ни одного существа, способного столь бесцеремонно лезть в чужое личное пространство безнаказанно. Возможно, даже этот кот возненавидел своего хозяина, и держит его рядом с бетазоидом лишь постоянный источник мяса.
Следующее, что капитан с ужасом осознал – перед ним сидит телепат и продолжает читать его мысли.
- Вы понимаете, о чем вы собираетесь меня просить? – тщательно прожевал слова дипломат, стараясь не допускать в свой тон никаких эмоций, кроме ярко выраженного осуждения.
- Конечно, понимаю, - постарался капитан держаться как можно увереннее, - В конечном итоге, это вы были первым сознательным человеком, обеспокоенным за здоровье уязвимых членов экипажа и пассажиров…
- Не смейте, - пригрозил Милод указательным пальцем, - называть это уязвимостью.
- Простите, - рука Питера сделала извиняющийся жест, - Я понимаю, что для вас это неприятная тема. Но вы меня убедили, что нужно принять дополнительные меры. Я, так или иначе, совершу задуманное для остальных десяти эмпатов на борту. Вы имеете полное право отказаться от процедуры.
- В таком случае, - вздохнул Милод, - Я отказываюсь. И прошу вас больше не поднимать подобную тему.
- В таком случае я все равно вынужден просить у вас содействия.
- Вы хотите, чтобы я назвал вам имена неучтенных?
- Именно.
- И вы уверены, что ваша нелепая процедура сработает?
- Я понимаю ваши сомнения. А так же я понимаю, что вам трудно принять даже возможность успеха. Но вот в чем я точно уверен, так это в том, что вулканцы, а тем более их Академия Наук, ошибаются лишь раз в триста лет. И последняя их ошибка была всего лишь два века назад. Если вы уверены, что это ложь и попытка дискредитировать Бетазед - ваше право. Но в данном случае я лишь обеспокоен безопасностью на моем корабле и предлагаю вам в данном вопросе отбросить излишнюю гордыню и помочь. Если не себе, то ИМ.
Эмиссар на несколько секунд замолчал, погрузившись куда-то глубоко в свои думы. Коту не понравилось это молчание, и он забрался хозяину на колени. Пожалуй, это единственное существо, способное позволить себе подобные фамильярности с этим человеком.
- Пожалуй, вы искренне верите в то, что говорите, капитан, - вздохнул посол с осознанием того, что объективных аргументов у него не осталось, - Должен признать, в вас есть задатки дипломата. Отучись вы три года там, где учился я, то смогли бы самостоятельно приучить Меллу к кошачьему туалету.
С этими словами Милод поднял со столешницы один из ПАДДов и протянул его капитану.
- Здесь все имена. Я решил выяснить их заранее и записать. Но не забывайте, что моего имени в это списке нет. И не будет. Также, я должен настоять, чтобы эта процедура проводилась на строго добровольной основе.
Не нужно было обладать телепатическим даром, чтобы понять, что эмиссар не примет "Нет" в качестве ответа.
- Благодарю вас, - Питер бегло пробежался по короткому списку имен и с чувством облегчения поднялся с кресла.
- И помните…
- Конечно, никогда больше не поднимать эту тему.
Капитан покинул дипломатически неприкосновенную обитель.

30
- Григорьев, черт тебя за ногу, это фазерная винтовка, а не дубина, аккуратнее! – прогремел Мураки,
- Сэр, есть, сэр! Больше не повторится, Сэр! – вытянувшись по струнке, пробарабанил краснорубашечник.
- Ладно, отставить. Всему персоналу участвующему в высадке явиться на ангарную палубу за пол часа до отлета, снаряжение проверю лично, а то вы, идиоты, не то что фазер – собственную задницу в порядок привести не сможете. Остальным приступить к дежурству по графику.
Учения проходили лучше, чем ожидал Махмуд, но до идеала оставалось еще очень и очень далеко. Радовало хотя бы то что гражданские знали, как действовать и по тревоге быстро занимали положенные им места, а не мешались под ногами. Разобравшись с этим он отправился в кают-компанию. Дико хотелось надраться, но кроме синтегольной бормотухи, корабельные репликаторы не могли предоставить, утомившемуся за день офицеру, ничего. Пришлось ограничиться крепким черным чаем и дурными мыслями.
Высадка не обещала быть тяжелой, если конечно никто из эмпатов не начнет творить чепуху. Махмуд успокаивал себя тем что от фазерного луча, в случае чего, убежать ой как не просто.

31
- Мостик вызывает капитана тен Волде.
- Капитан слушает.
- Мы приближаемся к барьеру.
- Уже иду.
Каждый раз, когда капитан занимал свое почетное место в центре мостика и замечал, что офицеры мостика окружают его со всех сторон, в нем внезапно просыпалось желание взять в руки дирижерскую палочку в одну руку, чашку чая в другую, и на некоторое мгновение забыть о капитанских заботах. Просто указывай палочкой в нужные стороны, подчиненные все поймут.
- Лейтенант, - повернул капитан голову к Крилесс, - Сенсоры дальнего действия что-нибудь засекли?
- Слабый источник энергии, - прошипела клингонская женщина, явно недовольная тем, что ей приходилось работать с неточными данными. Если бы она засекла в точке прибытия куб борга, ее бы это огорчило не столь явно. – Если бы рядом с ним находилась звезда, мы могли бы вообще не заметить подонка… - осознав, что последнее слово в присутствии старшего офицера было излишней вольностью, Крилесс неуверенным тоном добавила, - …сэр.
«Как грубо», - пронеслось в голове у капитана.
- Далеко он от точки выхода?
- Сорок два миллиона километров.
- Рулевой, корректируйте курс к источнику сигнала.
- Есть, сэр. Курс скорректирован, до прибытия одна минута.
С каждой секундой аналогия с оркестром на мостике казалась капитану все более удачной. Небольшой мандраж пронесся по капитанской коже. Поежившись, он сделал вид, что его кресло не вполне удобное, за что поймал на себе полтора презрительных взгляда со стороны офицеров, для которых сидячие места не были предусмотрены.
В яркой вспышке Мария Кюри вышла из варпа. И без того негромкий гул варп-двигателя стал еще тише. Воцарилось молчание, и на секунду показалось, что все умерло. Звон в ушах начинал раздражать.
- Анализ обстановки, - первым нарушил тишину капитан.
- Барьер в шестидесяти двух миллионах километров от нас, и уже здесь создает помехи для сенсоров, - отчеканила Крилесс, щурясь в сторону научного пульта, - Источник сигнала – судно, класса Оберт. Варп-ядро не функционирует, аварийные генераторы исправны, вижу на обшивке следы сильного термического воздействия. Несколько отсеков разгерметизированы.
- Похоже на аварию. Доисследовались... - пробурчал капитан себе под нос, после чего выпрямился в своем кресле и вновь обратился к клингонской ученой, - Засекли жизнь на борту?
- Не могу определить, – со злости Крилесс пнула свой научный пульт. Пульт, по всей видимости, не обиделся, но сговорчивее от этого не стал, - Этот кусок к’пекта выдает бессмыслицу!
- Ну, так сделайте так, чтобы он выдавал осмыслицу, лейтенант! – сорвался капитан на крик, в нетерпении узнать, не зря ли они сюда прилетели.
- Движения нет, сэр, - заключила Крилесс, убедившись, что на этом корабле клингонский мат тоже не улучшает работу техники.
- Ну, уже что-то… - выдохнул капитан с разочарованием и обратился к связисту, - Попытайтесь вызвать их на связь. Вызывайте, пока кто-нибудь не откликнется.
- Да, сэр, - связист немедленно взялся за работу.
- Группа высадки, - продолжил капитан отдавать приказы в коммуникатор, - Выдвигайтесь.
- Есть, сэр, - прозвучали из коммуникатора хором голоса Аль-Мураки и Т'жевана.
- Компьютер! - следующий приказ был громче всех и прозвучал куда-то в потолок после сигнала отклика компьютера, - Чай! Горячий! С лимоном!
- Уточните сорт.
- С долькой лимона!

32
К указанному времени группа высадки собралась в ангаре. В ее состав входили: младший лейтенант Аль-Мураки, лейтенант-коммандер Финштад, энсины Григорьев и Вешу, а так же коммандер Т'жеван прибывший последним.
- Коммандер, шаттл и группа высадки готовы к отбытию, сэр – отчеканил Аль-Мураки. Было видно, что он по струнке построил двух энсинов находящихся у него в подчинении.
- Ну что же, - кивнул Сил, - капитан отдал приказ, значит выступаем немедленно. – После этих слов, он пробрался в шаттл и сел на место второго пилота. Бьерна Финштада рядом с собой он увидеть не ожидал.
- Надо же, лейтенант-коммандер, летите с нами?
- Естественно, - пробурчал главный инженер, готовя аппарат к взлету, - этим олухам, простите за вольность, столь ответственную работу я доверить не смог. За свою посылку можете не беспокоиться, кстати, сэр. Я все уладил.
Сил покачал головой.
- Я так сразу и подумал… почему-то. Вы мне сразу показались ответственным человеком.
- Если я только «показался» вам ответственным, значит я не очень хорошо выполняю свою работу.
- Это… просто оборот речи такой, - прищурив взгляд, произнес Сил.
- А это был просто сарказм, сэр. - спокойно ответил ему Бьорн.
На это Т'жевану уже нечего было ответить, поэтому он молча повернулся к обзорному окну. К этому времени они были уже на полпути к «Миркулу».
Аль-Мураки видел, как парочка сидящих перед ним энсинов не слабо побледнели. Он не мог их винить, ведь скорее всего это был их самый первый серьезный вылет на серьезное задание. Они оба делали все, чтобы не подать виду, но биологию не обманешь. Дабы разрядить обстановку, он указал на один из иллюминаторов и обратился к энсинам:
- USS «Миркул». Класс корабля?
- «Оберт», сэр. – Ответил Григорьев, сразу оживившись, - исследовательское судно
- Подробности? Энсин Вешу?
- Рассчитан на экипаж в восемьдесят человек и длительные исследовательские миссии в глубоком космосе, сэр. На службе звездного флота состоят где-то три сотни единиц. Весьма популярное судно.
- Все верно, господа. – Кивнул Махмуд. – Неплохой корабль, не лучший из тех, что я видел, но неплохой.
- Разрешите добавить, сэр? – Произнес Григорьев и продолжил после кивка младшего лейтенанта, - мне довелось проходить практику на одном из таких.
- Вот оно как, - Махмуд знал это, но не стал подавить виду. - Что же, энсин Григорьев, ты теперь весьма ценный член этой группы. Ценнее обычного энсина, но еще не младший лейтенант. Скажем, на пол ранга выше.
- Но сэр, - тихо произнес баджорец Вешу, - это значит, что теперь я тут наименее важный член экипажа. Это… от части пугает, сэр
- Ну почему же наименее важен. У тебя хорошие показатели в меткости, энсин Вешу. В случае чего, ты всегда за себя сможешь постоять.К тому же ты медик. Да и беспокоиться нам не о чем, мы же не на войну летим.
Аль-Мураки часто вылетал на боевые задания с подобными новичками и они всегда попадали под удар первыми, чаще всего с летальным исходом. Благо время сейчас мирное и задание тоже кажется непыльным, так что с этими двумя все точно будет в порядке.
Из динамика послышался голос первого помощника.
- Приближаемся к ангару «Миркула», всем быть готовыми.
Даже снаружи корабль выглядел каким-то заброшенным. По темным иллюминаторам можно было судить, что энергии корабль полностью лишен. Первым это заметил Финштад.
- Черт подери, первым делом направимся в инженерный отсек, начинаю посадочные процедуры, - после этих слов, большие ангарные двери отварились и явили взору главного инженера и первого помощника абсолютную темноту. Не долго думая, Бьорн включил передний прожектор. В ангаре было пусто, если не считать парочки контейнеров и припаркованного шаттла.
Сил прочистил горло.
- Ну… пока все в порядке, если не считать, что с нами никто до сих пор не вышел на связь, – когда он закончил эту фразу, Финштад уже поставил летательный аппарат на свободное место, - ну что же тогда выходим.
Сказав это, он отварил дверь ведущую в пассажирский отсек, где находились сотальные.
- Постойте, коммандер. Я пойду первым. – Сказал Аль-Мураки, приготовив фазер. – И кстати, не забудьте выставить режим на «оглушение», а то… ну сами понимаете.
Когда он отварил дверь, то их встретили темнота с тишиной и абсолютно никаких признаков жизни, даже запахов было не учуять.
Фазеры и фонарики были на готове у всех, кроме Финштада, тот всем своим вниманием уперся в трикодер и его лицо не выражало какого-либо беспокойства о происходящем. Скорее всего его заботил лишь один инженерный отсек.
Махмуд и Сил подошли к двери ведущей в коридор. Питания не было, поэтому один из них начал отворять дверь вручную. Когда она отворилась их ждало нечто абсолютно неожиданное.
- Эм… капитан, - сухо произнес Сил, - у нас тут вода, сэр.
- Вода? – Громко вопрошал тен Волде
- Вода!? – Не менее громко вторила ему Крилесс
- Вода. – Вновь повторил Сил. – Очень много воды. Мы открыли дверь ведущую в один из коридоров и она хлынула оттуда сильным потоком, нас чуть с ног не сбило.
- Вы можете продолжать движение? – Спросил капитан.
- Да, вода нам где-то по колено. Боюсь, что нижние отсеки полностью затоплены, так что энергию нам не восстановить.
- Хорошо. – Кивнул Тен Вольде в пустоту перед собой. – Двигайтесь к мостику, постарайтесь разузнать как можно больше информации. А мы тут пока погадаем, откуда могла взяться вода.
- Есть, капитан.
Их отряд медленно начал продвигаться дальше в темноте и по колено в воде. Почти у всех на лице читался, как минимум шок, а у Бьорна раздраженность. Он терпеть не мог, когда что-то не работало и особенно терпеть не мог когда это что-то нельзя было исправить.
Махмуд шел первым, рассекая воду ногами.
- Никогда такого не видел, это… разве что какая-нибудь невероятная поломка голопалубы или репликатора, ох… - Споткнувшись обо что-то, он остановился, опустился на колени и приподнял это что-то. Это что-то когда-то было кем-то – труп одного из офицеров.
- Энсин Вешу! – Произнес Аль-мураки, но медика не пришлось долго ждать. Хоть он и подошел, только для того, чтобы подтвердить смерть. Сил снова вызвал капитана.
- Сэр, боюсь у нас тут очень плохие новости.

33
В связи со всплывшим трупом группа остановилась. Бьерн воспользовался этой заминкой и еще раз изучил показания трикодера, после чего захлопнул его, ввиду его бесполезности.
- Абсолютно ничего, - отрапортовал Финштад, - Показатели гамма и бета излучения в норме. Судя по всему, целостность ядер не была нарушена, что уже не может не радовать… Энсин Григорьев, - Бьорн повернулся к краснорубашечнику, - я правильно помню, что инженерный отсек и шахты варп ядер находятся во втором сегменте корабля?
- Так точно, сэр. Все технические помещения располагаются в нижней “Гондоле”, как мы её называли “Поплавок”, сэр. Если я ничего не путаю, то оба сегмента соединяет два турболифта.
- Вот только еще есть экстренная шахта, а импульсные двигатели должны быть в этой части. Не люблю Оберты, - Финштад поморщился, - Они крайне нелогичны и их конструкция чересчур нерациональна. В случае вот таких вот ситуаций, при размещении второго ядра в этой части корабля, можно было бы вполне отцепить вторую часть и лететь дальше, но оба источника энергии находятся в недоступном и мертвом корпусе, так что корабль намертво застрял, - Финштад повернулся к Силу, - Коммандер, необходимо выяснить откуда идет или шла вода. Как мне известно, на Оберте нет голопалубы, а репликаторы, скорее всего, не справились бы с такой нагрузкой. Необходимо дойти до главного компьютера, там я смогу восстановить логи событий за последние несколько дней. ИИ должен был их регистрировать.

34
Дрожь пробирала до костей, не то чтобы она действительно была такой уж неприятной, но мрачная обстановка терпящего бедствие корабля наводила не совсем радужные мысли. Иногда, годами живя на звездолетах и космических станциях, ты забываешь - гибель лишь в шаге, а за шлюзом – неведомая и суровая бесконечность, которая может убить тебя всего за несколько десятков секунд. Махмуд никогда не был трусом, но порой ему казалось, что он выбрал не ту работу.
- Господин коммандер, думаю мы можем разделиться, серьезной угрозы не предвидится, а так мы сможем осмотреть все намного оперативнее, - брякнул тактик, задание хотелось закончить как можно быстрее и убраться подальше от этой чертовой посудины.
Впрочем, лейтенант не мог понять только одного, каким же образом корабль напоролся на барьер, характер повреждений обшивки позволял с высокой долей вероятности говорить именно об этом. Сканеры корабля позволяли засечь барьер с довольно значительного расстояния и крайне маловероятно что они передвигались в этом районе с большой скоростью, время на реакцию было и было оно, скорее всего, более чем достаточным чтобы сманеврировать и избежать катастрофы, но что-то пошло не так. Что именно им и предстояло выяснить.

35
Услышав предложения Лейтенанта, Бьерн вставил свое слово:
- Лейтенант, разделяться нет необходимости. Главный компьютер находится как раз под мостиком. Мы в любом случае будем проходить мимо.

36
- Тогда не будем разделятся, - уверено произнес первый помощник, которому и так не хотелось этого делать, старайтесь держаться как можно ближе друг к другу и держите фазеры наготове. Мы направляемся к капитанскому мостику.
По дороге на верхнюю палубу, группа высадки наткнулась еще на несколько трупов. Вешу отметил, что ни у из них не было следов насильственной смерти, нельзя было и сказать, что они утонули, так что причину смерти невозможно было установить. Это сильно не нравилось Силу, с каждой новой преодолеваемой палубой его напряжение возрастало, а темные коридоры корабля и пустые каюты давили все сильнее. Несмотря на то, что вся вода была внизу, стены вокруг все равно были мокрыми. Непонятно каким образом, но с них стекала вода. Определить источники было невозможно - Бьорн лишь разводил руками, каждый раз проведя трикодером по новой мокрой стене. Спустя несколько минут, вся группа оказалась на мостике, который был абсолютно пуст.
- Так, а вот теперь самое время разделиться. - произнес коммандер, - осмотрите тут все, займитесь главным компьютером, а я пока проверю комнату капитана, - Сил незамедлительно направился туда.
Капитана на месте не оказалось, что Т'жевана не удивило. А вот, то что в его комнате был полный беспорядок и следы борьбы, как Силу показалось, было довольно странным фактом. Первым делом нужно было проверить капитанские записи, но доступ к ним был запрещен. Доступ к ним мог получить только другой старший офицер звездного флота, например капитан тен Вольде. Сил скопировал все, что было записано компьюетр и отправился посмотреть, что обнаружили другие.

37
Журнал капитана, звездная дата 53538.9. Мария Кюри нашла Миркул дрейфующим в аварийном состоянии. На наш вызов никто не откликнулся, а сенсоры не смогли определить состояние экипажа из-за помех, вызываемых галактическим барьером. Группа высадки, отправленная на Миркул, обнаружила трупы экипажа, причина смерти которых пока не установлена. Так же, согласно первичным донесениям, корабль затоплен водой, происхождение которой так же неизвестно. В данный момент они пытаются получить доступ к компьютерному ядру и убедиться, что на судне нет выживших. Возможно, как только они доставят копии капитанского журнала на Марию Кюри и расшифруют, мы сможем понять, что произошло с кораблем, и почему восемьдесят человек погибли без видимых причин.
Так же стоит отметить, что в целях дополнительной безопасности я приказал доктору Селар ввести нейролептики находящимся на борту эмпатам, опираясь на теорию, что нейролептики помогут защитить их от вредного воздействия галактического барьера. К сожалению, эмиссар Милод воспользовался своим правом отказаться от процедуры.
Капитан сидел в своем кабинете и ждал новостей от группы высадки. На самом же деле он уже двадцать минут как забыл о существовании группы высадки, Миркула, галактического барьера и самой Марии Кюри. Все его мысли были направлены в сторону письма, которое он составлял для своей дочки в академию. Он не знал, с чего начать: с того, что с ним все в порядке, с описания корабля, с рассказов об экипаже или о своих смешанных чувствах по поводу капитанского кресла. Каждое слово ему хотелось как следует обдумать, но думать ему мешал моргающий свет над головой, заставляющий его задуматься о том, откуда у инженеров на верфях растут руки, и не стоит ли этим инженерам отправиться туда же. Каждое новое предложение давалось все труднее, с каждой минутой свет моргал все чаще, и вот, наконец, все мысли о своей дочери были жестоко изгнаны из капитанской головы высоким писком из коммуникатора.
- Мостик вызывает ка… тана… - донесся голос дежурного офицера сквозь какие-то помехи, что было весьма странно, ведь дежурный офицер находится за стенкой всего в десяти метрах.
- Капитан слушает. Что происходит, лейтенант?
- Сэр… у нас про… емы… - на этом слове голос дежурного окончательно растворился в помехах, после чего коммуникатор замолчал.
И тут свет погас. Далекие звезды поблескивали за обзорным оконном в тщетных попытках разрезать тьму. Письмо, на которое капитан потратил много времени и сил, кануло в кибернетическое небытие, и ругаться по этому поводу не было сил, ведь он только что понял, что чувствуют бетазоиды под нейролептиками. Они словно слепые котята. Тен Волде не захотел быть слепым котенком и на ощупь побрел к выходу. Благо, что планировка капитанского кабинета была достаточно простой, чтобы по пути не споткнуться о кресло и не сломать себе шею. Это было бы блестящим завершением карьеры.
Послышался какой-то грохот, и что-то сбило его с ног. Заново нащупав опору, тен Волде поднялся обратно, стараясь не отрываться руками от стенки.
Все так же на ощупь капитан вскрыл панель управления створками дверей. Панель поддавалось с трудом, но кряхтение и сопение отлично помогали в работе. Рукоять для ручного открывания нельзя было ни с чем спутать, поэтому капитан решительно дернул ее, и механизм согласился разжать створки. Всего один шаг до мостика, а каких усилий он стоил…
- Капитан? – поприветствовал его чей-то голос, после чего мостик залился красным аварийным освещением и проблесками нескольких пультов управления.
- Что случилось? Куда делась энергия, и почему корабль тряхнуло? На нас напали? – посыпались вопросы.
- Не могу сказать, капитан. Сенсоры отказали, большая часть второстепенных систем не отвечает. По предварительным оценкам это не нападение. Если бы на нас напали, то в таком положении нас бы уничтожили одной торпедой, - отчеканил дежурный.
- А что тогда? Природное явление?
- Вполне возможно, - прорычала Крилесс, обдумывая, как правильно ударить свой пульт, чтобы он правильно работал, - Очень сильный ионный шторм или гравитационная петля. Или что угодно! Варп-ядро функционирует в штатном режиме. Скорее всего, импульсная тяга тоже исправна. Компьютерное ядро не тронуто, но нарушена его связь с терминалами и узлами управления. Что-то высосало всю энергию из нашей ЭПС. Все системы, завязанные на ЭПС, сейчас обесточены.
- То есть большая часть корабля без энергии? А с ним что? – спросил капитан, внезапно упершись ботинком в тело, лежащее на полу, и лишь спустя пару секунд с ужасом осознал, что только что пнул эмиссара Федерации. Ужас он решил придержать при себе.
- Возможно, неудачно упал, - дежурный помог Питеру поднять Милода с пола и усадить его в кресло.
- Я в порядке, - начал подавать эмиссар признаки жизни, постепенно возвращаясь в сознание. Сейчас он больше напоминал офицера-карьериста, который восемь лет без отпуска отслужил на рутинной должности ради повышения, и сейчас отходит от обмывания нового звания.
- Вам требуется медицинская помощь?
- Я же сказал, все в порядке, - вяло ответил эмиссар, - Просто голова побаливает.
- Внутренней связи, значит, нет?
- Нет, - уточнил дежурный.
- У вас как, хорошо в академии было с бегом?
- Да, сэр, - непонимающе промолвил дежурный.
- Тогда немедленно бегите в инженерный отсек и передайте, что капитан приказал продуть всю инертную плазму в ЭПС и вернуть питание кораблю как можно быстрее. После этого бегите в ангар с шаттлами. Проверьте их работоспособность. Если с шаттлами произошло тоже, что и с кораблем… - капитан оборвался на половине фразы, не в силах придумать эпитет, описывающий судьбу группы высадки. Через две секунды он сдался и просто дал дежурному команду на старт, – Исполняйте!
Участь бегом преодолевать триста метров по трубам Джеффри незавидна. И все же, дежурный самоотверженно сделал глубокий вдох и удалился с мостика. Когда-нибудь он точно пойдет на повышение, но сейчас ему предстоит пойти по кишкам корабля.

38
Мостик и капитанский кабинет были полностью погружены во тьму, ровно, как и весь остальной корабль. Единственными источниками света были пять фонариков, которые тщетно пытались что-то осветить. Наконец , спустя целую бесконечность, которая по часам равнялась получасу – группа высадки взошла на мостик судна и тут же разделилась. Первый помощник сразу же направился в капитанскую “крепость одиночества” отделяемую от мостика всего лишь одной дверью, а все остальные остались там, пытаясь отыскать бортовые самописцы.
Финштад осматривал помещение. Это был маленький, даже очень, мостик. По меркам современных кораблей, а уж тем более “Соверена”, его размеры были сравнимы с каютой какого-нибудь младшего лейтенанта или очень большой кладовкой. В центре, на подиуме, “возвышалось” кресло капитана. Чуть спереди по бокам от него, располагались две станции для рулевых, а позади всего, находились инженерные, боевые станции и связные станции. Говоря проще и короче, это был очень тесный и маленький мостик, для маленького и тесного корабля.
После недолгих скитаний, Бьерн нашел консоль, которая подавала хоть какие-то признаки жизни и после недолгих манипуляций с её внутренностями и резервным генератором мостика, сумел её запустить. По экрану пробежали яркие приветствия системы L-CARS, которые мягким светом осели на потолке комнаты. Проснувшись, система тут же начала сообщать о том, что произошла ошибка и на корабле не работают основной источник питания, после чего, к удивлению Финштада, предлагала включить полностью исправный резервный источник питания. Недолго думая, Бьерн ткнул в кнопку “Подключить” и корабль ожил. Мостик осветился красным светом, а по коридорам прошел гул включившегося резервного генератора.
- У нас есть энергия, - отрапортовал старший инженер, - Странно, но резервный источник никто даже не подключил, после отключения основного. – Финштад повернулся к Аль-Мураки, - Лейтенант, активируйте тактические консоли и дайте мне доступ к камере хранения самописца. Вы должны будете подтвердить завершение операции своим табельным номером.
- Так точно, - кивнул Махмуд и приблизился к терминалу безопасности, за которым в нормальной ситуации должен был стоять один из мокрых трупов в коридоре. – Я подключил терминал, всё работает. Дайте мне пару секунд, сэр… - Пальцы Аль-Мураки быстро стучали по панели и наконец, он объявил, - Всё, готово, Лейтенант-Коммандер. Система говорит, что камера самописца открыта. – В этот момент, люк за креслом капитана открылся и небольшой пьедестал с “черным ящиком” выехал наружу, словно это был Экскалибур и камень, которые владычица озера очень грациозно выкинула из того самого озера.
- Отличная работа, лейтенант. Возьмите с собой энсина Григорьева и найдите проход в пилоны. Проверьте, они тоже затоплены или нет. – Аль-Мураки отдал честь и вместе с энсином покинул мостик. Сам же Бьерн зашел в кабинет капитана и застал там Сила, который уже во всю скачивал капитанские журналы с некогда капитанского компьютера. – Сэр, мы изъяли черный ящик и восстановили второстепенную энергетическую систему. Я отдал приказ Аль-Мураки – найти вход в пилоны. Необходимо выяснить, что с инженерным отсеком. Так же я скачал логи корабельной системы регистрации событий, но из-за излучения барьера ядро немного пострадало. Надо будет фрагментировать данные при помощи компьютера “Кьюри”.
- Прекрасная работа, Финштад. Вы славно потрудились. – Сказал Сил не отрывая взгляд от монитора. – И всё же, как вы думаете, откуда вся та вода? – Он повернулся и посмотрел на Бьерна.
- Сэр, я считаю, что всему виной корабельная система отчистки воды. Я посмотрел на памятную табличку, на мостике. Этому кораблю больше ста лет. Вполне возможно, что он не проходил полной переостнастки и на нем всё еще остались фильтры и водные резервуары. Мне кажется, что они либо прохудились, либо что более вероятно, у них открылись клапаны, из-за чего весь объем воды выплеснулся наружу. Меня разве что пугает, что того количества воды вполне хватит чтобы полностью затопить нижнюю секцию.
- Вы хотите сказать, что они все там могли утонуть? Это ужасная смерть. – Сил поник.
- Сэр, если это так, то мы можем открыть шлюзы того отсека и продуть помещения, дабы избавить их от воды. Тогда я смогу восстановить работу варп ядер и отвести корабль от барьера. Тем более у нас есть аварийный источник. – В этот момент весь свет погас, гул затих, и корабль снова погрузился в непроглядную тьму.

39
Мураки медленно брел в сторону ближайшей гондолы, пропуская вперед Григорьева. Силуэт энсина был едва различим в полумраке, казавшегося бесконечным, коридора. Почему-то вспомнился дядя и его бесконечные тирады о пороках общества. Лейтенант лишь невольно улыбнулся.
«Сложная эта штука жизнь, никогда не знаешь, чем она закончится, а главное когда.» - пронеслось в его затуманенной мыслями голове. Он шел в звездный флот будучи малолетним романтиком, мечтая защищать слабых и исследовать далекие миры, а очутился в мясорубке. Все оказалось иным, совершенно не похожим на то чего он ждал, но это дало ему что-то намного более ценное, он сам не до конца понимал что именно, но события этих кровах лет оставили глубокий след на его душе. Война закончилась, но первое задание в мирном, казалось бы, космосе не принесло облегчения, вместо терпящих бедствие людей они обнаружили медленно остывающую братскую могилу.
Тишину разбавляли лишь звуки их неуверенных шагов. То тут то там встречались тела членов экипажа «Миркула», но Махмуд лишь отводил взгляд и пытался подавить рвотные позывы, они были мертвы уже не первый день и начали медленно разлагаться. Он не был неженкой, но все же выглядело это не слишком приятно. В коридоре повисло неловкое молчание.
- Григорьев, тебя ведь Александром зовут, правильно? – как бы невзначай поинтересовался аль-Мураки. Офицеры службы безопасности в его подчинение не входили и знаком он с ними был чисто формально.
- Да, сэр, Александр Павлович Григорьев, если Вам будет угодно.
- Не нужно формальностей, я не твой командир, по крайней мере, не непосредственный – расслабься. И это, ты не обижайся на то что я наговорил на борту. Я не со зла, оружие — это не игрушки, хотя ты то должен это прекрасно понимать, - почти что по отечески, сказал Махмуд. Он был всего на пару лет старше, но пропасть между ними состояла не в годах. Григорьев не успел побывать на передовой, попав на «Марию» буквально с академической скамьи и это было заметно. Отличная подготовка налицо, но вот опыта ему явно не хватало.
- Да, конечно, - прогудел он. Разговор явно не клеился, - Ну вот мы и на месте, - сказал энсин и осветил фонариком невзрачную дверь в конце коридора.
- Замечательно, - вздохнул Мураки. – Мостик, мы прибыли, уровень воды у входа примерно сорок сантиметров, проходим внутрь, - отрапортовал он.
- Ручное управление не работает, как будто кто-то специально заблокировал дверь, странно - удивленно промямлил энсин.
- Сделаем это грубо,- на лице офицера появилась ехидная улыбка - Доставай фазер, вынесем эту дверь к чертям, все равно этому кораблю уже мало чем поможешь.
Офицеры встали на изготовку, выставили максимальную мощность, а затем медленно двумя параллельными лучами вырезали в двери небольшой проход. Затем оставалось лишь немного надавить и дверь с грохотом упала вовнутрь.
- Григорьев оставайся здесь, мало ли чего, а я пойду посмотрю что там да как, - кивнул своему коллеге тактический офицер и аккуратно заглянул в технический коридор, проложенный вдоль верхней обшивки гондолы.
Внутри воды не было, что не могло не радовать, если все пойдет по плану то корабль еще сможет отойти от Галактического барьера на пару светолет, что значительно обезопасит расследование.
Мураки начал углубляться внутрь гондолы, попутно проводя беглый осмотр местной машинерии. По сравнению что с «Дефаентами» или «Соверейнами» это был совершенный каменный век, но все же надежности всему этому было не занимать. Не даром данное судно прослужило флоту столь долго.
Не успел он сделать и сотни шагов, как из-за спины послышался истошный вопль, а затем просвистело несколько фазерных выстрелов. Времени на раздумья не оставалось и он рванул к выходу. Что-то случилось и что-то явно нехорошее.
Через несколько секунд он уже был на месте и прислонившись к обшивке, аккуратно выглянул в основной коридор, изготавливая фазер к бою.
Григорьев, казалось, спятил. Он палил во все стороны, истошно вопя что-то нечленораздельное. Лейтенант тут же переставил оружие на оглушение и тихо окликнул краснорубашечника.
- Энсин, что здесь произошло? – тихо, максимально ровным и спокойным голосом проговорил лейтенант и показался из дыры, заведя за спину руку с приготовленным, на всякий случай, фазером.
- Борги, они везде, Борги! О, нет, Сэр, сзади! – взволновано прогремел Григорьев и тут же выстрелил в сторону Махмуда. Лейтенанту оставалось лишь благодарить судьбу за то что он успел среагировать и упасть в воду.
- Все очень плохо, - едва слышно, пробубнел Махмуд и перекатившись выстрелил в энсина, который словив заряд из бластера медленно опустился на землю, - Что же здесь, черт возьми, произошло! – отряхиваясь, яростно выругался Мураки, - Мостик, здесь творится какая-то чертовщина, Григорьев спятил, он начал стрелять без разбору и мне пришлось его оглушить. Осмотр гондолы приостанавливаю до дальнейших распоряжений. И да, здесь бы не помешал врач.

40
Личный журнал эмиссара, звёздная дата 53538.1. Я всё ещё зол на капитана за то, что он подошёл ко мне со своей безумной идеей и всё также не уверен, что от этого будет хоть какая-то польза. Мысли нескольких членов экипажа, согласившихся на процедуру, уже были сконфужены - они всегда неосознанно, но полагались на свой дар, и утратив его чувствуют какую-то неполноценность. Практически все они свели социальное взаимодействие к минимуму, в них проявляется озабоченность, которая может со временем либо перерасти в постоянную тревогу, либо сойти на нет - всё зависит от приспосабливаемости каждого отдельного индивида. Но в одном я уверен точно - для всех них данный опыт травмирующий, и должен прекратиться как можно быстрее.
К моменту выхода Марии Кюри из варпа Ван находился на мостике. Его задачей в данной миссии было почувствовать присутствие иных разумов на борту Миркула, а с учётом того, что данные сенсоров были неточны, его телепатический дар являлся единственным способом узнать хоть что-то о судьбе судна до высадки контингента с Марии Кюри.
- Я не чувствую присутствия других существ на борту Миркула, - неуверенным тоном уведомил он тен Волде.
Ему не хотелось в это верить, но всё же пришлось - экипаж Миркула был мёртв. И судя по тому, что удалось выжать из сенсоров, они всё же пытались пересечь Галактический барьер. Милод не мог понять - зачем им понадобилось это делать? Наверняка они прекрасно знали, какую опасность представляет из себя данный феномен. Быть может, они нашли в своих исследованиях какой-то способ сделать это и решили его использовать? Но тогда им бы пришлось запрашивать разрешение у Командования Звёздного Флота, о чём бы уведомили тен Волде. Выходит, они нарушили прямой приказ? Судя по мыслям присутствующих на мостике офицеров, эмиссар был не единственным, кто задавался данными вопросами. Ответы на все вопросы содержало в себе ядро компьютерной системы Миркула, к которому направлялась команда высадки.
Через какое-то время, посредством голосов Т'жевана, Финштада и аль-Мураки, экипаж Марии Кюри наблюдал печальные последствия миссии Миркула. Несмотря на то, что отчёты группы высадки не содержали в себе чрезмерной графичности, от их мыслей невольно бежали мурашки по коже. Больше всего тревожных мыслей исходило от энсинов, на своём веку не повидавших ужасов войны - они изо всех сил старались держать себя в руках, но невольно отдавались страху.
И тут случилось неожиданное - освещение погасло и инерционные демпферы на несколько секунд отказали, отчего вскоре Марию Кюри очень сильно тряхнуло. В условиях кромешной тьмы, дипломат не смог удержать равновесие и громко плюхнулся на пол, больно ударившись головой. Его аккуратно усадили на кресло слева от капитанского, а сам он был дезориентирован. Через минуту, как ему казалось, всё прошло.
- С группой высадки всё в порядке, - усталым голосом утешил Ван капитана. - У них так же проблемы с электропитанием... Лейтенант-коммандер в ярости, коммандер ожидает опасность за каждым углом, лейтенант слегка напуган, а вот энсин Григорьев...
При попытке считать мысли энсина последствия удара головой окончательно дали о себе знать в виде обморока. Благо, на этот раз Милод сидел в кресле.
- Эмиссар? - переспросил тен Волде внезапно замолкшего телепата, обратив на него свой взор, после чего отчаянно закатил глаза и стукнул ладонью по коммуникатору. Тот никак не отреагировал.
- Загляните в медотсек и запросите на мостик доктора! - крикнул он вслед уползающему энсину-посыльному.
Минут через десять из труб Джеффри на мостик вылезла молодая представительница расы триллов в синей униформе и набором первой медицинской помощи в руках. Капитан без лишних слов указательным жестом направил её на сидевшего в кресле бессознательного бетазоида. Джулианна же, вооружившись медицинским трикодером, десять секунд пристально осматривала своего пациента, и вскоре объявила диагноз: сотрясение мозга, после чего нашла в аптечке подходящий стимулятор, который вколола Вану.
Когда Милод очнулся, он сразу увидел огромное бежевое пятно, которое плавно расщеплялось на пятна поменьше и, в конце концов, пред ним предстали во всей красоте пятна на теле триллки, в тот момент подобно рассматривающей его макушку.
- Что... что происходит? - слабым голосом выдавил из себя он.

41
Джулианна тщательно осмотрела голову Вана. Обычное сотрясение, даже не слишком сильное – зрачки бетазоида были одного размера. Триллка тихонько негодующе фыркнула. Она так надеялась, что появится шанс покопаться в бетазоидских мозгах. Особенно долго доктор Бран мечтала о склизком и гладком правом полушарии эмиссара, в которое, увы, пока что залезть не позволяла врачебная этика. Также на боку Милода медицинский трикодер показывал небольшой ушиб, вызванный ударом.
- Вы треснулись головой, сэр. Меньше нервничайте, поменьше двигайтесь, постарайтесь пока воздерживаться от эмпатических сканирований. И, как только у нас всех появится хотя бы двадцать минут свободного времени, пройдите в любой медотсек для восстановления нейронных связей. Это поможет вам избежать вероятности потери памяти. А сейчас, если вы не возражаете, я отправлюсь к другим пациентам.
Убрав на пояс медицинский трикодер и гипоспрей, Джулианна удалилась в трубы Джеффери. Группа высадки также просила медицинской помощи, но добраться до них пока что мешали проблемы с электропитанием. Триллка направилась в основной медотсек на седьмой палубе. Может, у доктора Селар уже появились какие-то идеи. Или пациенты-инженеры, которые нашли пути выхода из этой летающей ловушки.

42
Сил догадывался о затоплении нижних отсеков, он предполагал это с самого начала. Подтверждение от Финштада убило их шансы найти хоть кого-нибудь живого на этом корабле еще наполовину.
- Приступайте, - хотел сказать Т'жеван, выслушал план главного инженера, но тут перестало поступать еще и аварийное питание и корабль вновь погрузился в полную тьму. Гул исчез и тишина надавила на групп высадки с еще большей силой.
- Проклятье, - прошипел Сил, начиная злиться, - Финштад, сможете проверить, нормально ли работают системы жизнеобеспечения «Миркула»? Раз уж и аварийное питание нас так подвело… не хотелось бы тут задохнуться… что это было!?
Сил выхватил фазер и резко развернулся на месте, направив его в темноту одного из коридоров. Вешу, стоявший неподалеку, удивлено посмотрел в ту же сторону, направив туда фонарик.
- Вы видели это, энсин? – Громко произнес Сил, всматриваясь вглубь коридора.
- Нет, сэр, - отрицательно покачал он головой, - я ничего не видел и не слышал.
- Вы так свою смерть проморгаете! - Гневно прикрикнул на него Сил, направившись к другому выходу из помещения. – Фазер на изготовку и охраняйте тот вход, я займусь этим…
В этот момент с ними на связь попытался выйти Аль-Мураки, но его обеспокоенному голосу не удалось пробиться сквозь шум помех, а вскоре он и вовсе затих.
- Аль-Мураки, повторите, - Уже Сил попытался выйти с ним на связь. Он несколько раз повторил свой запрос, но в ответ ничего.
- Возможно, им нужен врач, – Произнес Вешу, - я отправлюсь туда.
- Стоять! – Прогремел Сил, резко направившись с нему и целя в него фазером. – Не смейте покидать свой пост…. Проклятье, да вы с ними заодно.
- С кем, сэр? – Старался сохранить спокойствие Вешу.
- Молчать, я не поверю ни единому вашему слову больше. На этом корабле кроме нас кто-то есть и вы с ними заодно. Я наблюдал за вами, я видел их в этом коридоре, они подавали вам сигналы.
- Коммандер. – Вопросительно обратился к нему Финштад, но Т'жеван его проигнорировал, а затем сам к нему обратился.
- Финштад, я держу энсина на мушке, отберите его фазер и забаррикадируйте оба входа на мостик. Затем доложите обстановку по системам корабля и попытайтесь восстановить связь с младшим лейтенантом. Действуйте!

43
Финштад озадаченно поглядел на Сила, который в одно мгновение обезумел и стал видеть повсюду заговоры.
- Коммандер, вы… - Начал было спорить Бьерн, но Первый помощник его тут же заткнул прицелившись уже не в Вешу, а в самого главного инженера.
- И вы туда же?! – Воскликнул Т’Жеван, - Я надеялся что вы на моей стороне, Финштад!
Бьерн поднял руки вверх и начал медленно двигаться в сторону энсина Вешу, не делая резких движений.
- Так и есть сэр, я на вашей стороне, - Сказал он, медленно двигаясь в сторону “предателя”, - Пожалуйста, успокойтесь и опустите оружие, сейчас я заберу у энсина его фазер и мы решим, что делать дальше. – Финштад наконец приблизился к Вешу и медленно, так чтобы Сил видел все его движения, забрал у него фазер, после чего велел ему встать на колени и не двигаться.
Т’Жеван немного расслабился и опустил оружие.
- Отлично, теперь необходимо допросить его. Наверняка он и его дружки устроили на корабле резню и заманили сюда “Кюри”, скорее всего это дело рук Доминиона. Они не смогут смириться со своим поражением.
- Сэр, нам необходимо сперва отвести его к шатлу и запереть, а по пути выяснить, что стряслось с лейтенантом и энсином Григорьвым. Они могли быть жертвами нападения этих…, - Бьерн запнулся и поглядел на шокированного и трясущегося энсина Вешу, - …Предателей, Сэр. Может быть им нужна помощь.
- Хорошо, идите впереди и ведите перед собой пленника, а я пойду сзади и прикрою наш тыл.
Финштад поднял Вешу, демонстративно ткнул ему в спину фазером и велел шагать вперед, после чего все трое покинули мостик и двинулись в сторону предполагаемого местонахождения Григорьева и Махмуда.

44
Мураки склонился над оглушенным энсином, взял его под руки и прислонил спиной к ближайшей стене, так, по крайней мере, он не утонет.
- Григорьев, ну же с тобой произошло а? Совсем от страха башня съехала? – тяжело вздохнул Махмуд. Правая лопатка ощутимо побаливала, когда он рухнул на пол то хорошенько ударился. Насквозь промокшая форма служила естественным компрессом, но все равно синяк обещал быть знатным. «Угораздило же меня вляпаться. Мда, не думал, что в звёздный флот берут таких слабонервных, хотя… Вполне возможно, что он эмпат и это результат действия галактического барьера? Впрочем, это не моя забота»
Подождав еще пару минут, Мураки вновь попытался выйти на связь с находившимися на мостике «Миркула» офицерами.
- Мостик, прием, мне действительно не помешала бы помощь, - нервно прорычал он, но так и не дождавшись ответа ему не оставалось ничего другого, кроме как взвалить груз ответственности на свои плечи, в буквальном смысле.
- Григорьев, ну ты и тяжелый, скотина – пропыхтел Махмуд, подхватывая себе на руки бесчувственного энсина. Слабаком он не был, но все же мысль о том что ему придется тащить энсина до ангара одному, его явно не радовала. Корабельный спортзал для тренировок был гораздо сподручнее, хотя, если подумать, то тренировался он как раз для чего-то подобного.
Нервы начинали пошаливать. Связи не было. А что если на мостике произошло что-то подобное, но офицеры оказались не столь расторопны и таки перестреляли друг-друга или того хуже начали охоту за его драгоценной шкурой. Махмуд пытался гнать от себя дурные мысли, но поводов для оптимизма не прибавлялось. Попытка выйти на связь с «Марией» напрямую также успеха не имела. Ситуация складывалась явно патовая, нужно было разобраться в происходящем, но шастать по кораблю с Григорьевым наперевес, было как минимум не сподручно, а как максимум могло стоить им обоим жизни. Оставлять оглушенного энсина одного у входа в гондолу было также не лучшей идеей он мог запросто соскользнуть по влажной переборке и утонуть, хоть воды было и немного, но ему бы хватило. Вывод напрашивался один – отнести его в безопасное место и уже там решать, что делать дальше. Оптимальным вариантом, в данном контексте, виделась ангарная палуба, а если быть точным их шаттл, в котором можно было запереть энсина, а также оказать ему первую помощь, не говоря уже о более мощном передатчике и оружии, припрятанном на черный день.

45
На мостике Кюри так же стояло беспокойство, но никто никого пока не решался обвинить в предательстве.
Милод задумчиво сидел на своем месте, и выражение его лица было подобно репродукции статуи Родена в исполнении клингонских скульпторов с Рура Пенте. Казалось бы, что в данной ситуации предостаточно поводов для беспокойства, но у капитана не пропадало ощущение, что эмиссар что-то хочет сказать, но еще не придумал для этого подходящих красочных эпитетов.
- Вы уверены, что с вами все в порядке? – поинтересовался капитан, в уме отсчитывая секунды, проведенные в красных лучах аварийного освещения, - Я могу попросить кого-нибудь вернуть доктора.
Милод не счел капитана достойным своего внимания. Его взор был направлен куда-то вдаль, и пытался там что-то разглядеть.
- Эмиссар! – выдернул его Питер из глубоких дум.
- Капитан, - наконец-то обратил Милод внимание на собеседника, - Я должен вам сказать, что на Миркуле есть что-то еще.
- Вы можете выражаться конкретнее, - послышался легкий невроз в капитанском голосе.
- Мне сложно определить, - опустил дипломат свой взгляд, словно все еще пытался разрешить в голове какую-то сложную математическую задачку, - Сразу после толчка я начал чувствовать на Миркуле шестой разум, и этот разум не похож ни на что из того, с чем я сталкивался. Я даже не могу определить, в какой части корабля этот разум находится. Как будто бы он… везде.
- Везде? – переспросил капитан, изо всех сил стараясь наладить с собеседником зрительный контакт, - Вы имеете ввиду нематериальную форму жизни?
- Я не могу определить, - прожевал Милод слова, стараясь правильно подбирать определения, - Я его чувствую, но не могу прочитать. Словно бы у этого разума нет упорядоченных мыслей. Один хаос. Я не уверен, что оно разумное.
- Неразумная энергетическая форма жизни? И появилась сразу после толчка? – переспросил тен Волде со скепсисом в голосе, и собрался на всякий случай вновь послать гонца в лазарет.
- Капитан! – перебил его навигатор Карас, выглянув из зала совещаний, - Вам срочно нужно на это взглянуть!
- Да что такое? – с недовольством оторвался капитан, оставив эмиссара наедине со своими думами. Ноги злобно занесли его в зал совещаний, и энсин указал ему на обзорное окно, за которым искрилась пурпурными оттенками граница галактического барьера.
- Да, я вижу, галактический барьер! – проворчал капитан, стараясь сохранять самообладание, - Я его уже видел! Вы что, позвали меня любоваться красотами?
- Нет, сэр, посмотрите, - палец энсина уткнулся в слой прозрачного алюминиевого сплава, словно капитану это должно было что-то сказать.
- Не тяните, энсин, я здесь не собираюсь в шарады играть!
- Посмотрите дальше.
- Дальше? – капитан прищурился и начал замечать сквозь толщу световой стены знакомые очертания, - Ну да, местный звездный кластер. Вы что, хотите… - на несколько секунд капитан заткнулся и с изумлением на лице, которая могла соперничать с изумлением энсина Караса. Он так же уставился в живописные дали, разглядывая то, что не сразу хотело укладываться в голове.
- Постойте-ка… - медленно вытекли слова из капитанского рта, - Какого черта мы оказались по ту сторону барьера?
В ответ на его вопрос лампы резко зажглись, ударив двумя острыми ножами в отвыкшие от белого света глаза.
- Питание восстановлено, сэр, - подали признаки жизни динамики внутренней связи, - На данный момент компьютер проводит автоматическую диагностику. Кажется, вся компьютерная техника на судне перетерпела аппаратный сброс и должна быть заново настроена.
- Принято… - капитан продолжил сверлить взглядом обзорное окно, ожидая, когда глаза его привыкнут к свету. В его голове боролись желания отказываться верить в только что увиденное и выпить чашечку крепкого кофе. Где-то в относительной дали блеснул своим корпусом Миркул, пребывающий в том же недоумении от резкой смены координат. Знает ли группа высадки о том, что случилось? Пытались ли они выйти на связь? И что вообще происходит?

46
Свет включился как раз в тот момент, когда Джулианна докарабкалась до седьмой палубы и вылезла из труб Джеффери - даже в космосе закон подлости никто не отменял. Чтобы не тратить ещё больше драгоценного времени, триллка решила вызвать доктора Селар по интеркому.
- Доктор Селар, выходил ли Миркулу на связь?
- Мисс бран, вы, как всегда, опаздываете. Нет, у меня никаких данных о связи с Миркулу на данных момент нет. Но поступали сообщения о многочисленных небольших травмах на разных палубах, преимущественно грузовых. Вам лучше вернуться на своё место.
Джулианна пожала плечами и вернулась в свой скромный медотсек. Там её ожидала целая очередь работников грузовых палуб и шлюзовых отсеков, страдающих от ушибов и незначительных переломов.
- Доктор, вы где вообще шляетесь? - спросил один из энсинов, одетый в красную форму.
- Без паники. Сейчас всех вылечу.
Джулианна взяла медицинский трикодер и принялась за работу. Дел предстояло много. И, как нарочно, среди этих дел был всего один андорианец. И то - за компанию пришёл, поддерживать очередного раненого человека.

47
Махмуд с бессознательным Александром добрались до шаттла куда быстрее, чем Сил, Бьорн и их «пленник» Вешу. Т’жеван, идя позади и тыкая Вешу фазером спину, постоянно оглядывался по сторонам, прислушивался к тишине, всматривался в темноту, целился в разные углы и всячески «наслаждался» прочими «радостями» ухудшающейся паранойи. Бьорн шел впереди всей этой процессии и раздумывал над тем, как без лишних угроз для жизни можно обезвредить буйного первого помощника. Шли они очень медленно, поэтому к окончанию их путешествия, Финштад уже мог издавать какой-нибудь «путеводитель по обезвреживанию буйных первых помощников» в котором все равно бы не было нужных ответов. Вся надежда оставалась на Младшего лейтенанта и энсина, которые ни о чем не подозревали.
Рассекая воду (которая, естественно, ни куда из ангара не делась), Махмуд выбежал им навстречу с новостями, но сразу же оторопел.
- Что здесь происходит? – Спросил он
- Нас окружают враги… - Прошипел Сил, ткнув Вешу с такой силой, что тому пришлось нырять. – А этот с ними заодно.
- Энсин Вешу? –Удивленно спросил Аль-Мураки, приметив фазер в руке Т'жевана и поймав встревоженный взгляд Финштада. – Но… сэр, напомню вам, что он заступил на службу еще позже чем вы, успел провести на корабле лишь месяц, он никак не мог…
Сил, казалось, не слышал объяснений Мураки. Он указал Бьорну на дверь и приказал ее забаррикадировать.
- И вы так и не предоставили мне полный отчет о работоспособности всех систем корабля, проклятье! Младший лейтенант, мне нужна связь с Кюри, чем быстрее тем лучше, займитесь этим. Энсин Григорьев… что с ним?
- Оу… - Аль-Мураки крепко задумался над ответом. С одной стороны, он мог рассказать все как есть и тогда первый помощник мог устроить показательный расстрел, не поверив его словам и решив, что Махмуд стреляет в своих, потому-что заодно с «врагами». С другой стороны можно было и соврать, сказав, что Григорьев первым открыл огонь и вообще один из предателей.
- Младший лейтенант! – Повысил голос Сил, - немедленно рапортуйте!
- На нас напали, сэр, - Аль-Мураки решил выбрать ложь второго уровня, наступив на горло собственным принципам, - застали нас врасплох по дороге к пилонам, пришлось отстреливаться. Хорошая новость: Григорьев жив, он лишь крепко оглушен.
Вешу вопросительно посмотрел на него. Ему было так страшно, что он уже сам начинал верить в то, что на корабле ходят какие-то враги и что он, к собственному ужасу, является одним из них. С момента их прибытия прошло не так много времени, но по ощущениям юного баджорца это была целая вечность. Никто не знает, что могло поменяться за все это время.
Из мрачных мыслей его грубо вывел меткий и сильный удар первого помощника по челюсти. В глазах Вешу помутнело, а вскоре он снова оказался под водой. Но первый помощник не желал останавливаться, он вытащил его из воды и снова ударил по лицу.
- Ты мне все о них расскажешь, ты… - дальше пошли какие-то андорианские проклятья. Сил так разбушевался, что ему понадобилось обе руки, так что фазер сейчас валялся где-то под водой.

48
Прибыв на ангарную палубу Махмуд первым делом обшарил шаттл в поисках всего что можно было использовать как оружие, времени копаться не было и он поступил проще – связал Григорьева по рукам и ногам куском кабеля и запер его в туалете. По крайней мере так он не сможет навредить ни себе ни другим. Из коридора послышались отдаленные шаги, бесшумно идти по затопленному кораблю было той еще задачкой. Младлей на секунду насторожился, но затем сообразив, что, скорее всего, остальные офицеры также решили вернуться на шаттл, он вынырнул в ангар.
Чертовщина на этом корабле продолжала поражать своим масштабом. Перетопленный полуразложившийся экипаж, поломка всего что только могло сломаться, а теперь еще и два сбрендивших члена группы высадки – ситуация явно не располагала к оптимизму. Впрочем, обезоруженный энсин не представлял никакой угрозы, а вот сбрендивший андроанец был опасен как никто другой. Думать было некогда, завязавшаяся потасовка давала отличный шанс сделать все быстро и безопасно, другого случая могло уже и не представится. Почти рефлекторно Мураки выхватил фазер, а уже через секунду все было кончено. Точный выстрел поразил старшего помощника в спину и тот повалился на перепуганного Вишу.
- Думаю у нас есть о чем поговорить, господа, - указывая на оглушенного коммандера, проговорил лейтенант. В этот момент Махмуду почему-то стало дико не по себе, в его голове почему-то не укладывалось как такой опытный и прожженный офицер как Т'жеван мог оказаться поражен неведомой заразой. Вероятно, теперь ему стало действительно страшно. Раньше он хотя бы частично мог списывать происходящее на сдавшие нервы и разыгравшееся воображение зеленого энсина, но теперь в этом виделась определенная система, - Думаю его стоит связать, так будет надежнее. И да, Григорьева мне тоже пришлось оглушить, ему почудились борги и он начал палить почем зря, здесь, как я понимаю, ситуация сходная. Нужно немедленно решать как действовать дальше. И да, похоже теперь главный офицер на корабле это вы, господин Финштад.

49
Атмосфера на “Миркуле” становилась всё сильнее и сильнее похожа на какой-нибудь очередной глупый фильм ужасов, в которых главные герои умирали по одному, а последний выживший чудом спасался и заканчивал свою жизнь в дурдоме. Бьерн решил, что такой расклад ему определенно не нравится и что надо что-то решать.
- Так, - Финштад выпрямился, будто на него нацепили адмиральский китель с каркасом для выпрямления осанки, - Лейтенант, закройте Первого помощника в туалете, а Григорьева в кладовом помещении шаттла. И окажите помощь энсину Вешу, мне пришлось подыграть господину Т’Жевану, чтобы тот не пристрелил бедолагу. – Стоило Финштаду закончить предложение, как корабль снова “ожил”. Ангар озарился красноватыми лампами аварийного освещения, а по коридорам пробежали звуки работы резервных силовых установок.
- Ну хоть что-то хорошее, - вздохнул Бьерн, - Лейтенант, удалось что-нибудь выяснить насчет нижнего сегмента?
- Так точно, сэр, - сказал Махмуд , утрамбовывая спящего Андорианца в туалет, - Григорьев обезумел сразу после того, как я проверил шахту в пилоны. Она затоплена. – Аль-Мураки закрыл дверь туалета и приступил к утрамбовке второго члена экипажа.
Финштад залез в шаттл и сел за панель управления сенсорами ближнего действия, после чего подключил шаттл к системам корабля. - Это должно быть ошибка…- Бьерн ошеломленно пялился в экран, - Лейтенант, поднимитесь на леса и посмотрите в иллюминаторы по правому борту, что вы там видите?
Аль-Мураки выбрался из шаттла и поднялся по лесам, после чего прильнул к иллюминатору и попытался включить коммуникатор, который на удивление – работал.
- Что я должен искать, сэр?
- Вы видите барьер, лейтенант?
- Так точно, сэр. Светится как северное сияние.
- А теперь всмотритесь за него. Вы видите там звезды?
- Эм, так точно сэр… - Махмуд немного замялся, после чего снова подал голос, - Сэр, как это возможно? Там же пустота, их там не должно быть.
- Верно, лейтенант. Могу вас поздравить, мы с вами первые люди, которые пересекли барьер, и я не представляю, как нам отсюда убраться. – Финштад сел в кресло пилота и проверил системы шаттла.
- Проклятье! – Воскликнул Бьерн и еле сдержался, чтобы не ударить по приборной панели кулаком. На крик быстро прибежал готовый Аль-Мураки.
- Что случилось!? – Воскликнул он, держа наизготовке фазер.
- Кристалл дилития в варп-ядре инертен. Я не представляю, как это могло произойти, шаттл месяц как сошел с конвейера. Если мы хотим улететь отсюда, нам потребуется новый кристалл, а его можно найти разве что в инженерном отсеке. Проверьте корабль на наличие живых существ. – Махмуд постучал по панели управления и вывел на экран данные о сканировании. – Так…датчики фиксируют огромное количество помех, и пять живых существ. Короче говоря, сэр, тут кроме нас больше никого нет. Это облегчает.
- Тогда я продуваю нижний сегмент, - доложил Бьерн и произвел удаленную процедуру разгерметизации всех шлюзов нижнего сегмента. Обычно это делают для экстренного тушения сильных пожаров, а не затоплений. По кораблю пробежала мелкая дрожь, которая при неработающих демпферах заставила бы Финштада и Аль-Мураки попадать с кресел.
- Вот и всё, теперь всё что было в нижнем сегменте, больше не там. Пойдемте искать кристалл. – Бьерн и Махмуд вышли из ангара и направились ко входу в пилоны.

50
Получив медицинскую помощь, Ван продолжал быть самым бесполезным существом, находившимся в тот момент на мостике. Все кругом куда-то бегали, экспрессивно тыкали своими конечностями во все доступные сенсорные панели и пытались всё починить. Мысли их были хаотичны - некоторые были напуганы, некоторые - в ярости, а у некоторых в мыслях была лишь работа, которую требуется выполнить. Другое дело Миркул, там происходило нечто из ряда вон выходящее. Первого офицера одолела неистовая паранойя, угрожающая безопасности других офицеров. Мыслей энсина Григорьева Милод совсем не чувствовал, а энсин Вешу был в ужасе. Единственные, кто сохранял адекватность на не функционирующем корабле - Финштад и аль-Мураки, которые стремились поскорее оттуда убраться.
Но там есть что-то ещё. Что конкретно - не понятно. О чём оно думает - не понятно. Что-то там есть - наверняка. Сия неопределённость весьма озадачивала эмиссара, годами оттачивавшего своё мастерство телепатии. В конце концов, он даже не мог определить, в какой части корабля эта сущность находится!
Дипломат сам не заметил, как голова его странным образом перестала болеть. Даже несмотря на введённые медикаменты, у него всё должно было плыть перед глазами, но взор его был на удивление чёток. Более того, всю усталость как рукой сняло, он чувствовал мощный заряд бодрости. "Что же она мне вколола?", - мысленно задался вопросом Ван, после чего услышал мягкий голос Джулианны, диктующий название препарата.
Что только что произошло? Неужели Джулианна - телепат, всё это время читавшая его? Тогда почему он раньше этого не замечал? Бетазоид оглянулся по сторонам - на мостике её не было. Как он смог услышать её мысли, если даже не пытался на ней сконцентрироваться? Задумавшись над этими вопросами, ответ в его голове, к сожалению, не прозвучал.
Погруженного в думы Милода крик капитана застал врасплох. Мысли тен Волде были полны напряжённости и раздражённости - он чувствовал, как ситуация медленно выходит из-под контроля и как всё катится к чертям. С этим нельзя было поспорить. Питер запросил обстановку на Миркуле, и получил свои ответы. Эмиссар же продолжал пытаться достучаться до этой неизвестной формы жизни, которую он начал чувствовать после...
- Что? - удивлённо переспросил он, по случайности в вербальной форме. Он прочитал мысли капитана, находившегося в зале совещаний, и узнал текущее местоположение Марии Кюри.
Беспокойству дипломата не было предела - он оказался за пределами галактики, чувствовал непонятную форму жизни, в его голове творилась какая-то чертовщина...
"И почему здесь так темно?", - задался он яростной мыслью, после чего мостик снова озарил свет, все консоли ожили, и все мысли говорили об удивлении. Первым же делом была возобновлена связь с группой высадки, и с борта Миркула последовали весьма и весьма непонятные отчёты. Стоило только копнуть поглубже, как Ван увидел, как Т'жеван бьёт энсина Вешу, беспочвенно обвиняя его в пособничестве некоему врагу.
- Капитан! - крикнул Милод, призывая внимание к себе. - Коммандер Т'жеван психически нестабилен, он бредит и подвергает угрозе жизни всей группы высадки! Он.. он избил энсина Вешу!
- Что? - возмущённо переспросил тен Волде, мысли которого варьировались от трибунала до возможности переворота на корабле. Страх всё сильнее подбирался к нему, смешиваясь с яростью. - Капитан вызывает группу высадки. Какого чёрта вы там делаете?
В ответ последовала тишина.
- Немедленно возвращайтесь на корабль, - с плохо скрываемой яростью в голосе приказал тен Волде, несмотря на отсутствие связи, после чего снова повернул свою голову в сторону дипломата. - Эмиссар! Узнайте, что это за форма жизни и стоит ли она за всем этим.
- Это я и пытаюсь сделать...
- А вы не пытайтесь, а сделайте!
Покончив с Ваном, внимание его переключилось на клингонку:
- Лейтенант! Узнайте, как мы оказались по ту сторону от Галактического барьера!
После этого он стал осматривать лица всех окружающих его существ в попытках найти ещё кого-нибудь, кому отдать приказ. Нашёл он его где-то на потолке.
- Компьютер! Чай! С долькой лимона!

51
Журнал капитана, звездная дата 53539.3. Мы стали свидетелями неизвестного космического явления, из-за которого Миркул и Мария Кюри оказались за границей Млечного пути. Исследовать природу явления не удается даже в общих деталях ввиду сбоя компьютеров. Я подозреваю, что сбой произошел при прохождении через барьер, но в таком случае не ясно, почему мы вообще все еще живы и как нам безопасно вернуться обратно. Возможно, информация, хранящаяся на Миркуле, даст ответы на многие вопросы. В данный момент мы ожидаем сведений от группы высадки с Миркула, связь с которыми пока не налажена. Так же стоит отметить, опираясь на показания эмиссара Милода, что на Миркуле возможно присутствие неизвестного разума, который мог стать одной из причин гибели экипажа и, возможно, на данный момент угрожает группе высадки.
USS Миркул сошел с верфи Равнины Утопии в 2287 году, и с тех пор ни разу не доставлял никому серьезных неудобств, пройдя один цикл модернизации и восемь циклов технического обслуживания. До капитана Льюис кресло этого судна занимали семь капитанов, и каждый из них не знал на этом корабле горя и бед. В то время как большая часть боеспособных судов была брошена в доминионскую мясорубку, Миркул беспорядочно летал по галактике, выполняя дипломатические и курьерские миссии, сыграв важную роль в развитии отношений между Федерацией, клингонами и ромуланами. Незадолго до штурма Кардассии-прайм Миркул неожиданно был приписан к Звездной базе 196, его последний капитан получил в свое распоряжение более боеспособное судно, а на пост командира Миркула назначили перспективного офицера Мелиссу Льюис, которая всю свою жизнь занималась исследованиями астрофизических явлений и не имела за спиной практически никакого боевого опыта. Под ее командованием Миркул находился всего восемь месяцев, прежде чем превратиться в самую капризную стерву в галактике.
Бьерн и Аль-Мураки подозревали это с самого начала. Стоило им лишь ненадолго расслабиться от осознания того, что какая-то божественная сила хоть что-то заставила работать на этом остове, герметичность которого можно было смело ставить под вопрос, как внезапный звук металлического скрежета отправил сердца обоих обратно в пятки. Лишь немногие в Звездном флоте достоверно знали звук гнущегося тританиума. Это оглушительный звук напоминал скорее истошный крик какого-то металлического исполина, закладывающего уши и заставляющего поверить, что ад бывает не только под землей, но и где угодно. Переборки дрогнули от испуга, и скрежет сразу же прекратился, оставив в ушах звенящий привкус мертвой тишины.
Казалось бы, что для космонавта нет ничего страшнее, чем подвергающаяся деформации герметичная (пока еще) обшивка, как тут еще один сюрприз донес до двух носов запах чего-то паленого. Этот запах особенно сильно контрастировал со спертым влажным воздухом, запахом сырости и разлагающихся вздувшихся трупов. Что бы ни горело в космическом аппарате, это необходимо немедленно потушить. Но ничего кроме запаха не было. Никаких посторонних звуков, никакого движения воздуха, и никакого видимого дыма. Запах, постепенно заполняющий ноздри, взялся из ниоткуда, просто как напоминание того, что жалкие крохи контроля над ситуацией уже давно просочились сквозь пальцы последнего человека, имевшего на этом судне хоть какую-то значимость.
Трупы офицеров, лежащие в различных позах, уже переставали пугать. В конце концов, покойники всегда лежат смирно, а то, что их усмирило – нет.

52
Мураки хотелось побыстрее убраться с этого проклятого корабля. Было холодно, то ли система терморегуляции работала с перебоями, то ли промокшая до нитки форма давала о себе знать, но факт оставался фактом. Офицеры продвигались вниз быстро, но осторожно, смрад раздутых и разлагающихся тел уверенности не прибавлял.
Вода ушла и теперь трупы можно было лицезреть во всей красе, большинство из них были явными утопленниками, но вот некоторые.
- Господин лейтенан-командер, постойте, - остановил главного инженера Махмуд, а затем склонился на одним из мертвых офицеров, - Это фазерное ранение, серьезное, думаю от него она и погибла, - указывая на тело проговорил он, - С каждой секундой эта миссия становится все интереснее и интереснее, думаю у местных началось тоже самое что и у наших, но справиться с кризисом они не смогли.
Продвигаясь дальше они встречали все больше и больше погибших насильственной смертью, а характер ран все чаще и чаще заставлял подступать ком к горлу. Люди рвали друг другу глотки и выковыривали глаза, словно впадая в безумие. На переборках виднелись следы от беспорядочной фазерной стрельбы. В нижней части корабля большинство экипажа погибло еще до затопления - они просто перебили друг друга, словно стравленные между собой, дикие звери.
Не мудрено, что Мураки от всего этого оторопел, душу его раздирал подсознательный ужас, хотелось убежать и спрятаться как можно дальше, чтобы выбраться нужно было проникнуть в инженерный отсек, любой ценой. После очередного поворота, когда они уже почти достигли цели, перед ними выросла сложенная из массивных ящиков баррикада. Позади неё лежало еще два тела. Младший лейтенант в форме службы безопасности сжимал в руках фазерную винтовку, от лица у него ничего не осталось – наглядное подтверждение убийственного эффекта фазерного оружия. Под конец все явно стреляли смертельными зарядами, не то сойдя с ума, не то уже не надеясь вылечить своих товарищей.
- А вот и капитан, - указывая на лежавшую неподалеку женщину, вздохнул Махмуд. Она умирала долго, на правом боку у неё виднелся сильный ожог, - По всей видимости касательное из винтовки, но вот своего обидчика, она забрала с собой - кивая в сторону младшего лейтенанта и указывая на сжатый в руке капитана фазер, сказал Мураки. - По всей видимости они укрепились здесь пытаясь дождаться помощи, но «Мария Кюри» прибыла слишком поздно, - тяжело вздохнул лейтенант и закрыл ладонью уже помутневшие глаза капитана Льюис.

53
Финштад и Аль’Мураки миновали баррикаду и приблизились к входу в шахту.
- Осталось только обеспечить нам пригодную атмосферу, внизу. – Сказал Бьерн и приблизился к ближайшей панели управления. – Так, я закрою все проходы в противоположную сторону корабля по продольной оси и открою все двери внутри, так мы создадим большой резервуар с кислородом, который при открытии второй шахты тут же перенесется в зону пониженного давления, то есть в инженерный отсек.… Почти готово, закрываю шлюзы внизу и открываю шахту. Всё, теперь там есть воздух. – Отрапортовал Финштад.
- А как же энергия, сэр? Вы говорили, что варп-ядра не работают и, что даже после включения резервного питания внизу всё было обесточено. – Спросил Аль-Мураки, заглядывая в темную шахту.
- А подачу энергии я обеспечил благодаря резервным генераторам с мостика, носового ангара и трех палуб, которые нам уже не нужны, надеюсь. Ладно, лейтенант, давайте двигаться дальше. Надо поскорее забрать кристалл и улетать отсюда. А то еще сойдем с ума и мы с вами. – После этих слов Бьерн и Махмуд залезли в шахту и спустя некоторое время в темноте – попали в нижний сегмент.
Внизу было сырок. Тусклый свет аварийных ламп с трудом освещал коридоры отсека, а только что накачанный сюда воздух уже успел пропитаться кислым и едким запахом разложения. Потратив некоторое время чтобы сориентироваться, группа двинулась в сторону варп-ядер. Коридоры были пустыми и о случившейся здесь бойне напоминали только ожоги от фазеров на стенах и наспех собранные баррикады, которые припаивали к полу. Космический вакуум беспощадно и сверхэффективно избавился от трупов, будто заправский киллер.
- Пришли, - Сказал Финштад стоя у входа в инженерное хранилище. - Можно вздохнуть с облегчением, гидравлическая блокировочная система не дала двери распахнуться. Наши кристаллы не улетели. Так, помогите мне открыть дверь. – Махмуд подошел к двери и начал помогать Бьерну открыть створки.
- Сэр, я давно хотел спросить, почему мы не забрали кристалл из другого шаттла, который был в ангаре?
- Шаттлы типа одиннадцать используют полноразмерные кристаллы дилития, в то время как в ангаре стоит тип шесть, в котором стоит уменьшенный в полтора раза кристалл. – Дверь наконец-то поддалась. Внутри были стеллажи забитые различными инструментами и запчастями. Всё было сухим и чистым, будто бы это был не “Миркул”.
Спустя десять минут поисков Аль-Мураки воскликнул, что нашел кристалл и показал его Бьерну.
- Отлично, теперь давайте возвращаться в Ангар. Я уже хочу убраться отсюда.
- Полностью с вами согласен, лейтенант-коммандер.

54
Журнал капитана, звездная дата 53539.8. Инженеры Марии Кюри смогли наладить работу многих систем, однако связь с группой высадки так и не была установлена. Мы рискнули приблизиться к Миркулу и забрать группу высадки при помощи транспортера. Результат был неожиданным: коммандер Т’жеван был в предкоматозном состоянии в результате поражения фазером, энсину Григорьеву повезло больше в физическом плане, однако он был телепортирован в состоянии препсихоза, энсин Вешу был доставлен в относительно хорошей форме, и лейтенанты Финштад и Аль-Мураки были доставлены без сознания со следами побоев на теле. Очевидно, они по какой-то причине подрались в инженерной секции. Судя по всему, Аль-Мураки победил, после чего был «выведен из строя» микроинсультом. Я не решусь делать предположений, что именно произошло на Миркуле, но надеюсь, что бортовые записи, доставленные вместе с группой высадки, прольют свет на многие загадки. В данный момент все члены группы высадки, кроме энсина Вешу, находятся в лазарете под наблюдением медиков. Последние обещают, что их состояние, как физическое, так и психическое, постепенно приходит в норму, однако на всякий случай я приставил в лазарет вооруженную охрану.
Переслушав собственную запись, тен Волде решил, что над речами надо поработать. Сам себе пообещав, что он обязательно сделает официальный выговор всей группе высадки, он заказал у репликатора чашку горячего чая и передумал – энсину Вешу он обязательно присудит положительную отметку в личном деле, чтобы остальным было вдвойне обидно.
Подобными несерьезными мыслями он периодически отгонял от себя стресс. А для стресса поводов было много, и не только потому что его старшие офицеры на первом же задании начали стрелять и бить друг друга. Наверняка адмирал Нечаева, когда начнет разбирать произошедшее по косточкам, вспомнит этот дисциплинарный инцидент в самую последнюю очередь. Лучшее, чем сейчас мог сделать капитан, это сосредоточиться на решении проблемы с возвращением корабля в обитаемую часть галактики, после чего расслабиться и терпеть унижение перед командованием.
На его личном компьютере загорелось оповещение о том, что данные с бортового самописца Миркула добавлены в корабельный компьютер. Остается дело за малым – прослушать их и удивиться…
Журнал капитана, звездная дата 53496.1. Мы прибыли в сектор ZZ9 для изучения аномальных колебаний негативного поля. Некоторые считают, что это ключ к безопасному пересечению барьера, однако «некоторые» так считают через каждый месяц. Члены экипажа уже давно устали от рутинных обязанностей. Похоже, им не повредит еще один отпуск. И как раз на тему отпуска хорошие новости! Доктор Лидел готовится уходить в декретный отпуск, и ее муж не собирается ее оставлять, поэтому мы собираемся потерять двух членов экипажа. Я запросила транспортное судно, но мне отказали. Похоже, Миркулу придется самостоятельно доставить их на Звездную базу 196, и по правилам вылетать нужно в ближайшие два дня. Это наша уникальная возможность на пару дней сделать передышку от бесконечных поисков незнамо чего. Надеюсь, нам смогут предоставить достойную замену корабельного врача и астрофизика, ведь эти двое неплохо себя зарекомендовали за почти восемь месяцев службы. А пока я готовлюсь к отличному двухдневному отдыху!
Что бы ни произошло на Миркуле, это сильно испортило им планы на целых два выходных. Кажется, этому экипажу повезло капельку меньше, чем казалось поначалу. Несколько месяцев бороздить окраинную пустоту – это не шуточки, тут каждая минута передышки может стать решающей для психического здоровья.
Сделав глоток горячего напитка, капитан продолжил изучать журнал с корабля-призрака…

55
После пробуждения в лазарете, Сил очень долго не мог прийти в себя. Каждые несколько минут, он вновь и вновь погружался в сон. По ощущениям казалось, что прошла целая неделя, но на самом деле он полностью очнулся всего-то через пару часов. Первое, что он смог разглядеть это лицо доктора Бран, стоявшей над ним и внимательно изучавшей показания со своего трикодера.
- Очнулись? – Произнесла она с улыбкой, - заставили вы нас тут всех забеспокоиться, коммандер.
- Доктор, что… - начал было он, приподнявшись, но тут же был остановлен ее рукой и опущен обратно. Судя по всему, ей не составило особого труда это сделать, а Силу показалось, что ему по груди только что заехали кувалдой.
- Вам сейчас нельзя напрягаться, сэр. Вас оглушили фазером, что невероятно опасно для андорианцев, и вы при смерти лежали на полу несколько часов. Мы чудом вас спасли и мне бы не хотелось, чтобы усилия нашего лазарета пошли насмарку. Лучше не двигайтесь. Вообще.
После этих слов, она удалилась и Т'жеван, которому было трудно даже говорить, так и не успел задать ей так интересующие его вопросы. Зато он заметил вооруженного офицера, осматривавшего его с подозрением и даже страхом, держа руку на фазере. Это выглядело очень странно и Силу не терпелось выслушать ответов, однако младший лейтенант Аль-Мураки его опередил.
- Простите, сэр, это я в вас стрелял, - послышался его голос откуда-то с другой стороны лазарета, - но вы не дали мне выбора, вы били и били его, я боялся, вы убьете бедного энсина.
Сил был в шоке и, не видя своего собеседника, еле-еле прохрипел:
- Кого?
- Энсина Вешу, сэр. Вы не помните? Черт, похоже тут у всех возникли похожие проблемы. Командование пока еще разбирается, что именно произошло, поэтому поставило сюда этих охранников.

56
Когда на корабль телепортировали группу высадки, Джулианна оказалась вынуждена снова посетить основной медотсек. Пациентов было немного, но все требовали пристального внимания. И, даже не смотря на вулканскую подготовку, доктор Селар нуждалась в помощи. После лечения Т'жевана внимание доктора Бран привлёк энсин Григорьев, находящийся за силовым изоляционным полем и грустно смотрящий в стену. "А с этим что?" - спросила она у мимо проходящей медсестры. "Да ничего уже. Сначала думал, что где-то рядом бродят борги, пришлось изолировать. Сейчас, кажется, приходит в норму". Джулианна бросила косой взгляд на показатели энсина, и, не найдя там никаких признаков ухудшения, подошла к лежащим рядом на биокроватях Финштаду и Аль-Мураки. С последним из них уже занималась доктор Селар.
- У этого микроинсульт, я в данный момент занимаюсь восстановлением нейронных связей. Займитесь пока вторым, доктор Бран, - сказала вулканка, даже не повернувшись в сторону Джулианны.
Триллка поглядела на приборы, отражающие состояние лейтенанта-коммандера. Они показывали сильное сотрясение мозга, перелом четырёх рёбер, носа и отсутствие двух зубов. Лицо Бьерна выглядело нелицеприятно, и сразу было понятно, каким образом были получены такие травмы. К счастью для него самого, в данное время он всё ещё был без сознания, и доктор Селар тактично решила его не будить. Более того, Финштаду повезло вдвойне - регенератор уже восстановил ему часть повреждённых тканей, и нос инженера уже принял положенную ему форму. Джулианна поставила режим кровати на зубное протезирование, и аппарат сразу начал реплицировать необходимую костную ткань. А вот рёбра ещё находились в режиме регенерации. Чтобы избежать лишних движений пациента и дать его костям спокойно срастись, Бран ввела Финштаду успокоительное, продлив его сон ещё на шесть часов.

57
Силу понадобилось много времени, чтобы как следует переварить и осознать услышанное, однако этого времени хватило на то, чтобы к нему вновь вернулась нормальная речь. Он даже смог приподняться на биокровати и перегруппироваться в более удобное для разговора сидячее положение. Когда он это сделал, пара охранников (да, их количество постоянно увеличивалось), подошло к нему поближе.
- Спокойно, ребята. – сказал он, приподняв руку, - Я не кусаюсь. Даже если бы и кусался, то сейчас я слишком слаб для этого.
- У нас приказы, сэр.
- Я знаю, что у вас приказы, но я же не какой-нибудь межгалактический маньяк! Не надо стоять так над душой!
По слегка напуганным лицам вокруг, Т'жеван понял, что переборщил с громкостью. Интересно, сколько еще его будут так шарахаться?
- Итак, давайте восстановим цепь событий, - повернулся Сил к Махмуду и Бьерну находящимся неподалеку. Все это время он пытался понять, что именно произошло на «Миркуле», найти какое-то оправдание тому, что произошло. Он все еще чувствовал вину перед энсином Вешу и надеялся хотя как-то ее загладить хотя бы этим расследованием. – Энсин Григорьев начал видеть галлюцинации первым, когда вы, младший лейтенант, вместе с ним добрались до шахты. После, довольно скоро, крыша поехала у меня, я плохо помню, что было потом, но хорошо помню, что до этого момента, я собирал информацию из кабинета капитана. Последними были вы оба, подрались между собой в инженерном отсеке ни с того, ни сего. Тут есть какая-то закономерность, каждому из нас доставалось по порции паранойи и галлюцинаций как раз в те моменты, когда мы пытались выполнить наши задания: узнать, что произошло на корабле и попытаться отвести его от барьера. А заметили ли вы что-нибудь уже после того, как я отправился в нокаут? Какую-нибудь важную информацию или еще что-нибудь. Капитан, к сожалению, не хочет делиться со мной последними новостями, - он кивнул в сторону охранников, - так что вся надежда на вас.

58
Давно очнувшийся Бьерн сидел на краю кровати. На него, ровно, как и на всех остальных пострадавших были устремлены подозрительные и немного растерянные взгляды членов службы безопасности корабля. Никто толком не знал чего ждать от всех троих начальников и как правильнее с ними обращаться.
Аль-Мураки лежал на своей койке и смотрел в потолок, а Т’жеван, кряхтя, приподнялся на кровати и начал пытаться восстановить цепь событий.
- Коммандер, после того как вас закрыли на шаттле мы с лейтенантом попытались улететь, но из-за скачка наш кристалл оказался инертен и мы были вынуждены искать новый в инженерном отсеке.
- Какого скачка? Корабль совершил варп-прыжок? – Навострив антенны и оживившись спросил Т’жеван.
- Нет, сэр, вам разве не сообщили…
- Мне никто ничего не сообщал! – В полный голос возмутился Сил, но быстро умолк и вернулся к нормальной речи, - Прошу прощения, Бьерн. Нет, мне никто ничего не сообщал. Так что за скачок?
- После тряски мы с лейтенантом заметили что корабль, кхм, как бы вам сказать.…Переместился. Говоря проще и совсем по делу, некая сила передвинула “Миркул” через барьер.
- Мы были за пределами нашей галактики? Но, это же невозможно.
- На неработающем корабле точно, Коммандер – Бьерн понизил голос, - Но у меня есть основания полагать, что не только Оберт переместился. Иначе нас не смогли бы телепортировать с борта…
- Невероятно…Так, хорошо, что было дальше?
- После этого мы с Махмудом пошли в сторону шахты в нижнюю секцию, предварительно продув её и накачав туда кислород. По пути мы лишь еще раз убедились, что на корабле произошло что-то странное, не похожее на бунт. Кто-то был застрелен, в том числе Капитан, а кто-то умер от неявных причин. В инженерном отсеке было сыро и пусто, что неудивительно. Мы быстро нашли кристалл и начали возвращаться, но что-то пошло не так. Я уже начал забираться по лестнице и единственное что я помню это то, что я упал с нее, как будто меня скинули. После этого темнота и я очнулся здесь. С фальшивыми ребрами и зубами.
- А что насчет вас, лейтенант? Что вы помните? – Сил повернулся к Аль-Мураки.

59
Голова раскалывалась. Сил подняться с кровати не было, но Махмуд пытался вслушиваться в слова старшего помощника. Он оклемался довольно быстро, андорианцы плохо переносили фазерные выстрелы, но в той ситуации ничего другого кроме как оглушить старпома не оставалось, ибо Вешу с проломленной головой так быстро подлечить не удалось бы точно.
- Я плохо помню, что случилось когда мы возвращались, инсульт – неприятная штука. Мы двигались назад и меня буквально перекосило, как будто кто-то со всего маху мне врезал битой по голове, в глазах потемнело. Сэр, я честно не знаю, что там произошло и думаю, если быть до конца честным, никто не знает. Мы просто начали сходить с ума, один за одним, некоторые раньше, некоторые позже. Можно лишь с достаточной степенью достоверности предположить, что этот или похожий эффект и стал причиной гибели Миркула, вот и все.

60
Факт о том, что оба корабля находилась за пределами барьера сильно беспокоил всех присутствующих в лазарете, но все старались не подавать виду.
- Я так не думаю, - покачал Сил головой, - судя по вашим отчетам, очень маленький процент людей на корабле был убит очевидным насильственным путем. Определить причину смертей подавляющего большинства членов экипажа нам так и не удалось. Я все еще уверен: что-то или кто-то на «Миркуле» не хочет, чтобы тот менял свою позицию, отдалялся от барьера. Теперь я вижу, что мы все находимся по ту его сторону и у меня такое чувство, что все это как-то связано. В любом случае «Мария Кюри» сейчас в очень большой опасности, но большинство людей судя по всему не знает об этом, судя по тому, что тревогу до сих пор никто не поднял.
Сил встал с биокровати с намерением повидаться с капитаном. Ему очень не нравилось, что командный состав ищет выход из этой ситуации никак не пытаясь с ним связаться, несмотря на то, что Т'жеван не только участвовал в высадке, но так же был первым помощником и вообще вторым главным лицом на корабле и подобное отношение к себе ему хотелось терпеть все меньше и меньше.
Так получилось, что в этот самый момент охранники отвлеклись на одну из медсестер, что постоянно перемещалась по лазарету от одного пациента к другому. Она была хороша собой, так что их можно было понять. Чуть менее привлекательная медсестра, на которой внимание никто не обратил в этот самый момент проходила мимо Сила и тот, будучи не в настроении и ни на кого не обращая внимания, столкнулся с ней. Вмиг опомнившаяся охрана расценила это как нападение и Т'жеван уже через несколько секунд смотрел в пол.
- Это неуважение к вышестоящему командованию! – Прокричал он, пытаясь вырваться. – Мне нужно встретиться с капитаном и это напрямую касается безопасности корабля.
- У нас есть приказы, сэр! – Пыхтя прошипел один из энсинов. – Капитан приказал держать вас здесь до выяснения обстоятельств и тоже говорил о безопасности корабля при этом.
- И ему совсем не нужен мой отчет!?
- Мне не было велено сообщать ему о вашем пробуждении.
- Но это… просто… - Сил был куда слабее полностью здоровых и не получавших недавно заряд фазера в живот, офицеров службы безопасности, поэтому они довольно быстро повалили его на биокровать.
- Доктор, нам тут нужно как-то утихомирить пациента! – Крикнул один из них.
- Нет! – Пытался вырваться Сил, - вы этим угрожаете безопасности корабля, это отразится в вашем деле, энсин!
Но тот не слушал.

61
Увидев картину издевательства службы безопасности над пациентом, Джулианна подошла к нарушителям спокойствия и громко сказала:
- Отставить драки в медотсеке! Поместите коммандера за изоляционное поле к Григорьеву и покиньте помещение!
Энсины службы безопасности какое-то время делали вид, что не слышали приказов врача-ассистента. Пришлось их повторить и доктору Селар.
- Господа, будьте добры немедленно прекратить агрессивные действия, мешающие работе медотсека. Поместите больного под изоляционное поле и покиньте помещение, иначе я и мой ассистент будем вынуждены отстранить вас от службы по медицинским показаниям вследствие неадекватного поведения. И вы будете вынуждены находиться за стазисным полем вместе с мистером Григорьевым и мистером Т'Жеваном, - спокойно произнесла вулканка.
Подобная перспектива заставила энсинов опомниться. Они догадывались, что при желании доктор Селар, благодаря врождённой вулканской физической силе, одной левой отберёт у них фазеры, а одной правой выполнит обещанную угрозу затолкать несчастных в изоляцию. И попробуй потом докажи, что была неправа. Энсины выполнили приказ - на секунду убрали ограничитель поля изоляции и поместили внутрь сопротивляющегося Сила, заблокировав его прямо за его спиной. После чего спешно ушли из медотсека.
- Мистер Т'Жеван и все здесь находящиеся, просьба соблюдать спокойствие и не совершать резких действий. Сейчас я отправлюсь к капитану и лично доложу ему о случившемся. Мисс Бран, медотсек на вас. Компьютер, передать полномочия руководителя медотсеком Лейтенанту Джулианне Бран на два часа. Код ******. Мисс Бран, если найдутся ещё какие-то члены экипажа, которые будут себя вести неподобающе, не стесняйтесь отвечать со всей строгостью. При необходимости вызовите EMH. Постараюсь вернуться к концу ваших полномочий.
С этими словами Селар отправилась на мостик. А Джулианна тихо присела в угол, переваривая всё, что произошло за последние несколько минут. Она сомневалась, что ей хватит смелости бороться с кучкой безумцев, которые всё ещё даже не начали воспринимать её серьёзно. Убедившись, что пациенты в данное время стабильны (включая регенерирующие нейронные связи Аль-Мураки), триллка взяла датапад и начала изучать брачные ритуалы болианцев, связанные с варп-ядром.

62
Створки дверей кабинета с шипением распахнулись, впустив внутрь женскую фигуру. Капитан сидел за столом и продолжал изучать различные записи с Миркула. Когда капитан думает, лишь два человека на корабле могут ворваться к нему безнаказанно, и один из них сейчас лежит на койке под стражей.
- Питер, у меня проблемы в лазарете, - поздоровалась Селар, учтиво остановившись на пороге и дождавшись, пока створки дверей захлопнутся у нее за спиной.
- Осложнение у одного из пациентов? – тен Волде отреагировал спокойно, пригласив нежданную гостью присесть.
- Охранники ведут себя излишне эмоционально, - начала она докладывать, заняв предложенное место, - Они относятся к пациентам, как к преступникам. И мешают работе медицинского персонала.
- Вот как? – капитан встал со своего кресла и направился к выходу, - Идем.
Селар оторвалась от кресла еще до того, как оно успело согреться, и вышла вместе с капитаном из кабинета. Их путь лежал до турболифта.
- Седьмая палуба, лазарет, - обратился капитан к компьютеру, когда двери турболифта закрылись. Турболифт подал признаки жизни легким жужжанем. – А теперь подробнее про пациентов.
- Пациенты проходят курс лечения.
- Нет, меня интересует их психологическое состояние. И психологическое состояние охранников.
- Что ты имеешь ввиду?
- Только то, что ты мне рассказала.
- Я лишь хотела сказать, что в охране больше нет необходимости.
- Позволь мне решать.
- Тогда ты должен увидеть это сам.
- Правильно. Именно за этим мы и идем в лазарет.
Лифт остановился, и двери открылись. Капитан поспешным шагом направился к лазарету. Вулканка старалась от него не отставать, пытаясь войти в ритм собеседника.
В лазарете их ждали четыре бездельника, раскиданные по койкам и ожидающие, когда им вынесут вердикт и отпустят. Двое охранников на выходе, вытянувшихся по стойке «смирно», сразу же обменялись приветствиями с капитаном. Затем воздух замерз в немой паузе, пока капитанский взгляд оценивающе осматривал всех присутствующих, словно пытаясь подобрать слова, которыми можно в учтивой форме выразить мнение о последней операции.
- Доктор Селар, - промолвил он, стараясь скрыть в голосе недовольство всем подряд, - Могу я поговорить с Вами наедине?
- Конечно, капитан, - ответила она чуть менее эмоционально, - Прошу Вас пройти в мой кабинет.
Кабинет главврача был далеко не самым лучшим местом для уединения. У него не было дверей, а единственная стенка, отделявшая его от пациентов, имела огромное окно. Это была стандартная практика, чтобы врачи как можно реже упускали своих пациентов из виду, но самим врачам не нравилось чувствовать себя рыбками в аквариуме, за которыми могут наблюдать в течение всей смены, и их это излишне нервировало, хоть они и не подавали виду. Вулканским врачам приходилось чуть легче – на их планете не было аквариумов.
- Можешь мне сказать что-то конкретное о пациентах? – спросил капитан, когда убедился, что их не могут услышать, после чего присел напротив главврача.
- Я завершила еще не все анализы, - бросила она взгляд сквозь окно, - Но в их энцефалограммах я обнаружила аномалии, которые в данный момент стремительно возвращаются в пределы нормы. Их кровь не содержит известных видов наркотических веществ. Я провела более глубокий анализ, в ходе которого не выявила никаких признаков отравления.
- Значит, - разочарованно промолвил тен Волде, - Все сходится.
- Питер, - дернула бровью Селар, - Как офицер, ответственный за здоровье людей, я должна знать, что происходит.
- Как только удостоверишься, что этим четверым залечили все травмы, полученные в ходе высадки, можешь отпускать их, - ответил он скорее куда-то в воздух.
- То, что случилось на Миркуле, как-то угрожает нашему судну? – уточнила Селар, требуя ответов.
Последовала еще одна немая пауза, пока капитан обдумывал недавно услышанное в бортовых журналах капитана Льюис.
- Я знаю, кто виноват, - вынес он вердикт, и снова удостоил Селар своим внимательным взглядом, - Мы ошибочно думали, что на Миркуле проблемы начались две недели назад. На самом деле они начались еще восемь месяцев назад…
Пока капитан рассказывал доктору свои выводы и умозаключения, Селар смотрела на него, впитывала ушами информацию и по-вулкански делала вид, что на ее каменном лице нет ни пятнышка удивления. Периодически капитан параноидально оглядывался, удостоверяясь, что никто не подслушивает. Ему крайне не хотелось, чтобы эти слова кто-то услышал не в то время, не в том месте и не при тех обстоятельствах. Он даже Селар не хотел это рассказывать, но знал, что она достаточно дисциплинирована, не достаточно болтлива и, как врач, заслуживает небольшого кулуарного заключения.
- …и теперь наша самая главная проблема не в том, что приключилось на Миркуле, а в том, как попасть обратно в обитаемую часть космоса, - закончил Питер свой неофициальный отчет о произошедшем.
- Это интересный феномен, - заключила она, быстро обработав услышанное где-то в вулканских чертогах разума, - Он требует изучения.
- Не сейчас, – отрезал капитан, - Не здесь и не при таких обстоятельствах. Никто не был готов к тесному изучению галактического барьера, и мы с каждой минутой все сильнее в этом убеждаемся. Не забывай, на кону сейчас семьсот жизней.
- Я об этом не забывала ни на минуту.
- Хорошо, - капитан поднялся с кресла и вышел из кабинета главврача, напоследок бросив, - Благодарю Вас, доктор Селар. Джентльмены, доктор Селар меня уверила, что вам нужен еще час до полного восстановления. Как только встанете на ноги, даю вам еще два часа на то, чтобы подкрепиться и принять звуковой душ, после чего жду вас всех в зале совещаний. Не опаздывайте. – Затем он обратил свой взор на охранников, решившихся заглянуть внутрь, - Вы свободны, возвращайтесь на свои посты.
Кто-то из обескураженных пациентов бросил капитану в спину какой-то вопрос, но капитанская спина его проигнорировала и скрылась за створками дверей.

63
Покинув медотсек, тен Волде незамедлительно отправился на мостик, и стоило только разойтись герметичным створкам турболифта, как он сразу же увидел озадаченное лицо Милода, пристально смотрящего на него.
- Капитан, нам надо поговорить, - сказал бетазоид.
- Я вас слушаю, - невозмутимо ответил Питер, приготовившись выслушивать очередные возмущения собеседника.
- Наедине, - дополнил себя Ван, указывая правой рукой на капитанскую рубку.
Ответной реплики не последовало - вместо этого капитан молча проследовал в указанном направлении. Створки закрылись, все присутствующие уселись на положенные им места, и эмиссар первым нарушил тишину.
- Вы ведь читали отчёты USS Энтерпрайз относительно Галактического Барьера? - начал он с риторического вопроса, и не дождавшись ответа продолжил, - Там упоминалось о том, что несколько членов экипажа с эмпатическими способностями после контакта с Барьером обрели сверхспособности...
- К чему вы клоните? - прервал его тен Волде, не желая выслушивать пересказ слов капитана Кирка.
- Я полагаю, что также стал жертвой воздействия Барьера.
Лицо капитана не выразило ни единой эмоции. Стало быть, он предусматривал подобное развитие событий. Его волновало только...
- Моё психическое состояние в норме, - заранее оповестил его дипломат. - Я не считаю себя Богом и не стремлюсь к уничтожению экипажа.
Это должно было успокоить Питера, но тот явно был насторожен.
- И о каких сверхспособностях идёт речь?
- Прежде всего, моё телепатическое восприятие изменилось. Это... трудно описать словами. В данный момент я слышу мысли всех семисот существ на борту, но при этом их мысли не сливаются в единую кашу. Я слышу их одновременно, но могу разобрать мысли каждого отдельного члена экипажа. И все эти мысли не вызывают у меня головную боль.
- То есть, в данный момент...
- Именно. Мистер Т'жеван взбешён тем, что вы держите его в неведении, лейтенант Крилесс, как обычно, раздражена, а доктор Селар всё ещё размышляет о вашей последней беседе...
С этого момента уши тен Волде стали походить на уши ференги, предвкушая следующую реплику Вана:
- Да, мне известно о том, что произошло на Миркуле.
- Как вы смеете лезть в частную беседу? - справедливо возмутился Питер, перейдя на повышенные тона.
- Прошу меня простить, капитан, - поспешил оправдаться эмиссар. - Обычно бетазоиды фильтруют мысли остальных, но по прошествии некоторого времени после контакта с Барьером я был неспособен сделать это. Я слышу мысли всех членов экипажа не по своей воле.
Не нужно было быть телепатом, чтобы понять, что собеседник Милода не верил его словам. В конце концов, даже он сам не понимал, каким образом ему удаётся слышать все эти мысли и не сходить с ума.
- В любом случае, в журнале капитана Льюис, возможно, кроется ответ на вопрос о той форме жизни, которую я почувствовал на Миркуле. Я всё ещё не могу разобрать его мысли, но быть может, это потому, что нейронные связи в его мозгу были не до конца сформированы...
- Я понял, к чему вы клоните, - задумчиво ответил тен Волде, на время позабыв о своём возмущении. - Но куда тогда делась доктор Лидел?
- Не имею ни малейшего понятия. Я даже не представляю, каким образом был совершён подобный метаморфоз и обратим ли этот процесс...
Ван был весьма взволнован, и Питер понимал из-за чего.
- Капитан, как вы думаете, что будет со мной, когда мы попытаемся преодолеть Галактический Барьер? Возможно, если погрузить меня в искусственную кому, как изначально предлагала доктор Селар..?
- Мы не можем быть в этом уверенны, мистер Милод.
- Я сейчас согласен даже на нейролептики, хотя сомневаюсь, что от них будет толк...

64
Андорианский метаболизм сыграл свою роль, и Т’Жеван просто вынужден был воспользоваться отведенным временем максимально рационально: 15 минут на душ и час на утоление зверского голода зверского андорианца в зверском настроении. Настроение не особо располагало к обжорству, но андорианский желудок громогласным урчанием требовал к себе внимание. Желаниям подобных частей тела потакать не зазорно, особенно когда репликатор офицерской каюты готов в любой момент разбавить послевкусие корабля, фаршированного трупами и непонятной чертовщиной.
Приблизительно в назначенное время все собрались в зале для совещаний. Но кто-то прибыл раньше. Например тен Волде, который будучи капитаном так и планировал - прийти первым, и Т'жеван, которому не терпелось получить щедрую горсть новой информации и поделится горсточкой своей. В итоге, они оба встретились в дверях. Сил пропустил старшего по званию вперед. Если бы он был человеком или представителем какой-нибудь другой менее честной, чем андорианцы, расы, он наверняка выдавил бы из себя приветственный кивок и может даже улыбку, но вместо всего этого, он лишь сухо произнес:
- Капитан, - и просверлил Питера взглядом, полным плохо скрываемой злостью. Тот этого, скорее всего не заметил, лишь ответив:
- Первый, - и сел на свое место во главе стола.
Они сидели так некоторое, довольно продолжительное, время в полной тишине, нарушаемой лишь тихим гудением самого корабля. Тен Волде изучал падд и поначалу не обращал никакого внимания на Сила, который тем временем глазами сверлил в нем смотровое отверстие на противоположную стену зала, параллельно ругая себя за пренебрежение мерой в последнем приеме пищи. Желудок ныл от перенасыщения, и это лишь добавляло напряженности синему лбу. Через несколько долгих, полных молчания и незримого напряжения минут, Питер, возможно даже почувствовав на себе тяжесть чужого взгляда, исподлобья глянул на Сила и тут же вернулся к изучению данных. Даже мгновения хватило, чтобы почувствовать себя неуютно, и Питер заерзал в своем кресле, обдумывая дальнейшие маневры выхода из неловкой ситуации.
Время шло, никто из оставшихся все еще не явился, Сил продолжал зрительно уничтожать капитана, а тот делать вид, что читает падд. Тен Волде чувствовал (еще как), что коммандер хотел сообщить ему что-то невероятно важное и терпеливо ждал, но Сил, уважительно относился к субординации и считал, что подобные вещи лучше держать при себе. Все было бы в порядке, если бы он не подавал виду, но андорианцы так не умеют.
Первым не выдержал Питер: он яростно положил падд на стол и посмотрел на Сила с раздражением во взгляде.
- Черт подери, первый, выскажитесь же наконец, вы так напряжены, что вот-вот взорветесь!
- Что? – Спокойно переспросил Сил, не отводя от капитана взгляда, - Но мне нечего вам сказать.
- Коммандер, бросьте это! – Раздраженно произнес тен Волде, резко покачав головой, - бросьте это, черт возьми! Вы немедленно скажете, что вас беспокоит! Это приказ!
- Хорошо, - Т'жеван опустил взгляд, - я скажу. Но я буду говорить прямо и хочу, чтобы вы выслушали меня до конца. Разрешите говорить без протокола?
- Черт, да!
- Хорошо. Сэр, я отношусь к вам с уважением и не стану подвергать сомнению вашу власть на этом корабле. Но есть вещи, которые мне не понравились и я не могу о них молчать, потому что я андорианец, а это означает в первую очередь честность. Мне не понравилась ваша бравада на нашем первом собрании, я понимаю, что вы хотите поднять боевой дух экипажа, но вы выбрали не тот метод и не то время. Война закончилась, а на ней погибло много славных ребят, когда некоторые капитаны подобным образом отправляли их на верную смерть. Да, в итоге мы победили, возможно, именно за счет такого самопожертвования, и я не оспаривал подобные решения, но субъективно я их не одобряю и не одобряю их вдвойне в мирное время, сэр. Подобные заявления офицеры держат при себе, и я держал, но мне кажется, что вы мне не доверяете, иначе почему надо было запирать меня в лазарете и ставить охрану? Да, на «Миркуле» произошел ужасный инцидент и я был главным участником, но вы могли убедиться лично, что я не представляю угрозы, и получить мой отчет. Я все-таки второе лицо на корабле и лично выполнял поставленную вами задачу! Я заявляю, что вам нет причин не доверять мне, сэр, так как для меня честность – не пустой звук. Это все.
После этой длинной речи Сил наконец-то успокоился и, выпрямившись, ожидал вердикта. Внимательно выслушав его, Питер с некоторым облегчением потер лоб и спокойно выдохнул:
- Принято к сведению, коммандер. Ах да, и вне протокола: вы редкостный параноик. Половина ваших заявлений построена на домыслах и не имеет никакой связи с тем, что происходит на самом деле. Я бы посоветовал вам успокоиться.
Сил лишь молча кивнул. Нарушить дальнейшую тишину они не решались вплоть до момента, пока все не уселись по своим местам.

65
И вот, наконец, на совещание пришли все приглашенные. Даже с избытком, поскольку доктор Селар проявила инициативу и решила, что капитан не будет против присутствия одного лишнего ксенобиолога. Капитан действительно поначалу был не против, поскольку мнение ксенобиолога на повестке дня может быть весьма актуальным. Это было первое совещание, на которое позвали Джулианну, поэтому некоторое время она еще колебалась с выбором места за столом. Капитан понял, что ее зря пригласили, когда увидел истекающий слюной взгляд Аль-Мураки, обводящий каждый контур ее фигуры, выдающейся сквозь облегающую униформу. Офицеру по тактике срочно нужно кого-то найти, пока он совсем не лишился боевого духа и концентрации от излишнего воздержания.
И вот, наконец, Джулианна Бран приземлилась на кресло, и Махмуд сделал вид, что внемлет каждому капитанскому слову.
- Леди и джентльмены, - поприветствовал собравшихся тен Волде, - Сегодня на повестке дня обсуждение двух очень важных вопросов, и начну я с самого важного. А именно – журналы, которые группа высадки самоотверженно достала с Миркула. Если кого-то из вас гложет чувство вины за произошедшее, то сейчас вы поймете, что вашей вины тут нет.
На экране компьютера появилась капитан Льюис, сияющая улыбкой во все лицо. Кажется, она была чем-то очень довольна, и явно не новыми научными достижениями.
Журнал капитана, звездная дата 53496.1. Мы прибыли в сектор ZZ9 для изучения аномальных колебаний негативного поля. Некоторые считают, что это ключ к безопасному пересечению барьера, однако «некоторые» так считают через каждый месяц. Члены экипажа начинают постепенно уставать от рутинных обязанностей. Похоже, им не повредит еще один отпуск. И как раз на тему отпуска хорошие новости! Доктор Лидел готовится уходить в декретный отпуск, и ее муж не собирается ее оставлять, поэтому мы собираемся потерять двух членов экипажа. Я запросила транспортное судно, но мне отказали. Похоже, Миркулу придется самостоятельно доставить их на Звездную базу 196, и по правилам вылетать нужно в ближайшие два дня. Это наша уникальная возможность на пару дней сделать передышку от бесконечных поисков незнамо чего. Надеюсь, нам смогут предоставить достойную замену корабельного врача и астрофизика, ведь эти двое неплохо себя зарекомендовали за почти восемь месяцев службы. А пока я готовлюсь к отличному двухдневному отдыху!
На следующей записи с лица капитана ластиком стерли улыбку. Присутствующие, наконец-то, могли оценить ее нормальное выражение лица, при котором уголки рта не прикасаются друг к другу на затылке.
Журнал капитана, звездная дата 53499.3. У нас произошло чрезвычайное происшествие. На Миркуле пропала энергия, и как только мы вернули сенсоры в строй, то обнаружили, что оказались за пределами галактического барьера. Лейтенант Гюннарсдоттир считает, что космический барьер в этом секторе сместился относительно галактики примерно на 304 миллиарда километров, но это не объясняет, почему сдвинувшаяся волна негативной энергии не уничтожила Миркул, а лишь повредила сенсоры, связь и электросистему. Инженеры обещают все наладить в течение суток. Но никто пока не знает, как вернуть Миркул в обитаемый космос.
Послышалось тяжелое дыхание. Кажется, капитан Льюис явно спешила в свой кабинет ради следующей записи.
Журнал капитана, звездная дата 53501.6. Сегодня в отделе аэропоники по словам двух свидетелей энсин Уотни превратился в картофельный куст. Еще раз повторяю, это было услышано мной из уст двух свидетелей. И они действительно утверждают, что энсин Уотни материализовался картофельным кустом. Так же были донесения о странных материализациях объектов на других палубах. Если не отсеивать невозможное, то подобные явления регистрировались только при контакте гуманоидов-эмпатов с излучением галактического барьера. Но экипаж корабля трижды тестировался на эмпатические способности. Отрицательный результат у всех, я сегодня перепроверила все медицинские записи. Похоже, мы до сих пор знаем о природе галактического барьера слишком мало.
Признаки утомления накрыли лицо капитана Льюис серой пеленой на следующей записи. Мешки под ее глазами едва не загораживали все лицо.
Журнал капитана, звездная дата 53502.1. На корабле продолжается серия аномалий. К счастью, на настоящий момент, помимо энсина Уотни никто не пострадал. Однако систематичность аномалий указывает на то, что это не природное явление, и эти аномалии имеют точку привязки, определить которую пока не получается. Все лучшие умы корабля на данный момент бьются над проблемой возвращения в обитаемую часть космоса. Некоторые члены экипажа морально истощены и готовятся к худшему. Я, как капитан, должна быть настроена позитивно, но, если честно, ситуация паршивее некуда.
Внезапные признаки неестественной бодрости проявились на ее лице на следующей записи. Глаза были широко распахнуты, а зрачки по размеру приближались к блюдцам. Капитан явно не хотела отдыхать, поэтому села на сильные тонизирующие. Сложно представить, до какой степени ей хотелось поскорее вернуться обратно.
Журнал капитана, звездная дата 53506.5. Плохие новости состоят в том, что аномалиями на корабле точно кто-то управляет. Мы что-то упустили. Похоже, на борту все же есть эмпат, скрывший свои способности пока неустановленным путем. Хорошая новость состоит в том, что инженер Стоквелл нашел вероятный способ преодолеть сопротивление барьера. По его теории, барьер оказывает сопротивление лишь объектам, пытающимся проникнуть сквозь него, но сам пропускает объекты, покоящиеся относительно галактики. Иными словами, барьер знает, что относительно чего двигается и реагирует на это, а это значит, что он работает по похожему принципу, что и корабельные силовые поля. Возможно, весь галактический барьер – это часть огромной рукотворной системы. Так или иначе, мы попытаемся преодолеть его сопротивление модификацией геометрии варп-поля. Лейтенант Стоквелл думает, что так удастся его «обмануть». Если корабль будет уничтожен, то эту запись никто не прочтет, но я намерена выжить и как можно скорее добраться до звездной базы 196. Доктор Лидел в связи с ухудшившимся самочувствием из-за чрезмерного волнения сложила с себя обязанности корабельного врача. Теперь у нас осталось лишь два медбрата. Надеюсь, ей не придется рожать прямо здесь, в межгалактической пустоте.
Далее в ее голосе зазвучали признаки глубокого разочарования. Так не звучало разочарование капитана в своем подчиненном. Скорее так разочаровываются в друзьях.
Журнал капитана, звездная дата 53507.1. Мы установили источник аномалий. Меня обманули. Как и весь остальной экипаж. Как выяснилось, доктор Лидел изменяла своему мужу восемь месяцев назад. Плод, зреющий в ее утробе – наполовину бетазоид. Похоже, связь между матерью и ребенком оказалась достаточно сильна, чтобы сделать организм нашего корабельного врача уязвимым к пагубному воздействию. По крайней мере, я сомневаюсь, что плод знает, что такое картофель.
Похоже, этот случай уникален еще и тем, что доктор Лидел, по всей видимости, не может контролировать свои способности. Беременность дает ей ударную дозу гормонов, а я не имею права приказать ей принимать седатики в таком положении. Доктор Лидел является бомбой замедленного действия, и я не знаю, как правильно поступить. В данный момент лучшее, что я смогла предпринять – это расселить супругов Лидел по разным каютам. Я приставила к ней охранника, который будет следить за ее состоянием и по возможности ограждать ее от излишнего стресса. Надеюсь, худшие опасения не оправдаются.
Следующая запись уже шла с помехами, сквозь которые было видно растрепанные волосы капитана Льюис и отчетливо виден обожженный рукав. Все признаки аварии прямо на капитанской форме.
Журнал капитана, звездная дата 53508.7. Главный инженер Стоквелл ошибся в расчетах. Мы пролетели сквозь галактический барьер, но мощности варп-ядер не хватило для обеспечения полноценного обратного тока пространственной ткани. Стоквелл объяснил это тем, что обратный ток требует серьезных затрат энергии без прироста скорости, а в Инженерном Корпусе Федерации никому и в голову не могла прийти такая чушь при проектировании двигателей. Корабль серьезно поврежден, но, по крайней мере, не уничтожен. Варп-двигатель не подлежит восстановлению без замены нескольких варп-катушек, сенсоры и связь выведены из строя, корпус оплавился в нескольких местах, водные резервуары треснули от перепадов температур. По предварительным оценкам в результате аварии погибло тридцать четыре человека. Оставшийся в живых экипаж приступил к ремонту того, что еще подлежит восстановлению. В худшем случае за нами должны выслать спасателей. Кажется, мы уже слишком долго не выходили на связь с цивилизацией…
Журнал капитана, дополнение. Согласно последним донесениям доктор Лидел исчезла. Она дематериализовалась прямо у охранника на глазах в момент преодоления барьера. Мы так были заняты поиском способов вернуть судно в галактику, что совсем не подумали о последствиях ее повторного контакта с барьером. Нельзя точно знать, что с ней произошло после этого, но на всякий случай я записала ее в списки погибших.
На лбу капитана проступили проблески пота. Возможно, от нервов или от сбоя системы контроля за климатом. В пользу последнего говорило только то, что она расстегнула на себе тесный капитанский китель.
Журнал капитана, звездная дата 53513.1. На борту творится кошмар. Все началось с того, что я заснула на десять минут и резко проснулась с сильным желанием изучить барьер. Я чуть не отдала приказ развернуть корабль, прежде чем осознала, что делаю. У некоторых проявляются подобные симптомы. Череда аномалий возобновилась, первая аномальная активность проявилась в отсеке с каютами старших офицеров. Потом что-то окончательно уничтожило нашу систему связи, а затем было так любезно, что вывело из строя все шаттлы и спасательные шлюпки.
Я не знаю, что происходит. Экипаж утратил работоспособность. Люди подвержены паранойе и навязчивым состояниям. Возможно, что-то воздействует на их разум. И на мой тоже начинает воздействовать. На борту есть что-то нематериальное, и оно не хочет, чтобы мы улетали отсюда.
На лице капитана появились грязные пятна, волосы отчего-то вымокли, как и ее обожженный китель. Ее лицо могло служить отличной картой признаков паранойи, переутомления и прочих признаков человека, внезапно лишившихся выходных.
Журнал капитана, звездная дата 53519.2 Мне… мне страшно оставаться одной. Еще страшнее находиться рядом с кем-то из этих людей, которые совсем недавно были преданными членами моего экипажа. Я… не могу вспомнить имена половины из них. Иногда я вижу на борту карательные отряды джем’хадар. Спустя минуту я осознаю, что стреляю из фазера в пустоту. Все друг другу стали чужими. Почти постоянно кого-то одолевают галлюцинации. К настоящему моменту три человека покончили с собой, кажется, семеро погибли от насильственной смерти, еще около двух десятков человек погибли вообще без видимых причин. Оставшиеся в живых разбрелись по судну, и я не знаю, чем они заняты. Периодически я слышу странные звуки с нижних палуб. Кажется, кто-то включил насосы и пытается откачивать воду с нижней секции обратно в резервуары. И они, кажется, хотят починить импульсный двигатель. Видимо, часть экипажа сдалась, и хочет вернуться туда, где мы все едва не погибли. Стоквелл обещал, что ходовая часть не подлежит восстановлению, но людей снизу это не останавливает.
Я не помню, когда я нормально спала в последний раз.
На последней записи половину ее лица окрасили несколько струек крови, сочащейся из рассеченного виска. На фазерный ожог это совершенно точно не было похоже. Чуть более внимательный зритель заметил бы, что на ее кителе отсутствуют знаки отличия.
Журнал капитана, звездная дата 53525.3. Сегодня на меня набросился с ножом коммандер Вернер. Я застрелила его из фазера. Мой фазер был настроен на убийство, но я не помню, чтобы меняла ему режим. И… когда это было? И мой ли это фазер? Проклятье, я даже не уверена, что у Вернера был нож!
Кажется, на судне осталось еще пять-шесть человек. Возможно, сейчас и того меньше. Какая бы сущность не истребила остальной экипаж, кажется, со временем она слабеет. По моим расчетам аномалии в скором времени окончательно прекратятся, и либо хоть кто-то из нас сможет дождаться спасательной команды, либо ничто, кроме этого журнала, не сможет поведать о нашей судьбе. Миссию Миркула я официально объявляю оконченной. В случае если я не выживу, прошу тех, кто придет на помощь, уничтожить Миркул. Это звучит не совсем научно, но этот корабль проклят. Это была капитан Льюис, я не уберегла своих людей и официально снимаю с себя полномочия.
Капитан тен Волде не в первый и даже не во второй раз слушал эту запись, но каждый раз его пробирала дрожь до самых костей, а мурашки уверенно маршировали по его спине. Его воображение играло с ним злую шутку, каждый раз вынуждая его в ярчайших красках представлять последние дни капитана Льюис, и каково ей было в этой ситуации, практически одной и с неизвестным врагом на борту. Впрочем, враг был не таким уж и неизвестным.
- Как видите, этот журнал дал ответы на многие вопросы, - заключил Питер, - Теперь вы знаете практически столько же, сколько и я.

66
Джулианна задумалась над тем, что только что увидела в записи, а затем немного подалась вперёд и тихо попыталась взять слово.
- Капитан, сэр...вы позволите?
Капитан тен Волде на секунду повернулся в сторону Триллки, но затем снова переключился на данные о видео. Кажется, в этот раз решительности доктору Бран не хватило.
- Мисс Бран, вам дали слово, не заставляйте всех ждать! - громко и отчётливо напомнила доктор Селар.
- Ах, да...простите. Кхм. В общем, мне кажется, что это видео не даёт нам полной картины. Либо, нужно тщательнее проанализировать произошедшее. Насколько я знаю физиологию бетазоидов и смесей бетазоидов и людей, на этом уровне развития плода не наблюдается развития эмпатических способностей. Даже если ребёнок больше пошёл в отца - нерождённые дети-бетазоиды развиваются чуть медленнее человеческих, и на восьмом месяце паракортекс, отвечающий за все потенциальные телепатические способности, ещё неактивен. Мало того, у большей части даже чистокровных бетазоидских отпрысков телепатические способности развиваются только в подростковом возрасте. А у полукровных со вторым геном людей даже эмпатии часто нет, либо появляется только к началу юности. Значит, либо нечто подействовало на плод, изменив его, воспользовавшись тем, что он был недоразвит, либо на корабле был ещё эмпат, чьи способности были неучтены. Может даже, он сам не знал об их существовании - за мою практику был и такой момент. Если мы говорим о первом пункте, то надо нам на своём корабле проверить не только эмпатов, но и всех беременных, если таковые есть. Если то, что изменило того ребёнка, изменит и нерождённых детей на нашем корабле, нас ждут проблемы. Если же дело в том неучтённом эмпате, нам нужно выяснить, как он был связан с доктором Лидел и причиной её исчезновения. Простите за мою длинную речь, капитан. Надеюсь, я смогла чётко сформулировать свои гипотезы.

67
Речь триллки застала капитана врасплох. На его голову за последние несколько дней свалилось много проблем, и такого тычка ножом в грудь прямо в собственном зале совещаний он не ожидал. Впрочем, во многом это была его вина. Капитан должен нести ответственность за свои поступки и за своих подчиненных, поэтому капитан просто обязан был в данный момент выйти из зала совещаний, предварительно взглядом "намекнув" доктору Селар, что она должна последовать его примеру. Так она и сделала, слегка переволновав спонтанным поступком всех участников совещания.
- Ты должна молчать, - прошипел ей на острое ухо Питер, как только они уединились.
- Чем дальше я вступаю с тобой в сговор, - с вулканским укором ответила она, - Тем дальше я отклоняюсь от этики. Это была моя идея, значит и мне нести ответственность за вероятные последствия.
- Видишь ли, тут есть и другая проблема... - снова замялся капитан, параноидально оглядываясь по сторонам, - Ты видела у нас на судне какие-либо аномалии, кроме того, что наш тактик до сих пор не был замечен в постели ни с кем, кроме работы?
- Нет, - качнула она головой, - Какое это имеет значение?
- Значение в том, что ты была права, и нейролептики действуют.
- Твои выводы нелогичны.
- В смысле?
- Это была не моя теория, я лишь являлась посредником...
- Не важно, - перебил ее капитан, - Суть в том, что я тебя на этот корабль позвал не для того, чтобы через месяц тебя заставили писать заявление об уходе. Ты будешь молчать, это приказ! Я сам разберусь.
Слушать не желая ничего от доктора, капитан вернулся в зал совещаний и дождался, пока Селар сядет на свое место, сопровождаемая множеством обеспокоенных взглядов.
- Ваши сомнения справедливы, мисс Бран, - вновь подал капитан голос, вспомнив, о чем его спрашивали, - Дело в том, что у нас была теория. Эта теория строилась на предположении... - он сам себя мысленно отругал за плохо построенную фразу, - ...что реакция, какой бы она ни была, зависит не от готовности бетазоида воспринимать чужие мозговые волны, а от генетических особенностей. В широком смысле слова...
- ...врожденного эмпатического потенциала, - закончила Селар за него фразу, осознав, что капитан сейчас весьма подозрительно себя ведет.
- Именно, - выдохнул тен Волде, - Благодарю, доктор. Эмпатический потенциал создает брешь в нервной системе вне зависимости от его реализации. Пока мозг имеет физическую возможность принимать эмпатическую информацию, он уязвим. Стоит заметить, что аномалии на Миркуле начались очень быстро, а на нашем судне их нет. На основе этих наблюдений можно смело сделать вывод, что наша теория верна, и в настоящий момент судно находится вне прямой опасности.

68
Настроение было паршивее некуда, а головная боль лишь сгущала краски разворачивающегося вокруг полотна. Впрочем, душ и стакан холодного рома, пусть и синтегольного, позволил младлею немного расслабиться. Ему хватило сил лишь чтобы упасть на кровать и включить музыку. Хотелось развлечься, пару дней назад он приметил молоденькую офицершу из инженерного отдела, с которой он был бы не прочь пообщаться на отвлеченные темы. Впрочем, с этим стоило быть поосторожнее – «Мария Кюри» большой корабль, но слухи по нему распространяются мгновенно, а проблем с начальством и нелестных строк в досье хотелось избежать.
Три часа пролетели незаметно, боль превратилась в едва заметный, но от этого не менее неприятный зуд. Мухмуд боялся даже представить, что бы он чувствовал если бы ему не оказали помощь почти сразу после инсульта, о параличе и прочих «веселых» вещах не хотелось и думать.
Впрочем, в зале заседаний были и вещи поприятнее. Трилка сидела немного поодаль, но все же аль-Мураки не сводил с глаз с её, так сказать прелестей, в брюках что-то зашевелилось. Бездействие выматывало, но лейтенант умел думать не только своими причиндалами, но и включать голову и сумел таки вслушаться в доносящиеся из динамиков слова.
Мураки смотрел на взволнованное лицо Льюис и в памяти невольно всплывала гримаса ужаса, которой было омрачено её лицо. Она была довольно красива – длинные рыжие волосы, туго сбитые в пучок, большие зеленые глаза, едва появляющиеся морщины лишь подчеркивали её природное обаяние, но она погибла и её непогребенное тело покоилась в чреве медленно остывающего «Миркула».
Неожиданно в разговор вмешалась та самая лейтенантша из медотсека, что немогло не позабавить Махмуда. «Дерзкая – мне нравится, нужно научить её хорошим манерам», - ехидно заметил младлей, а затем вновь одернул себя, почему-то, в последние часы, пошлые мысли все чаще будоражили его воображение. Нужно узнать, что ему кололи, а то мало ли…
Главный врач одернул свою ассистентку и провел её к выходу.
Капитан тем временем продолжил:
- Вопросы, предложения?
- Думаю на время расчётов и подготовки нам следует немного отдалиться от барьера, лишняя предосторожность никогда не помешает, тем более в такой неоднозначной ситуации, - развел руками Мураки.

69
Сил чувствовал себя куда спокойнее, когда находился на «Миркуле», чем сейчас, когда узнал, что там произошло. Участь этих людей была не завидна. Судьба же «Марии Кюри» теперь была в большой опасности и времени на поиск выхода из прискорбной ситуации было все меньше и меньше.
- Капитан, - наконец сказал он, выслушав остальных, - я полагаю нам нужно заранее подумать о том, как утихомирить семьсот человек экипажа, которые вот-вот начнут паниковать. Я думаю, нам нужно предупредить людей, не гражданских, но офицеров флота точно. Они должны быть готовы к возможным беспорядкам и... вообще они должны быть готовы ко всему. На моем примере вы можете себе представить, что может произойти.
Сказав это Т'жеван посмотрел на Милода. Он не подозревал его в чем-либо, но полагал, что этот бетазоид сам по себе является ответом на многие вопросы, просто сам об этом не догадывается.
- И еще, капитан, - Сил вновь повернулся к тен Волде, - я настоятельно рекомендую не изолировать нашего эмиссара. Я думаю, что это было ошибкой капитана Льюс. Милод, ваша помощь сейчас потребуется как никогда. Вы готовы сотрудничать с нами? Подумайте перед ответом, сэр. Как страшно это бы не звучало, но возможно нам придется провести ряд… экспериментов, опытов и… наверное доктора Бран и Селар знают об этом больше чем я.
Питер опустил голову.
- Первый, я боюсь, что это решать только послу.- произнес он тихо.
- Я согласен, - ответил Милод, подтвердив свой ответ легким кивком, - Но, разумеется, в пределах разумного.

70
- Хорошо, - капитан повернулся в сторону Финштада, который пристально изучал падд с технической информаций о “Марии”, - давайте теперь вернемся к главной технической проблеме. Лейтенант-коммандер, что вы можете сказать о теории мистера Стоквелла и о том, сможем ли мы успешно повторить их попытку?
- Капитан, - Бьерн оторвался от планшета и посмотрел на Питера, - в данный момент я не могу говорить ничего точно. Придание нужной геометрии нашему варп-полю с целью пройти сквозь барьер, потребует колоссального количества энергии. Нам фактически потребуется вывернуть его наизнанку и создать некое подобие пузыря Алькубиера, после чего приложить к варп-катушкам в полтора раза больше Кокрейнов…
- Бьерн, вы увлеклись. Просто скажите, мы можем это сделать или нет? – Строго прервал его тен Волде.
- Нет, сэр, по моим предварительным подсчетам, нам попросту не хватит энергии. У нас есть порядка десяти петтават, при условии, что все второстепенные системы будут отключены, а варп-ядро будет работать на износ, а нам требуется минимум четырнадцать-пятнадцать. В лучшем случае нас ждет та же участь что и Миркул. Мы пройдем сквозь, но будем дрейфовать на разваливающемся корабле рядом с нестабильным барьером. – Финштад положил падд на стол и откинулся в кресле. – Но мы сделаем более подробные расчеты и постараемся, что-нибудь придумать.
- Из шкур своих повылезайте, но придумайте! Если понадобится – работайте в три или даже четыре смены, - Питер глубоко вздохнул, на секунду взглянул в каменные глаза доктора Селлар и выдохнул, после чего спокойно спросил, - У вас есть еще что-нибудь, чем вы могли бы с нами поделиться, Лейтенант-Коммандер?
- Никак нет, капитан. У меня больше нет комментариев, но я буду держать вас в курсе всех продвижений в работе.

71
- Так, мы пока ни к чему не пришли, но нам уже есть чем заняться, - хлопнул Питер в ладоши с энтузиазмом, - мистер Финштад, продолжайте изучать возможности модификации ходовой части. Мисс Бран, я предлагаю Вам провести тщательный медосмотр посла, - капитан поймал на себе слегка неодобрительный взгляд Милода, - Разумеется, на его условиях. Эмиссар Милод, можете не беспокоиться, доктор Бран недавно окончила академию, поэтому ее голова располагает свежими знаниями. Первый, проведите оценку морального состояния экипажа и подготовьте отчет. А вы, младший лейтенант… - тен Волде метнул в Аль-Мураки взгляд с небольшой хитрецой, - Вам я поручаю изготовить бомбу. Мощную, но без использования антивещества. И с примитивным часовым механизмом. Другими словами, такую, которую нельзя будет вывести из строя непрямым воздействием. Как только мы поймем, как нам отсюда выбраться, мы уничтожим Миркул. Совещание окончено, все свободны.
***
Не смотря на то, что капитанским лычкам на воротничке Питера был от силы месяц, а судном он правомерно командовал всего две недели, некоторые офицеры стали замечать за ним одну странную вещь: капитан примерно дважды в неделю в свободное от дежурства время отлучался от капитанской каюты. Путь его лежал с первой палубы на вторую, где он был замечен со свернутым ковриком под мышкой, исчезающий в дверях каюты доктора Селар. По некоторым оценкам задерживался он в этой каюте примерно на десять часов, при условии, что его никто не вызывал на мостик для каких-то срочных дел, которые сам капитан срочными не считал, но все равно не заставлял себя ждать. Что именно он делает в каюте главврача десять часов, решился спросить лишь один человек, который вовсе и не был человеком. В ответ на вопрос капитан отвечал лишь грозным молчанием в сторону излишне любопытного первого офицера, от чего становился свидетелем становления его антенн в позу, которая у андорианцев обозначала подозрительность. Доктор Селар на такой вопрос отвечала гораздо более развернуто: «Деятельность офицеров в свободное от вахты время Вас не касается».
Вот и сейчас капитанские ноги несли капитанское все остальное по направлению к каюте доктора Селар. Обязательный коврик был при нем, готовый исполнить ведомую лишь им двоим функцию. Как обычно, он учтиво позвонил в дверь, и как обычно дверь отворилась. Селар встретила его в вулканской рясе, вновь пробудив в капитане легкую зависть. Он не понаслышке знал, что такие рясы весьма легкие и удобные, но самому среплицировать такое у него не хватало полномочий: он не умел пользоваться программой по моделированию одежды, а просить кого-то более способного было зазорно. Обменявшись с Селар дежурными фразами, он освободил уставшие ноги от обуви, а плечи от кителя. Обувь аккуратно легла у порога, а китель не менее аккуратно повесился на спинку стула – все в строгом соответствии с вулканскими представлениями о гармонии интерьера. В вулканской каюте жарко было даже без кителя, но в чужой монастырь не принято ходить со своим кондиционером. Обстановка располагала к уединению и заставляла забыть о существовании остальной части корабля.
На полу лежала медитационная каменная плита из редкой породы мрамора, добываемого только из недр Вулкана или ближайшего промышленного репликатора. Плита была щедро украшена по краям различными фресками и вкраплениями «связанного железа», которые ярко переливались в свете свечей и образовывали вулканские иероглифы, составляющие собой несколько символических цитат из трактатов Сурака о подчинении внутренних демонов. Такие плиты у вулканцев имели почти религиозное значение, и вулканцы относились к ним очень трепетно: каждая плита уникальна и может иметь строго одного хозяина. Согласно традиции, если хозяин плиты умирал, уничтожалась и его плита, поскольку никто не мог претендовать на нее. Впрочем, многие вулканцы мыслили широко и могли обходиться обычным ковриком, подобно тому, что принес собой тен Волде и в данный момент стелил его рядом с мраморной плитой: Селар настояла, чтобы коврик всегда находился при своем хозяине, не забыв добавить, что это важная часть ритуала.
Когда они оба были готовы, Селар заняла на своей плите позу лотоса. Капитан последовал ее примеру почти на уровне рефлексов. Она протянула ему свою руку, чтобы он мог своей ладонью слышать ее пульс, концентрироваться на его частоте и пытаться синхронизировать их сердца. Она освоила технику совместной медитации много лет назад, а капитан до сих пор не мог быстро собраться с мыслями и подбирать правильный ритм для своего дыхания. Практика приходит с опытом, а до тех пор Селар была ведущей в этом танце без движений. Капитан слышал, как ее пульс постепенно замедляется. Их сердца синхронизировались на несколько секунд, создав легкий резонанс в неподвижных телах, после чего пульс ведущей дразняще нарушил заданный ритм, замедлившись еще сильнее. «Догонять» пульс своей ведущей было подобно погружению на дно колодца – главное не думать о глубине. Разум постепенно очищался от посторонних мыслей, параллельно ощущая, как вселенная постепенно сжимается до размера одной жаркой вулканской ладони, как в уши закрадывается легкий гул от звука пламени свечей, и как неприятные ощущения от неудобной униформы постепенно превращаются в едва осязаемый белый шум где-то за пределами этой микрореальности.
Капитан не знал, что в этот момент творилось у Селар в голове, но он почему-то готов был ручаться, что там не математические формулы и логические трактаты, а нечто столь же чуждое, сколь и знакомое обычному человеку. В его же голове он был маленьким человеком, настолько крошечного размера, что мог стоять на краю стакана, наполненного водой. Сделав шаг вперед, он прыгнул вниз, и пока он летел ничтожные миллиметры до водной глади, он чувствовал, как продолжает уменьшаться, а весь остальной мир – увеличиваться. Вот капитан уже в воде, и стал настолько маленьким, что мог разглядеть молекулы, и отличить друг от друга кислород и водород. Атомы в молекулах начали множиться, и постепенно молекулы становились все сложнее и запутаннее. Химия не знала подобных формул, и никогда бы не узнала, но Питер начал осознавать, что атомы постепенно складываются в отчетливые рисунки. Портреты различных членов его экипажа смотрели на него, и во взглядах читалось одно и тоже – гордость за то, что они служат в звездном флоте. Они готовы были пойти до конца ради идеи, положить на алтарь благополучия федерации все, что потребуется, и смиренно идти дальше. Капитан тонул в их лицах и старался разглядеть что-либо за стенками стакана, но там была лишь тьма, в завесе которой куталось неизведанное, и откуда доносились редкие глухие удары, сохраняющие резонанс.
Прошло три часа. Их тела уже забыли, что они не единое целое, и очнулись от медитации одновременно. За эти три часа их руки словно срастались, и их расцепление всегда отдавало болью. С каждым телодвижением боль капитана разливалась по новым частям тела: его конечности затекли, а кровообращение было нарушено неподходящей одеждой. С трудом поднявшись на ноги, он понял, что до своей каюты он не дойдет – это было естественно. Лишь тренированные вулканцы умели быстро возвращать свой организм обратно в реальность после такого погружения, Питер же с каждым проделанным шагом чувствовал, что все еще продолжает тонуть и вот-вот захлебнется в море безмятежности. На дне этого моря его ожидал хороший сон, и диван у обзорного окна готов был в очередной раз принять капитана в свои мягкие заботливые объятия. Селар поднялась без особых усилий. Свернув губы в трубочку, она задула свечи. Тишина перемешалась с тьмой, превратившись в почти осязаемую стену, через которую Питер слушал шорохи, с которыми Селар стягивала с себя рясу и готовила себя ко сну.
«Спокойной ночи, Селар» - разрезал тишину негромкий голос капитана, раздавшийся с подушки на диване. Каждый раз после этих слов Селар отвечала ему молчанием, потому что точно знала, что после медитации ночь не может не быть спокойной, и в подобных пожеланиях не нуждается.

72
Махмуд проследовал в свою каюту. Задание капитана выглядело довольно необычно, над этим следовало порядком поразмыслить. Для того чтобы надежно разнести в щепки «Миркул», потребовалась бы значительная мощность, пожалуй не менее пятисот тонн тротилового эквивалента, да еще и разбросанного по всему кораблю. Естественно, можно было пойти по пути наименьшего сопротивления и синтезировать побольше аммиачной селитры, засыпать её в бочки, присоединить несколько магниевых запалов, а дальше одна искорка и все взлетит на воздух, но это было слишком просто и к тому же весьма и весьма энергозатратно. Можно было бы конечно синтезировать селитру по старинке, но на это требовалось время и масса оборудования, а также десятка полтора людей, которые будут заниматься только этой проблемой, чего себе экипаж «Кюри» сейчас позволить не мог. Возможно было синтезировать более мощную взрывчатку, типа С4 или что-то более современное, это уменьшило бы вес в несколько раз, но все равно затраты энергии были бы более чем значительными, даже не учитывая усложнившуюся структуру синтезирующегося материала.
Поразмышляв еще немного и бегло прикинув примерную «стоимость» этого фейерверка, Мураки решил и вовсе отказаться от чисто химической взрывчатки. Это был простой, но слишком уж топорный метод, больше подходивший клингону, чем человеку. Необходимо было более изящное, хоть и довольно технологичное, по меркам 24-го века решение.
Можно сказать, идея создать именно ядерный боеприпас просто летала в воздухе. Набросать принципиальную схему атомной бомбы имплозивной схемы и объяснить основные принципы её работы мог даже обыкновенный школьник. Это было старое, проверенное веками, устройство. На своей заре даже Федерация порой использовала устаревшее, но от того не менее эффективное ядерное оружие. Махмуду нравилась историческая литература, а в последнее время он увлекся периодом первой войны с Ромулусом. Порой, когда выдавалась свободная минутка, он даже спускался на голодек и включал симуляцию одного из сражений той кровавой войны, погружаясь в темные и холодные недра боевых мостиков прошлого.
После недолгих поисков в базе данных Махмуд нашел несколько чертежей старых ядерных боеголовок, немного поколдовав и слегка упростив их он запустил программу репликации. Бомба была простой и надежной, с истинно дубовой электроникой, но от этого еще более надежной. Примитивный часовой механизм и никакой системы деактивации, в случае чего бомбу можно было попросту выбросить в открытый космос - дефлекторы с легкостью выдержали бы десятикиллотонный взрыв.
После пары часов не очень напряженной работы, Махмуд умилился непревзойденной простоте и неприхотливости данной конструкции. Сам боеприпас был спрятан в прочный кожух, для того чтобы разломить который потребовалось бы изрядно позволяться, даже используя фазер что, в определенной мере, защищало бомбу даже от прямого физического воздействия.
Внимательно проверив получившийся агрегат и удовлетворившись результатом, лейтенант отправил капитану короткое сообщение: «Ядерный боеприпас номинальной мощностью 10 Кт ТНТ смонтирован и готов к применению».

73
Джулианна удалилась в свой небольшой медотсек на 16 палубе. Ее ждало непростое задание - осматривать гордого и высокопоставленного эмиссара федерации. Разумеется, перспектива как следует изучить бетазоидскую анатомию, в особенности паракортекс, вдохновляла триллку. Но она прекрасно знала, что нет более неприятных пациентов чем те, которые искренне не хотят лечиться. Чтобы убедиться в точности осмотра, Джулианна настроила медицинский трикодер специально под медицинские показатели эмиссара, полученные при последнем осмотре...
...Джулианна не смотрела на часы, но по внутренним ощущениям прошло никак не меньше нескольких дней. Хотя, обрывками здравого смысла триллка понимала, что ошибается. Нужно было как-то справиться со стрессом и успокоить расшатавшиеся нервы.
- Компьютер, включить симуляцию звука работы варп-ядра!
Послушная система издала писк и повиновалась - медотсек зазвучал в точности, как инженерный. Джулианна сняла халат, прикрыла глаза и начала исполнять мужскую партию ритуального болианского брачного танца.

74
- Турболифт прибыл к точке назначения. Пожалуйста, будьте осторожны, - как всегда мелодичный голос сопроводил затихающий плавный гул, сопровождавший движение турболифта и последовавшее за остановкой кабины открытие дверей на нужной лейтенанту Макарове палубе. Николай вышел из кабины лифта и проследовал по коридору в направлении своей цели - личной каюты исполняющего обязанности начальника безопасности данного звездолета, по чьему приказу он и должен был "получить снаряжение второго уровня, а затем явиться лично для постановки боевой задачи". К сожалению, больше ничего в приказе сказано не было, но, с другой стороны не требовалось быть "гигантом ума", чтобы догадаться, что грядущая боевая задача явно связана с тем необычным напряжением, которое охватило сейчас корабль (приказом капитана на звездолете были введены повышенные меры безопасности, и введены они были совсем неспроста - агрессивное помешательство энсина Григорьева, пытавшегося атаковать старшего по званию, а также необычное и странное поведение некоторых других членов экипажа были, с точки зрения самого Николая, вполне достаточной причиной усилить меры безопасности), а еще возможно, и с причиной появления этого самого напряжения среди экипажа корабля.
Причина, впрочем, лейтенанту Макарову также была более чем очевидна. "Миркул"... треклятущий "Миркул" - звездолет с кучей трупов на борту, на котором произошло нечто поистине чертовски неправильное, ибо если верить тому, что пока было известно, экипаж "Миркула" перебил сам себя поддавшись необычному массовому помешательству. Помешательству, следы которого, к несчастью, проявились и среди некоторых членов экипажа уже "Марии Кюри", отправленной за "Миркулом" со спасательно-поисковой миссией. Гадать и правда можно было довольно долго, но одно было известно точно - по стандартным правилам, получение "снаряжение второго уровня" (за этим наименованием скрывалась фазерная винтовка, которая сейчас висела у лейтенанта за спиной на ремне в положении "стволом вниз"), и приведение оного в боеготовность были предписаны в ситуации, когда либо военнослужащие направлялись непосредственно в боевое столкновение с противником, либо существовала "существенная угроза" вступления в такое столкновение.
Увлеченный подобными мыслями, лейтенант почти не заметил того времени, за которое он преодолел расстояние от кабины турболифта до двери каюты лейтенанта младшего ранга Махмуда аль-Мураки, приказом капитана Питера тен Волде назначенного исполняющим обязанности начальника безопасности корабля, а следовательно, являвшегося сейчас для самого Николая непосредственным командиром.
Остановившись у двери, Макаров нажал на кнопку интеркома после чего негромко, но довольно четко произнес в микрофон:
- Первый лейтенант Николай Макаров по Вашему приказанию прибыл, сэр. Разрешите войти?

75
На корабельных часах пробило одиннадцать часов вечера, и по кораблю прозвучало оповещение о конце вечерней и начале ночной смены. В инженерном отсеке стояла громкая суета, куда более громкая и суетливая чем обычно, которая прервалась лишь на время короткой пересменки, после чего вокруг снова стало шумно. Спустя пять минут Бьерн уже вошел в свою каюту. Она была достаточно просторной и располагалась в кормовой части второй палубы так, что сквозь большое панорамное окно было прекрасно видно гондолы и большие светящиеся красным цветом коллекторы Бассарда. Что касается обстановки, то большую часть комнаты занимал большой стол с сенсорной поверхностью, который инженеры ласково называли “Бильярдный стол”, вокруг которого были расставлены два кресла и диван, так что можно было смело сказать, что это был самый многофункциональный кофейный столик с самой большой вычислительной мощностью среди кофейных столиков. В данный момент на нем красовались схемы ЭПС Соверена. На стенах весели картины с морскими пейзажами и парусными кораблями, а один такой даже стоял на рабочем столе в углу комнаты и ждал того часа, когда он уже наконец то будет собран. “Компьютер, кофе, черный” - сказал Бьерн, расстегнув китель и кинув его на кресло, после чего взял свежесреплицированную чашку горячего зернового энергетика и плюхнулся на диван. - Компьютер, завершен ли расчет, который я запросил днем? – Задал вопрос Финштад куда то в потолок, после чего отовсюду донесся электронный женский голос главного компьютера, - Расчеты завершены после итерации номер сорок восемь тысяч сто пятьдесят семь с учетом заданной погрешности со значением эпсилон равному нулю целых и одной стотысячной. Ответ – отрицательный. Варп ядро судна класса “Соверен” не способно добиться выходной мощности более одиннадцати целых ста восьмидесяти тысячных петтават. Конец первого запроса, - после короткой паузы холодный голос корабля продолжил ломать надежды Финштада, - ЭПС не способно выдержать указанную нагрузку в тринадцать целых петтават. Критическая граница равна одиннадцати целым восьми сотым петтават. Конец запроса ном… - Да заткнись ты уже. И так испортила всё настроение, - заткнул компьютер Бьерн и уставился пустым взглядом в картину с весельно-парусным кораблем семнадцатого века. Что-то заставляло Финштада продолжать смотреть на картину. “А была ли она здесь раньше?” крутилось в голове. “Нет, конечно, была… я лично её привез” пытался он ответить сам себе. Но чем дольше Бьерн смотрел на весла, бизань мачту, снующих по палубе матросов и такелаж, тем сильнее нарастало необъяснимое беспокойство. - Компьютер, новый запрос…. – Бьерн замолк. - Ожидаю, ввод исходных данных, - снова раздался голос компьютера, после чего Финштад пододвинулся к «кофейному столику» и быстро начал стучать по нему пальцами исписывая его поверхность сложными математическими формулами, неподвластными мозгу простого человека. - Результат, положительный. – ответил компьютер, после чего Бьерн рванул с дивана и выбежал в коридор, забыв надеть китель. - Компьютер, где находится капитан?
- Капитан тен Волде находится в каюте номер два шесть шесть четыре, принадлежащей доктору Селар.
Согласно уставу Бьерн схватил свой китель, как сумасшедший, и спустя несколько мгновений он уже стоял на пороге каюты и звонил в дверь. Но вместо хладнокровной вулканки, его встретил сонный капитан в помятом кителе.
- Финштад?
- Капитан?
Оба мужчины посмотрели друг на друга крайне недоумевающими взглядами. Капитан оглянулся, чтобы посмотреть на часы, но тут же вспомнил, что в каюте у Селар нет настенных часов.
- Лейтенант? – поприветствовала его Селар, выглядывая из-за капитанского плеча.
- Доктор? – неуверенно кивнул Финштад.
- Капитан, - кивнул неизвестно откуда взявшийся проходящий мимо энсин Хастер.
- Энсин, - кивнули ему в ответ три сконфуженных головы.
Энсин направился дальше по коридору, прервав паузу в неловком моменте.
- Изъясняйтесь, лейтенант, - наконец-то начала внятный разговор Селар на правах хозяйки каюты, после чего капитан слегка подвинулся в сторону, уступив ей место.
- Простите, но я к капитану.
- К капитану? То есть ко мне? – слегка приподнял Питер брови и вновь загородил собой узкое пространство между вулканской женщиной и инженером-на-кофеине, - У Вас что-то срочное?
- Вы сейчас можете говорить?
Питер посмотрел на Селар, словно спрашивая разрешения. Она выжидающе смотрела на него своей каменной маской, но капитан точно знал, что за ней скрывается вопрос «А почему ты распоряжаешься дверью моей каюты?».
- Конечно, - ответила Селар за капитана, оторвав от него свой взгляд, - Проходите. Я среплицирую Вам кофе.
- О, кофе будет очень кстати! – возбужденно выплюнул инженер, стараясь протиснуться между капитаном и дверным косяком. Двери с шипением закрылись. Жар каюты сразу же окутал Финштада, и тот едва не забыл, зачем пришел. Он потянулся рукой к своему воротничку, - Вы позволите?
- Конечно.
Китель Финштада неаккуратно лег на стул, создав ощущение легкого беспорядка в каюте. Капитан, привыкший к тому, что в этой каюте все всегда идеально располагалось на своем месте, поднял инженерный китель, расправил его и аккуратно повесил на спинку стула. Финштад решил скрыть чувство легкого стыда за маской невежества, и с благодарностью принял из рук Селар горячую чашку с кофе. На его виске блеснула капелька пота.
- Итак, - воткнул капитан свой недобрый взгляд в Бьерна, когда хлюпанье разлилось по всей каюте, - Я надеюсь, Вы сюда не за горячими напитками пришли.
- Да! – Бьерн поставил чашку на столик, - Капитан, у меня есть план по модификации варп-поля.
- План?
- Ну, не план, а скорее идея.
- Хорошая идея?
- Ну, не совсем. Это, скорее, теория.
- От плана до теории за три секунды? Далеко пойдете, лейтенант…
- Теоретически, - Бьерн промокнул рукавом свой лоб, - Миркул – исследовательское судно с расширенными возможностями по защите от опасной среды.
- Очевидно, что его возможностей не хватило, - вмешалась Селар, присев на диван.
- Его варп-ядра рассчитывались на ускоренную запитку буферов дефлекторной тарелки.
- Как врач, я рекомендую вам пить меньше тонизирующих веществ, - доказала Селар, что вулканцы умеют язвить по-своему.
- Конечно, - кивнул Бьерн и еще раз отхлебнул из чашки, - Суть в том, что при критических ситуациях каждое из варп-ядер может дать почти по два петаватта на протяжении десяти минут.
- И? – наморщил капитан свой лоб.
- И мы могли бы установить их на наше судно.
У капитана перед глазами пронеслась картина, в которой безумный инженер сбрасывает с Марии Кюри варп-ядро, и ставит на его место ядро с Миркула.
- Что?! – чуть не подавился он своими догадками.
- Мы демонтируем ядра с Миркула и прикрепим их на внешнюю обшивку Марии, предварительно присоединив их к второстепенной ЭПС, которую мы изолируем и подведем к гондолам. Таким образом мы распределим дополнительные четыре петтавата по системе, которая рассчитана на шесть! – Бьерн был настолько возбужден, что чуть не хлопнул в ладоши с кружкой в руке, но быстро сообразил, что к чему, тем самым спася диван Селар.
- И вы считаете, что это сработает? – Приподнял бровь капитан и начал пробуривать своим взглядом в Финштаде отверстие, размерам которого бы позавидовала кимберлитовая дыра в Южной Африке.
- Скажем так, Капитан, это единственный вариант, при расчете которого компьютер не назвала слово "невозможно”. – Бьерн сделал еще один громкий глоток и тут он почувствовал на себе тяжелый взгляд хозяйки каюты, - Еще раз приношу извинение за столь сумбурное вторжение, госпожа Селар, в любых других обстоятельствах я бы подождал следующего утра и доложил бы на собрании.
- Не стоит, - монотонно ответила доктор, - Вы хотите сэкономить время и как можно быстрее начать приступить ка работам. – Тактично заметила Селар, хотя любой человек в здравом уме сразу поймет, что это вулканский способ сказать “Проваливай из моей каюты!”
- И каковы прогнозы? – спросил капитан, продолжая сверлить дыру в инженере.
- Прогнозы, капитан? – переспросил с некоторой усмешкой в голосе Бьерн, - Прогнозы таковы, что мы либо сделаем все так, как я это представляю, и благополучно доберемся до галактики, либо мы бесславно погибнем посреди полей негативной энергии, и от нас не останется ничего, что можно было бы похоронить или почтить память…
- Нет, я не то хотел сказать, - перебил его Питер, - Если я дам добро на эту чушь, сколько понадобится времени?
- Ну… - замялся Бьерн, - По предварительным расчетам, которые я провел, пока здоровался с вами, наверное несколько часов… или дней… Понимаете, придется немного модифицировать фазеры в шаттлах…
- Фазеры? – переспросил капитан, все сильнее сомневаясь в адекватности собеседника, - В шаттлах?
- Так точно. Нам будет необходимо чем-то прорезать в обшивке каналы новых веток ЭПС. Плюс, модификация варп-ядер с Миркула… это, кстати, зависит от их текущего состояния. Плюс, монтаж новых веток ЭПС. Плюс, предварительные проверки безопасности…
- Все ясно, - выдохнул капитан, - Либо мы здесь застряли на веки, либо на тысячелетия.
- Я могу все сделать быстрее, - Финштад внезапно набрался уверенности в голосе, - В академии я увлекался сбором моделей первых варп-двигателей. Они были в масштабе один к тремстам и были почти настоящими, только без антиматерии и магнитных ловушек. Иногда я импровизировал, и у меня получались космолеты из шоу про капитана Таггарта…
- Капитана Таггарта?.. – переспросила Селар, заранее разочаровавшись в ответе.
- Да, - кивнул Питер, - Это популярная серия новелл про космического бойца с преступностью. В триста четвертом эпизоде он был вынужден модифицировать свое судно подобным образом для борьбы с космическим осьминогом.
- Обязательно ознакомлюсь, коммандер. Спасибо за совет. Это всё что вам потребуется?
- Нет, еще нам нужно будет очень много рук.
- О, господи, Финштад! – Воскликнул капитан.
- Да, сэр, нас в инженерной секции всего две сотни. Нам нужна будет помощь, чтобы прокладывать ЭПС, работать с шаттлами и так далее.
- А…хорошо. Даю вам полномочия. Приступайте, Бьерн. Да прибудет с нами сила, чтобы со всем этим справиться. – Капитан поднялся, а вслед за ним и Бьерн с Селар, после чего все прошли к двери.
- Доброй ночи, капитан. И вам госпожа Селар, тоже. Начнем сейчас же, после такого количества кофе, я всё равно не усну.
- Обязательно наведайтесь утром в мед. Отсек. Я вас осмотрю. В вашем возрасте пить столько кофеина вредно для кровеносно-сосудистой системы. – На этот раз уже Бьерн пробуравил доктора достойным любого вулканца взглядом. Двери закрылись, и Бьерн направился в инженерную секцию.

76
- Шестнадцатая палуба, - мелодично оповестил Вана компьютер, открывая перед ним двери турболифта.
Коридоры сей палубы выглядели абсолютно также, как и все остальные коридоры на этом корабле. Единственное различие было в том, что скрывалось за герметичными створками отдельных кают. Так как эмиссару ни разу не приходилось ранее бывать на шестнадцатой, пришлось воспользоваться информационной панелью на ближайшей стене, чтобы найти расположенный здесь медицинский отсек.
Он не любил врачей. Не потому что, что они стремились во всех смыслах залезть к нему под кожу, а потому, что они любили посылать к другим врачам. Иногда череда врачебных направлений становилась бесконечной, при этом заставляя пересекать практически всё пространство Федерации в поисках необходимого доктора. На этот раз требовалось преодолеть всего лишь несколько десятков метров, чтобы добраться до искомой цели, но даже они казались долгими и совершенно излишними - чем основной медотсек был плох?
Наконец, Милод нашёл требуемую дверь, и стоило только автоматике убрать последнюю преграду между ним и доктором Бран, как он застал довольно интересную картину - самку из расы триллов, извивающуюся в чувственном и весьма экспрессивном танце. Она, похоже, его не заметила, и с закрытыми глазами продолжала танцевать, а бетазоид решил не отвлекать её от сего действа, наблюдая за её движениями. Вану потребовалось некоторое время, но всё же он узнал этот танец - как-то раз ему довелось присутствовать на свадьбе дочери Третьего Дома Бетазеда с сыном болианского премьер-министра, и танец их был... весьма запоминающимся.
Внезапно Джулианна приоткрыла свои глаза и, едва увидев Вана, выпрямилась, а личико её покраснело от стыда.
- На Боларусе IX вас могли бы счесть сумасшедшей, знаете-ли, - с улыбкой произнёс он, присев на одну из кроватей. - Быть может, стоит разучить женскую партию?

77
Махмуд довольный работой откинулся в кресле и довольный собой придавался ничегонеделанью, попивая мерзкое синтегольное пиво. Ситуация вокруг складывалась на редкость паршивая, но все же лейтенант не собирался отказывать себе в маленьких человеческих радостях. Свихнуться от постоянного перенапряжения было ничем не лучшим вариантом, чем сойти с ума из-за воздействия галактического барьера на корабле призраке.
В дверь позвонили. Мураки лишь краем взгляда посмотрел на панель интеркома. Звук был выключен и стандартного флотского приветствия он не услышал.
- Ну что же – труба зовет, - меланхолично пробормотал он и открыл дверь – Войдите, здравствуйте лейтенант. Проходите, присаживайтесь, - указал на небольшой диван в углу Мураки.
- Думаю, вам это не понадобится, - указывая на фазерную винтовку, сказал младший лейтенант. – Особенно в свете последних событий. Я не хочу, чтобы у кого-то было тяжелое оружие, вообще. Только табельные фазеры – нам трупы не нужны. Ну а так, подготовьте своих людей к подавлению беспорядков. Увы, ничего другого пока сказать не могу. Не думаю, что нам следует вообще туда возвращаться.
Тихо пиликнул интерком. Махмуд бегло проглядел текст приказа и поморщился. Идея вернуться на «Миркул» лейтенанта нисколечко не вдохновляла, но теперь у него была возможность перепоручить все это Макарову.
- Плохие новости, по всей видимости, капитан с главным инженером так не считают. У главного инженера созрел какой-то гениальный план и ему потребовались варп-ядра «Миркула». Соберите всех сотрудников службы безопасности, нам, скорее всего, оставьте только занятых на вахте. Мне придется остаться на борту «Кюри» и помочь в калибровке наших систем, Вы же возглавите охрану группы высадки. Вопросы?

78
Джулианна мгновенно среагировала на вошедшего Эмиссара и замерла, как вкопанная.
- Компьютер, остановить программу! - скомандовала триллка и повернулась к Милоду.
Тот смотрел на неё со смесью насмешливости и презрения. По крайней мере, именно так казалось смущённой Джулианне.
- Прошу прощения, я увлекаюсь культурными особенностями различных рас. Я думаю, что моя профессия ксенобиолога даёт мне на это полное право. Вы пришли на осмотр? - быстро парировала возможные нападки триллка. Впрочем, их не последовало.
- Я не имею ничего против ваших увлечений. Просто постарайтесь провести осмотр побыстрее, у меня слишком много важных дел, знаете ли, - произнёс Милод и прошёл к медицинской койке.
Джулианна улыбнулась. Она предвкушала прекрасное времяпрепровождение на ближайшие минимум четыре часа. Этот прекрасный образец бетазоидского гуманоидного разумного вида так быстро этот медотсек не покинет...
...Триллка старалась быть профессиональной. Поэтому с максимально каменным выражением лица, которое она искренне пыталась скопировать у доктора Селар, Джулианна проводила тесты. И ещё тесты. И ещё. Кроме многоспектральных сканирований всего тела Милода, начиная общемедицинским, и заканчивая клеточным, она проводила опыты. Ведь организм нужно было проверять не только в состоянии покоя...
...Прыжки в высоту, пение различных нот, тесты на телепатию, бег на месте, упражнения на реакцию - так над несчастным Ваном Милодом не издевались уже давно. К счастью, маленький медотсек не голодек и был ограничен пространством. Как и воображение Джулианны. Под конец, кроме обновлённых стандартных медицинских данных и полной расшифровки ДНК, которую требовалось переправить на компьютер исследовательской лаборатории и запросить код старшего научного офицера, доктору Бран всё же нашлось найти несколько аномалий в теле эмиссара. Во-первых, даже не смотря на стресс от нестандартной ситуации и раздражающего факта дотошного врача, показатели мозговой активности Эмиссара были уж слишком высокими. Особенно активная нервная деятельность была в паракортексе.
Джулианна замерла. На секунду она задумалась - с настолько активным паракортексом какова вероятность того, что Милод читает вообще все мысли вообще всех? Это предположение заставило триллку глубоко сглотнуть, подавив растущую внутри волну страха.
- Мистер Милод, скажите...мне есть смысл вам рассказывать о том, что я нашла? И у меня есть шанс выйти из комнаты живой? - ответила Джулианна, уже ни на что не надеясь.

79
Дверь каюты с тихим шелестом отъехала в сторону, давая Макарову возможность войти внутрь. Возможность, которой лейтенант не став медлить и воспользовался. Найти владельца каюты, впрочем, не составляло особого труда - лейтенант младшего ранга аль-Мураки, недавно назначенный на должность начальника безопасности звездолета отдыхал в своем кресле. Насколько мог судить Николай, его собеседник был крепко слаженным мужчиной примерно одного возраста с самим Макаровым, и, пусть и не сильно, но все же выраженными в его внешности чертами, выдающими его восточное происхождение. Кстати, этот самый хозяин каюты похоже как раз сейчас предлагал лейтенанту занять место на диванчике. "Что ж, в ногах правды нет, как говорит одна мудрая старая поговорка", - слегка меланхолично подумал Макаров, отвечая лейтенанту аль-Мураки:
- Благодарю, сэр...
Макаров присел на предложенное ему место и внимательно выслушал то, что говорил ему человек, являвшийся ныне его непосредственным командиром. Что ж, в целом грядущая боевая задача была Николаю вполне ясна. Даже не так - в принципе, с точки зрения того, что требовалось лично от него ему были ясны обе боевые задачи, в том числе и ее новая версия, включавшая в себя пребывание на борту "Миркула" несколько более длительное время и обеспечение безопасносного периметра во время процедуры изъятия варп-реактора звездолета-призрака. Конечно же, с точки зрения пожалений самого лейтенанта идея задержаться на подольше на борту "Миркула" не была ему "по нутру", но с другой стороны - хотя он был пехотинцем, а не инженером, но тяжесть их положения и предстоящей им задачи по новому преодолению Галактического Барьера Николай вполне понимал. Понимал лейтенант и то, что сейчас от точного и добросовестного выполнения своего долга каждым из присутствующих самым прямым образом зависит то, вернется ли "Мария Кюри" домой или же им уготовано сгореть в потоках энергии Барьера либо сгнить в вечном дрейфе за пределами Галактики. Дождавшись, пока лейтенант аль-Мураки закончит свою речь, Николай обратился к нему:
- Боевая задача мне ясна и, с Вашего позволения, сэр, я начну собирать десантную группу. Тем не менее, хотелось бы озвучить особое мнение - научный отдел еще не сделал точных выводов на тему, что же стало причиной столь фатального помешательства, а потому я вижу целесообразным просить Вас все же дать разрешение на применение снаряжения класса два. Просто на всякий случай. И еще, - Макаров сделал небольшую паузу, снова мельком окидывая взглядом странный прибор, явно не являвшийся частью стандартного оснащения каюты, но при этом напоминавший лейтенанту нечто смутно знакомое (хотя он так и не смог припомнить что именно), - извините за вопрос не по делу сэр, но что это за прибор у Вас в каюте?
Николай жестом руки указал прямиком на собранную Махмудом за некоторое время до этого взрывное устройство...

80
На четыре часа Милод превратился в белую мышь, над которой проводились всяческие опыты, пытаясь удовлетворить любопытную жажду пытливого ума доктора Бран. В мыслях её читалась восторженность, даже радость от исполняемых ею обязанностей - судя по всему, ей раньше не доводилось исследовать бетазоида. Чем больше данных она получала, тем более восторженной она становилась, но, в то же время, в ней пробуждалась настороженность. Показания Вана выходили за пределы возможностей всех рас Федерации, и в его присутствии Джулианне, в конце концов, стало даже не по себе. Немаловажную роль в этом сыграло выражение лица пациента, которого она в течении четырёх часов практически без остановки подвергала всевозможным тестам. Некоторые из них были совершенно излишними, но эмиссар повиновался - его собственные мысли были слишком отстранены от его физической оболочки, чтобы выражать протест. Да и за эти четыре часа каким-то странным образом он не почувствовал никакой усталости, даже несмотря на немолодой возраст.
Наконец, обнаружив паранормальную активность паракортекса, Бран полностью отдалась страху, вербальным образом выразив свои опасения.
- Почему вы считаете, что я угрожаю вашей жизни? - недоумевающе переспросил дипломат у своей мучительницы. Конечно, за последние четыре часа он не проникся к ней любовью, но едва ли это было достаточной причиной для убийства.
Дальнейший их диалог больше походил на монолог, так как Милод не давал времени доктору на оперирование её языком.
- Да, в данный момент я слышу мысли всех членов экипажа. Да, одновременно. Нет, они не сводят меня с ума. Хотя... я начинаю теряться во всех этих мыслях. Я всё чаще теряю концентрацию, и иногда, можно сказать, покидаю пределы своей телесной оболочки. Например, на недавнем совещании. Я планировал более активное участие в дискуссии, но вместо этого я чувствовал, как кто-то из младшего офицерского состава занимался сексом на где-то на нижних палубах. Я знаю, что это неэтично, но моя телепатия выходит из-под моего контроля - даже сейчас я с трудом удерживаю свои мысли в этом медотсеке, изо всех сил концентрируясь на общении с вами, но я не знаю, сколько смогу так протянуть.
Ото всей этой болтовни у него пересохло в горле, посему Ван обратил свой взгляд куда-то в сторону, приказав компьютеру угостить его стаканом воды. Компьютер повиновался, и в нише репликатора материализовался гранённый стеклянный стакан, наполненный оксидом водорода, ожидая, когда его оттуда заберут. Но жажда эмиссара была настолько сильна, что стакан с желанной жидкостью сам прилетел к нему, аккуратно соприкоснувшись с вытянутой рукой.
Удивлению Джулианны не было предела.
- Это был...
- Телекинез, - прервал он её на полуслове. - Я открыл в себе эту способность часов семь назад. Также я помню в малейших деталях всё, что происходило с момента контакта с барьером, я не устаю, и я не чувствую потребности во сне. Неудивительно, что вы испугались моих способностей. Но я боюсь того, что будет дальше... Инженеры уже вовсю трудятся над планом возвращения обратно в галактику, но что при этом произойдёт со мной? Я тоже превращусь в нематериальную форму жизни и стану призраком, преследующим Марию Кюри?
После этих слов доктор Бран действительно испугалась, а вместе с ней и Ван. Он боялся того, что капитан, в целях безопасности экипажа примет решение оставить его за пределами галактики, или просто убьёт. Надежда была только на медицинскую службу корабля, в мыслях сотрудников которой не было ни одной достойной идеи на данный момент.

81
Идей у Джулианны действительно пока не было. По крайней мере, без результатов биохимии и расшифровки ДНК. Пищание компьютера прервало этот странный диалог, сообщив о готовой части данных.
- О, а вот и ваша биохимия. Сейчас посмотрим, может придумаем, как нам всем помочь, мистер Милод, - сказала триллка и вывела результат на ближайший терминал.
К сожалению, полученные данные не сообщали ни о чём хорошем. На предложенные доктором Селар нейролептики его иммунная система отреагировала абсолютным блоком введённых веществ, а отобрать новые можно было только после тщательного изучения ДНК. Джулианна тяжело вздохнула. Никто не обещал, что будет легко. Но она любила вызовы.
- Придётся вам подождать, мистер Милод. Учитывая ситуацию, желательно в медотсеке. Это лучше...для всех. Неизвестно, какой эффект может ещё у вас проявиться.
С этими словами Джулианна покинула медотсек и направилась в исследовательскую лабораторию, предварительно приказав компьютер вывести туда данные по ДНК.

82
- Младший лейтенант, я услышал Вашу просьбу, но все же вынужден настоять на отсутствии тяжелого вооружения у группы высадки, только табельные фазеры – никаких исключений, более того, если у вас есть идеи как отказаться от любого летального оружия на борту то немедленно приступайте, в этом аспекте я полагаюсь на Вас, проявите творческий подход, - угрюмо проговорил Махмуд, а затем покосился на стоявшую поодаль ядерную бомбу, - Я свой уже проявил, это атомный боеприпас, которым вы взорвете корабль после эвакуации группы высадки, он будет ждать вас на ангарной палубе, - сказал он и запросил телепортацию, через несколько секунд «сундук» растворился в свете телепорта.
Мураки встал с кресла и подошел к иллюминатору, пытаясь разглядеть скрывающийся в тьме космоса «Миркул», но он был слишком далеко, а свет далеких звезд едва освещал его обшивку.
- Николай, Вы хороший офицер и лучше меня знаете, что такое бой с противником глядя ему в глаза, я прошу Вас, не как вынужденный командир, а как товарищ и офицер – не позвольте ситуации выйти из-под контроля. Я отправился бы и сам, но я еще не до конца восстановился и думаю, что здесь от меня будет толку больше, - начал было оправдываться своей трусости лейтенант, но быстро взял себя в руки и продолжил, - Мы ни в коем случае не должны допустить того же что случилось на «Миркуле», если действия кого-то покажутся Вам странными – стреляйте. Ладно, нужно работать, отправляйтесь к Финштаду, он даст более детальные инструкции. Удачи, думаю она Вам пригодится, - тяжело вздохнул Махмуд.
Когда Николаев скрылся за дверью лейтенант грохнулся в кресло и достал из заначки бутылку настоящего нереплицированного рома, налил стакан до краев и в два глотка его осушил. Алкоголь немного притушил сомнения, нужно было действовать, лишь так он сможет уберечь себя и всех вокруг от неприятностей. Забросив в рот пару пластинок жевательной резинки, он быстро привел форму в порядок и отправился на ангарную палубу.
У Махмуда был огромный опыт работы в открытом космосе, за время войны он порядком поучаствовал в монтажных работах вне корабля, не говоря уже о том что он был одним из лучших, если не лучшим оператором фазерного вооружения, как минимум на своем курсе, если не во всем флоте, так что самую опасную часть пришлось выполнять ему.
Сначала он вывел один из шаттлов в космос, а затем аккуратно, сверяясь с полученной от Финштада схемой, он начал прорезать во внешней обшивке каналы по которым пройдут кабели ЭПС. Работа была довольно кропотливой, капли холодного пота выступили на его лбу, но все же он справлялся. Через час работа была завершена и он с чувством выполненного долга вернулся на корабль, готовый приступить ко второму и самому трудоемкому этапу – прокладке энергосети.

83
- Однако ж, - с удивлением прокомментировал (притом, наверное больше себе под нос, чем обращаясь к собеседнику) Николай слова шефа безопасности касательно природы того устройства, что сейчас было перед ним. Устройства, насчет которого он сейчас все же вспомнил, где именно мог подобное видеть. Подобные устройства Макаров видел как-то в музее, ведь вроде как, после изобретения корабельных силовых щитов и фотонных торпед как вооружение звездолетов они стали практически бесполезны. С другой стороны, лейтенант мысленно поставил плюс несколько очков находчивости и изобретательности своего нынешнего непосредственного командира - с учетом того, что с "Миркула" собирались снять его варп-ядра, ядерный боезаряд, подорванный внутри корабля был "как раз тем, что надо" для самоликвидации такого звездолета.
Если честно, мнение лейтенанта насчет необходимого вооружения .. действительно отличалось от оценок аль-Мураки, но приказ старшего по званию оставался приказом, тем более, что свое особое мнение сам лейтенант уже озвучил, а потому выслушав все инструкции от Махмуда, Николай коротки и четко ответил:
- Что ж, Ваш приказ и поставленная боевая задача мне понятны. По приказу главного инженера будем готовы выдвинуться на "Миркул" и обеспечить безопасный периметр в машинном отделении, - лейтенант вытянулся и козырнул в знак дополнительного подтверждения того, что приказ действительно понят и принят, через полсекунды добавив, несколько понизив голос, - и Вам Бог в помощь, сэр. Думаю, Его заступничество нам сейчас понадобиться, как никогда раньше...
Макаров вышел из каюты и.о. начальника безопасности корабля, проследовав привычным маршрутом обратно в свою каюту, по пути сдав обратно в арсенал фазерную винтовку. Добравшись до места он запросил через внутрикорабельную компьютерную сеть планы "Миркула" и следующие минут двадцать пять потратил на ее изучение, а также планирование будущего местоположения постов для каждого из тех бойцов, чье участие в операции он планирует запрашивать и которые поступят под его командование. Так или иначе, их частью работы было обеспечение того, чтобы инженерная бригада могла быстро и безопасно демонтировать столь нужные им сейчас дополнительные источники энергии, после чего им предстояла менее приятная часть работы в виде установления на борту "Миркула" уже приготовленного подрывного заряда, который должен был уничтожить злополучный звездолет. Закончив с работой и еще раз, на всякий случай, перепроверив свои планы, лейтенант обратился к корабельному главному компьютеру:
- Компьютер, передай приказ всем бойцам десантной группы быть в боеготовности по первому уровню и ждать моего сигнала. Заодно также передай, что у меня есть приказ и.о. главы безопасности мобилизовать свободных от вахты сотрудников безопасности согласно загруженного списка...
- Запрос понят. Исполняется, - ответил как всегда мелодичный голос корабельного компьютера, - что-нибудь еще, первый лейтенант?
- Да, - секунду поразмыслив, ответил синтетическому голосу Николай, - отправь вызов на двустороннюю связь главному инженеру корабля - лейтенант-коммандеру Финштадту...
Дождавшись, пока компьютер установит соединение и будет получен короткий ответ от мистера Финштадта, лейтенант обратился к нему:
- Сэр, говорит лейтенант Макаров из группы высадки на Миркул. Я хотел уточнить у вас детали операции. Как нам извлечь ядра и понадобятся ли нам скафандры?

84
После очередной удлиненной смены, Финштад мирно храпел на своем диване. Работа над шаттлами и прокладка новых ЭПС, было довольно утомительным делом, особенно тогда, когда к тебе в подчинение дают три десятка абсолютно незнакомых с инженерным делом людей.
Но внезапно его сон нарушил назойливый писк интеркома.
- Слушаю, - проворчал сонным голосом Бьорн, пытаясь открыть глаза после полуденного сна.
- Сэр, говорит лейтенант Макаров из группы высадки на Миркул. Я хотел уточнить у вас детали операции. Как нам извлечь ядра и понадобятся ли нам скафандры?
- Лейтенант, вы издеваетесь? – Бьерн сел на диван и смачно зевнул.
- Простите, Сэр?
- Я проводил вчера брифинг. Как для своих людей, так и для вашей группы высадки. И четко помню, что подробно объяснял весь процесс извлечения ядер и последующей их транспортировки к Кьюри.
- Прошу прощения, сэр. По всей видимости, я пропустил собрание…
- Ну, так чья это проблема? - Бьорн подошел к репликатору и взял кофе, - Хорошо. Слушайте внимательно. Я не стану повторять в третий раз. По прибытии на корабль, вам нужно будет протащить силовой кабель до инженерной секции. Там вы найдете систему аварийного выброса ядер и локально её запитаете. После этого вам всего лишь останется привести систему в действие. Касательно скафандров, то да, возможно они понадобятся. В процессе отстрела ядер – герметичность отсека будет нарушена. Так что да, они вам понадобятся. Затем вы подберете их на шаттлах, закрепив их на крыше и полетите к нам. Всё.
- Спасибо, сэр. Извините, что отвлек. Доброй ночи, сэр. – отрапортовал Макаров и отключился.
Финштад посмотрел на нетронутую чашку кофе, покачал головой и снова лег спать.

85
Журнал капитана, звездная дата 53541.4. Инженер Финштад придумал способ усовершенствовать метод, при помощи которого Миркул преодолел барьер. К сожалению, для реализации замысла мы вынуждены отправить еще одну группу высадки на Миркул, чтобы снять с него оба варп-ядра и установить взрывное устройство для уничтожения корабля. Предыдущий опыт высадки был на грани полного провала, но если верить записям капитана Льюис, пагубное воздействие Миркула со временем ослабевает. У научного отдела есть теория, по которой сущность, живущая на Миркуле, может поддерживать свое существование только благодаря заряду энергии из барьера, и чем дольше она «голодает», тем слабее становится. Надеюсь, это правда. В любом случае, мы вынуждены рисковать. Даже если этот план сработает, судьба эмиссара Милода, находящегося в данный момент под воздействием заряда, все еще остается под вопросом.

Иногда Питер жалел, что стал капитаном. Сейчас он сидел у себя в кабинете, читал отчеты с различных палуб, ждал докладов или новостей, и это был именно тот самый случай. Он чувствовал себя беспомощным, если не бесполезным, в то время как на нижних палубах сотни пар трудолюбивых рук превращали корабль в огромный чан с кипящей работой.
Глубоко вздохнув, он пробежался пальцами по клавиатуре своего интеркома, и через несколько секунд на нем появилось вулканское лицо на фоне успокаивающих стен лазарета.
- Селар слушает.
- Селар, Аль-Мураки отчитался о проделанной работе, - сказал капитан экрану с изображением главврача, - Каналы ЭПС готовы к монтажу, бомба на взводе, люди уже готовы демонтаж варп-ядер с Миркула. Инженер Финштад так же заявил о готовности.
Последовало двухсекундное молчание.
- Я офицер медицинской службы, капитан, - заявила она как можно более официальным тоном, - Вы связались со мной для того, чтобы узнать врачебное мнение по поводу работы инженерных служб?
- «Капитан»? – удивленно переспросил тен Волде, наклонившись поближе к экрану и проигнорировав вторую часть фразы, - Селар, я не знаю, что ты там себе подумала, но я тебя вызвал просто для того, чтобы поторопить с одним щепетильным вопросом касательно одного твоего пациента.
- Им занимается доктор Бран, - ответила она все так же официально, - В данный момент она находится рядом со мной. Эмиссар здесь так же присутствует.
На несколько мгновений капитан растерянно заткнулся.
- Хотите с ней обсудить данный вопрос? – нарушила Селар возникшую в эфире тишину.
- Да, пожалуй, - проговорил Питер и слегка отпрянул от экрана.
- Капитан, - поздоровалось с ним лицо триллки, - Это доктор Бран.
- Да, я вижу, - сложил он надменно руки на груди, - Есть новости по поводу эмиссара?
- Только плохие, сэр, - призналась она, - И они состоят в том, что феномен, происходящий с эмиссаром, до сих пор крайне мало изучен.
- Это не новости, - возразил капитан.
- Наши методы на него не действуют, сэр, - развела она руками, - В данный момент компьютер проводит еще несколько тщательных анализов.
- Вы уже долго его изучаете.
- Да, сэр, нам осталось его разве что по атомам разобрать. К изучению подобных явлений наша техника не была готова.
- Вы не боитесь, что он вас услышит?
- Это часть плохих новостей, - замялась она, - Согласно моим исследованиям, он и так нас слышит. И… не только то, что мы говорим.
- Да, я уже слышал от него про усилившуюся телепатию, - кивнул капитан с легким разочарованием, которое наверняка только что иглой вонзилось эмиссару в голову пятнадцатью палубами ниже, - Я надеялся, что это было преувеличение.
- Похоже, что он был прав.
- Все ясно, - послышался тяжелый вздох, - Дайте знать, если будет прогресс. Конец связи.

86
Что ж, по крайней мере столь волновавший Макарова вопрос о довольно чувствительной детали предстоящей операции разрешился, а это значит, что самому лейтенанту и его группе предстояло приступить к их части работы. Николай еще раз посмотрел на план машинного отсека "Миркула" на своем ПАДДе, после чего вновь обратился к центральному компьютеру "Марии Кюри":
- Компьютер, передай десантной группе мой приказ прибыть в ангар для выдвижения на Миркул. Полетим туда на шаттле, требуемое снаряжение - защитный костюм от вакуума и фазер второго типа, плюс базовый комплект инструментов. Время готовности - семь минут...
- Инструкции приняты и переданы бойцам отряда. Еще что-нибудь, лейтенант?
- Наверное уже нет... надеюсь...
Пробормотал себе под нос Макаров. Дальнейший путь лейтенанта лежал снова в оружейную (где он натянул на себя скафандр, но пока что не стал герметизировать шлем, приторочив его к рюкзаку) и вооружился стандартным фазером 2-го типа, после чего в ангар, где его уже ждали собравшиеся и экипировавшиеся члены десантной группы и уже подготовленный шаттл, который должен был доставить их к служебному шлюзу моторного отсека "Миркула".
Быстро окинув собравшихся взглядом, и, собравшись с мыслями сам, Николай четким и довольно громким голосом обратился к ним:
- Итак, дамы и господа, слушай боевую задачу! Нам предстоит высадиться на шаттле на лежащий в дрейфе параллельно нашего курса звездолет "Миркул", чтобы помочь в осуществлении задуманного главным инженером плана.., - по рядам бойцов прошел легкий ропоток, вполне понятный с личной точки зрения самому Макарову, но сейчас, исходя из сложившегося положения, не имевший особого значения, - я прекрасно понимаю, что вы сейчас об этом думаете и, видит Бог, сам бы не хотел туда возвращаться, но есть исключительные обстоятельства. "Мария Кюри" оказалась за пределами Галаактического Барьера и для безопасного возвращения нам необходимы дополнительные генераторы энергии в виде двух варп-ядер "Миркула". За ними то мы и идем. Короче - врать и преукрашивать я не буду, или мы выполняем эту боевую задачу, или имеем самые непосредственные шансы при попытке возвращения сгореть в поле негативной энергии, так что даже хоронить будет нечего.
Лейтенант замолчал, давая бойцам несколько секунд чтобы оценить то дело, которое им предстояло и насколько это самое дело было важно для их безопасного возвращения домой. Нестройный ропоток сменился пока еще такими же нестройными, но вполне конкретными ответами членов собранной им десантной группы:
- Что Ж, тогда чего же мы ждем, лейтенант?, - доложился стоявший ближе всего к Николаю флаг-сержант Джон Кенуэй, коллега Макарова по Корпусу Морской Пехоты, в воодушевляющем жесте подняв вверх облаченный в перчатку скафандра кулак. "Вот это уже другое дело, так держать", - довольно ухмыльнувшись подумал лейтенант, жестом руки приглашая бойцов занять место в шаттле, сопроводив этот жест словами: - Что ж, тогда "по коням". И еще один момент, хотя сканирование не показывает признаков жизни, тем не менее - оружие поставить в режим парализатора и держать наготове, кроме того, в одиночку никто никуда не ходит ни при каких обстоятельствах, пока мы на борту "Миркула". С Богом!
Десантному шаттлу не потребовалось много времени, чтобы принять на борт десантную группу, преодолеть расстояние до "Миркула" и пристыковаться к совершенно неповрежденному внутреннему шлюзу моторного отсека. Впрочем, по крайней мере часть опасений Макарова и аль-Мураки похоже, действительно оказались напрасными - обстановка внутри корабля хоть и была довольно давящей, но никакой актуальной угрозы пока что не наблюдалось. А поскольку в них никто не собирался стрелять, то следующие двадцать минут Макаров, сержант Кенуэй, а так же летевший с ними представитель инженерной группы занимались тем, что тащили к соответствующему разъему довольно тяжелый питающий кабель, который должен был обеспечить питание на систему сброса варп-ядер. Когда работа была сделана, инженер быстро подключил кабель к соответствующей системе, и так же быстро доложился о ее, системе, готовности к работе. Николай понимающе кивнул, после чего обратился к остальным бойцам:
- Ну вот и все. Шлемы загерметизировать, готовность к декомпрессии, - лейтенант загерметизировал свой скафандр и, убедившись, что остальные сделали то же самое, вызвал на связь дежурного офицера на "Марии Кюри", - Кинжал - Орлу-1, мы готовы начать процедуру сброса варп-ядер с "Миркула" по Вашему сигналу. Повторяю, готовы начать процедуру сброса варп-ядер, ждем Вашей команды...

87
Со стороны можно было подумать, что на ангарной палубе творится полная неразбериха, но на самом деле каждый, из почти двухста членов экипажа, задействованных в авантюре с варп-движками, точно знал свое дело и в кажущемся хаосе царил полный порядок. Сил наблюдал за всем этим со стороны и ему очень не нравилось его безучастие. Капитан дал ему смехотворное задание: «подготовить отчет о моральной оценке экипажа». О чем он вообще думал? Рассчитывал на то, что Т'жеван пройдется по каждому офицеру и его семье и спросит как у них дела? На выполнения этого «задания» у первого помощника ушло всего три часа, он собрал отчеты со всех постов, буквально ощущая негодование по этому поводу у каждого. Ведь все они занимались очень важными делами, в то время, как коммандер отправлял им свои «социологические опросы».
Предложение «стресс, но готовность выполнять приказы» было итогом его отчета – капитан тен Волде прекрасно знал об этом и без помощи первого офицера. Сил полагал, что причиной всему этому было отношение Питера к нему, ведь не мог же он отправить Т'жевана выполнять бессмысленное поручение, потому что больше своего первого помощника деть некуда.
Не собираясь просто так слоняться по кораблю или просиживать пятую точку в кресле на мостике, Сил решил посмотреть ход выполнения работ и в данный момент находился на ангарной палубе. Его внимание привлек шаттл над которым корпела кучка инженеров. Наверное готовили его к транспортировке ядер. Несмотря на всю, на первый взгляд, рискованность этой затеи, она очень нравилась Силу и он полностью ее поддерживал, хотя и напомнил капитану о своих словах о прикрытии. Ведь если бы их ждал корабль на той стороне, то всех этих проблем и издевательств над обшивкой «Марии» сейчас бы не было.
На мгновение внимание Сила отвлек один из инженеров у шаттла, так как тот вел себя в крайней степени подозрительно: он постоянно оглядывался по сторонам, будто ожидая кого-то или оценивая обстановку. Нет, любой мог так себя вести – это нормально, но за те несколько минут, что Сил провел наблюдая за работой группы, ни один из них не отвлекся. Присмотревшись внимательнее, Т'жеван понял, что этого инженера не было в группе с самого начала, более того он дождался пока никто не будет видеть, подложил что-то в шаттл и собирался убраться с места происшествия. Для первого помощника этого хватало для задержания и допроса – он перемахнул через поручень и побежал в ту сторону. - Немедленно перепроверьте весь шаттл, - проорал он группе инженеров, не сбавляя скорости.
- Что!? Но мы только что закончили четырех часовой осмотр.
- Это приказ! – громко добавил Сил, не оглядываясь, пытаясь выследить «нарушителя» в толпе.
Кажется, по дороге он опрокинул парочку ни в чем не повинных энсинов и одну из тележек с оборудованием, что привлекло внимание уже службы безопасности, которая отправилась вслед за ним. Опасения Сила подтвердились: поняв, что у него за спиной происходит что-то неладное, тоже начал бежать. Несколько неожиданных и резких поворотов позволили ему на мгновение скрыться в толпе.
Но Сил тоже был быстр, он выхватил фазер, оттолкнул ни в чем не повинного инженера и тот упал на пол.
- Стоять! – Крикнул Т’жеван в толпу, прицелившись в подозреваемого, по его мнению и немедленно выстрелил оглушающим лучом.
Служба безопасности подоспела как раз вовремя.
- Коммандер, что здесь произошло? – Один из офицеров сразу же побежал к подстреленному – тот был без сознания и офицер перевернул его.
- Судя по всему саботаж, - с чувством выполненного долга, Сил повесил фазер обратно на пояс, на гауптвахту его. Я сам проведу допрос.
- Постойте! – Послышался женский голос из толпы. – Это же энсин Вешу!
Т'жеван вздрогнул и замер на месте. Неужели у него снова начала ехать крыша. Или же Вешу и в самом деле предатель. Тот самый, которого он искал.
- Или же это просто совпадение. – Сказала доктор Бран, закончив осмотр. В этот самый момент она оживленно что-то обсуждала с доктором Селар. Кажется, дело касалось эмиссара, который сидел в соседней комнате и прекрасно знал о чем все говорят и думают. Чувство, которое в данный момент испытывал первый офицер, наверное было для него самым ярким.
Сил снова сидел в медицинском отсеке в окружении охраны, но последней на этот раз было больше. Довольно быстро в помещение объявился капитан.
- Черт подери, первый. Что вы опять натворили? Доктора, что с ним?
- Показания коммандера в норме. Никаких признаков параноидального психоза. – Монотонно отрапортовала Селар, - капитан, у нас есть важный пациент, если вы позволите.
Тен Волде кивнул и проводил доктора Селар внимательным взглядом, затем повернулся к первому помощнику.
- Первый. – Тихо начал он. – Что этот бедолага энсин вам сделал? Не добили его на «Миркуле», решили тут его прикончить?
- Сэр, прошу заметить, что на «Миркуле» я не отвечал за свои действия, а здесь… я… инженерная команда должны была проверить шаттл. Они что-то нашли?
- Я отменил ваш приказ.
- Простите, что!?
- Вы плохо расслышали, первый? У нас нет на это времени! Полный осмотр шаттла занимает от двух до четырех часов, а он нам нужен прямо сейчас!
- Но он провел саботаж, сэр. Он подложил что-то туда. Я уверен, даже поверхностного осмотра хватит на обнаружение постороннего предмета.
- Кто он? Энсин Вешу? Ну да конечно, он у нас заговорщик и предатель, связан с доминионом, боргами и всеми злодеями галактики. Так, первый?
- Сэр, простите. Возможно, я ошибся и поймал не того, но кто-то точно провел диверсию на корабле. Вы не имеете права оставлять это вот так, пустить все на самотек!
- Всем кроме коммандера покинуть помещение. – Тихо произнес тен Волде и офицеры службы безопасности вышли из помещения. После этого капитан подошел к Силу впритык и поравнялся с ним.
- Если вы продолжите оспаривать мои приказы при младшем составе, - в гневе прошептал он, - я приму меры и они вам не понравятся
- Но, сэр…
- Не смейте спорить со мной, первый! – Прошипел Питер, - мне надоели ваши параноидальные теории. Вместо того, чтобы делать свою работу вы бегаете по кораблю с фазером наперевес и стреляете по энсинам! Это ваш способ избавить экипаж от стресса?
- Сэр, я все понял…
- Отвечайте на вопрос, первый! – Внезапно вскрикнул капитан.
- Никак нет, сэр!
- Ваше поведение не соответствует требованиям для первых офицеров. Я бы запросил замену у флота прямо сейчас, но у нас не то положение, чтобы я тратил на это свое драгоценное время. Когда все это закончится будет разбирательство и я придумаю вам достойное наказание. Но я вас предупреждаю сейчас: еще одна подобная выходка с вашей стороны и вы не просто потеряете тут свой пост, звание и карьеру - я прослежу за тем, чтобы в следующий раз в космосе вы могли оказаться только как пассажир гражданского судна. Вам все ясно?
Т'жеван судорожно сглотнул. Таким напряженным и готовым разорвать все живое на мелкие кусочки, капитана, Сил видел впервые. Он решил больше с ним не спорить.
- Да, сэр. – Кивнул он.
- Хорошо, – строго произнес Питер, – проведете время тут под охраной. На мостик прибудете, когда вызову, - и развернувшись на каблуках быстро вышел из комнаты. На его место сразу же прибыли охранники.

88
- Шаттл-2, вы готовы принимать варп-ядра? – раздался голос главного инженера в шаттле, выжидающе висящем в пространстве и смотрящем своим носом на инженерную секцию Миркула.
- Так точно, - ответил энсин Стокер, посмотрев на свою коллегу, в ответ на что та кивнула, - Готовы принять груз в любой момент.
- Хорошо, разрешаю сброс.
- Слушай, - нервно проговорила энсин Райс, - А ты точно уверен, что в них не осталось антиматерии?
- Конечно, - беспечно ответил он своей соседке по шаттлу, - Тебя разве не учили в академии, что в случае потери мощности срабатывает механизм, разворачивающий направление магнитного поля, чтобы откачать из зоны риска излишние нестабильные материалы обратно в баки. Там остаточный заряд способен поддерживать антиматерию еще… некоторое время… - с последними словами он сделал неуверенный жест рукой.
- «Некоторое время»? – повторила Райс его жест, - То есть Миркул все равно взорвется?
- Если не восстановить на нем энергию, то рано или поздно, - все так же беспечно ответил пилот и указал своей коллеге на Миркул, - Сбрасывают. Готовься! Не поймаешь сразу оба, и нам придется делать много петель, чтобы поймать беглеца.
Оба стержня беззвучно выпрыгнули из открывшейся шахты, наконец-то обнажившись человеческому взору полностью. Оценив полностью их размеры, энсин Райс лишь сейчас поняла, почему для них нужно прорезать отдельные дыры в обшивке. Стиснув зубы, она пробежалась пальцами по консоли, и оба варп-ядра замерли, пойманные потоком энергии, слегка столкнувшись при этом друг с другом.
- Осторожно! – почти крикнул Стокер, - Они очень чувствительны в таком состоянии!
- Что?! – нервно крикнула Райс, - Ты же сказал, что в них нет антиматерии!
- Конечно нет. Но ты знаешь, сколько мер предосторожности предпринимается, когда они в рабочем состоянии? Силовые поля, поля структурной целостности, инерционные демпферы и святой дух главного инженера!
- Представь на минутку, что я не специализируюсь на варп-двигателях! – недовольно крякнула Райс.
- Сейчас они беззащитны и беспомощны, - начал объяснять Стокер своей коллеге, словно ребенку, - При любой вибрации у них могут сместиться магнитные ловушки, и тогда, пустив по ним антиматерию, мы все… - активно жестикулируя, Стокер своим ртом изобразил звук взрыва.
- А раньше нельзя было предупредить? – продолжила нервничать Райс, - Меня учили только контейнеры с едой ловить, если ты не в курсе! Я бы могла быть поосторожнее!
- А раньше что мешало?
- Шаттл-2, - прервал их спор голос Финштада, - Я жду отчет. В каком состоянии варп-ядра?
- Все хорошо, - резко успокоил свой тон Стокер, - Мы их поймали и готовы доставить. Инженерная группа готова их монтировать?
- Уже час как, - проворчал голос из коммуникатора, - Немедленно пошевеливайтесь, а то я вам сделаю выговор за то, что вы тратите много времени на болтовню в рабочее время!
- Уже летим, сэр! – отчеканил Стокер и закрыл канал, - Ну вот, теперь постарайся не разбить их по пути. Нехорошо, когда ядра вот так болтаются снаружи…
Энсина Райс накрыл приступ нервного смеха. Стокер отвесил ей успокаивающий подзатыльник, чтобы она в порыве веселья не сломала консоль своими зубами.

89
Коммлинк доктора Бран издал долгожданный писк. Следом за ним раздался голос офицера Крилесс.
- Доктор Бран, прошу вас немедленно прибыть в научную лабораторию. Компьютер выполнил ваше поручение.
- Уже иду.
Джулианна знала, что большего от Крилесс ожидать не стоило - не столько из-за её темперамента, сколько из-за совершенно неблизкой к расшифровке ДНК специальности.
Триллка оказалась в научной лаборатории через несколько минут. ДНК эмиссара могло сразить разбирающегося учёного наповал своими построениями хромосом. Некоторые из них, не смотря на анализ компьютера, так и оставались неизвестными науке. Джулианне пришлось сделать над собой колоссальное усилие, чтобы не зависнуть над цепочками, разглядывая потаённые уголки Милода. Этим можно будет заняться и потом. К счастью, знаний Федерации оказалось достаточно, чтобы подобрать действенный нейролептик. А заодно и надёжное снотворное, которое сможет максимально безопасно для пациента погрузить его в искусственную кому. Так, на всякий случай. Перенаправив результаты на терминалы обоих медотсеков, Джулианна вызвала доктора Селар и капитана.
- Капитан, доктор Селар. Хорошие новости, наконец-то. Нейролептик и снотворное для Эмиссара Милода подобрано. Рекомендую начать лечение немедленно.

90
- ..сброс разрешаю..., - прозвучала вполне ясная команда дежурного офицера машинного отсека "Марии Кюри", практически сразу после чего свою команду ждавшему его "отмашки" инженеру дал и Николай:
- Произвести сброс варп-ядер на счет три. Один... два.. три!
Инженер нажал на комбинацию кнопок на панели управления, ну а самому Макарову (да и его людям) оставалось только затаить дыхание - пойди что не так и случись при сбросе прорыв сдерживающих полей антивещества в варп-ядрах, они бы не успели сказать даже "ай", перед тем как отправиться на внеплановую встречу с Создателем. Впрочем, судя по всему, на этот раз Высшие Силы были все таки на их стороне - с легким шипением и скрежетом тяжелые махины варп-ядер скользнули вниз через раскрывшиеся гермозатворы главного фюзеляжа "Миркула". Взрыва не случилось ни сразу при их отделении, ни спустя пару секунд, когда в вокс-канале раздался голос энсина Стокера, пилота одного из шаттлов, бодро отрапортовавшего:
- Мы их поймали и готовы доставить...
- Ну вот и слава Богу, энсин, - с вздохом облегчения ответил Стокер Макаров, - везите их на "Марию Кюри" и будьте осторожны.
Что ж, самую главную часть их работы на "Миркуле" можно было считать завершенной, как и миссию энсина Клауса Шеня, инженера, только что осуществившего сброс варп-ядер. Впрочем, оставалась еще и вторая часть работы, которую также требовалось выполнить.
Выждав несколько секунд, Николай вызвал на связь дежурного офицера "Марии Кюри":
- Кинжал докладывает Орлу-1, варп-ядра сброшены и сейчас их везут на наш борт. Повторяю, варп-ядра сброшены успешно. Телепортируйте энсина Шеня обратно на "Марию Кюри" и соедините меня с исполняющим обязанности начальника безопасности.
- Вас понял, Кинжал, передаю инструкции команде транспортера и устанавливаю двухстороннюю связь, ждите - протрещал в вокс-канале ответ дежурного офицера, а спустя пару секунд там же раздался голос лейтенанта аль-Мураки, вкрадчиво поинтересовавшийся о причинах его вызова на связь. Что ж, причина у Макарова была вполне себе конкретная, а потому он быстро отрапортовал и.о. начальника безопасности:
- Сэр, варп-ядра сброшены и сейчас доставляются на "Марию Кюри", дежурный инженер проведший сброс телепортирован обратно. Мы готовы приступать ко второй части операции и ждем прибытия "посылки"...
Слышавший то же самое в общем канале флаг-сержант Кенуэй удивленно поднял бровь и обратился к Николаю:
- Вторая часть плана? Разве мы уже не сделали все, что от нас надо было?
Макаров снова легонько вздохнул и обратился к своему сослуживцу:
- Не совсем. Есть еще положения Генерального приказа номер шесть, - лейтенант начал цитировать положения этого приказа, - "Если все формы жизни на борту звездолета Федерации погибли, и корабль невозможно отбуксировать к ближайшей звездной базе, корабль должен быть уничтожен". Собственно, вторая часть нашего плана очень проста - мы должны уничтожить "Миркул" перед тем, как отправляться в обратный путь...

91
Последние четырнадцать часов были, пожалуй, самой изматывающей сменой Финштада за всю его тридцатилетнюю карьеру на флоте. Организм отчаянно просил отдыха и милосердия, на что в ответ получал лишь новую порцию кофеина и стимуляторов.
Бьерн стоял в диспетчерской кормового ангара и наблюдал за работой сотни инженеров, которые работали с ЭПС как в самом ангаре, в котором располагался главный узел всей новой энергосети, так и вылетали на шаттлах к гондолам, для прокладки “проводки” вне корабля.
- Расчет поправки к геометрии варп-поля, готов. – Отрапортовал компьютер приятным женским голоском.
- Лейтенант, - Финштад связался с лейтенантом Капуром, координирующим работу в ангаре, - Что там с ЭПС, вы закончили?
- Так точно, лейтенант-коммандер. Последняя рабочая группа возвращается на корабль. Заряды и ядра установлены. Осталось только прогнать стресс-тест на ЭПС. – Послышался голос из коммуникатора.
- Отлично, начинайте тест. – Финштад вышел из диспетчерской и отправился в инженерную секцию.
Практически вся восемнадцатая, а в придачу и все палубы под ней вплоть до инженерной секции были перекрыты и эвакуированы, из-за проложенной на них новой ЭПС, поэтому путь туда был весьма долог и тернист. Спустя несколько минут Финштад всё же добрался и уже задавал новые параметры варп-поля навигационному компьютеру.
- Капитан, у нас всё готово. Новые параметры загружены, а система проходит стресс-тест. – Обратился Бьерн к Питеру по интеркому.
- Отлично, лейтенант-коммандер. Последние слова напутствия? - Питер оглядел мостик, поняв, что фраза звучала не так, как он думал.
- После прыжка и преодоления барьера, нужно будет тут-же сбросить новые ядра и дать полный импульс, чтобы убраться подальше от них. Заряды на стойках уже тоже готовы. Короче говоря, мы сделали самый большой шаттл с самыми большими ступенями в истории, сэр.

92
Спустя некоторое время Эмиссар Милод, тяжело вздохнув, всё же согласился на процедуру. Решение далось ему нелегко - последний раз, когда ему кололи нечто, влияющее на обменные процессы, не слишком-то хорошо закончился. Но мысли доктора Бран, которая волновалась ничуть не меньше его, и абсолютно точно никому не желала зла, успокаивали.
- Не волнуйтесь, это не должно быть больно. Последствий также не должно быть, - сказала она.
Милод кивнул, сообщив о своей готовности, и прикрыл глаза. Он прекрасно знал, что от гипоспрея никогда не бывает больно, но боялся не этого. Джулианна быстро ввела нейролептик эмиссару и немного подождала.
- Как эффект? - спросила она, тщательно замеряя показания на терминале.
- В голове немного тяжело. Я уже не читаю мыслей других людей. Но по-прежнему чувствую их эмоции.
Милод тут же ощутил нахлынувшее на Джулианну чувство негодования. Триллка чуть подождала, провела несколько сканирований, изучила данные, затем ещё подождала и изучила, и, наконец, ответила.
- Простите, эмиссар. Боюсь, нейролептик сработал не так, как должен был. Он оказал гораздо более слабое действие, а вводить Вам повторную дозу я просто не рискну. Это может сказаться на Вашем здоровье. Придётся применить другое средство.
- Что...какое? - немного забеспокоился Милод.
- Ничего аномального. Просто искусственная кома. Пока вы будете спать, мы уберём всю постороннюю энергию из Вашей нервной системы. Снотворное для Вас уже синтезировано на основе Вашего же ДНК. Не волнуйтесь, Вы просто заснёте, а когда проснётесь - то всё уже закончится. Поверьте, это куда безопаснее повторной дозы нейролептика. Конечно, это сложно будет назвать сном в прямом смысле этого слова, но Вы всё воспримете именно так. Другого выхода помочь Вам и экипажу, никому не навредив, я просто не вижу.
- Не стоит так волноваться. Я уже понял, Вы стараетесь. Делайте что нужно, я готов. Джулианна жестом пригласила Милода прилечь на биокровать и включила все мониторы. Процедуру можно было начинать. Доктор Бран ввела седативные средства через интерфейс биокровати и стала следить за состоянием пациента. Спустя несколько минут эмиссар погрузился в глубокий сон, а ещё через некоторое время его нервная деятельность замедлилась до необходимых параметров. Пора было начинать поиск посторонней энергии. Джулианна коснулась коммуникатора и вызвала на помощь Доктора Селар.

93
Час, когда кораблю суждено было сорваться с лезвия, медленно дополз до межгалактической пустоты. На корпусе Кюри зажглись два новых огонька, готовые в любой момент окунуть корабль в пучины подпространства, чтобы тот вынырнул по другую сторону великой преграды. Предстартовый отсчет начался, по кораблю пробежался мандраж, а Миркул прощально смотрел в пустоту, считая последние песчинки, утекающие в небытие.
Капитан сидел на мостике и периодически ерзал в кресле. Его спина ощущала, что где-то там позади находятся две опасных модификации, готовые взорваться яростью от малейшей неполадки. Это была бы далеко не самая мучительная смерть, но мысль о гибели посреди великого ничто наводила воистину первобытный страх. Он попытался расслабиться и потерпел неудачу.
- Все готово, сэр, - прозвучал голос первого помощника, когда в руки капитана лег ПАДД с отчетами.
- Надеюсь, Вы правы, - капитан отложил отчеты и оглядел команду, - Сил, вы как считаете, мы все умрем?
- Простите, сэр? – переспросил андорианец, сделав вид, что не понял вопроса.
- Если это наши последние слова, - перешел тен Волде на полушепот, - То я хочу, чтобы это были достойные слова. И Вам лучше сейчас проявить достоинство и рассказать, зачем Вы стреляли в энсина Вешу?
- Сэр… - начал застигнутый врасплох Сил растерянно мотать головой в поисках потенциальных свидетелей диалога, - Я был не в себе, но уверяю Вас, что я в норме. И я уверен, что у нас все получится.
- Это правда?
- Не совсем… - опустил взгляд первый помощник.
- Все ясно… - ответил капитан и включил в своем подлокотнике интерком, - Говорит капитан корабля. Перед нами опасная преграда, которую мы должны преодолеть. К сожалению, это не тот знаменательный момент, когда мы стремимся к чему-то недостижимому, но подобно первым космическим путешественникам мы сейчас убедимся, что наш шаг в пропасть не до конца безрассуден. Итак, объявляю предстартовую проверку. Рулевой?
- Готова, сэр, - ответила рулевая.
- Инженерный?
- Готов, - послышался голос Финштада.
- Варп-ядро-1?
- Готово.
- Варп-ядро-2?
- Готово.
- Варп-ядро-3?
- Готово.
- Внешние топливные инжекторы?
- Заряжены и готовы.
- Разрывные болты?
- Готовы.
- Конфигурация варп-поля?
- Готова.
- Варп-катушки?
- Готовы.
- Лазарет, как там наш эмиссар?
- Готов, - послышался голос доктора Бран.
- Контроль? – повернулся капитан к пульту внешнего контроля.
- Готов, сэр, - ответил Махмуд.
- Миркул? – лаконично подал команду капитан, после чего Махмуд отправил со своего пульта команду детонации всего, что только могло взорваться на Миркуле, и маленькая точка на экране превратилась в яркую вспышку, слегка ослепив всех на мостике.
- Готов, - заключил Аль-Мураки.
- Компьютер, - обратился капитан куда-то в потолок, - Чай с лимоном?
- Готов, - послышался голос компьютера, только что реплицировавшего кружку с чаем прямо в капитанском подлокотнике.
Сил слегка наклонился к капитану.
- А предстартовый отсчет будет? – спросил он полушепотом.
- Конечно, нет, первый. К чему весь этот пафос? – вновь выпрямившись и придав себе уверенный вид, капитан сделал небольшой глоток чая и громко произнес, - Запуск!
Журнал капитана, звездная дата 53552.5. Мария Кюри успешно миновала галактический барьер и вернулась в обитаемую часть галактики. К счастью, запасы антиматерии во вспомогательных варп-ядрах исчерпались вовремя, и отстреливать их не пришлось. В данный момент мы подлетаем к звездной базе 196 для прохождения техобслуживания и передачи всех данных, которые мы смогли собрать с Миркула. Эмиссар Милод вернулся в нормальное состояние, однако на станции его ожидает еще одно тщательное медицинское обследование. Мы никого не спасли и едва не понесли дополнительные потери, столкнувшись с неизученным природным явлением, но командование звездного флота считает итоги миссии «удовлетворительными». Я, как свидетель последствий и офицер звездного флота, стал ходатайствовать о прекращении попыток изучить галактический барьер. В конечном итоге, отточив методы его безопасного пересечения, мы лишь уподобились рыбкам, наловчившимся выпрыгивать из аквариума. Нам «снаружи» еще долгое время нечего будет делать.

Все права принадлежат компании Paramount