Star Trek: Marie Curie
=/\= Текстовая ролевая игра по мотивам вселенной Star Trek =/\=

Эпизод 3: Странный новый мир
Designed by Diana Velour

Эпизод 3: Странный новый мир


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71 | 72 | 73 | 74 | 75

1
Без малого восемьсот шестнадцать лет назад наши предки поклонялись богам, молились им и зависели от них. Они меркантильно считали, что вправе просить что-то у своих лордов, жертвуя для них что-то взамен. Они считали это бизнесом, и грызлись друг с другом за милость одного из всевышних. В мнимую угоду богов лилась кровь, раскалывались семьи, и росло напряжение между многочисленными кастами. Лишь одна богиня Тэя любила их всех искренней и чистой любовью, даря им покровительство, защищая их урожай от непогоды днем и присматривая за ними с небес ночью. Она избаловала своих подопечных и извратила понимание роли всего божественного пантеона в их существовании. Это был единственный раз, когда сразу весь пантеон пришел к единому мнению – Тэя должна умереть. С ее смертью начался хаос, земли разверзлись, моря и океаны вскипели, небо затянулось мутной пеленой, а воздух начал обжигать легкие. Птицы и звери начали устилать земли своими телами, урожаи начали гибнуть, а цивилизация рушиться. В отчаянии наши предки воздели руки к небесам и прокричали «Спасите нас», и им в ответ боги разом прошептали «Нет». Былые надежды резко рухнули. Так началось Великое затмение. Те, кто решили выжить во что бы то ни стало, организовали массовый исход с мертвых земель в надежде, что на севере их будет ждать другая жизнь. Исход продолжался несколько лет, превратившись в самый жестокий процесс естественного отбора: сильные телом и духом решительно продолжали идти вперед, оставляя за собой след из сдавшихся и не справившихся с испытанием. Днем они смотрели на дорогу, а по ночам разглядывали небо в надежде вновь увидеть сквозь пелену чистый звездный свет. Боги тем временем наблюдали за ними, дивясь воле низших существ и их способности пережить конец света. Впервые за долгое время боги наслаждались тишиной.
Наконец, беженцы добрались до живых земель, практически не тронутых пеленой. Осознав, что ноги занесли их на край самого бытия, они остановились и решили довериться воле судьбы. Вскоре они начали замечать, что пелена над их головами рассеивается. Воздух начал очищаться, а семена вновь начали прорастать из почвы. Гордость богов за низших существ смягчила их сердца и дала умирающей цивилизации новую возможность расти и процветать. Смертные же поняли, что лишь общими усилиями они добились того, чего ни за что не добились бы одними надеждами на благосклонность высших сил. Роль богов была переосмыслена, и боги были освобождены от вечных прошений, жалоб и попыток подкупа, превратившись в путеводные маяки, помогающие каждому заблудшему скитальцу найти свой путь в этой жизни и обрести в ней цель. Служение избранному божеству превратилось в ритуал самоопределения, а жизненные принципы – в показатель собственного достоинства перед идолом. Общество очистилось от самых страшных пороков, выжившие мужчины и женщины обратились храбрыми отцами и любящими матерями, чьими детьми мы теперь горды называться. Новая цивилизация расцвела во всей своей красе. Раз в год они дружно выходили из своих домов и смотрели в небо. Наблюдая, как с чистейшего неба звездный свет заливает их лица, они понимали, что все сделали правильно и добились полной гармонии с божественным пантеоном. Так появился ежегодный праздник Звездного света, отсчитывающий еще один успешно прожитый год с Великого затмения.
Журнал капитана, звездная дата 53984.3. Экипаж Марии Кюри завершил первую фазу изучения ранее неизвестной цивилизации с планеты, носящей самоназвание Элэйс. В данный момент я собираю добровольцев для второй фазы, предполагающей непосредственную высадку на планету с целью непосредственного контакта с местными жителями и изучения социума изнутри. Желающих оказалось много. В довесок к сотне добровольцев сегодня на судно прибыл шаттл с кадетами, пишущими диссертации, дипломные работы или же просто проходящие практику. Быть в списке первооткрывателей хотят многие. Так же стоит отметить, что вся планета в данный момент готовится к празднованию местного нового года, что вдвойне подогревает интерес к высадке.
Все началось три недели назад по совершенно случайному стечению обстоятельств. Мария Кюри следовала к тройной звездной системе для изучения возможного природного образования гравитационной петли, но внезапно ее сенсоры зафиксировали характерное излучение термоядерного взрыва и колебания пространства рукотворного происхождения. Источник находился в пяти световых годах, и корабль немедленно изменил курс ради исследования причин взрыва. Экипаж готовился найти следы аварии старого исследовательского зонда, но обнаружил нечто гораздо более ценное – планету класса М и цивилизацию, находящуюся в предварповой эпохе и совершившей как минимум одну неудачную попытку преодолеть скорость света. Они называли свою планету Элэйс, следовательно были занесены в реестр под этнохоронимом "элэйсийцы".
Корабль, набитый тайными гостями, лег на высокую орбиту, прячась от их спутников и радиотелескопов за магнитными и гравитационными полями единственного их естественного спутника – Мю. Затем лингвисты поймали их радиосигналы. Сначала они освоили их язык, а затем начали изучать их культуру, религию и социальный строй посредством сети радиовещания. Эта раса сразу же привлекла к себе внимание своей гуманоидностью. Чем больше информации получали биологи из их эфира, тем сильнее приходили к выводу, что биологически эта раса одна из самых ближайших к землянам. На биологии сходства начинали заканчиваться, что сильно привлекло внимание профессиональных социологов, а затем и группу кадетов, готовящихся к выпуску из академии. Чего стоит хотя бы то, что это общество строилось на вере в пантеон из более чем шести сотен подтвержденных богов на любой вкус, не все из которых были «живыми». Да, в бессмертие в этом обществе не верили, даже когда речь заходила о богах. И при всей своей религиозности эта цивилизация не испытывала проблем с технологическим развитием или многочисленными табу на инакомыслие. Их пантеон всех принимал в той же степени, в какой и отвергал, и никому в голову не приходили такие глупости, как следование слову сразу нескольких божеств. Среди элэйсийцев, как и среди их божеств, были свои охотники, врачеватели, кулинары, творцы, воины, изобретатели, исследователи, стражи порядка, торговцы, и каждый из них чем-то дополнял это разношерстное общество. При наблюдении с небес их повседневная жизнь казалась столь же хаотичной, сколь и привлекательной.
Но вот настал тот момент, когда ученые решили – больше из сети радиовещания ничего полезного узнать не удастся. Так закончилась первая фаза изучения новой цивилизации. Экипаж знал достаточно для того, чтобы незаметно проникнуть в их жизнь и столь же незаметно из их жизни исчезнуть. Скорее всего, элэйсийцы никогда не узнают, что истинный первый контакт с федерацией был произведен накануне праздника Звездного света группой энтузиастов, одетых в их одежды, говорящих на их языке и живущих их жизнью.
Тем временем капитан был одержим идеей поскорее увидеть над своей головой небо – потолки, разливающие мягкий неестественный свет, после нескольких месяцев скитаний в глубоком космосе уже вызывали тошноту, и даже голодек постепенно терял свое целительное воздействие. Профессиональные психологи на этот счет советовали лишь одно – свежий воздух и несимулируемое пространство. Либо так, либо комнату, в которой был мягким не только свет, но и стены.
- Нет, - отрезал он, пытаясь вернуться к сложному моральному выбору между тремя повседневными нарядами, предложенными ему социологами.
- Почему?! – продолжала Крилесс заражать его своим неврозом, - Вы же сами говорили, что берете на высадку добровольцев!
- Во-первых, добровольцев и так более чем достаточно, - продолжал он настаивать, постоянно переключая на своем терминале изображение элэйсискийх зимних костюмов, - Во-вторых, я ценю Ваше рвение, но Вы не подходите!
- Чем это я не подхожу?! – оскорбилась она так сильно, что силой загнала экран терминала обратно в столешницу. Капитан понял, что высаживаться на планету нужно как можно скорее.
- Внешними качествами! – сорвался он на крик и резко умерил свой тон, глядя на не шелохнувшееся клингонское лицо, все так же скалящее зубы, - Вы не похожи на элэйсийку.
- Коммандер Т’жеван тоже не похож, но ему же позволено!
- Цвет кожи легко изменить, - попробовал Питер избрать другую тактику разговора, обращаясь к Крилесс, как к любознательному ребенку, - А его… «сенсорные наросты», скажем так, легко спрятать под головной убор. Благо, что у них там сейчас зима. А вот это от посторонних глаз спрятать невозможно, - бесцеремонно ткнул он своим пальцем ей в лицо, заранее попрощавшись со всей рукой.
- Что? – переспросила она, глядя на капитанский указательный палец, - Вам не нравится мой нос?
- ИМ он не понравится, - переместил он свой палец на окно, из которого открывался вид на большой голубоватый шар под названием Мю, а из-за одного из его горизонтов слегка выглядывал Элэйс, цепляя к себе взгляды своей бело-зелено-голубой палитрой. – Ваш клингонский нос, ваши острые зубы и ваш гребень ни за что не скрыть под головным убором, если только не нацепить на вас маску Санта Клауса! Но есть одна проблема – Элэйсийцы не носят масок. Тем более масок Санта Клауса!
- Я могла бы надеть маску последователей Цаптуса!
- Вы в своем уме? В их обществе следование мертвым божествам находится едва ли не на уровне племенного табу!
- Тогда повязку с жемчугом…
- Вы свой нос видели? – съязвил капитан.
- Это расовая дискриминация! – бросила она сквозь свои острые зубы не менее острый аргумент.
- Нет, это не игнорируемые факты! - парировал капитан и понял, что снова повысил свой тон, - Вы же астрофизик!
- Я знаю, - ненадолго опустила она взгляд, начиная мириться с тем, что поверхность планеты она увидит только через телескоп, - Мне так сказали, когда я получала медаль за достижения в астрофизике.
- Я понимаю, что вы расстроены, - соврал тен Волде, - тем, что исследование гравитационной аномалии было перенесено на неопределенный срок. Но почему вы, будучи специалистом по астрофизике, так яростно рветесь на поверхность этой планеты? Что Вы там надеетесь найти?
Крилесс распахнула глаза, заполненные черными блюдцами широких зрачков, через которые можно было разглядеть внутренние стенки ее черепа, облепленные типичными клингонскими проблемами, вроде гравитационных петель, строптивых капитанов и надоедливых кадетов, требующих присмотра. Разлепив губы, она наполнила свой голос страстью и тщательно прожевала каждый выжатый из глотки звук:
- Выпивку.
Вот до какой степени ей казалась безнадежной их новая миссия.

2
- Лейтенант-коммандер, вы не понимаете! – Яростно и отчаянно воскликнул Корай, пытаясь поспевать за быстро шагающим Финштадом, - Сунтак это очень важный элемент повседневного наряда в культуре Элэйсийцев! Вы должны добавить его в список обязательных вещей для наземной группы!
Финштад наконец остановился, потер висок и посмотрел на телларита, который действовал ему на нервы уже последние сорок минут.
- Господин Корай, у меня здесь заказ больше чем на полторы тысячи единиц предметов личного гардероба и туалета, - устало и слегка раздраженно начал в десятый раз повторять уже надоевшую ему речь Финштад, - Верхняя одежда, нижняя одежда, - начал он загибать пальцы, - носки, теплая одежда, предметы обихода, само собой традиционные, наручные часы, с которыми с трудом справляется наш репликатор и конечно же еще по две пары обуви на человека. Ах да! – Воскликнул Бьорн, - Еще необходимо сделать денежный запас, сумма которого была бы эквивалента бюджету маленькой страны, из проклятых лакированных деревянных дощечек!? А теперь вы еще хотите, чтобы мы заставили репликаторы делать сложную железяку, из сплава платины и вольфрама, смысл которой я так и не могу понять, кроме как “Куантро”, что бы это там не значило!?
- Но Лейнтенант-коммандер!
- Довольно! Капитан выдал мне четкий список, по которому я и намерен работать. Мы всецело ценим ваш вклад и прекрасно понимаем вашу обеспокоенность успехом операции, но ради всего хорошего, не впадайте в состояние исследовательского фанатизма! Если вы хотите, чтобы я этим занялся – идите к капитану. У вас будут ваши “Сунтаки”, только когда я лично получу от капитана приказ.
Универсальный переводчик отказался переводить последующую речь толларита, который громко топая и яростно жестикулируя побрел к выходу из отсека. Финштад, наконец-то, вздохнул спокойно и уже собирался было пойти к себе в каюту, как к нему подбежал Венкат.
- Шеф, у нас проблема с нижним бельем и обувью.
- Что там еще? – чуть не застонав уставился на Венката Бьорн.
- Боюсь мы не учли расовые особенности некоторых видов, которые отправятся вниз. Дело в том, что… - Финштад схватил Венката за плечи и посмотрел ему в глаза.
- Ни слова больше! Я вам всецело доверяю самостоятельное решение возникшей проблемы… с нижним бельем. Приступайте.
Бьорн мухой вылетел из отсека, оставив позади озадаченного Венката и проблемы с исподним.

3
Сил практически ворвался в каюту Селар, через мгновение, после ее «войдите». У него не было времени на пустые разговоры.
- Вы не во время, коммандер, – сказала она, не отвлекаясь от своих личных дел. Было видно, что она к чему-то готовится, но Т'жевану было все равно.
- Вы читали отчеты? – Сразу же спросил он, - проводилось расследование по поводу отключения силового барьера в медицинском отсеке.
- Да, я ознакомилась с ними.
- И вам это не показалось странным? Никаких следов взлома, кто-то просто взял и отключил барьер.
- Вы говорите о саботаже, хотя в официальных отчетах этого не подтвердили.
- Но это же очевидно! – Воскликнул Сил, - кто-то намеренно пытался выпустить дрона из клетки. Я уверен, что это саботаж. И я даже знаю, кто его устроил.
Внезапно Селар оставила все свои дела и уставилась на Т'жевана. Взгляд ее не выражал ничего особенного, но первый помощник вдруг почувствовал в нем толику осуждения.
- Вы снова принялись за старое, коммандер, – утверждающим тоном сказала она, - с вами работал корабельный психолог, вы несколько раз бывали у меня за эти четыре месяца, но это навязчивая идея все равно лезет вам в голову.
- Но Селар! На этот раз на моей стороне факты. На корабле что-то происходит и этого нельзя отрицать.
- Если вы в этом так уверены, то воспользуйтесь своим положением и отдайте приказ провести новое расследование.
- Ну уж нет, - покачал головой Сил, прохаживаясь вдоль и поперек по чужой каюте. - я ведь его спугну. Любой начинает делать ошибки, когда думает, что в безопасности.
- Коммандер, - снова обратилась к нему вулканка, - если вы считаете, что кораблю угрожает опасность, то вы должны поставить в известность капитана.
По лицу Т'жевана пробежала раздраженная ухмылка и он отмахнулся.
- Да, это было бы отличной идеей. – Саркастично произнес он, - только тен Волде не хватало втягивать в эту операцию. Он либо получит лишний повод отстранить меня от дел, либо разрушит все над чем я работал, как слон в посудной лавке. Ему не хватает тонкости для такой работы… или уважения в мой адрес, для начала.
- Ваше мнение о нем предвзято, коммандер. Вам следовало бы пообщаться с капитаном как следует. Нельзя работать в такой обстановке.
- Нельзя работать на этом корабле, когда по нему гуляет саботажник! Вы вообще думали об этом? Вы главный врач, Селар, и тот, кто это сделал – один из ваших подчиненных. Вот он и замёл следы как следует. Селар ничего на это не ответила, продолжив подготавливать свою каюту к чему-то.
- На вашем месте я бы присмотрелся ко всем, - добавил Сил, - если заметите что-нибудь подозрительное – дайте мне знать, хорошо?
- Хорошо, коммандер. Я помогу вам. Но даже, если на корабле и был совершен саботаж, то я не думаю, что он связан с вашим личным расследованием. Вам следует прекратить всю эту конспирацию и обратиться за помощью в службу безопасности.
- Принято к сведению, доктор. – Кивнул Сил, - а теперь я покину вас. Мне надо готовиться к высадке на Элэйс, а то я еще не похож на местных жителей.
Т'жеван направился к выходу и открыв двери сразу же столкнулся с капитаном. Подобное происходило уже не первый раз и всегда вызывало раздражение у последнего.
- Первый! – Почти угрожающе воскликнул тен Волде, - почему не в лазарете и почему до сих пор голубой?
- Как раз направлялся туда, сэр…
- Через каюту доктора?..
- Да через каюту доктора Селар, капитан. – Перебил вопрос Питера первый помощник, явно позабыв про субординацию. – У меня был ряд вопросов медицинского характера об атмосфере этой планеты и как она может повлиять на особенности андорианского организма.
- Андорианского организма, значит? – С подозрением спросил Питер и через плечо своего первого помощника, глянул на Селар. Та кратко кивнула. – Ну и хорошо, первый. Продолжайте.
Сила не пришлось просить дважды и он очень быстрым шагом направился в лазарет, даже не смотря на то, что предстоящая операция его не радовала.

4
По правде говоря, как ожидал сам лейтенант Макаров, принимая во внимание практически однозначный провал их предыдущей миссии, причем провал, который потенциально еще и увеличивал военный риск для Федерации, довольно вероятным исходом по возвращению на базу для экипажа "Марии Кюри" было бы расформирование с дальнейшим определением кого-то прямиком под трибунал, а кого-то - продолжить службу на иных кораблях, звездных базах или аванпостах Звездного Флота Федерации. Учитывая обстоятельства, это было бы вполне логично и оправдано, и потому Николай именно подобного исхода разбирательства командованием всего произошедшего и ожидал. Тем не менее, возможно потому, что им все же удалось получить довольно ценные разведданные, а также компромат на ромуланцев, возможно по какой-то причине, о которой ему, как младшему командиру десантников едва ли положено было знать, командование ограничилось несколькими выговорами с занесением в личное дело, выражение "официального неудовлетворения командования Флота", а затем отправкой с миссией вида "чтоб глаза мои больше вас не видели, да подольше". Ну, если быть совсем точным - их официальная первоначальная миссия была связана с поручением научной группе корабля (которая, надо было отметить, единственная со всеми своими задачами полностью справилась) исследовать некую гравитационную петлю или что-то вроде. Вот только, до звездной системы назначения они так и не долетели, зафиксировав странное пространственное искажение явно рукотворного характера и отправившись исследовать его. Решение изменить курс оказалось, при этом, на удивление оправданным, поскольку вместе с возможным источником этой самой пространственной аномалии они нашли и доселе неизвестную Федерации цивилизацию разумных гуманоидов.
Следующие несколько недель "Мария Кюри" висела в гравитационной тени спутника Элэйса (так местные называли свою планету) и изучала цивилизацию ее обитателей по данных радиоперехвата. В целом, наверное, их находку следовало признать удачной - элейсийцы были почти неотличимыми внешне от землян гуманоидами, чья цивилизация уже вплотную подходила к открытию межзвездных полетов и обладала довольно богатой и интересной культурой. Насколько это было известно самому Макарову, командование находку тоже оценило, и "Мария Кюри" как раз сейчас готовилась принять шаттл с делегацией кадетов-выпускников Академиии Звездного Флота, которые также должны были принять участие в изучении собранного экипажем массива данных о местной цивилизации. Впрочем, оставалась самая трудная часть - команде добровольцев надлежало высадиться на планету для проведения сбора информации "непосредственно на месте", притом сделать это так, чтобы местные не узнали о присутствии чужаков. Специализация самого лейтенанта предполагала, что ему надлежит принять во всем этом участие, пусть и с довольно ограниченной ролью - быть там на случай, "если что-то пойдет не так". В принципе, учитывая почти полную идентичность внешнего облика землян и элейсийцев ничего особо трудного в этом не было, задачей Макарова было "ни во что не влезать и, по возможности помалкивать", пока ученые делают свою работу, "вступив в игру" только если местные проявят немотивированную агрессию к исследовательской группе.
"В принципе, ничего сложного.. наверное", - подвел итог своим умозаключениям Николай, отправляя по внутрикорабельной инфосети запрос относительно готовности комплекта необходимой для данного задания одежды. Учитывая, что у местных в самом разгаре были новогодние празднования, он постарался подобрать такой костюм, чтобы выглядеть просто одним из находившихся на плановом (ввиду праздника) отдыхе рабочих расположенного неподалеку с планируемым местом высадки горнообогатительного комбината. По расчетам самого Макарова, это должно было идеально соответствовать его планам - в таком наряде он не привлекал бы лишнего внимания и надежно "сливался с толпой". К тому же, входившая в костюм куртка свободного покроя позволяла сравнительно легко спрятать раскладную электрошоковую дубинку, которую лейтенант "на всякий пожарный" собирался все же захватить с собой...

5
Джулианна сидела у себя в каюте и выбирала из тонны оттенков тональников. Нужно было подобрать оттенок для закрашивания пятен, а хирургического изменения внешности хотелось бы избежать. Разумеется, все маскирующие средства были суперсовременными - наносились мгновенно, подстраивались под тон кожи и не стирались до тех пор, пока сам не возьмёшь особый раствор-нейтрализатор. Но, почему-то, сейчас её беспокоил именно выбор между телесно-розоватым и розово-телесным. Наверное потому, что экипаж был занят подготовкой к высадке, и никаких медицинских проблем, кроме психологических, ни у кого не наблюдалось. А в психиатрии и, тем более, в ксенопсихиатрии, Джулианна разбиралась не особенно хорошо. Зачем угадывать содержимое мозга, когда можно просто вскрыть черепную коробку и посмотреть?
Тем временем, взятые у борга-Т'Жевана наноботы в данный момент проходили автоматический эксперимент по уничтожению группы самых опасных вирусов, взятых с пятнадцати разных миров в разных частях квадранта.
Случилось и кое-что приятное. Несколько дней назад Джулианна всё же получила долгожданный ответ. Ретранслятор у родной планеты её возлюбленного был установлен, и он сразу же вышел на связь. Правда, ненадолго - только и успел сказать, что сам улетает в какую-то миссию аж в соседний квадрант в качестве члена исследовательской группы на корабле Федерации. Разговор вёл профессионально, но свой брачный браслет на руке показать успел. Джулианну это успокоило, и свой она тоже решила не снимать. По крайней мере, до следующего сеанса связи.
Люди с планеты доктора Бран, конечно, интересовали. Всё же, неизвестное родство с хомо-сапиенс...как бы они её не раздражали, но изучать их как-то надо. Может повезёт, и результаты исследований покажут, что хомосапиансы являются экологической катастрофой, и ихнужно будет срочно выкинуть из галактики ради всеобщей безопасности. Закончив с гримом и вздрогнув от собственной схожести с ненавистным ей видом, Джулианна отправилась сообщать о своей готовности к высадке.

6
Бьорн мухой вылетел из отсека, оставив позади озадаченного Венката и проблемы с исподним... и едва не налетел, на болианку, которая, каким-то образом не потеряв равновесия, тут же встала перед ним по стойке "смирно"
- Доброе утро, коммандер! - бойко поздоровалась она. - Я забыла в отсеке кое-какие вещи. Вам помочь, пока я здесь?
- Да нет, не думаю... - устало ответил лейтенант-коммандер.
- Лейтенант-коммандер, одно уточнение по поводу белья...
- Хотя, с другой стороны, да! Можете! помогите Венкату! Спасибо! - с этими словами главный инженер направился к себе в каюту, плавной походкой на скорости варп 1. Мирия, в свою очередь, обернулась к Венкату.
- Чем могу помочь?
- Эм.. - слегка замешкался тот. - дело в некоторых особенностях анатомии телларитов, андорианцев и болиан.
В тот день молодой офицер узнал очень многое: о болианах, об андорианцах... Он узнал вещи, не предназначенные для ушей простых смертных, по крайней мере землян. То было знание, вызывавшее больше вопросов, чем давало ответов. О чем Венкат думал в те несколько минут? Никто не знает. Может быть размышлял о том, откуда молодая болианка Мирия знает андорианскую анатомию едва ли не лучше, чем болианскую?
- А вот на счет телларитов помочь, к сожалению, не могу, с этим лучше к Кораю. - девушка лучезарно улыбнулась. - пойду заберу свой трикодер. - и она ушла в инженерный отсек, пока Венкат провожал ее взглядом в две тысячи ярдов.

7
Ученые различных пород с Марии Кюри за три недели получили столько различной информации об элэйсийцах, что на ознакомление с ней требовалось по меньшей мере три года. Трех лет у капитана, разумеется, не было, а вот небольшие щелочки в графике были, и он по возможности старался в эти щелочки утрамбовывать «домашнюю работу». Взялся за это дело он в высшей степени с фанатизмом, читая различные доклады на мостике, в своем кабинете, у себя в каюте перед сном, у себя в каюте во время сна, в гимнастическом зале, в коридорах, в турболифтах, в лазарете и в инженерном отсеке, лихорадочно при этом вспоминая, каким именно ветром его во время чтения занесло в лазарет/инженерный отсек. Этой ночью во время чтения он понял два интересных факта: во-первых вулканцы не любят, когда партнер что-то читает во время сеанса совместной медитации, а во-вторых вулканцы могут «по-вулкански» поругаться со своим партнером и «по-вулкански» выгнать своего партнера из своей каюты. Пока Питер возвращался в свои капитанские хоромы, он поднимал себе настроение увлекательнейшим чтивом про систему подземного транспорта элэйсийцев, параллельно пытаясь понять, что только что произошло, и где он оставил свой коврик для медитации.
Настало время обеда, и он продолжал читать, игнорируя остывающий суп, предпринимающий последние попытки привлечь к себе внимание своим расползающимся по воздуху ароматом. Ни суп, ни чтиво не были истинной причиной, по которой он в этот момент времени решил оказаться в кают-компании, и истинная причина с тем же успехом покинула его голову, пока не обрела плоть и не привлекла к себе взгляды примерно семнадцати глаз. Униформа без знаков отличия вмещала в себя высокую кадетку, с чьей головы едва ли не до самого пояса струился водопад из чистого золота, чьи губы кривились в кокетливой ухмылке, чьи глаза были обильно сдобрены тремя видами косметических средств, и чья походка выдавала в ней скорее бунтарку, нежели перспективного офицера. По документам она числилась, как Триция Торренс, но ее имя обычно ни у кого в памяти не откладывалось, и все ее знали лишь по фамилии.
- Капитан тен Волде, - поздоровалась она без лишних формальностей, остановившись возле столика со скульптурой читателя, - А мне тут нашептали, что Вы очень меня хотите.
- Да, - наконец-то позволил капитан себе отвлечься от ПАДДа и наградил наглую девицу своим строгим взглядом, - Вы, я вижу, так спешили сюда, что не дослушали, чего именно я от Вас хочу.
- Я присяду? – проигнорировала она колкость и приземлилась на свободный стул, едва не расплескав свои струящиеся волосы в капитанский суп.
- Вас не учили, что по уставу в служебное время волосы должны быть забраны? – с недовольством переместил он тарелку поближе к себе и подальше от ходячей рекламы средств ухода за волосами. Воистину она была самой раздражающей из всех вновь прибывших кадетов, и капитан верил до последнего, что готов к этому. После Крилесс ему казалось, что он готов вытерпеть все.
- И что Вы со мной сделаете, отдадите под трибунал? – фривольно усмехнулась она, но все же вытащила из своего кармана заколку и начала демонстрировать, сколько необходимо потратить времени и сил, чтобы заколоть эти волосы так, чтобы они точно не мешались своей хозяйке.
- Нет, - мотнул он головой, с интересом наблюдая процесс укрощения золотой гривы, - Просто запру Вас в Вашей каюте до конца миссии. Тоже самое я сделаю за любые другие нарушения порядков на борту этого судна.
- То есть я не могу попросить у Вас выдать мне другую каюту? – продолжила она всеми силами показывать всю пустоту слова «субординация».
- Вас не устраивает Ваша каюта? – зачем-то спросил капитан, заранее наплевав на все возможные претензии.
- Она бы меня устраивала, если бы мне не приходилось делить ее сразу с тремя.
- Это космический корабль, а не академический комплекс, - надменно отхлебнул капитан остывший суп.
- Вам легко говорить, у Вас же одиночная каюта.
- Если Вы видите в этом проблему, то знайте, что мое пребывание здесь – обязанность, а Ваше – привилегия. Есть проблемы – решите самостоятельно. Не можете решить проблему – смиритесь.
- Вы знаете, что сказал бы на это мой отец? – внезапно выпалила она, положив свои локти на столешницу и просверлив капитана своим любопытным взглядом сквозь хитрый прищур.
- Конечно, знаю, - позволил себе капитан немного расслабиться, - Он бы сказал, что я с Вами был не достаточно строг и должен был при малейших проблемах за волосы тащить Вас на гауптвахту.
- Ох… - разочарованно протянула она и немедленно убрала руки со стола, - Так Вы уже говорили с ним?
- Разумеется, - кивнул Питер и отодвинул от себя пустую тарелку, - Он мне много о Вас рассказал. И я пообещал ему, что лично проконтролирую Вас.
- Меня? – удивилась она, - А зачем меня контролировать? У меня в академии не было ни одного дисциплинарного взыскания.
- Разумеется, не было, иначе Вас бы к этой миссии не допустили. Но тут не академия. Порядки здесь другие, и Вам придется к ним приспособиться. Адмирал Торренс уверил меня, что вы будете пагубно влиять на экипаж.
- Он так сказал? – изумилась она, - Неужели я его чем-то расстроила сильнее обычного?
- Если честно, то мне нет дела до Ваших с ним взаимоотношений, - он встал из-за стола, и его руки автоматически начали собирать ПАДДы со столешницы, - Разбирайтесь с ним сами, но на МОЕМ корабле ведите себя достойно.
- Да, капитан, - саркастично выплюнула она ему вслед и недовольно фыркнула.

8
Нынче Мария Кюри всё меньше походила на судно Федерации, о чём можно было судить по потерявшей актуальность униформы Звёздного флота, которая отдала пальму первенства всевозможным нарядам с Элэйса. Ван также следовал последним модным тенденциям, чем вызвал недовольство у одного из членов экипажа по пути в кают-компанию.
- Вы заблуждаетесь, лейтенант, - утверждал эмиссар своему собеседнику, - бирюзовая мантия является обязательным атрибутом одежды служителей Леора.
- Только во время похоронных церемоний! - неустанно доказывал свою правоту лейтенант-ксеносоциолог. - В повседневной жизни они одевают тёмно-синие мантии!
- Тогда почему служители Леора носили бирюзовые мантии во время церемонии инаугурации тридцать девятого императора Кадетви?
- Потому что оплакивали смерть предыдущего императора!
- Но ведь он умер за полгода до этого!
- Служители Леора оплакивают умерших в течении 200 дней.
- Вздор! В посвященной им статье в основной энциклопедии говорится лишь об одном месяце!
- Это по новому стилю. Традиционный же предполагает 200 дней скорби.
- Да быть того не может! Я достаточно тщательно изучал служителей Леора, и знаете что? Они везде были изображены в бирюзовых мантиях!
В этот момент двери кают-компании автоматически распахнулись, выпуская оттуда увлечённого своим ПАДДом капитана. Он мог бы даже не заметить дипломата, но двухметрового бетазоида трудно было не заметить.
- О, мистер Милод, - обратился тен Волде. - Вы кого-то оплакиваете?
- Чёрт, - выдохнул Ван, признавая своё поражение. - Надо сменить мантию.
- И получше изучить ритуалы служителей Леора!

9
- Капитан, - собираясь уходить вдруг сказал Милод, словно бы что-то вспомнил, - Вы кое-что забыли…
- Я? – отвлекся он от своего ПАДДа.
- Да, - эмиссар жестом указал на свою шею, и капитан нахмурился, лихорадочно вспоминая, чем эмиссару не понравилась его шея.
- Ах, это… - протянул капитан разочарованным голосом, - А как вы узнали, что я об этом забыл?
- К сожалению, капитан, это государственный секрет… - загадочно попрощался Милод и услышал вслед мысли ненависти капитана к телепатам.
Высадка на чужую планету физически не могла обойтись без одной маленькой, но невероятно важной штучки. Эту штучку лучшие умы федерации, стоящие на передовой научного фронта, называли автопереводчиком. Под прессом технического прогресса эти хитрые магические устройства каждое десятилетие уменьшались в размерах. В конце концов, инженеры смогли при помощи своих нанотехнологических молотков утрамбовать их в комбэджи и заставить работать в том же качестве, что их предшественники. А теперь они стали еще меньше, но технология спросом не пользовалась, пока дело не доходило до тайных операций, в которых разведчики должны быть максимально независимыми от технологий. Независимости научный прогресс никому не дал, но научился весь комбэдж вместе с коммуникатором и автопереводчиком имплантировать человеку под кожу, чтобы даже самый рассеянный человек смог его потерять лишь вместе с головой.
Все свободные руки лазарета в данный момент были заняты повторяющейся чередой действий: зафиксировать человека на биокровати, обездвижить ему голову, вести местный анестетик, рассечь кожу на его шее и нащупать желобок между мышечными и челюстными тканями, куда можно пристроить тонкую чувствительную технологию, чтобы она работала должным образом и при этом не доставляла дискомфорта своему носителю. И вот спустя короткое время доктор Селар проводила эту операцию над капитаном и призывала его не разговаривать во время имплантации.
- Это очень тонкая технология, - продолжала предостерегать своего пациента главврач, - Она может дать сбой или полностью выйти из строя при сильных физических воздействиях.
- То есть, если меня ударят по голове? – промямлил капитан, стараясь свести движения челюстью к минимуму.
- В том числе это касается ударов по голове, - не отрывала она взгляд от внутренностей капитанской шеи, - Поэтому я призываю вас избегать насилия.
- Поэтому я и не взял Крилесс, - попробовал искривить он хитрую ухмылку, - Почему нельзя было сделать имплантат прочнее?
- Прочнее? – усмехнулась Торренс, все это время сидящая напротив биокровати и скрашивающая ожидание своей очереди чтением докладов с капитанского ПАДДа, - А я думала, что вы были врачом!
От нее пахло духами и невежеством. Питер трижды пожалел о своем обещании контролировать ее – в ответ на это она негласно объявила нечто вроде белого бунта, навязывая капитану свое общество и стараясь надолго не покидать поле его зрения, словно надоедливая космическая муха. Возможно, так же она доставала и преподавателей академии, а те в ответ не имели достаточных оснований для какого-нибудь строгого выговора. Желание прогнать ее на другой конец судна нарастало, но реальных проблем кадет Торренс пока не создавала. Просто для нее нужен был надзиратель с чуть более прочными нервами.
- Если сделать имплантат прочнее, то… - начала объяснять Селар, но была перебита собственным пациентом.
- Постойте, пусть кадет Торренс объяснит, раз она самая умная!
- Хорошо, - пожала она плечами, и оторвалась от чтения ПАДДа, - Если этот имплантат сделать прочнее, то вместо поломки или деформации он просто воткнется острым краем вам в мышцу, гортань или челюстную артерию, и тогда ваши хрипы уже ничто не сможет перевести на местный диалект.
- Это весьма грубое разъяснение, - отметила Селар, - Но верное.
- Чем больше я вас узнаю, - проворчал тен Волде, - Тем сильнее удивляюсь, как вы получили положительную характеристику в академии.
- Очень просто, - чирикнула она безразличными нотами, продолжая вглядываться в доклады, - Я ее заслужила.
- Обычно такие характеристики заслуживают идейные люди. Вас идейной назвать нельзя.
- Просто у всех разные идеи.
- Поделитесь? – вдруг капитану хотелось взглянуть на собеседницу, но сопротивление фиксаторов биокровати ему не позволило.
- Считайте виновником моего отца, - сказала она и хихикула над чем-то смешным в докладе, посвященном праздничным головным уборам.
- Он пробудил в вас желание служить в звездном флоте?
- Нет, - мотнула Торренс головой, и ее взгляд соскочил с нужной строчки, - Он пообещал, что если я закончу академию с безупречными оценками, то после выпуска он сразу же даст мне звание лейтенанта.
- Это незаконно, - посчитала нужным встрять Селар.
- Конечно, незаконно, - сразу же согласилась Торренс, еле найдя строчку, на которой остановила чтение, - Вот только он считал… хотя нет, он был уверен, что я вылечу из академии еще на первом курсе. Он все это затеял просто чтобы доказать мне, что я ни на что не способна, кроме маникюра и укладки волос.
- Так вот оно что… - протянула биокровать, - Добровольно стерпели все круги академического ада ради того, чтобы насолить отцу.
- Не сказала бы, что это ад. Было сложно, конечно, но временами было забавно, - все с тем же безразличием отвечала Торренс, - Еще чуть-чуть, и я приду к нему и потребую лейтенанта. Тогда он раскается, признает, что был не прав, извинится, и на этом моя карьера в звездном флоте окончится еще до ее начала.
- То есть вы не собираетесь служить во флоте?
- Капитан… - постаралась она наполнить свой голос укором, - Вы ведь сами не раз замечали, что звездный флот не для таких, как я. Вы думали, что я обижаюсь на такие замечания? Ничуть, я полностью согласна с ними.
- Но что, если… - сделал капитан паузу, когда Селар насильно захлопнула ему рот для какой-то сложной манипуляции, о которой знать ему ничего не хотелось, - …что если ваш отец все же выполнит обещание и сделает вас лейтенантом?
- Я не думала об этом, - вдруг проснулись признаки задумчивости в ее голосе, - Возможно, это следует обдумать в свободное время.
- Правильный подход. Как говорил адмирал Паркер «Чем выше звание, тем выше ответственность».
По лазарету разлился истеричный женский смех, и послышался звук падающего на пол ПАДДа. Селар со всей строгостью в голосе попросила Трицию «вести себя потише либо покинуть медотсек». Триция решила, что в медотсеке явно веселее, чем в коридоре.
- Простите, - прикрыла она руками рот, из которого все еще сочился смех, - Просто я впервые вижу столько наивности в капитане корабля.
- Наивности?! – оскорбилась начинка биокровати.
- Ага. Что бы ни говорил этот адмирал Паркер, но чем больше «пуговок» на воротничке, тем быстрее вы все бежите от ответственности. И если меня все же сделают лейтенантом, то это будет ярчайший пример торжества личных интересов над ответственностью, присягой и прочими вашими разговорными идеалами!
Капитан что-то хотел громко и злобно возразить, но вдруг вспомнил, как подверг ассимиляции собственного первого помощника, и тяжесть ответственности за содеянное ничуть не превышала тяжести двух антенн на синеющей от несправедливости сего мира голове. Ему вдруг стало резко неуютно лежать на биокровати: где-то в районе чуть ниже спины его покалывало неприятное чувство того, что эта наглая блондинка из академии правее, чем он. Никто на этом судне не имел права быть правее капитана.

10
- Лейтенант Макаров, пожалуйста пройдите в медотсек для процедуры подкожной имплантации, - мягкий как и всегда голос компьютерной системы озвучил сообщение, которого лейтенант, в принципе вполне ждал. Поскольку им предстояла высадка на чуждую планету, причем в условиях, когда Первая Директива запрещала им выдавать себя, исключая разве что случаи крайней на то необходимости, совершенно очевидна была необходимость особого устройства, именуемого автопереводчиком. Более ранние модели такого устройства предполагали его ношение на поясе, и использование его, разумеется, было сопряжено с рядом вполне понятных неудобств. Современные же технологии сделали все куда легче, создав настолько миниатюрный аналог такого устройства, что он мог имплантироваться подкожно в район шеи. Ну, разве что единственным возможным неудобством была в данном случае сама процедура.
Легонько кивнув сам себе, Николай быстро собрался и вышел из каюты, направившись к медотсеку, где, подождав своей очереди на процедуру он угодил прямиком в руки одного из дежурных медиков.
- Так, постарайтесь не шевелиться. Могут быть легкие болевые ощущения во время процедуры, так что заранее простите, - скороговоркой произнес врач, закрепляя голову лейтенанта в специальном фиксаторе биокровати. Николай легонько ухмыльнулся и негромко ответил:
- Вот об этом точно не стоит беспокоиться, док. Я минимум пару ранений успел получить, так что Ваша операция меня едва ли впечатлит.
- Что ж, тогда тем более хорошо, только постарайтесь не разговаривать во время процедуры.. мне так будет легче работать, - также тихо рассмеявшись в ответ ответил медработник, вводя местный анеститк при помощи гипоспрея и принимаясь за работу. Впрочем, насколько мог судить по своим ощущениям Макаров, медик немного лукавил - больно пока что не было вовсе, а потому лейтенант позволил себе просто немного расслабиться и даже вспомнить о столь далеком теперь доме. Ностальгия по родным краям была вполне обычным для человека делом, и Николай тут вовсе не был исключением. Другое дело, что свой путь он выбрал сам и осознанно, к тому же теперь, после завершения военной кампании против Доминиона ничто не мешало ему при желании вернуться домой в сравнительно короткий срок. Впрочем, его пребывание на службе Звездному Флоту было его собственным и добровольным выбором, так что в его случае память о тех местах, которые он мог назвать своим домом скорее согревала и помогала в тяжелые моменты, чем была поводом для тяжкой и мучительной тоски по надолго оставленной "Малой Родине"...

11
Лейтенанта Макарова отделяла от капитана всего одна биокровать. По метрической системе исчисления это ровно 1,42 метра, 1,19 медицинских сотрудника, примерно 19 децибел звука и несколько дополнительных лычек на воротничке. Почему-то он привлек внимание кадета Торренс. Возможно, все дело было в том, что когда лейтенант снимал свой китель, его знаки отличия на половину медотсека блеснули своей принадлежностью к пехотному подразделению. Вероятно, ей очень захотелось посмотреть, как боец, привыкший обниматься с оружием, сейчас будет играть перед симпатичной молоденькой кадеткой своим тестостероном.
- Первый лейтенант? - прочитала она лычки Макарова, - Как интересно... Позволите узнать, насколько болезненна процедура? Просто меня еще никогда не резали и не засовывали ничего под кожу.
- Лейтенанту нельзя разговаривать во время операции, - прошипел капитан, защищая свое моральное спокойствие под прикрытием защиты своих подчиненных. Адмирал Торренс предупреждал о чем-то подобном.
- Вам тоже, - в четвертый раз напомнила Селар.
- Я знаю устав, - буркнул он в ответ, - Если вы, доктор, не сможете сейчас же доказать, что я своими разговорами ставлю здоровье экипажа под угрозу, у вас просто не хватит полномочий заткнуть меня.
- Придется все переделывать. - сделала доктор Селар драматическую паузу, и капитан, наконец, понял, что разговоры могут сильно растянуть процедуру.
- И все же позвольте мне выслушать независимое мнение, - настаивала Торренс, подойдя поближе к биокровати Макарова, хотя все еще была не в силах разглядеть его лицо, загороженное медицинским оборудованием, - Врачей с самой академии учат врать пациентам про "больно не будет", а вы, капитан, уж точно честно мне не признаетесь.
Кулаки капитана еще сильнее сжались в кулаки.

12
Долго предаваться воспоминаниям, впрочем, лейтенанту особо не дали. Конкретно, не дал возникший совсем рядом звонкий голос, явно принадлежащий молодой девушке. Причем, что характерно, обладательница голоса явно обращалась непосредственно к нему и ей были очень интересны детали той самой медицинской процедуры, которой сейчас подвергался Макаров.
"Нашла время, блин", - с легким раздражением мысленно произнес лейтенант в ответ на заданный в столь неудобный момент (врач действительно успел предупредить Николая о крайней нежелательности разговоров во время операции) вопрос. Интересным был пожалуй и еще один момент, чистый и звонкий голос незнакомки (ее лица пока что Николай видеть не мог) был приятным и даже симпатичным, но с другой стороны, где-то на подсознательном уровне некоторые нотки ее интонации и манера обращения почему-то вызывали у Макарова простую, но в то же время странную мысль о том, что вот с этой самой незнакомкой вполне могут быть определенные проблемы.
Что характерно, буквально спустя пару секунд его гипотезу отчасти подтвердил капитан, попытавшийся эту самую незнакомку "одернуть". Причем попытавшийся надо сказать, с весьма переменным успехом, поскольку уже скоро тот же самый голос задал еще один вопрос. В ответ на которой лейтенант пока что предпочел промолчать, в том числе потому, что донесшийся до него комментарий шефа медслужбы Селар насчет "все переделывать" было еще одной причиной постараться не нарушать предписание медика насчет соблюдения режима молчания во время процедуры.
В таком тягучем ожидании прошли следующие десять-пятнадцать минут, пока наконец-то голос самого медика не уведомил Макарова, что все закончено и он может быть, в принципе свободен, после чего с тихим щелчком отперлись стопоры, удерживающие его голову в фиксаторе на биокровати. Немного поводив головой и пару раз закрыв и открыв рот, чтобы размять затекшие мышцы шеи и все же немного ноющие после операции мышцы лица, лейтенант встал с биокровати, быстро натянул на себя снятый перед этим форменный китель, а затем внимательно посмотрел на ту самую "незнакомку". В принципе, большая часть его догадок спешила подтвердиться - это была молоденькая и довольно симпатичная особа в униформе кадета Академии Звездного Флота, торчавшая сейчас посреди медотсека и внимательно рассматривающая собственно лейтенанта. Макаров прочистил горло, после чего тихо ответил гостье:
- Ну в данном случае медслужба не обманывает, мисс.. простите, я тут впервые Вас вижу и потому не знаю Вашего имени. Операция действительно проходит так, что ты ничего не чувствуешь, - Николай мягко улыбнулся, вместе с тем следя, чтобы его интонация была дружелюбной, но вместе с тем не создавала ощущения что он пытается флиротовать ("шестое чувство" вместе с "чутьем пятой точки" почему-то настойчиво подсказывали что пытаться проделывать подобное в этом случае будет ОЧЕНЬ плохой идеей), - вот только, давайте мы с Вами выйдем в коридор, а то тут медслужба сейчас занята работой. Думаю, не стоит нам с Вами мешать врачам делать свое дело, как считаете?

13
Пятнадцать минут кадетка разглядывала потенциального собеседника в попытках взглядом просверлить ему грудь и вытащить оттуда ответ. Такого долгого перебрасывания парой реплик у нее в жизни еще не было, но она терпела и выжидающе наблюдала.
И, наконец, первый лейтенант позволил себе говорить.
Триция с негодованием посмотрела на капитана, лежащего на столе и размышляющего невесть о чем. Затем с тем же негодованием бросила взгляд на ПАДДы, которые она так и не дочитала. Лишь в последнюю очередь плеснула свой взгляд на первого лейтенанта, и решилась ненадолго покинуть медотсек, которому сама она сейчас нужна была, как пятидесятое колесо. Напоследок она спросила у Селар, долго ли еще ей ждать своей очереди. Своим ответом Селар негласно дала понять, что в ближайшие десять минут в медотсеке не случится ничего интересного для никому ненужной Триции Торренс. На пару с Макаровым она выплыла из помещения и окунулась в просторный коридор, плотность населения которого не превышала допустимой нормы свежего воздуха. Они быстро совершили честный обмен: Макаров дал ей свою фамилию и должность, она же ему в замен дала свое имя и количество световых лет, проведенных в шаттле. Затем с ее кривящихся губ один за другим начали соскакивать вопросы:
- Расскажите мне о мирном времени. Чем оно отличается от военного? - ее голова бегло мотнулась в обе стороны в поисках посторонних ушей, и затем ее голос перешел на хитрый полушепот, - Я сейчас не о боевых действиях спрашиваю, а о ваших личных взглядах. Каково вам приходится? Не посещает желание пожить мирной жизнью? Или вы один из тех зомбированных солдат, для которых жизнь не жизнь без персонального бассейна с адреналином под мышкой?

14
Сказать, что на корабле было тесно – значило не сказать ничего. По коридорам шлялись беспорядочные группы галдящих курсантов, чей словесный поток мог заглушить даже звук корабельной сирены. Большинство из них не бывало на военных кораблях, а если и бывало, то точно не на подобных “Марии”, так что святым долгом практически каждого из них была попытка оторвать здоровенный ломоть от личного времени Финштада, останавливая его в коридоре и утомляя его вопросами о самых различных корабельных системах. Начиная от работы дефлектора в среде с повышенными уровнями альфа-частиц и заканчивая механизмом утилизации корабельного мусора.
С каждым новым вопросом и с каждой новой группой – терпение Бьорна всё ближе приближалось к критической отметке и будь оно варп-ядром, то от него уже давно избавились бы, катапультировав его в пучины космоса на миниатюрном импульсном двигателе, но к сожалению самыми современными технологиями в теле Финштада были отнюдь не системы экстренного сброса, а зубная пломба и переводчик, зашитый под кожу.
- Я главный инженер, а не школьный учитель, - наконец воскликнул он, после очередного вопроса про “бильярдный стол” и причины, по которым его так назвали и недолго думая, на глазах у изумленных кадетов – скрылся за дверьми турболифта.
- Шестая палуба, библиотека, - приказал Финштад компьютеру и спустя несколько минут уже стучался в двери каюты шестьсот тридцать два, находившейся прямо напротив корабельного архива и библиотеки.
- Долго ты, - ответил приятный женский голос, после того как двери каюты открылись, - Ты обещал быть здесь еще десять минут назад.
- Каждый треклятый кадет на этом корабле мечтает сейчас пообщаться с тремя людьми, а именно с капитаном, Крилесс, ведь всех так интересует астрофизик клингонша и, конечно же, с главным корабельным инженером.
- В таком случае тебе нужно немедленно зайти внутрь! – с наигранной тревогой промолвила женщина и отойдя в сторону – пропустила Бьорна, закрыв за ним дверь.
Каюта представляла собой абсолютно стандартную офицерскую каюту, положенную каждому кто имеет звание выше младшего лейтенанта. Однако хозяйка очень сильно постаралась и добилась того, что о стандартности говорил только метраж и расположение переборок. В гостиной на полу лежал большой и пушистый темно-синий ковер, по которому было грешно ходить в обуви или носках, а мягкий диван с белым чехлом на раме из светлого дерева и пара похожих кресел окружали с трех сторон кофейный столик с прозрачной столешницей, под которой горели ароматические свечи, наполнявшие каюту запахом имбиря и мяты.
- Я и забыл, что у тебя тут так темно, - сказал Бьорн повесив китель на вешалку в стенном шкафу и сев на диван.
- Ты же знаешь, что я не люблю яркий электрический свет, у меня от него начинается клаустрофобия. Чай будешь? – Долера посмотрела на Финштада, стоя у репликатора, на что тот кивнул, - Зеленый чай, тридцать пять градусов. Черный чай, семьдесят пять градусов, - Репликатор послушно материализовал две чашки с чаем.
- Ты уже “привилась”? – Бьорн взял протянутую Катриной чашку, - Я слышал там очереди.
- Да, еще вчера, нам с тобой повезло, сладкие привилегии старшего офицерского состава…Можем лезть под нож без очереди, - Долера широко улыбнулась и села рядом с Бьорном, положил голову ему на плечо, - Скажи мне, почему люди так хотят на Элэйс? Почему ты хочешь на Элейс?
- А тебе разве не интересно? – Он поставил чашку на столик и посмотрел на нее, - Этот вид наиболее приближен к нам, людям. И их культура…они смогли совместить науку и такой рудимент как религия. Плюс, в некотором смысле, мне дали приказ туда высадиться…Как-никак я главный инженер и нужно решить насколько они близки к открытию варп-движителя и…
- Ты невероятный зануда, - Она подняла голову и поцелуем прервала грозящуюся стать бесконечной речь о технологиях и социальной эволюции.
- Лейтенант Катрина Долера, просьба явиться в мед.отсек номер два, для вживления универсального переводчика, - проговорил голос с потолка, принадлежавший самой надоедливой женщине на корабле – компьютеру “Марии”
- А ты лгунья и боишься врачей. Марш под нож, - командирским голосом приказал Финштад, на что Катрин тихо вздохнула и встала с дивана.
- Есть, лейтенант-коммандер. – Она неохотно, чересчур переигрывая, подошла к шкафу и надела свой китель и туфли.
- Не против, если я воспользуюсь твоей постелью и вздремну?
- Нет, конечно. Я скоро. – Она снова улыбнулась широкой улыбкой и скрылась за дверью.

15
Что ж, с одной стороны, лейтенанту удалось на удивление быстро уговорить кадета Трицию Торренс (а именно так звали ту самую "нежданную гостью") покинуть медотсек и перестать мешать работе тамошнего персонала. С другой стороны, опасения, до тех пор ощущаемые лейтенантом на уровне "смутного чутья" стремительно обретали железобетонные основания, когда Николай услышал фамилию его внезапной собеседницы. Адмирал Торренс был одним из высших чинов Командования Звездного Флота, а судя по взгляду и манере держать себя в присутствии других людей Триции Торренс, едва ли они были просто однофамильцами. Тем более, что последняя не заставила себя ждать и снова начала задавать лейтенанту вопросы. На этот раз уже более деликатного свойства.
"Совсем блеск, блин", - мысленно прокомментировал Макаров последний вопрос кадета Торренс, бывший скорее в духе не курсанта военной академии, а журналистки одной из многочисленных бульварных газетенок, специализирующихся на поистине не теряющей своей популярности с веками тематике "скандалы, интриги, расследования". Николай на секунду замер, думая что бы лучше ответить. Где-то в глубине души сейчас лейтенанту хотелось просто-напросто ответить на последний вопрос грубым "посылом" в духе того, что это не ее, кадета Триции Торренс дело вообще-то. С другой стороны, получить для себя лишние проблемы лейтенанту тоже очень не хотелось, а потому первоначальное раздражение точно не было тут хорошим советчиком. Потратив еще пару секунд, лейтенант придумал несколько более изящный способ постараться избавиться от подобных неожиданных вопросов. Снова "прочистив горло", он посмотрел на Трицию и хорошо поставленным голосом начал отвечать, стараясь держаться в нейтрально-любезном, но питом отстраненно-безразличном тоне:
- Ну, зря Вы так о морской пехоте Звездного Флота, мисс Торренс, - лейтенант снова мягко улыбнулся и продолжил в той же тональности - участие в боевых действиях лишь часть наших задач. Кроме того мы обеспечиваем безопасность наземных комплексов и звездных баз, выполняем гуманитарные функции, вроде участия в спасательных работах и обеспечении правопорядка после природных или техногенных катастроф, кроме того наши подразделения несут службу в качестве миротворческих по действующим межзвездным договорам, подписанным Федерацией Планет. Кстати, именно мы, морпехи, часто обеспечиваем безопасность посланников Федерации во время процедуры Первого Контакта между Федерацией и новооткрытыми цивилизациями. Все это наша работа, если не трогать такие мелочи как несколько курируемых Корпусом военно-исторических музеев, наших подразделениях в охране посольств Федерации и даже наличие собственного военного оркестра, который дает выступления во время ежегодных празднований Дня Федерации и по некоторым планетарным праздникам. Так что, наша работа довольно интересна и разнообразна, странно, что на том отделении Академии, где Вы учитесь про это совсем не рассказывают...
Макаров окончил свое выступление и внимательно посмотрел на собеседницу, с неподдельным интересом ожидая ее реакции на свою "мини-лекцию". В принципе, то, что он сейчас сказал ей не было грубым или оскорбительным, с другой стороны - он точно также намеренно избегал давать прямой ответ на те вопросы, отвечая на которые ему пришлось бы оправдываться перед совершенно незнакомой ему особой, причем оправдываться непонятно за что именно.

16
Пехотинец говорил.
Триция слушала...
Но доблестный первый лейтенант Макаров продолжал говорить, говорить и еще раз говорить. Из него сыпались слова, некоторые из них были достаточно меткими, чтобы попасть в пару ушей, скрывающихся за свисающими золотистыми волосами. Примерно на середине монолога она перестала надеяться, что где-то в его речи содержатся ответы на заданные вопросы. Она вдруг почувствовала себя военным корреспондентом какого-нибудь журнала, который берет интервью у случайно выловленных в кулуарах флотских офицеров, прилагая усилия к тому, чтобы запомнить сказанное, начисто забыв про записывающие устройства, впитывающие в себя каждый звук.
Лекция кончилась, и кадет Торренс в глубине своей души услышала звук воды, которая вперемешку с последними тремя минутами и четырнадцатью секундами решительно была спущена в унитаз. Но, не подав виду, она натянула на лицо улыбку.
- На том отделении, на котором учусь я, рассказывают про это совсем бегло, - начала она рассказывать про то, о чем ей рассказывали, параллельно стараясь понять, знает ли лейтенант вообще о том, с какого она отделения, - Но я рада получить информацию о деятельности вашего подразделения из "первых рук". Возможно, мне теперь будет спокойнее спаться по ночам, а то ведь знаете, как это бывает... - всплеснула она руками, - То репликатор сломается, то расписание поменяют, то бринны взорвут Сан-Франциско... Когда-то я хотела стать каким-нибудь фельдшером, - зачем-то начала врать она на ходу, - и, возможно, приносить пользу таким, как вы. В смысле, бывает же такое, что в вас попадает плазменный заряд, кусает ядовитое насекомое или детонирует стратегический этанол у изголовья плохо заземленной кровати. Был прецедент, один человек из-за своего пристрастия хранить этанол в банке из-под консервированных бобов лишился...
- Ого, тут уже очереди, - прервала Трицию внезапно возникшая из неоткуда доктор Долера с признаками невроза на лице.
- У капитана проблемы с общением, - последовало оправдание, - Впервые вижу автопереводчики, которые требуют, чтобы их носитель заткнулся ради преодоления языкового барьера.
- А я не в первый... - загадочно ответила доктор, даже не представившись и проскользнула в медотсек.
- Простите, - произнесла Торренс, когда ее взгляд зацепился за что-то блестящее на груди Макарова, - Вы позволите на минутку?..
- Только на минутку, - ответил Макаров, не сразу поняв, о чем именно идет речь.
Речь шла о его комбэже, переливающимся бликами и притягивающим к себе внимание. Быть в природе такого не могло, чтобы кадет впервые в жизни его видел, но Триция вела себя в данный момент именно так, медленно и осторожно протянув к нему кончики пальцев, словно сапер к ранее невиданному типу бомбы. Комбэдж поддался и осторожно слез с кителя, оказавшись во власти все так же осторожных рук.
- Даже не верится, что это можно засунуть под кожу, - восхитилась она, немного повертев комбэдж в руках и, наконец, отцепила от него свой заинтересованный взгляд, - Иногда мне кажется, что физика решает все проблемы. Не важно, какие, будь то языковой барьер, большое расстояние, остывший суп или неразделенная любовь. Поэты бы сейчас назвали меня декаденткой, декаденты бы сказали, что я скептик, а скептики бы сказали, что я одним своим языком окунаю в профанацию поэзию броуновского движения. - Пристально посмотрев на Николая, она протянула комбэдж на своей ладони и вопросила, - Вы ведь понимаете, о чем я?

17
Похоже, столь быстро придуманный план с треском провалился и "шоу" собиралось продолжаться. Ну, по крайней мере, Триция возобновила свой непринужденный разговор с Николаем. Зато, по мере разговора первоначально владевшее Макаровым легкое раздражение постепенно улетучивалось, замещаясь удивлением, а то и вообще самым что ни на есть настоящим прифигением. Как по поводу того, что рассказывала и делала кадет Торренс (например, ее реакция на самый банальный комбэдж стандартной, надо заметить, флотской модели показалась Николаю весьма занятной, отчасти), так и по поводу ее внешнего вида. Последний (внешний вид кадета Торренс) был пожалуй, отдельной "песней" - насколько успел заметить Макаров, девушка носила весьма пышную (и явно требующую ежедневного тщательного ухода) прическу, уже пару раз продемонстрировала своему собеседнику довольно длинные и покрытые явно не самым простым лаком ногти на руках, признаки, которые весьма явно сигналили что их обладательница едва ли привычна к ежедневному физическому труду. "Ну или к тем тяготам и лишениям, которые, как мы знаем из присяги, сопровождают процесс военной службы", - мысленно закончил своим умозаключения Николай, снова внимательно смотря на собеседницу и продумывая, чтобы ей ответить. Пока что лейтенант особо никуда не спешил, так что пожалуй на еще минут десять-пятнадцать разговора время у него было.
Кстати, вопрос о том, на каком именно отделении Академии учится Триция был для Макарова по своему интересен, особенно учитывая подмеченные им только что особенности ее внешности. То, что кадет врала насчет военно-медицинского отделения было, пожалуй, довольно очевидно, хотя бы по ее совсем недавнему поведению в помещении лазарета. Так что, как только Триция умолкла, лейтенант снова внимательно посмотрел на собеседницу и ответил ей:
- Ну в целом понимаю, конечно. Кстати - хотел в ответ тоже задать Вам один небольшой вопрос. А Вы то сами почему решили выбрать для себя именно военную службу? Вроде для таких молодых талантов как Вы должны были быть открыты многие карьерные пути в разных отраслях экономики и общественной жизни...
В целом, сказанное Макаровым нельзя было посчитать ни оскорбительным, ни даже грубым обращением. Однако вместе с тем, выбранная им интонация предполагал легкий намек на противоречие между предположительными привычками и стандартом личного комфорта, обычным для Триции и теми самыми "тяготами и лишениями военной службы", характерными для Звездного Флота.

18
Еще три секунды они обменивались ничего не выражающими взглядами. Уши Макарова ждали ответа на вопрос, а протянутая рука кадета Торренс ждала, пока владелец сам заберет свой комбэдж и вернет его на законное место. Игра в гляделки была забавным времяпрепровождением перед операцией, но Триции не захотелось ее продолжать. Смущенно улыбнувшись, она робко отвела взгляд.
- А Вы подхалим, - отметила она, все теми же осторожными движениями возвращая значок на законное место, - Всего десять минут как знакомы, а я уже повышена от прекрасной незнакомки до молодого таланта. Сочту за комплимент, хотя и не привыкла принимать их от кого-то, не отражающегося в зеркале. Или это учтивость? Комплимент или учтивость?
- Учтивость, - сделал выбор ее собеседник, наблюдая за тем, как ее пальцы пытаются заставить комбэдж ровно уцепиться за покрой.
- Хорошо. Отвечу на Ваш учтивый вопрос. Служба, которую я избрала, едва ли можно назвать военной. Скорее всего я займу место где-нибудь во флотской комиссии. На меня нацепят ярлык "мозгоправ", после чего я уже официально буду проверять психологическую пригодность кандидатов к космической службе. Они хотят изучать звезды, а мне интереснее изучать то, что заставляет их изучать звезды. Обидно только, что подобную деятельность чаще считают за нарушение личного пространства, чем то, что сейчас сотворят с... - сделала она задумчивую паузу, - С той леди, которая только что прошла мимо нас. Судя по выражению ее лица, ей бы не помешала пара хороших советов. Готово!
Ее ладонь с довольствием похлопала Макарова по груди, проверяя, надежно ли встал комбэдж.
- Кстати, пока я вертела в руках эту штучку, Вы и не заметили, как я перешла на элэйсийский язык. Очевидно, что Ваш имплантат работает исправно, - натянула она на себя не менее самодовольную улыбку.
- Вы что, уже успели выучить элэйсийский язык? - не поверил лейтенант своим ушам, проверяя, все ли в порядке с его комбэджем.
- Нет, - мотнула она головой, - Всего три предложения, которые сильнее всего мне запомнились из того десятка книг, которые я успела пролистать, пока находилась в шаттле. Академия сделала из меня книжного червя. Благо, что я зрение не испортила. Сказать по правде, я тоже немного побаиваюсь врачей...
- Кадет! - прервала ее голова капитана, выскочившая из створок дверей медотсека, словно чертик из коробочки, - Ваша очередь, где вас носит?
- Здесь... - смущенно ответила она, на всякий случай оглядевшись по сторонам, - Я сейчас зайду, капитан, не волнуйтесь.

19
В принципе, карьерные пожелания и устремления Триции были для Макарова вполне понятны и, что удивительно, учитывая его опыт "туров" в "горячие точки", включая доминионскую кампанию, подобное желание "найти себе синекуру" даже не вызывало у него раздражения или тем более ненависти к носителю подобных идей и мечтаний. Более того, в случае с Трицией он тут же просебя, но вполне искренне попросил у Бога чтобы мечты "этой юной особы" сбылись именно так, как она того желает.
"Так по крайней мере она хоть никого не угробит, разве только бюрократически немного сможет потянуть жилы но и только", - завершил свои рассуждения Николай, снова мило улыбнувшись адмиральской дочке оставаясь в первоначальном образе "доброжелательного гида по совместительству". В конце-концов, как бы не хотелось лейтенанту отпустить какой-нибудь более едкий комментарий, но возможные проблемы от навлечения на себя гнева ее отца не стоили полученного от этого сомнительного удовольствия. Что же касается оценки ее карьерных возможностей - ну кому-то мнение Макарова могло показаться чертствым и даже циничным, но как минимум двухкратное хождение в области почти интимной близости от "костлявой старухи с косой" дают большинству людей здоровую долю порой резкого, но в целом полезного по жизни прагматизма.
Тем более, что капитан корабля похоже тоже закончил свои процедуры в медотсеке и сейчас приглашал зайти туда саму кадета Торренс. Поскольку, в принципе, самому Макарову надо было еще заглянуть в репликаторный центр и получить комплект одежды, это было вполне удобным способом вежливо распрощаться с новой знакомой. Выждав пару секунд паузы, Николай снова посмотрел на Трицию и негромко сказал:
- Думаю, не стоит заставлять капитана ждать. Приятно было с Вами познакомиться, мисс...
- Думаю, это было взаимно, лейтенант, - проворковала в ответ кадет Торренс, демонстративно "стрельнув глазками" в сторону Макарова, - надеюсь, скоро увидимся...
Торренс скрылась в двери медотсека, а лейтенант направился по корридору в сторону турболифта, просебя добавив к прощальным словам Триции свой короткий, но вполне однозначный комментарий - "угу, надеюсь, что это "скоро" будет не слишком скоро, да". Чисто внешне Триция безусловно была вполне красивой и привлекательной барышней, но ее манера общения довольно ясно показывала, что она была из ощутимо более высокого круга общества, чем сам лейтенант (по крайней мере, именно так она держалась) и едва ли их знакомство могло закончиться хоть каким-то долговременным положительным результатом. Во всех возможных смыслах этого слова...

20
Журнал капитана, звездная дата 53993.4. План по высадке к настоящему моменту уже полностью составлен. Моя группа собирается высаживаться на окраине крупнейшего города Элэйса под названием Элнорт. По плану на ближайшие несколько дней мы осядем в местном курортном комплексе под видом гостей и станем первыми представителями федерации, вступившими в непосредственный контакт с местной цивилизацией. Согласно разведданным в этом же комплексе собираются встречать праздник два физика-теоретика, пять лет назад принимавших непосредственное участие в проекте варп-полетов. Поскольку с орбиты мы так и не добились достоверной информации о каком-либо прогрессе в этой области, эти ученые пока что являются самым перспективным источником информации о примерных временных рамках, когда эта раса освоит сверхсветовые технологии. Так же для каждого члена группы высадки немаловажно собрать как можно больше информации о культурных, социальных и бытовых аспектах общества в их «естественной среде». Любая информация может стать жизненно необходимой для третьей фазы изучения. Все члены группы высадки, даже кадет Торренс, оснащены, подготовлены и прекрасно осведомлены о том, как правильно вести себя при посторонних. Я не знаю, что может пойти не так, и от этого мне вдвойне становится не по себе.
Группа высадки, облаченная в повседневные наряды местного народа, начала постепенно стягиваться в транспортную комнату. Капитан, будучи немного в мандраже, прибыл туда одним из первых и… ждал. Перетаптывался с ноги на ногу, рассматривал облицовку комнаты, проверял на прочность платформу для телепорта, слушал, о чем перешептываются энсины Стокер и Райс, стоящие за пультом и готовящиеся отправить старших офицеров невесть куда. Один раз капитан испугался незнакомца, зашедшего в транпортную без разрешения, и с большим трудом узнал в этом незнакомце коммандера Сила с пигментированной кожей и странным париком, скрывающим плотно прижатые к черепу антенны. Доктора Бран узнать было легче.
Одной из последних вошла Триция.
- Опаздываете, - поздоровался капитан.
- Делала маникюр, капитан, - похвасталась она своими укороченными ногтями, покрытыми синим лаком.
- Вы задержались, потому что делали маникюр? – приготовился капитан наорать на кадета.
- Капитан, взгляните на это с профессиональной точки зрения, - непринужденно отреагировала она, ничуть не испугавшись капитана, - Я изучила их моду и пришла к выводу, что с моим предыдущим маникюром я буду выглядеть, как какая-то инопланетная дура. Я решила, что не стоит излишне выделяться из толпы и взяла на себя инициативу немного подправить образ.
- С этого и стоило начинать, - выдохнул тен Волде, - Теперь вы полностью готовы?
- Нет, - отрезала она и осуждающе посмотрела на капитана, - Всем выдали деньги, а мне нет. Сказали, что это был ваш приказ.
- Да, чуть не забыл, - капитан запустил руку во внутренний карман и вытащил оттуда три тонкие прямоугольные деревянные пластинки с вкраплениями изящных металлических узоров.
- Полторы тысячи чипов? – оскорбленным голосом прочитала она символы на пластинках.
- Выучили их алфавит? Хорошо. – Прозвучал издевательский тон, и капитанская рука сразу же отдернула пластинки, при попытке кадета принять их под свою безответственность, - Не так быстро. Сначала назовите основные правила обращения с валютой.
Триция сделала глубокий осуждающий вздох.
- Не инвестировать.
- Так, - вручил ей капитан одну из пластинок.
- Не давать взяток.
- Хорошо, - легла ей на ладонь вторая пластинка.
- Не способствовать незаконному товарообороту.
- Правильно, - вручил ей капитан последнюю пластинку.
- Это не честно, - возразила она, на всякий случай спрятав деньги в карман, - Остальным выдали больше.
- Больше надо заслужить, - отвернулся от нее капитан, но затем вдруг что-то вспомнил и повернулся обратно, - Кстати, кадет Торренс, прежде чем мы отправимся, вы должны знать еще кое-что.
- Я слушаю, - выжидающе вернула Торренс свой взгляд на капитана.
- Я ваш отец.
Эти слова ненадолго заморозили воздух, и в уши закрался звон мертвой тишины. Торренс пару раз непонимающе хлопнула ресницами и приоткрыла рот чуть раньше, чем придумала, что ответить.
- Простите, капитан, - скрыла она свою растерянность за дежурной улыбкой, рефлекторно набросившейся на ее лицо, - Кажется, мой автопереводчик дал сбой.
- Давайте без шуток, - сделал капитан свой тон чуть более строгим и властным, словно он действительно разговаривает со своим непослушным отпрыском, - Вы выглядите вызывающе даже с этим маникюром. Если местные жители будут думать, что вы путешествуете вместе со своим отцом, одинокие мужские особи будут с меньшим энтузиазмом предпринимать попытки скрасить себе праздник вашим обществом. Так что я ваш отец, повторите это.
- Хорошо… - еще более растерянно отозвалась она, и улыбка постепенно начала сползать с ее лица. - Вы мой отец.
- И помните, что вы не полноценный участник экспедиции, - сделал тен Волде еще более строгий тон, - Вы здесь ради дипломной работы, поэтому вы простой наблюдатель. Никакой самодеятельности, от меня не отдаляться дальше, чем на пару метров, от легенды не отклоняться, от правил поведения не отходить.
- Хорошо, папочка.

21
- Ну вот и славно выходит...наверное - сам себе прошептал Николай, в очередной раз проверяя перед зеркалом удобно ли сидит на нем комплект "местной одежды", а заодно, насколько удобно и незаметно спрятан в потайном внутреннем кармане фазер типа Мк.1. Последний предназначался для самых крайних случаев, поскольку его применение грозило почти однозначным нарушением первой директивы. Кстати, этот момент был основной причиной для того, чтобы Макаров озаботился "аварийным спецсредством номер один", состоявшим из телескопической электрошоковой дубинки без марок производителя, уже занявшей место в наружном кармане сине-оранжевой походной куртки с кожаным вставками на плечах, в которую сейчас был облачен лейтенант.
Позади были "экспресс курс самообразования" по части обычаев и основ культуры местных (стоивший Николаю минимум одной бессонной ночи), проверка работоспособности импланта-автопереводчика (который работал вполне стабильно и без сбоев), а также заучивание своей "легенды" на время пребывания на планете. Впрочем надо заметить, "легенду" Макаров старательно выбрал довольно несложную и вполне подходившую его целям и задачам на планете - по этой самой "легенде" лейтенант примерял на себя роль находягося в заслуженном ежегодном отпуске наладчиком оборудования из горно-обогатительного комбината в Келлерне, занимавшегося первичной обработкой титановой руды перед ее отправкой на металлургический комбинат для переплавки. Так вот, все перечисленные выше теперь оставалось "позади". Впереди же ждала неизвестность доселе неисследованной толком планеты с пока еще малознакомой местной цивилизацией.
- Ну.. с Богом.., - также тихо произнес себе под нос Николай, выходя из каюты и направляясь в сторону турболифта, который должен был доставить его в транспортерную. В помещении последней уже собирались участники первого состава десантной группы, состава, который уже сравнительно скоро успел лейтенанта неприятно удивить. "Вот блин..она то тут что забыла?", - только и смог подумать Николай, заметив среди собравшегося отряда уже знакомую ему кадета Торренс. Если честно, даже несмотря на довольно краткий опыт их знакомства, Макаров был совершенно убежден, что Триции Торренс в таком задании делать совершенно нечего и что она может быть источником возможных дополнительных проблем. Впрочем, раздражение, испытываемое Николаем по поводу участия Триции было смешано с изрядной долей сочувствия. Последнее касалось как раз сейчас что-то втолковывающего кадету Торренс капитана Тен Волде, ибо лейтенант был готов спорить, что участие Триции Торренс в высадке не было инициативой самого Питера Тен Волде, но наоборот - кадета Торренс вручили под его ответственность на это дело "распоряжением свыше". Макаров тихонько вздохнул. Конечно, теоретически можно было бы попытаться оспорить участие в высадке Триции по причине сильно повышенного риска нарушения Первой Директивы, но учитывая догадку о том, кто принял решение о ее участии, в этом едва ли был практический смысл. Так что Макаров просто мысленно добавил у себя в голове еще одну "галочку" в "список первоочередных задач", в котором уже были такие пункты как "вести себя, как один из местных и сливаться с толпой", "не во что не влезать без надобности", "стараться по возможности быть немногословным". Новый пункт в этом списке звучал тоже довольно лаконично и просто - "при наличии в поле зрения Триции Торренс - одним глазком присматривать за ней "во избежание".

22
Платформа транспортера постепенно нагрузилась шестью парами переминающихся друг с друга ног, обутых в теплые кожаные сапоги с обильными подкладками из теплого и пушистого меха. Финштад и Долера находились тут дольше всех остальных, потому и ожидание утомило их сильнее чем всех присутствующих. В то время как Бьорн пытался занимать себя наблюдением и контролем за работой энсинов, отвечающих за их общую телепортацию – Катрин не могла найти себе никакого занятия, кроме как прорабатывать их с Финштадом совместную легенду.
- Мы живем в провинции Магратея, в ста километрах от города Сартифарбласта. У нас свое хозяйство и мы ведем уединенный образ жизни. Я занимаюсь…
- …микробиологией, а я изобретатель самоучка, молящийся богу Миг’Ла, покровителю точных наук и физического порядка, - Бьорн положил ладонь Катрин в свою, - Дорогая, я прекрасно всё помню. Только прошу тебя, не усложняй. Крах кроется в деталях, как говорят.
Наконец вся группа высадки собралась и после недолгой перепалки между капитаном и его “Дочерью”, все шестеро в аккомпанемент шуму катушек транспортера и голубоватой дымке, внезапно оказались в ночном лесу, да еще и по колено в снегу.
- Восхитительно! - воскликнул Финштад, - Напомните мне имена тех двух Энсинов, когда мы вернемся на корабль…
- Подумаешь, - хмыкнула Катрин осматриваясь по сторонам, - Всего лишь снег, а ты готов их уже на флаги планет содружества порвать.
- Не в снеге дело! – Возмутился Бьорн, но был немедленно прерван капитаном.
- Тихо! Я конечно очень хвалю, что вы столь быстро вошли в образ супружеской пары, но прошу помнить где мы и чем мы занимаемся. Кхм, Мария Кюри, - быстро проговорил капитан и начал разговаривать сам с собой.
- Да, в транспортере были ошибочные координаты… да, нас направили южнее, чем надо… Мгм… ага… да. Сил, вы с Макаровым и Милодом появитесь чуть севернее тракта и двинетесь в сторону места назначения, и будете ждать нас там. Именно… Да. Конец связи. – Капитан снова повернулся к остальным, - Напоминаю еще раз нашу общую легенду. Мы все старые друзья, живущие Сартифарбласте и… - он посмотрел на семейство Финштадов, - …его окрестностях, а в столицу мы прибыли, дабы присоединиться к празднованию Звездного света. Ну, а мелочи я надеюсь все помнят. – Все одобрительно и подверждающе закачали головами, после чего вся процессия двинулась в сторону дороги, навстречу второй группе.
Путь к тракту пролегал через достаточно густой и холмистый лес, деревья в котором с среднем достигали высоты в десять-двенадцать метров, а на пути у группы, периодически, встречалась небольшая замерзшая река, витиевато петлявшая через заросли хвое-подобных деревьев и редко превышавшая три-четыре метра в ширину. Так что, если бы не зарево, разливающееся по ночному небу откуда-то с запада, то можно было бы спокойно подумать, что планета абсолютно пуста и на ней нет ничего, кроме простейшей фауны и богатой флоры.

23
Впрочем, похоже неожиданности внезапным участием кадета Торренс в высадке не собирались оканчиваться. Хотя бы потому, что "приземлились" после телепортации Николай и Сил явно не там, где была их расчетная точка прибытия. Во-первых, никого из остальных членов группы рядом с ними не было, а во-вторых - точка приземления оказалась прямо посреди заснеженного леса планеты. Последнее обстоятельство немедленно дало о себе знать тем фактом, что ноги Макарова провалились в снег примерно по колено, сразу же заставив лейтенанта искренне пожалеть, что в качестве обуви он выбрал полуботинки, а не полноценные высокие сапоги. Зато долго выяснять "а где же мы оказались" и связываться для этого с кораблем им все же не пришлось - почти сразу после материализации на связь вышел лично капитан Тен Волде, передавший инструкции по поводу точки встречи всего отряда.
- Так точно, сэр, - отозвался в ответ в шифрованный канал вокс-связи Николай, - постараемся быть как можно скорее, конец связи.
Макаров быстро осмотрелся, и, к своему на этот раз приятному удивлению, довольно быстро нашел взглядом искомый "тракт"- проселочную дорогу, петлявшую посреди того безлюдного леса, в котором они оказались. Впрочем, присмотревшись еще повнимательнее, лейтенант понял, что они оказались не так уж и далеко от местной цивилизации - по крайней мере, с другой от искомого ими тракта стороны холма, на котором они сейчас стояли, виднелось легкое зарево, характерное для городского уличного освещения.
"Ну хоть идти недолго. Да и снег мог оказаться поглубже", - мысленно воодушевил сам себя Макаров, поочередно поднимая из снега ноги и в очередной раз убеждаясь, что он уже успел таки набрать снегу в свою обувь. Николай обернулся, посмотрев на тщательно загримированного и одевшего шапку чтобы спрятать, гхм.. некоторые свои анатомические особенности, первого помощника, и негромко сказал ему:
- Капитан приказал нам идти к тракту, сэр, думаю, нам не стоит задерживаться. На дороге хоть снег из обуви можно будет вытряхнуть. Тем более, что нам только спуститься с холма и пройти всего метров чуть менее трехсот - тракт уже вон там...
Закончив свою реплику, лейтенант рукой показал в сторону видневшейся чуть внизу и в стороне искомой ими дороги, после чего пошагал в ее сторону, стараясь ступать по возможности осторожно - земля была укрыта снежным покровом, под которым легко могли скрываться мелкие неприятные сюрпризы в виде коряг и валунов.

24
После операции Сил частенько вздрагивал, смотря на себя в зеркало, ибо оттуда на него глядело совсем незнакомое существо со светлой кожей и немного длинными волосами, которые скрывали пару андорианских антенн. Для маскировки последних, для верности использовалась еще и шапка. Впрочем, пугать других членов экипажа долго не пришлось и через каких-то пару часов после операции первый помощник, вместе с лейтенантом Макаровым и эмиссаром Милодом стояли уже по колено в снегу. Последний сразу начал жаловаться на холод.
- Ну ничего себе, – прошипел он потирая плечи, - теплых вещей явно недостаточно!
- Это все ваша мантия служителей Леора, эмиссар, - ответил ему Т'жеван осматриваясь по сторонам. Ему самому холод был не особо страшен, ведь на Андории было куда холоднее, да и на самих Андориан холод оказывает совсем иное воздействие, заставляя кровь в их организме бежать по венам быстрее. – Первую группу по ошибке транспортировало в другое место, но мы встретимся с ними в точке сбора, так что давайте не будем терять время и поднимемся на этот холм.
Учитывая обилие снега, путь наверх был не самым простым занятием, не только для гражданского Вана, но и для подготовленных офицеров Макарова и Т'жевана. Но прошло не так уж и много времени, как они оказались наверху.
Николай указал в сторону тракта.
- Думаю, этим путем будет куда легче подбираться поближе к магистрали – сказал он, параллельно восстанавливая дыхание.
Сил молча кивнул и они оба повернулись в сторону Милода, который только сейчас добрался до вершины холма тяжело дыша и одновременно с этим стуча зубами.
- Это точно плохо скажется на моем здоровье! – Еле-еле произнес он.
- Вам еще повезло, что сейчас ветра сильного нет, а то совсем бы замерзли. – Подошел к нему Николай, чтобы помочь идти дальше.
- Нет, я сам! – Очень гордым тоном произнес эмиссар, внезапно выпрямившись, - даже если мне придется съезжать по этому холму на своей пятой точке!
Путь по пустынной дороге был куда легче, так как на ней и возле нее количества снега не превышало никаких экстремальных значений. Было скользко, но среплицированная обувь неплохо делала свое дело. Через несколько метров Сил понял, что они приближаются к магистрали и им пришлось сойти с пути и вновь подняться на один из холмов. С него открывался неплохой вид на равнину, через которую проходила одна из магнитных магистралей: кольца диаметром десять метров, стоящие друг за другому с интервалом в метров пятнадцать. Иногда можно было заметить как через них на огромной скорости пролетает местный транспорт.
- Очень интересно, - остановившись, чтобы посмотреть на все это, произнес Сил.
- Да, сэр, - протянул Макаров, остановившийся рядом, - элэйсийцы используют сеть подобных электромагнитных магистралей, которые проходят через всю планету – это позволяет им очень быстро перемещаться между большими городами.
- Это все конечно очень интересно, - напомнил им о себе Ван, - но могли бы мы это все обсудить за чашкой горячего оча? Тут между прочим по лесу хищники бродят…
- Разве вы бы не почувствовали хищников? – Спросил его Сил, тем не менее начав шагать в нужном направлении.
- Почувствовал бы, если бы мои бетазоидские способности не замерзли, - Проворчал эмиссар, - Далеко это ваше «место» от постоялого двора… где сейчас так тепло и так сухо?
- Нет, - покачал головой Макаров, - я сверялся с картой как раз перед отправлением. После встречи нам нужно будет идти еще километра три, может пять, но не больше.
Милод издал какой-то странный, плохо разборчивый звук, который тем не менее был полон досады.
- Надеюсь те шестеро не опоздают…- с надеждой в голосе прошептал Ван.
Но они конечно же опоздали. Силу, которому холод был не особо страшен, даже пришлось отдать бедному эмиссару свою шубу.
Когда капитан и остальные пятеро членов группы наконец явились, Сил сразу же начал задавать вопросы:
- Почему так долго?
- Даже не спрашивайте, первый! – Рявкнул на него тен Волде и не останавливаясь, пошел дальше.
Ветер нес через лес миллионы иголок, впивающихся в кожу и кусающих путешественников за их лица. Воздух постепенно становился все холоднее, облака гуще, а пальцы на ногах все менее осязаемыми. Их сопровождал стук чьих-то зубов и отдаленный вой стихии. Через несколько минут молчаливого похода перед всеми девятью открылся вид на Элвален, представляющий собой комплекс из нескольких гостевых домиков и развлекательных заведений, не смеющих своими скромными высотами, перепутанными в паутине маленьких огоньков, нависать над гостями, закрывая живописный вид на звездное небо. Сердцем всего этого скопления кровов и развлечений без сомнения являлась площадь, в центре которой был аккуратно выложен очаг из нескольких увесистых бревен с миллионом танцующих языков пламени, облизывающих в центре гигантского кострища отнюдь не скромную каменную статую местной богини гедонизма Корун, распахнувшую свои руки в приветственном жесте и наблюдающую легким прищуром за всяким подошедшим в поисках жара, треска дров и уютной обстановки. По первым впечатлениям комплекс мог уместить в себе от четырех до пяти сотен человек, и примерно треть из них сейчас наводняла кривые улочки и заполняла воздух звонкими звуками своих впечатлений. Даже холодной темной ночью эта маленькая точка на карте казалась приветливой.
- Туда! Быстрее! – Из последних сил закричал Милод , заметив костер и побежал в ту сторону, поближе к теплу, лейтенанту даже пришлось его нагонять, дабы успокоить, ибо бегающий по снегу, замерзший последователь Леора, выглядел весьма подозрительно. Однако шаг, в итоге, прибавили все.
Скоро они уже были около костра, где эмиссар наконец мог протянуть руки к желанному теплу и успокоится. Первый помощник с капитаном осматривались по сторонам, совещаясь и пытаясь понять где можно снять себе домик. Все остальные же наслаждались прекрасным видом, что открывался на озеро в долине, которое носило название Вален.
- Красиво, как в Сан-Франциско, - мечтательным голосом произнесла Торренс.
- Я думаю, что в том здании расположилась приемная – указал в сторону одного из домиков Сил.
- Я тоже так думаю, - согласился с ним тен Волде и подал всем остальным сигнал, чтобы двигались. Милод с кряхтением и ворчанием оторвался от костра.
- Сэр, я могу и сам справится… скажу, что нас девятеро и…
- Нет, - резко прервал его Питер и строго посмотрел на кадета Торренс, - нам обязательно нужно держатся вместе.
У Т'жевана при себе было достаточно денег, поэтому именно ему выпала честь пообщаться с дежурной. Та была светловолосой элэйсийкой, которую явно клонило в сон и она молча сидела за своей стойкой всматриваясь в какую-то точку прямо перед собой. Даже толпа из девяти новых посетителей не вывела ее из этого «транса».
- Доброй ночи, - громко прочистив горло, произнес Сил.
Элэйсийка вздрогнула и подняла взгляд на гостя, поприветствовав его в ответ. Немного помолчав, она вдруг вспомнила о своих прямых обязанностях и нажав что-то на своем столе открыла список постояльцев.
- Откуда прибыли к нам в прекрасный Элвален? – Звонким голосом спросила она, наконец, придя в себя окончательно.
- Из Сартифарбласта, - сразу же, как по учебнику, ответил ей Т'жеван - путешествуем вместе.
Коммандер точно не звучал как счастливый турист перед праздником, что вызывало подозрения у дежурной, и та одарила его прищуром. Сил заметил это и надел на себя самую притворную улыбку из всех.
- Мы друзья, - произнес он, протягивая документы, - очень хорошие и давние друзья.
Дежурная, нагнувшись в сторону, посмотрела на остальных посетителей. Те всей толпой смотрели на нее и так же притворно улыбались.
- Ясненько, - тихо произнесла она и вернулась к своей работе, - мест у нас осталось не так уж и много. Есть один двухэтажный коттедж у озера, но в нем мало мест. Правда мы предоставляем дополнительные спальные места и…
- Сойдет, - прервал ее Сил, натянув улыбку еще шире, чтобы слишком грубым не казаться, - у нас тут семьи, так что не страшно.
- Ну… хорошо, - кивнула ему элэйсийка, протягивая документы, несколько небольших устройств, которые, судя по всему, были ключами и путеводители по комплексу, - по ним вы определите, где находится ваш коттедж, его номер – восемнадцать. Ах да, в этот праздник к нам приехали Кхатиты. В честь своего Танру, они устраивают азартные игры каждый день! Настоятельно рекомендую вам поучаствовать, вы можете найти неподалеку от центральной площади, большую вывеску точно не пропустите.
- Спасибо, - кивнул ей Сил и поспешил удалиться вместе со всем этим добром к остальной группе.
- Больше никогда не пущу вас общаться с местным персоналом, - прошипел на него тен Волде и отобрав свои вещи, первым вышел из помещения.

25
Милоду повезло, что в компании инопланетных путешественников не нашлось другого телепата, который мог бы впасть в ступор ото всех неприятных эпитетов и проклятий, посылаемых дипломатом в сторону тен Волде. Почему нельзя было отметить праздник на тёплых островах местной Океании? Нет же, по мнению капитана, на островах не было "рождественского духа", так почитаемого людьми.
Ворча, передвигаясь с ноги на ногу, ворча, проклиная капитана, ворча, замерзая и ворча Ван с компанией исследователей наконец добрались до коттеджа, обещавшего на ближайшие несколько дней стать их домом.
Интерьер его был весьма аскетичен - деревянные столы, деревянные стулья, деревянные шкафы и толстые шерстяные ковры, цвет которых подозрительно напоминал окрас Меллы. Но стоило только заглянуть за деревянный фасад, как там скрывался пластик и кремний, помогавший отличить Элэйс от земной рождественской сказки.
Одним из самых приятных элементов интерьера для Милода стало освещение - в угоду поддержания старинного образа все комнаты в коттедже освещались исключительно свечами, придавая приятный жёлто-оранжевый оттенок уюта деревянным стенам и мебели. Но самым приятным был, конечно же, камин, напротив которого расположились два невыносимо уютных кресла, в одном из которых сразу же расположился эмиссар, не потрудившись даже подняться на второй этаж во имя инспекции и бронирования дипломатической спальни.
Сидя в кресле, он как заворожённый наблюдал за танцем языков пламени в камине, постепенно забывая о существовании остальных окружавших его существ и всё больше погружаясь в чувство некоего расслабленного транса, тонко граничащего со сном. Пожалуй, в этом кресле он и останется ночевать, если его никто не посмеет отвлечь от сего действа.

26
Карты местности на этот раз нисколько не врали - уже спустя несколько минут перехода по морозной проселочной дороге воссоединившаяся группа успешно (если, конечно, не считать "проблемам в пути" вполне понятных лично Макарову, но все же малоприоритетных в текущих условиях жалоб эмиссара Милода на снег в обуви и холодную погоду) добралась до Элвалена, городка, бывшего первоочередной целью их путешествия. Элвален, раскинувшийся посреди заснеженной долины туристический городок был определенно довольно симпатичным, по крайней мере с точки зрения Николая, местом, скорее напоминавшем небольшие городки где-нибудь в Швейцарии. Напоминавшем настолько, что на первый взгляд можно было даже и не понять, что находишься на чужой планете. Впрочем, очевидные отличия тоже имелись и, пожалуй, одним из наиболее очевидных был так заинтересовавший (и Макаров вполне понимал, почему именно даже не обладая способностями эмпата) эмиссара Милода огромный костер на центральной городской площади.
Макаров, вместе с остальными участниками группы, также подошел поближе к кострищу, чтобы увидеть, что костер был не просто костром, но местным объектом религиозного поклонения. По крайней мере, об этом свидетельствовала находившаяся по центру костра на каменном постаменте статуя богини из местного обширного пантеона. "Кажется это Корун, почитаемое местным населением божество чувственных наслаждений и плотской любви",- подметил сам для себя лейтенант, еще раз тренируясь в понимании культуры местного населения. Кстати, религиозная культура местных была, по крайней мере с точки зрения самого Николая, весьма любопытной - местный пантеон насчитывал несколько сотен разных божеств, соответственно, почти на каждое из этих божеств приходился свой культ, вместе с этим, общество элэсийцев совершенно явно довольно рано пришло к идеям религиозной терпимости, поскольку, если верить собранной научным отделом информацией дистанционного наблюдения, местная история столетиями не знала никаких конфликтов на религиозной почве между столь разнообразными культами.
Поглощенный подобными размышлениями, а заодно согреванием у большого костра, Николай почти не заметил, как отправившийся бронировать им места в кемпинге коммандер Т'Жеван вернулся, да не с голыми руками, а с целой связкой электронных ключей от уже снятых им для участников экспедиции номеров в гостевом домике. Макаров сравнительно быстро нашел свою комнату, после чего посвятил следующие полчаса тому, чтобы хорошенько высушить над обогревателем свою обувь и одежду, ну а заодно и обогреться самому. Впрочем, оставался еще вопрос что делать оставшуюся часть вечера, и, как ни странно ответ на этот вопрос у лейтенанта уже имелся. Насколько он успел увидеть по пути в гостевой домик, в город с визитом пожаловали служители местного божетва удачи и азартных игр Кхата, развернувшие, что характерно, то, что можно было бы назвать "казино-шапито". Не то, чтобы Николай был ярым поклонником азартных игр (хотя если ставки были небольшими, а игра была с друзьями он был обычно не против "перекинуться партию-другую в покер), но изучение нравов местных для лучшего "слияния с толпой" было делом полезным. Ну и к тому же, лейтенанту было просто интересно, что же именно происходит в этом "казино-шапито", так что Макаров снова быстро оделся (а его обувь уже успела полностью высохнуть) и направился по направлению к тому самому "странствующему игорному дому", развернутому в городке поклонниками тожества Кхата.

27
На этой половине планеты была ночь. И, не смотря ни на что, капитан решил воспользоваться временем рационально и поспать пару часов, последовав примеру эмиссара-у-камина. Он сразу выбрал себе комнату на втором этаже и столь же стремительно выбрал себе соседку по комнате.
- Нет, капитан, - возразила Торренс, - Я приличная девочка, и с вами я не достаточно близко знакома для сожительства.
- Я ваш отец – куда уж ближе? – непринужденно бросил он свою сумку в плохо освещенное помещение и разглядел там лишь одну кровать. Еще не до конца привыкшим к полумраку глазам понадобилось дополнительные три секунды на то, чтобы нащупать взглядом на полу еще одно спальное место, - Кровать или пол?
- Кровать, - воспользовалась Триция внезапно дарованным ей правом выбора и так же бросила свою сумку в комнату, - Меня в академии учили, что ради поддержания дисциплины и морального спокойствия мальчики должны жить с мальчиками, а девочки с девочками.
- Меня тоже, - начал капитан стягивать свои сапоги, опасаясь нанести грязи в свое временное логово, - Но, во-первых, здесь вам не академия. Во-вторых, я не знал ни одного кадета, который не нарушал бы такое правило хоть раз.
- Вы тоже?
- И я тоже… - протянул он, продолжая стягивать с себя верхнюю одежду.
- Капитан, у вас совсем стыда нет, - заявила Торренс, сверля взглядом раздевающегося капитана в надежде пробудить в нем хоть какой-то ощутимый дискомфорт от ситуации.
- Стыд мешает принимать ответственные решения, - безразлично бросил он на кресло свои штаны и забрался в свое напольное спальное место, словно в пасть какому-то ползучему местному хищнику, пожирающему уставших туристов, - Я собираюсь поспать и вам тоже предлагаю. На этой планете сутки заметно длиннее земных, так что лучше набраться сил перед длинным днем.
- Отвернитесь, - буркнула она, и капитан послушно отвернул голову к стенке, про себя усмехнувшись неприкрытому ханженству, которое его новая соседка в данный момент стягивала с себя без каких-либо резких или поспешных движений. Комната наполнилась шорохом одежды и сопением адмиральско-капитанской дочки, и тут на капитана сверху навалился внезапный груз усталости, потянувший его веки вниз. Гравитация резко умножилась на три, а окружающий мир начал растворяться в сонной дымке.
- Капитан, - выдернул его полушепот из сонного транса, и тен Волде понял, что выспаться ему не позволят, - Я хочу у вас кое-что спросить, но мне немного стыдно спрашивать об этом.
- Я вам не верю, - настоял он на своем, даже не пытаясь повернуться к ней, чтобы посмотреть в ее наглые блестящие глаза, - Но спрашивайте.
- Я не могу понять, почему почти все населенные пункты на этой планете начинаются с приставки «эл»? Элвален, Элнорт, даже сам Элэйс.
- Вы историю этой планеты даже не пытались учить? – пронесся по тьме капитанский укор.
- У вас было три недели, а у меня всего три дня, - наткнулся укор на оправдание.
- Хорошо, - сдался капитан и решил, что пока не даст требуемое, покоя ему даже во сне не видать, - «Эл» - это самоназвание этого народа. Народ элов.
- А разве на «элэйсийцы»?
- «Элэйсийцы» - этнохороним, а «элы» - это именно самоназвание.
- Как у нас «люди» и «земляне»?
- Именно. Вы знаете, что история этой планеты делится на две эры: эра Элэйса и эра Танруэйса.
- Что-то слышала такое, - вновь послышался шорох, свидетельствующий о том, что Торренс начала что-то спешно искать в своей сумке.
- «Эйс» с древнего диалекта дословно переводится как «свет», причем не в смысле самого света, а скорее в смысле всего того, на что падает этот свет: все видимые земли и воды. «Танру» - это более современное слово, которое полностью вытеснило из их языка слово «бог». Лингвисты так и не определили точного перевода, но «танру» - это совершенно точно синоним «бога». Тем не менее, эра, закончившаяся по местному календарю восемьсот шестнадцать лет назад, называется эрой Танруэйса, названная так потому, что в той эре считалось, что права на этот мир имеют только их боги, а элы здесь просто гости, пользующиеся гостеприимством своих богов. Получается, что изначально эта планета называлась «Эйс», а Танру – те, кто был за нее в ответе. В те времена элы были в высшей степени фанатичны, живя в первобытном страхе, трепете и восхищении могущественными силами, каждая из которых отвечала за определенные аспекты существования всего света. Пантеон никогда не делился на черное и белое, состоя из сотен серых оттенков. Лишь Тэя дарила элам безвозмездное покровительство, защищая и вскармливая их. А потом остальные боги решили убить ее, и весь Эйс остался беззащитным. Всего несколько мгновений прошло со смерти Тэи, как начался настоящий конец света, известный как «Великое затмение» и стык двух эр. Это событие сильно повлияло на культурные и религиозные взгляды элов. Они решили, что сами в ответе за свои поступки и сами должны хозяйничать на своем свете, а боги пусть остаются на своих планах, являясь пассивными покровителями, наставниками и наблюдателями за элами. Тогда слово «бог» вышло из употребления, и на его замену пришло слово «танру». С тех пор этот мир стал носить название «Элэйс», то есть «Свет элов». И пошла традиция добавлять эту приставку ко всякому населенному пункту за двумя исключениями. Во-первых, населенные пункты, каким-то образом пережившие Великое затмение, остались при своих древних названиях. Во-вторых, автономные провинции, пытающиеся жить по каким-то своим порядкам, хотя элами извне эти провинции считаются скорее не провинциями, а резервациями для жителей, не нашедших себе места при действующих порядках. По нашей легенде мы как раз из одной из таких провинций-резерваций. Сутки здесь длятся дольше земных, орбитальный период Элэйса еще длиннее. По земным меркам со времен Великого затмения здесь прошло около четырнадцати веков, и все четырнадцать веков общество не знало крупных военных конфликтов и мировых войн. В остальном же это общество имеет своих святых и грешников, местные жители считают, что пантеон является идеальной формой общественной организации, и перенимают их порядки и устремления, каждый следует пути своего танру, поэтому общество может существовать единым организмом даже в полной разобщенности интересов и жизненных идеалов. «Если пантеон может, значит и мы можем» - так они рассудили. Все было хорошо эти восемь-четырнадцать столетий. Сейчас же здесь творится кошмар: два месяца назад появился новый бог, столь могущественный и властный, что элы вновь вернулись к термину «бог». Новый хозяин потребовал жертв, и в доказательство своего превосходства поработил весь пантеон, сделав из танру своих марионеток на ниточках, марширующих строем и в стук единого сердца хором повторяющих имя нового бога. Они повторяли «Мы борг», и проникли в умы элэйсийцев, сделав из них не марионеток, но кое-что похуже – роботов, которые не знают, что они роботы. Они живут повседневной жизнью, в любой момент способные обернуться бездушными машинами без капли сомнений готовыми по первой команде бросить все к ногам коллектива и продолжить свой крестовый поход против разделенных индивидуумов, поглощая мириады огоньков свободных от оков разумов…
Капитан резко открыл глаза и увидел Торренс, сидящую на своей кровати, обернутую одеялом и что-то записывающую в свой ПАДД.
- Вы рано проснулись, - обратила она внимание на испуганный блеск в глазах капитана, - Утро еще не близко.
- Кошмар приснился, - потер он глаза, пытаясь вытащить из них резь от свечей, - Я что, заснул посреди рассказа?
- Ага, - вернула она свое внимание в ПАДД, - Но самое интересное вы мне успели рассказать. Я решила прямо сейчас начать все конспектировать. Вернемся на корабль – приведу записи в достойный вид.
- Хорошо, - выдохнул тен Волде и решил, что следующая попытка уснуть будет гораздо менее успешной.

28
Несмотря на яркую вывеску перед входом в клуб, где расположились служители Кхата, в самом помещении было относительно пусто. Клуб был заполнен в равных пропорциях увлеченными полуночниками, сидящими порознь друг от друга, ненавязчивой фоновой музыкой и легкой ароматной дымкой местной причудливой разновидности кальяна. Лейтенанту легко удалось найти один столик, за которым находились трое скучающих элэйсийцев и один остывший несколько часов назад стул. Один из них заметил Макарова и толкнул второго в плечо, а тот не нашел ничего лучше подать сигнал последней. И вот она уже, поднявшись, развернулась к гостю и, широко улыбаясь, поприветствовала его:
- Да укажет Звездный Свет тебе дорогу, путник. – Произнесла она, расставив в сторону руки. Одета она была в очень яркие и длинные одежды, у которых тем не менее не было рукавов. Последние были строго запрещены в традиционных нарядах служителей Кхата, так как были одним из инструментов обманщиков. Жульничать же в азартных играх считалось у кхатитов чуть ли не самым страшным грехом, - Кхат всегда рад гостям в своих многочисленных домах, каким путем они бы не следовали.
Николаю осталось лишь кивнуть на столь теплую встречу, ибо добавить ко всем этим словам ему было нечего. Кхатитка же продолжила говорить, провожая его к столу:
- Сегодня ночью все столы пустеют, кроме нашего, где мы играем в самую древнюю игру Элэйса – Пирамиду. Знаешь ли ты ее правила, добрый путник?
- Эээ… - задумался Макаров, присаживаясь за стол к еще двум кхатитам, что так же доброжелательно улыбались. В памяти он судорожно перебирал ту информацию, что успел вычитать об этом народе, но про азартные игры там ничего не было. Но теряться он не стал, - к сожалению, еще не приходилось в нее играть… это проблема?
- Конечно же нет, - улыбнулась служительница, присев по правую руку от него, - я все объясню: это карточная игра, по традиционным правилам колода состоит из девяносто одной карты, в начале игры каждом раздается по десять карт и жребий решает кто будет ходить первым, этот же игрок и определит по какому из путей на столе будет выкладываться рисунок пирамиды, после чего идет следующий игрок, сидящий по левую руку. Каждые три хода игроки отдают одну из своих высших карт сидящему слева, а каждые десять ходов ставки повышаются. Кроме того во время повышения ставок, каждый имеет право выйти из игры и наблюдать за ней со стороны. Самое главное – не забыть выкрикнуть имя «Кхат» при победе, тем самым поблагодарив нашего Танру за удачу. – Кхатитка опустила руку на стол и перед Николаем появились те же правила, но в текстовой форме вместе с описаниями различных пирамид. – Не торопись, добрый путник. Можешь прочитать внимательнее, мы же терпеливо подождем. Мое имя, кстати Тирия.
- А нас зовут Одит и Номий, - наконец подал голос один из мужчин, указав сначала на себя, затем на своего соседа, который молча кивнул.
Лейтенанту не пришлось долго изучать эти правила, так как они были довольно просты. Несмотря на это у игры имелся довольно большой простор для стратегии: особенно если уследить за перемещением самых старших карт, что двигались по рукам каждые три хода. Николай вступил игру, сделав начальную ставку в сто чипов, и победил, сорвав банк в пять сотен.
- Кхат! - Радостно выкрикнул он, положив на вершину старшую карту, и служители захлопали.
- Потрясающе! – Воскликнула Тирия, - Кхат улыбается тебе в эту ночь, добрый путник.
- Хорошая победа, - произнес Номий, поднявшись со своего места, - Такое надо запить! Теплого оча или чего крепкого?
- Оча, пожалуй – собрав чипы, сказал Николай, решив, что местный аналог чая – самое оно для холодной ночи, - выпивать пока еще рано.
- Как знаешь, - пожал плечами Номий, - предложение всегда открыто.
- А откуда ты родом? – С вопросом обратился к Макарову Одит.

29
Переоборудованное адептами Кхата в игорный клуб помещение в принципе, вполне соответствовало первоначальным ожиданиям лейтенанта - тут было светло, тепло и по периметру были расставлены карточные столы, за которыми посетителей ждали местные крупье, в роли которых правда выступали служители культа Кхата, одетые в традиционные наряды. Посетителей, правда, было немного, но это вполне легко объяснялось довольно поздним часом, в который Николай решил в это место заглянуть.
Вообще, с обычной земной точки зрения происходящее было, как уже успел для себя отметить Николай, довольно удивительным - едва ли не все существующие на Земле (да и у большинства народов Федерации, похоже, тоже) религии не одобряли или прямо запрещали своим священнослужителям организовывать азартные игры. С другой стороны, учитывая то, что в Галактике было множество разных цивилизаций и культур, подобное обстоятельство для уже успевшего потянуть лямку военной службы в Звездном Флоте Макаров скорее относилось к категории забавных курьезов.
Впрочем, просто понаблюдать ему не дали, так как один из служителей подошел к нему и вежливо пригласил к игре. Поскольку Николай успел заботливо прихватить с собой ровно такую сумму местной валюты, с которой он был в принципе готов расстаться в ходе своих "околонаучных изысканий", лейтенант довольно быстро согласился. И как оказалось, далеко не зря - в тех четырех партиях, что он принял участие ему пока везло, и он уже успел существенно преумножить свой первоначальный банк, не забывая за ходом игры периодически посматривать по сторонам. Немногочисленные посетители в большинстве своем судя по одежде были или обычными отдыхающими, или работниками лесничества, помимо служителей Кхата, выполнявших роль крупье, также нашелся и еще один человек явно из их числа, но в более коротком одеянии и с чем-то, почти однозначно бывшим привычным для местных лазерным пистолетом на поясе. Впрочем, насколько мог видеть Николай, последний был приставлен банально для охраны помещения, служившего кассой.
Макаров успел заказть себе еще чашечку оча - местного безалкогольного напитка, по вкусу напоминавшего мятный чай, когда к нему обратились с вполне понятным, и более того, ожидаемым вопросом. Поскольку Николай уже успел еще на звездолете минимум несколько раз отрепетировать ответ на него, он обренулся к собеседнику и почти сразу мягким голосом ответил:
- Я из Келлерна. Там же и живу. У нас там завод в городе, перерабатываем титановую руду и отправляем ее дальше на переплавку. Ну вот там и тружусь наладчиком оборудования, а теперь решил вот взять отпуск как раз в эту пору и съездить сюда отдохнуть. Тут красивая природа, - Макаров сделал короткую паузу, и спросил своего собеседника - а Вы сами откуда, если не секрет?
Не то, чтобы сейчас это имело особое значение для лейтенанта, но следовало вести себя естественно и так, как ведут себя местные, а потому подобный вопрос казался сейчас Макарову вполне естественным и уместным для поддержания непринужденной беседы...

30
- Мой жизненный путь начался в Элтаносе, - ответил Одит сквозь дежурную ухмылку, и его пальцы начали собирать колоду так ловко и непринужденно, словно бы с самого начала жизненного пути они только этим и занимались, - Мои друзья из еще более отдаленных мест. А вот ты к нам пожаловал явно не из Келлерна...
Последняя фраза не могла не вызвать серьезного внутреннего напряжения у первого лейтенанта, и на секунду он услышал странный хруст, с которым трещит скорлупа его прикрытия.
- Вот как? - решил Макаров сохранить внешнюю иллюзию спокойствия, для виду отхлебнув еще немного оча, - А откуда я, по-вашему, прибыл?
- Согласно поверью, чем больше дорог проделал путник, тем больше удачи он с собой принес, - продолжила разоблачать его Тирия, уставившись на него подозрительным прищуром, - И судя по тому, как ловко ты отстроил последние четыре пирамиды, прибыть ты должен был как минимум из космоса...
Наступила немая пауза, и на секунду могло показаться, что даже музыка перестала играть. Паранойя под толстой шкурой пехотинца взревела, высосав все тепло из грудной клетки. Номий, все это время молча являвшийся пассивным наблюдателем, вдруг напряг свое лицо в болезненном спазме. Плотина в его глотке с треском рассыпалась, выпустив наружу фонтан истеричного смеха, стремительно заразившего его товарищей. Никто не был уверен доподлинно, над чем именно они смеются: над глупой шуткой или над не менее глупым выражением лица объекта этой шутки. Николай, не сразу осознав, что произошло, предпринял отчаянные попытки немного расслабиться. Смешно ему не было, но подыграть он был обязан.
Минута глупой шутки окончилась. Вновь овладев своими руками, Одит закончил складывать колоду в футляр.
- Не важно, чьему пути ты следуешь, - вернул он ровность своей интонации, - Вкус азарта учит любить все пути. - Его рука толкнула футляр с колодой карт по направлению к Макарову, - Подарок. Чтобы первая игра не стала последней. Не растеряй удачу.
- Завтра особенный день, - подключилась к напутствию Тирия, - Самые великие игры проходят в лучах Звездного света. Приходи и приводи друзей. Мы всегда рады гостям из дальних краев.

31
"А вы наверное, так вообще должны быть из космоса". Или что-то подобное. Тяжелые слова, полновесные слова, весом прямиком с наручники и кандалы, в которые могли бы заковать и самого лейтенанта, и всех его напарников. По крайней мере, именно подобные ассоциации почти сразу возникли в голове у Макарова, когда он начал лихорадочно обдумывать, что именно пошло не так и начиная с какого момента местные могли догадаться о том, что к ним пожаловали "представители иных разумных форм жизни". Перспектива того, что они несмотря на всю подготовку почти сразу провалили требования Первой Директивы Макарова, разумеется, отнюдь не радовала. Впрочем, прямо вот сейчас еще больше лейтенанта не радовало то, что могло следовать из этого факта - например, подразделения местного спецназа, которые вот прямо сейчас уже могли окружать гостевой домик, в котором расположились его друзья, а заодно и эту игральную комнату и готовиться к захвату "незваных космических гостей".
Николай всеми силами старался все же не дать волне опасений, захлестывающих его сейчас отразиться на лице и позе. Насколько хорошо получалось, он не знал, впрочем, именно сейчас его куда больше занимал вопрос "что делать, если местный спецназ пойдет на штурм с целью их захвата". Несмотря на то, что в голове кружилось сразу несколько вариантов, лихорадочный мысленный перебор их не давал ни одного хорошего или даже приемлимого. Телепортироваться прямо с места на корабль? - плохо, сдаться местным (вместе со всем оборудованием, увы и ах) и попробовать договориться- еще хуже, потому как местные заодно получат инопланетные технологии для изучения, попробовать применить силу, в том числе фазерное оружие - очень плохо.
Напряженную, почти наэлектризованную паузу разрушил смех обоих местных. Похоже, у них это была такая шутка, им показавшаяся весьма смешной. "Господи, слава Тебе, хранящему нас грешных..и дурных, да.." - мысленно проговорил благодарность Высшему Существу Николай, заодно попытавшись изобразить улыбку в ответ на шутку. Получалось весьма фигово, так как лейтенанту сейчас было, мягко скажем, не особенно весело, но подыгрывать местным и вести себя как один из них он все еще был обязан. Впрочем, заодно местный дал ему повод не возбуждая никаких подозрений "испариться" обратно к себе в номер, что лейтенант немедленно решил и проделать.
- Спасибо, и да озарит Вас Звездный Свет, - отозвался Николай стандартным для местных благословением, после чего взял колоду и тихо добавил, - обязательно постараюсь уговоритьмоих друзей тоже прийти. Спасибо за хорошую игру...
Макаров быстро собрал выигрыш, после чего быстро, но стараясь не создавать впечатления что он куда-то сильно спешит, покинул игорную комнату и направился обратно к себе в номер. Зайдя внутрь и захлопнув за собой дверь он наконец-то с облегчением выдохнул. Что ж, с одной стороны, он действительно узнал что-то новое и интересное, но с другой, лейтенант уже успел отругать себя за недостаток осторожности, который подвел его куда ближе к провалу миссии, чем ему бы хотелось...

32
Наступил новый день, а местная звезда, именуемая местными “Ляпис Лазулия” уже была в зените и наполняла городок своим золотистым светом.
Все давно проснулись и собрались в гостиной коттеджа номер восемнадцать, где Питер готовился вот-вот начать утреннее собрание.
- Все в сборе? – задал он вопрос в толпу и пересчитав всех присутствующих, не дожидаясь ответа, продолжил, - Ашей, как ваша жена?
- Капитан, можете обойтись без фарса. Вечером я проверил дом и нашел лишь пару коротковолновых передатчиков, которые заглушил. Так что если нас кто-то и слушает, то он не услышит ничего кроме тишины.
- Отлично. В таком случае предлагаю приступить к собранию. – все попытались занять места на большом кожаном диване в центре комнаты и в похожих креслах, стоявших по бокам от него, но мебели не хватило и некоторым пришлось сесть на полу.
- Стоит начать с поздравления. Мы первые представители внеэлэйсийских цивилизаций, которые вступили в прямой контакт с Элэйсицами. В частности, первым стал именно коммандер Т’Жеван. Гордитесь, Сил. А теперь к основному. Все помнят об основных правилах и это не вопрос, а утверждение. Начните изучать жизнь местных, но ведите себя естественно, - Питер повернулся к Бьорну, - Финштад, попытайтесь найти тех ученых, о которых нам сообщила разведка. Узнайте насколько цивилизация близка к варп технологии. На этом, в принципе, объявления закончились. Вопросы?
- Да, - Триция подняла руку так, будто находилась на лекции, - Отец, а вы сводите меня сегодня в игорный дом? Николай рассказывал, что там интересно.
- Кадет Торренс, не занимайтесь ерундой, это серьезное собрание, а не перерыв в академической столовой.
- Ну, так я же ваша дочь, капитан. Я стараюсь соответствовать образу. Вы ведь именно этого от меня хотели? – Триция надула губки и попыталась сделать наиболее невинное и детское лицо, какое только могла.
- Капитан, если вы не против, то мы с госпожой Долерой приступим к поиску физиков. Ну а вы и дальше занимайтесь нравоучениями своей нерадивой дочурки. – Финштад встал с дивана и накинув на себя дубленку помог одеться Катрин.
Питер обреченно вздохнул и устало, так будто бы он ночью совсем не спал, потер глаза, после чего столь же устало выдал новый приказ, “Разойтись”.
Решив, что поиски стоит начать с людных мест, Бьорн вместе с Долерой направились в местный бар, располагавшийся в главном административном здании и выходивший своими панорамными окнами на живописное озеро, раскинувшееся дальше по склону. Внутри было тепло, а приглушенный мягкий свет от большого каменного камина, создавал ощущение неподдельного уюта. По правой стороне помещения, располагалась длинная барная стойка из темных пород дерева, вдоль которой стояли высокие стулья с резными спинками. С левой же стороны, вдоль стены, стояли несколько столиков на трех-четырех человек. В конце же самого зала, прямо рядом с окнами, была самая роскошная часть заведения. Большой диван, на который была накинута пушистая меховая шкура какого-то дикого животного, стоял прямо напротив пропасти, раскинувшейся за стеклянной преградой. Перед ним стоял кофейный столик сделанный из половины ствола дерева. А по бокам стояли пара кресел на деревянной раме с похожими чехлами из шкур.
Тихо присвистнув Бьорн, вместе с новоиспеченной женой вошли внутрь и повесив верхнюю одежду на крючки у входа - сели за ближайшие стулья у стойки.
- Красиво тут у вас, - обратился Бьорн к скучающему мужчине, который судя по всему был кем-то вроде Бармена, от чего тот внезапно встрепенулся и широко улыбнувшись приблизился к Финштаду.
- Ваша правда!, - радостно воскликнул он, явно благодаря богов о том, что кто-то решил наведаться в его сонные владенья.
- Будьте любезны две чашечки горячего оча и чего-нибудь подкрепиться. Что посоветуете?
- Вы ведь не местные? – Будто-бы хищно улыбнулся трактирщик, - По вам видно.
- Как вы сказали ранее, “Ваша правда”. Мы из Сартифарбласта. Неужели так очевидно? – Усмехнулся Бьорн.
- Кожа у вашей жены слишком смуглая для здешних мест. Так посоветую вам наш традиционный пирог из ронко, ну а пока я налью вам ваш Оча, - мужчина взял увесистый чайник, который был на удивление не деревянным, а керамическим и налил напиток в две чашки.
- Чем занимаетесь? – Поинтересовался он у гостей, пока те пили инопланетный чай в ожидании столь же инопланетного пирога.
- Я изобретатель, а моя жена микробиолог. – Улыбнулся Бьорн.
- Я вас прошу, не углубляйтесь в вопросы о его изысканиях, а то он до вечера не уйдет. – Обратилась к трактирщику Катрин, - Это далеко не те вещи, которые захотят слушать уши обычного, нормального человека.
Трактирщик издал громкий и резкий звук, который судя по всему был неким подобием смеха,
- Что-то много ученых в последнее время к нам захаживает, - он поставил перед Катрин и Финштадом блюдо с горячим пирогом, от которого пахло чем-то незнакомым, но приятным.
- Много? – Переспросил Финштад, - Помимо нас тут еще есть пытливые умы?
- О да. Буквально пару дней назад приехало двое физиков прямиком из Элнорта. Даже, вроде, крупные специалисты.
- Очень бы хотелось с ними встретиться. Знаете, нечасто встретишь человека с которым можно было бы всерьез обсудить фазовое непостоянство четырехмерного пространства.
- Вам повезло, вот и они.

33
Как только перед группой высадки заблестела возможность пойти на контакт с людьми, Джулианна попросила разрешения отправиться изучать местную флору на предмет полезных веществ и лекарственных взаимодействий. Из того, что она успела узнать о культуре планеты - меньше всего внимания привлекали последователи Омуноромона. В их не стесняющую движения одежду коричневого цвета Джулианна и облачилась.
Лес был красивым и приятным для глаз, носа и исследовательского запала триллки. С радостью сканируя местность, Джулианна собирала образцы ядовитых и не очень трав. Издалека доносились звуки пения местной фауны. Разумное же население планеты хоть и натыкалось иногда на девушку, но предпочитало обходить стороной - последователи Омуноромона обладали репутацией грубиянов и социофобов, и поэтому вежливую улыбку девушки трактовали двояко. Впрочем, вечно в лесу жить было нельзя. Образцы нужно было изучать на обустроенной базе, а значит, нужно было возвращаться. Собрав несколько плечевых сумок местной растительности, Джулианна поплелась на место сбора. К несчастью, один из настоящих последователей Омуноромона имел наглость появиться прямо у неё перед носом.
Им оказался пожилой мужчина со спутанной бородой и мелким зверьком на плече. Зверёк буркнул-муркнул при виде триллки, а затем обнажил свои 54 клыка, зашипел и приготовился к броску. К счастью, дедушка вовремя взял своего мелкого хищника за шкирку и поставил подальше от незванной гостьи. Впрочем, запах старого лесника был страшнее, чем клыки его питомца.
- Ты уж не обессудь, девочка, - прохрипел старик, странно улыбаясь, - Ноки не привыкла к чужакам - мы тут обычно травы одни собираем. Какими судьбами, красавица?
- А никакими. Приехала издалека, из Сартифарбласта, травки ваши посмотреть. Или вы тут дань собираете на дорогах? - Джулианне даже не пришлось стараться отвечать жёстко. Один вид этого старичка уже вызвал у неё отвращение.
- Дерзкая девочка. С ума сошла что ли, какая дань в лесу? Общее всё. А не хочешь ни с кем пересекаться - отойди на четыреста шагов налево отсюда, туда обычно редко кто ходит. Куда идёшь теперь?
- Да тут зона есть, для туристов. Там остановилась.
- И чего тебе в лесу не спится? Там же все на чистоте помешаны. Леса не чуешь совсем.
- Пахнуть не хочу, как ты. Да и родня у меня там. Волноваться будут.
- Ну шагай давай. А будут вопросы - вон там моя землянка стоит. Я тут, если чё, всё растущее и бегающее знаю.
Джулианна кивнула, помотала головой и направилась к остальным членам группы высадки. Теперь она поняла, почему к последователям Омуноромона местные предпочитают близко не подходить. К счастью, трав было достаточно, чтобы больше не возвращаться в эту часть леса.

34
Местное солнце уже почти подошло к своему зениту, а большая часть личного состава (включая и самого лейтенанта) уже успела даже выспаться, капитан провел краткое общее собрание, на котором капитан (успев заодно немного попрепираться с навязавшейся им в группу кадетом Торренс) объявил их задачу на сегодня. В принципе, в последней не было ничего сложного - актуальная задача, по крайней мере на эту часть дня, включала в себя изучение местных через общение с ними в естественной среде обитания. Так как первый подобный опыт у Николая уже имелся, он поделился кратким отчетом о своей вылазке в игорный дом почитателей Кхата. По правде сказать (и сам Макаров с этим был вполне согласен), особо много информации он, к сожалению, не получил, получив правда прибавку к своим "командировочным" и заодно, в качестве "побочного эффекта" интерес со стороны той самой Триции Торренс.
Памятую о последней, а заодно о своем "приближении к провалу" прошлой ночью, лейтенант решил идти вместе с группой капитана и "его временной дочки" в лице кадета Торренс. Возможно это было бы лишней предосторожностью, но сейчас самому лейтенанту казалось, что еще одна пара глаз в этом случае будет точно не лишней...

35
Неторопливо и нехотя разум Милода покидал сонное королевство, а взор его медленно наливался мягким тёплым светом огня в камине. Жар горящей древесины приятно согревал, а издаваемый ею запах взывал к какому-то странному, заложенному в генетический код чувству уюта и спокойствия. Пожалуй, это было лучше утро за последний год.
- Доброе утро, - послышался голос справа. Ван медленно повернул свою голову к источнику звука и увидел там Питера, сидящего на кресле рядом и наблюдающего за языками пламени в камине. - Хорошо спалось?
- Даже слишком, - ответил эмиссар, после чего прикрыл ладонью широко раскрытый в зевке рот. - Сколько я проспал?
- Около восьми стандартных часов. Сейчас раннее утро, все ещё спят.
- Утро? - бетазоид бросил взгляд в окно. - На улице ещё ночь.
- Не забывайте, что суточный цикл на Элэйсе больше земного.
- Ах да, совсем забыл...
На этом темы для общения у них обоих странным образом исчерпались. Разделённые журнальным столиком, дипломат и капитан молча сидели в своих креслах, уставившись в источник тепла и уюта, будто пытались разглядеть в нём своё будущее, настоящее и прошлое. Время, казалось, замерло и совсем их не волновало, равно как и всё остальное. Невольно в разуме Милода стали появляться образы, источником которых являлся тен Волде - развешенные над камином красные носки, справа от него украшенная новогодними игрушками ель и повсюду разноцветные гирлянды, бумажные снежинки, коробки с подарками...
- Это ли вы, земляне, называете "рождественским настроением"? - не отрывая взгляда от иллюзии обратился Ван к пустоте.
- Ага, - ответил Питер, в свою очередь не отрывая взгляда от камина.
Ещё минут пять они провели в расслабленной тишине, прерываемой лишь постукиванием горящей древесины. Так могло бы продолжаться целую вечность, но эмиссар заставил себя подняться с кровати и отправиться удовлетворять гигиенические потребности.
Следующим пунктом в его обзорной экскурсии по коттеджу стала кухня, где он нашёл кувшин с водой, обогащённой местными минералами, рядом с которым лежала большая тарелка с композицией из диковинных элэйсийских плодов, похожих на миниатюрные ананасы цвета свеклы. В это время на кухню подошёл тен Волде, также возжелавший вкусить оксида водорода.
- Капитан, доводилось ли вам пробовать местную еду?
- Пару дней назад бармен кают-компании пытался среплицировать один элэйсийский десерт, но получился он солёнее Мёртвого моря.
- Мне интересно что преставляют из себя они, - сказал дипломат, направив свой палец на тарелку с плодами.
- Ну так возьмите и попробуйте.
- Пожалуй, я откажусь.
- Почему?
И ведь действительно, почему? Милод вдруг попытался вспомить дату, когда он напрочь лишился детского авантюризма. Когда же это было? Лет тридцать назад, или сорок? Зачем он позволил себе это? Сколько всего он упустил в своей жизни? Каким образом тарелка с фруктовой композицией на никому не известветной планете может привести к кризису среднего возраста?
Длинная рука дипломатии резко потянулась к тарекле, взяла оттуда плод и кинула его в рот, передав эстафету челюстям. Те, в свою очередь беспардонно давили бедный фрукт в попытках извлечь из него возбудитель вкусовых рецепторов, и им это удалось. Вдруг Вана посетило резкое чувство ностальгии, приправленное улыбкой на лице.
- Ну как? - поинтересовался тен Волде.
- Как утавика, - ответил ему эмиссар, хватая ещё один плод. - Совсем как утавика!
Какая-то детская радость захлестнула Милода, в голове которого проснулись образы из беззаботного детства, когда он с друзьями бродил по лесу в попытках отыскать утавики, и когда кому-то это удавалось сие приравнивалось к обнаружению клада, генерируя тот же уровень счастья.
- Надо бы узнать, как они называются...
Когда тарелка с безымянными плодами была опустошена, Ван воспользовался местным аналогом ПАДДа, подключенного к планетарной сети Элэйса, и погрузился в изучение местной культуры. Первым же делом он узнал название столь полюбившихся ему плодов - канри - и запомнил это слово на всю жизнь. Плавно от канри он перешёл к местным новостям, оттуда к списку запланированных на сегодня мероприятий, оттуда к упоминанию о шатре экстрасенсорики, представители которого, по словам очевидцев, могут читать мысли.
Это одновременно и заинтриговало, и напугало Милода. Он представил изумление элэйского телепата, случайно подчерпнувшего мысли кого-нибудь из членов группы высадки. Как минимум, это может пошатнуть психику сего индивидуума, как максимум - привести к общественному резонансу. Конечно, вероятность наличия телепатов среди элов была крайне мала, и в каждой цивилизации за их историю находились шарлотаны, доказывающие обратное, но бетазоиду нужно было самому убедиться в этом. Путешествие к шатру экстрасенсов стало его планом на этот день, о чём он уведомил тен Волде.

36
Прошло некоторое время с тех пор, как закончился брифинг и половина группы разошлась в разных направлениях. Занятия были у всех разные, и некоторые из них уже начинали заканчиваться. Капитан вот уже два часа сидел перед ПАДДом, подключенным к сети, и внимательно изучал новости. Особенно сильно привлекла его статья, посвященная конвенции, на которой будут решаться вопросы по поводу мер индивидуальной защиты и их целесообразности. Если коротко, то еще одного человека искалечили ручным лазерным оружием, которое официально до сих пор считается нелетальным, но весьма травмоопасным. С одной стороны, воспламенять лезерами одежду на теле убегающего воришки было явно перебором, но с другой стороны с тех пор, как охранники различных объектов начали вооружаться лазерными пистолетами, количество смельчаков, которым наплевать на законы, резко поубавилось. Несколько светлейших умов заняты разработкой менее травмоопасного оружия, и разработка варп-двигателя в этом обществе словно бы отошла на второй план после того инцидента во время пробного запуска на базе Элмю, когда двигатель дал небольшой сбой во время пробного запуска, отправив в полет навстречу Марии Кюри сто восемнадцать инженеров и оставив после себя то, что в народе цинично нарекли варп-кратером. Мю снова стал необитаем, а энтузиазм в попытках прорвать сверхсветовой барьер заметно поубавился.
Тем не менее, инженерный гений не стоял на месте, о чем решила засвидетельствовать Мирия, подготовив новый доклад о технологических достижениях элэйсийцев. Она говорила долго, без запинки, без перерывов, без возможности заткнуть ее и вставить слово, но тема была интересной, и капитанские уши расцвели двумя красными орхидеями, впитывающими свет с уст вечно влипающей в неприятности рулевой. Ее доклад был о комплексе "Ляпис Норта", находящимся в четырехстах метрах под столицей и содержащий в себе четыре термоядерных реактора, три четверти тепла от реакции в которых утилизировались сказочными по своей сути термоэлектрическими материалами. О таком изобретении человечество долго мечтало - ровно до тех пор, пока в нем не отпала необходимость. Ляпис Норта стал местным чудом света, и по иронии судьбы Финштад всего этого не услышал, поскольку в данный момент делал вид, что занимался поисками двух физиков-теоретиков, и Питер в глубине души ни на секунду не верил, что его главный инженер их когда-нибудь отыщет.
- Вы не позавтракали, кадет, - опомнился капитан, обернувшись на Торренс, которая о чем-то перешептывалась с Николаем, - Возьмите кусочек. Это вкусно.
- Вот уж нет, - отрезала она, поправляя что-то у себя в волосах, - Это противоречит моей миссии.
- Вынужден согласиться с ней, - вставил пехотинец.
- Какой миссии? - спросил капитан, увлеченно запустив себе в рот последний кусочек канри, - Умереть с голоду на чужой планете?
- Нет, все чуть прозаичнее, - начала она расхаживать по гостиной и активно жестикулировать, выпуская слова куда-то в воздух, нежели в конкретного обладателя пары ушей, - Мы прибыли сюда изучать инопланетную культуру. А вы знаете, что у многих рас большое культурное значение вкладывается в совместный прием пищи?
- Вам что, не нравится, как я ем? - нахмурился капитан.
- Мне не нравится, что вы человек, - выдала она неожиданную претензию, и капитан серьезно задумался, - Я присмотрела одно заведение, называется "Красный шаран". Понятия не имею, что такое шаран, но звучит аппетитно.
- Шаран - это пресноводный плавучий цветок, - послышался голос от доктора Бран, приросшей к столу и увлеченно перебирающей образцы, которые она успела насобирать в лесу, - Если хотите полюбоваться на него в естественных условиях, возвращайтесь на эту планету через полгода.
- Ладно, теперь это звучит не так аппетитно, - Торренс подошла к капитану поближе и встала в демонстративную недовольную позу, которую чаще используют театральные артисты, нежели подростки, недовольные своими родителями, - В любом случае, будет значительно целесообразнее, если я позавтракаю там и наберу еще немного материала для своей работы.
- Шаран... - опять задумался капитан, - Я, кажется, что-то такое уже слышал... Шаран-шаран... Не могу вспомнить. В любом случае, одна вы не пойдете, а я сейчас занят.
- Чем? Читаете новости и пожираете продукты?
- Да, - перешел он на интонацию строгого отца, и вдруг резко встал со своего стула. Казалось, что Триция все же довела его до точки кипения. Об этом свидетельствовало его неровное дыхание, его гневный взгляд, и его руки, резко схватившие стул и угрожающе замахнувшиеся предметом мебели на златовласую девицу, имеющую наглость перечить капитану. Приготовившись к столкновению с капитанскими интересами, Триция издала испуганный вскрик, зажмурилась, закрыла свою голову руками и резко сгруппировалась, приготовившись к болезненному знакомству с капитанским креслом. На свету блеснул металлический цилиндр, выпавший из светлых волос и жалобно покатившийся по полу.
- Вы плохо подготовлены к неожиданностям, кадет, - выдохнул капитан, спокойно вернув стул на место.
- На секунду мне показалось, что вы... - начала несостоявшаяся жертва переводить дыхание.
- Обо мне много нехороших слухов ходит. Но если вы решили, что я просто так бью всех неугодных стульями, то вы слишком низкого обо мне мнения. Но я прощаю вас, я ведь не изверг какой-нибудь, - с этими словами он нагнулся и подцепил выпавший цилиндрический голосенсор двумя пальцами и внимательно осмотрел, - А если бы вы на людях его потеряли, то что бы вы им сказали? Что это бигуди?
- Ладно, я поняла, - приняла она голосенсор в свои руки, - Закреплю его получше.
- И спрячьте получше, - буркнул-муркнул капитан, - Но если никто не согласится вас сопровождать, а приказывать я никому этого не стану, то... сами знаете.
- Лейтенант... - ехидно повернулась она к Макарову, окончательно осознав, что без няньки ее из дому не выпустят, - Тут одна барышня в беде.

37
Проснулся Сил позже остальных, так как был большим любителем поспать, если выдавалась такая возможность. Спрятанные под париком антенны дали о себе знать сразу же и Т'жеван, потеряв равновесие, упал обратно на кровать. Ворча сам на себя за то, что не дал своему организму немного времени привыкнуть после сна, он медленно поднялся в сидячее положение и решил посидеть так немного. Остальная группа внизу уже как следует шумела и Сил понял, что все окончательно проснулись и собираются на брифинг. Тогда он медленно встал и так же медленно пошел ко двери, сохраняя маленькую скорость до тех пор, пока не привык. На первом этаже он чувствовал себя уже куда увереннее.
После брифинга, коммандер понял, что от него сейчас будет мало толку и решил потратить это свободное время с пользой для себя. Выйдя на крыльцо дома, и вдохнув морозного Элэйского воздуха, Сил почувствовал, как ему становится все лучше. Через пару минут он уже уверенным шагом шагал в сторону ближайшей возвышенности, собираясь осмотреть местность при свете дня. По дороге, он невольно задумался над всем этим: когда-то давно одна мысль о подобной операции переполняла его чувства, ведь это воплощение в реальность всех его детских мечтаний об исследованиях и изучении новых рас, но сейчас спустя столько лет в голову лезло лишь желание поскорее со всем этим закончить. Так же Сил думал о том как бы ему избежать разговоров с местными, но в рапорте описать, что имел такой опыт. Удивительно как кардинально личность может меняться с годами.
Поднимаясь все выше и выше, Т'жеван наконец дошел до невысокой скалы, с верхушки которой точно открывался хороший вид на долину и Элнорт вдалеке. Он собрался забраться туда и увидел тропинку неподалеку, которая петляя вела наверх, но не стал торопиться пользоваться ею. Вместо этого он решил вспомнить юношество на Андории и схватился за первый попавшийся выступ.
Андория славилась своими ледяными горами и многие великие кланы прославлялись тем, что устанавливали свои штандарты на их вершинах. Скалолазание и альпинизм использовались для закалки духа андорианских воинов. И до сих пор используются. В первый же день, когда Сил попал на родную планету его суровый дедушка начал учить его покорять вершины, приговаривая «начав с малой, можно взять любую вершину». Остановившись, чтобы отдохнуть и посмотреть на проделанный путь, Т'жеван задумался о философском подтексте этой фразы. Можно ли в действительности применить такой подход ко всему? в случае с личными проблемами Сила это точно не сработало, зато в офицерской карьере все сложилось как надо. Это еще раз подтверждало, что все древние традиции его родины как-то связаны с войной, что всегда раздражало коммандера. Ему никогда не нравились все эти архаизмы всегда находящие выход даже в современное время. Из-за того, что клан Т'кхракхир так рьяно следует этим древним заветам, они потребовали от Сила крови за кровь их родственника. Так что все эти «традиции» стали причиной того, что андорианец не может вернутся к себе на родину. Решив, что достаточно отдохнул, Т'жеван полез дальше, и всего через пару метров он уже подтягивался на последний уступ.
- Любишь лазить по скалам? – Обратился к нему женский голос. Не ожидав никого тут встретить, Т'жеван от внезапной встречи чуть не навернулся и не полетел обратно вниз, но все-таки удержался. Последнее заставило обладательницу голоса вскочить со своего места и подойти к коммандеру поближе, - о… прости, я не хотела пугать, я тут просто…
- Не страшно, - спокойно ответил ей Сил, забравшись на выступ и отряхнувшись, - отвечая на твой вопрос – да, я люблю лазить по скалам и достаточно хорош в этом, так что контролировал ситуацию.
Внимательно осмотрев элэйсийку, Сил узнал в ней дежурную, с которой общался днем ранее. Та улыбалась. И улыбка ее выглядела очень жизнерадостно на фоне освященного ярким светом утреней звезды лица.
- Я встречала скалолазов, но не в морозное утро. Разве не скользко?
- Ну… - потянул Сил, думая, как бы ему выбраться из такой ситуации. – Разве смысл скалолазания без страховки не в риске? Я просто приумножил его.
- Ты идешь по пути Перицилы? – приподняв брови, спросила она.
- Именно,- быстро переделал свою изначальную биографию Сил. Благо о своей вере никому еще не доводилось говорить, - в детстве лазил на высокие деревья, так что путь мой был очевиден: Танру покровительствующая дерзким.
- А в каком клане Перицилы состоишь? – Вдруг спросила элэйсийка.
- Я… я… - глаза Т'Жевана забегали по сторонам, будто бы пытаясь найти ответ на этот вопрос, ведь такого в рапортах ему не попадалось, - я как-то даже… я по жизни люблю одиночество. Можно ведь и в одиночку следовать пути, не так ли?
- Слышала о таком крайне редко, - опустила голову набок собеседница, - зато часто слышала истории об одном из кланов в Элнорте. Они те еще нарушители спокойствия… мой отец часто говорит, что это оканы рвутся наружу, стремятся к Танру. Он говорит, что это оканы воинов, что успели исполнить свой долг на полях битвы прошлого…
Наступила небольшая пауза и Сил начал припоминать, что «окан» это что-то вроде души у местных. Во всяком случае точнее определения ему пока еще никто не дал.
- Я Ифэ, - наконец представилась элэйсийка, - если ты вдруг забыл, то мы уже виделись вчера, в приемной.
- Сэт, - кивнул в ответ Сил. Имя он себе подобрал сразу, ведь искать было легко: что-то односложное и начинающееся на ту же букву, - и да я помню ту встречу… ты работаешь только по ночам?
- Так и есть, - вздохнула Ифэ, - да и не только работаю, я тут еще и живу. Там дом моего отца, - развернувшись, она указала пальцем в сторону, куда вела тропа. Как оказалось, она поднимается еще выше, - после работы, мне приходится подниматься наверх и эта скамья на выступе хорошо подходит для отдыха.
- Живешь с отцом?
- Со всей нашей семьей. У меня есть братья и сестры, дяди и тети… наша большая семья живет тут очень давно. Когда-то именно они первыми и пришли в Вален.
- Это… очень интересно, - признался Сил, - по правде говоря, я не думал, что одна из семьи основателей Элвалена будет работать дежурной в ночную смену. Без обид, просто эта работа практически не о чем.
- Я и не обижаюсь. Дело в том, что мой отец Ширадец и верит, что все в своей жизни надо заслужить самому. Так что заставил меня работать с самых низов.
- А ты кому следуешь? – Поинтересовался Т'жеван, но в овтет получил лишь неловкое молчание со стороны Ифэ, которую она нарушила не сразу.
- Мое время выбора прошло уже давно, но я пока что так и не решила, - нехотя сказала она.
«И такое бывает?» - чуть вслух не произнес Сил, поняв, что узнал очень много интересного об Элэйсийцах сегодня. Все-таки в общении с местными было действительно очень много толку.
- Мне очень трудно решить, понимаешь, - продолжила Ифэ через некоторое время, - Танру так много и каждый из них отвечает за что-то важное… мне кажется, что нельзя жить по канонам лишь одного Танру. Не сочти за оскорбление, но по-моему это глупо… выбрать все равно надо. Но как выбирать-то? Даже и не знаю что делать.
Немного помолчав, Сил ответил:
- Когда я не знаю, что делать – я лезу на скалу
Эти слова очень рассмешили Ифэ и Сил рассмеялся вместе с ней. Ему вдруг пришло в голову, что так искренне он не смеялся уже очень давно.
- Ох, мне лучше домой пойти, - отдышавшись после смеха, произнесла элэйсийка, - а-то спать хочется, всю ночь ведь работала… у меня, кстати, выходные начинаются, может быть встретимся как-нибудь там внизу.
- Почему бы и нет, - улыбаясь, произнес Сил, - я из Элвалена пока никуда не денусь, там что обязательно свидимся.
Попрощавшись друг с другом, они разошлись в разных направлениях и Т'Жеван поспешил обратно в коттедж, дабы составить рапорт о новых фактах, что он узнал об народе Элэйса.

38
Николай, как и командир, также решил, пока выдавалось относительно свободное время, воспользоваться возможностью ПАДДа незаметно подключаться к местной инфосети для поиска информации и пополнения своих знаний о местной цивилизации. Сейчас, впрочем, лейтенанта особенно интересовала местная история. Последняя, с точки зрения землянина, вроде самого Макарова была по своему удивительна, как и местные религиозные господствующие религиозные взгляды. В элейсийской истории крайне важное место отдавалось легендарному (по крайней мере, о деталях этого события, похоже, местные историки так и не составили общего мнения) катаклизму, произошедшему более 12 столетий тому назад и перевернувшему жизнь их общества. Вторым крайне любопытным для Макарова моментом было и то, что после этого самого Катаклизма, Великого Затмения, местная цивилизация почти не знала никаких войн, кроме лишь очень мелких и ни на что толком не влияющих пограничных конфликтов. Это привело к тому, что нынешняя политическая ситуация на планете была довольно любопытной - после Великого Затмения элесийцы не знали крупных обширных государств-империй и их планета была формально разделена между многочисленными королевствами, республиками и герцогствами, хотя в последнее время процессы глобализации делали границы между местными странами все больше и больше простой формальностью. Зато, в последнее время на планете набрали весьма большое влияние многочисленные специализированные интернациональные организации, объединявшие все государства Элейсии. Так, Макарову удалось найти аналог старинного земного Интерпола, бюро координации биологических исследований, и, что пожалуй, было для их группы объектом особого внимания - Элейсийское Космическое Агентство. Могущественная и хорошо финансируемая ныне организация, ведавшая космическими исследованиями, и, вероятно, отвечавшая за возможно имевшийся на планете проект постройки варп-двигателя.
Следующим "пунктом программы" для Макарова стал просмотр новостей. Как и капитан Тен Волде, лейтенант тоже довольно быстро наткнулся на ту же самую заметку о лазерном пистолете и результатах его применения. Учитывая местную историю, для Макарова в принципе не стало особо удивительно то, что область личного вооружения у элейсийцев имела довольно существенные отличия от земной. Так, например, элейсийцы вовсе не знали автоматического оружия - отсутствие крупных войн попросту исключало необходимость в разработке стреляющего очередями огнестрельного оружия на использовании эффектов отдачи или отвода части пороховых газов, так что огнестрельное оружие было представлено в основном винтовками и дробовиками разных размеров на основе механизма с рычажной перезарядкой, а также револьверами. Лазерное оружие было, если верить сообщению в инфосети, штукой довольно новой, развившейся из технологии промышленных лазеров и сейчас находившейся в своей, если можно так выразиться, "юности".
Увлекшись чтением, лейтенант совсем не заметил подошедшую к нему со спины кадета Трицию Торренс. Последняя поприветствовала Макарова и они даже вполне неплохо поговорили, благо сейчас кадет оставила свою столь непонравившуюся Николаю в их первую встречу манеру разговора, напоминавшую то ли допрос, то ли "интервью" в исполнении журналистки из желтой газетенки. В ходе этого разговора, глаз кадета случайно зацепился за экран ПАДДа лейтенанта, и Триция, указав пальцем на новостую статью, обратила на нее особое внимание Макарова. Как оказалось, очень не зря, потому как вкратце пролистав содержание статьи, в голову лейтенанту не приходило ничего кроме слов "Бинго" и "джекпот". По крайней мере, содержание ее намекало на довольно неплохое везение для всего их нынешнего мероприятия.
Снова погрузившись в чтение информации с экрана ПАДДа, Николай одним глазом присматривал и за Трицией, снова заговорившей с капитаном и попросившейся посетить один из местных ресторанов. Что было совершенно неудивительно для капитана, идти в одиночку он ей запретил. Впрочем, следует сказать, что лейтенант на его месте тоже сделал бы также. С другой стороны - сейчас он не был обременен неотложными служебными заданиями, а потому, в принципе мог составить компанию Триции. Возможно, он об этом пожалеет уже потом, но почему-то прямо сейчас лейтенант не видел никаких причин, "почему бы и нет". Закончив просмотр новостной заметки, лейтенант аккуратно подошел поближе к кадету Торренс и, мягко улыбнувшись, негромко обратился к ней:
- Триция, думаю.. я бы мог составить Вам компанию, если капитан так настаивает. Только есть пара условий, которые хотелось бы обговорить заранее...
- Хмм... а что за условия? - с легкими оттенками сомнения в голосе ответила ему кадет Торренс. Дождавшись, пока она закончит свою реплику, Макаров продолжил:
- Условие простое. Первое - вы максимально стараетесь вести себя так, чтобы не выделяться среди местных. Второе - если я даю Вам какие-либо инструкции, чтобы предотвратить раскрытие нас местными- Вы их выполняете. Идет?
- Ну..., - в голосе Триции звучало легкое разочарование, так как кадет явно не очень любила, чтобы ей ставили условия. Впрочем, подумав и, видимо, поняв, что иначе капитан ее попросту не отпустит в город одну, все же согласилась.
Кивнув в знак согласия, Николай подошел к капитану и негромко сказал:
- Сэр, если Вы не будете против, думаю, я мог бы сопроводить кадета Торренс. Заодно, сэр..хотел бы обратить Ваше внимание на одну новостную заметку.
Макаров нажал пару клавиш и скинул столь заинтересовавшую его газетную статью на ПАДД капитана. Статья, озаглавленная "Привод скольжения - дорога к звездам уже в этом поколении", была наполнена околонаучным журналистким пафосом, но куда интереснее было другое - если верить статье, то буквально через пару дней специалист из Элейсийского Космического Агентства должен был выступить на открытом публичном симпозиуме по вопросу связанному с местным проектом варп-двигателя (или "привода скольжения", как его тут называли) в том самом городе, в котором они сейчас и находились.

39
«Красный шаран» имел узкие вертикальные окошки, которые смотрели своим мягким алым свечением прямо на очаг центральной площади. Казалось, что это заведение работает круглосуточно, и на привычный людям ресторан оно не было похоже. Посетителей встречала вывеска с семиотикой, половина символов которой была понятна только местным жителям. За дверью висела черная плотная штора, отделяющая вход от основного зала. Преодолевшим преграду посетителям открывалось основное помещение, залитое ненавязчивым алым светом, мешающим различать цвета. Вдоль стен и углов были расставлены столики на двоих.
Строго на двоих.
Одиночных мест не было, столиков на большую компанию – тем более. Тем не менее, помимо пар в зале была пара одиночек мужского пола, сидящих за столиками и явно кого-то ждущих. Николай учтиво пропустил Торренс вперед, задушив в себе рефлекс первым разведывать незнакомую территорию. Одиночки встретили ее своими взглядами и столь же стремительно лишили ее своего внимания, вернувшись к своим занятиям. Пары же, укомплектовавшие свои столики полностью, вновь прибывших предпочли не замечать. Обстановка вселила в землян немного растерянности. Тем не менее, они быстро выбрали столик поближе к выходу.
Персонал был на удивление минимальным. Торренс насчитала всего двух официанток, одетых в строгую темную униформу, не закрывавшую разве что их головы и кисти. Официантки не обращали никакого внимания на посетителей и старались двигаться как можно более незаметно, обтекая взгляды окружающих.
Отдельная стенка зала была загорожена большим шведским столом со ступенчатой трехуровневой столешницей, богато украшенной тонкой лакированной резьбой. Столешницы были равномерно покрыты закусками, салатами, фруктами, десертами, ароматическими свечами и напитками. По-настоящему сытных блюд не наблюдалось.
Никакого мяса.
Никаких булочек.
Никакого праздника живота.
Верхняя ступень была отведена под стеклянные сосуды, наполненные таинственными жидкостями различных цветов и консистенций. Посетители сами подходили к этому столу и выбирали, чем займут свой рот в перерывах между обменами словами со своим собеседником. Затем они брали бокалы и наливали в них магические жидкости-с-верхней-ступени, смешивая себе коктейль по вкусу, что явно требовало знание рецептов и их ингредиентов, либо удачной импровизации. Единственная задача двух официанток-невидимок состояла в том, чтобы не позволять ступенчатому столу с яствами беднеть.
Наконец-то земляне нашли планету, на которой обслуживающий персонал не досаждает посетителям.
Закуски и напитки явно входили в стоимость пребывания в Элвалене, поскольку нигде не наблюдалось меню или чего-то, что могло говорить об оплате местных услуг. Однако, один ценник все же был, и висел он прямо над щелочкой в стене. Щелочка была украшена очередной семиотикой, не поддающейся переводу без должного контекста. Не стоило долго ждать, чтобы увидеть, как одна из пар встала из-за своего столика, подошла к этой щелочке и скормила ей деревянную пластинку необходимого достоинства. Скрытый механизм удостоверялся, что это именно деньги, а не щепка от ближайшего пня, и отворял дверь, за которой мельком можно было заметить лестницу на верхний этаж. Дверь закрылась. Через некоторое время она открылась по велению человека по ту сторону. Этим человеком оказалась женщина, сразу же взявшая направление к выходу из заведения. Заходят пары, выходят одиночки… При других обстоятельствах можно было подумать, что там проводят гладиаторские поединки.
- Милая обстановка. Похоже, что это излюбленное место для влюбленных, - обратила Торренс внимание на то, что все пары, занимавшие столики, являются разнополыми, - Интересная тавтология получилась.
- Пожалуй, вы правы, - отозвался Николай, готовясь провести тщательную рекогносцировку стола с закусками и напитками, - Посмотрите, все пары социально обособлены. Не обращают ни на кого внимания, а персонал не смеет их отвлекать от их разговоров. Все они поглощены друг другом. Постарайтесь соответствовать и излишне никого не разглядывать.
- Хорошая у вас наблюдательность. Посмотрим, что за той дверью? – предложила она, метнув в собеседника ехидную улыбку, приправленную духом авантюризма.
- Нет, - отрезал он, - Мы не имеем никакого представления о том, что там.
- Ну, вы ведь не думаете, что там посетители кормят собой хищников?
- Вы в этом уверены?
Триция на секунду подумала, что у Николая проблемы с чувством юмора. Но затем, внимательнее разглядев его залитое красным освещением выражение лица, она пришла к выводу, что он не шутит…
Тем временем живот заурчал, требуя к себе внимания.
- Хорошо, - задушила она в себе любознательность, - Я обещала не доставлять проблем.

40
Закончив свой доклад, Мирия, одетая как последователь Тирии, богини внутренней силы, решила пройтись по центральной площади. Вот пара старичков сидят на лавочке, вспоминая былое; Вот интеллигентного вида женщина читает внушительных размеров книгу прямо на ходу; Вот дети плетут друг другу замысловатые косы. Что любопытно - мальчики; Вот уличный музыкант заиграл веселую мелодию на духовом инструменте, напоминающем двухголовую флейту. Или они называются двуствольными? Ну да не суть; Вот симпатичная рыжеволосая девушка, одетая как последователь омуноромона, местного божества... секундочку, это же лейтенант Бран! Похоже, спорит о чем-то с улыбающейся привлекательной женщиной среднего возраста.
- Эй, Дж- болианка вовремя остановила себя, чтобы не нарушить прикрытие. Тем временем вокруг молодого флейтиста уже начала собираться толпа слушателей, кое-кто даже пустился в пляс. Хоть Мирия и не была исследователем с профессиональной точки зрения, но было довольно интересно наблюдать подобное проявление местной культуры. Танец явно был народным, большая часть элесийцев плясали так, будто репетировали его заранее. Даже Джулианну, до этого державшуюся особняком, быстро "ассимилировала" в этот набирающий обороты хоровод недавняя собеседница. Не устояла и Зова. Танец был несложный, главное не запутаться в том, где твои ноги, а где чужие. Последующие полчаса прошли незабываемо.

41
Незабываемо они прошли и для Джулианны. Не в очень хорошем смысле. Минутка отдыха, которую она хотела потратить на удалённое изучение элесийцев, сидя на лавочке с датападом в руках, закончилась каким-то странным национальным танцем. Она недавно читала о нём - "танец звёзд", один из древнейших хореографических развлечений. Кое-как дёргая руками и ногами, Джулианна осматривала толпу вокруг себя. Люди...вернее, поразительно похожие на людей элесийцы, одетые в совершенно разные и непохожие друг на друга одежды. Парочка мальчиков-служителей Леора, крепкая в теле последовательница Ваара, бога Руководителей-Одиночек, парочка старичков, следующих учению Аккобы, богини арифметических вычислений. Вероятно, приехали на готовящуюся конференцию. И Мирия Зова в салатовом коротеньком платье служительницы Богини Внутренней Силы Тириа. Джулианна удивлялась, как служители этого культа не мёрзнут в таких одеждах. Видимо, секрет кроется в неких особых медитациях. Доктор Бран решила поискать настоящих представителей этого учения. Удивительно, но Мирия совсем не привлекала к себе внимания, даже не смотря на то, что была единственной представительницей этого культа в пансионате.
Как можно безопаснее для ног окружающих, Джулианна оторвалась от танцующей группы и поспешила покинуть площадь. Мирия последовала за ней.
- Доктор Бран, а что же вы ушли? Самое время изучать культуру!
- Лейтенант Зова, этим пусть занимаются Эмиссар Милод, наш дражайший капитан и кадет Торренс. А я предпочитаю изучать флору и фауну. Кстати, первичные анализы уже показали наличие большого количества ядов - с растениями в этом мире надо быть осторожнее.
- Постараюсь ничего не есть с деревьев.
- Уж постарайтесь.
Вдалеке Джулианна заметила группу последователей Омуноромона. Удивительно, но именно группу. Десять человек, и все они шли куда-то с большими сумками и свёрнутыми рулонами в руках.
- Я скоро вернусь, - бросила триллка Мирии и направилась к группе.
Джулианна нагнала их как раз возле выхода из пансионата. Сумки и рулоны они погружали в местный грузовой транспорт. Приблизившись, Бран узнала в одном из них вчерашнего старичка и его зубастое животное.
- На что глядишь, милочка? - спросил он, улыбнувшись пострашнее, чем его зверёк.
- Да вот не видала, чтобы наши толпами ходили. Чего задумали-то?
- Природу спасать, чего. Ты видела, что стало с лесами за последние сто циклов? А они там на этих конференциях ещё чего задумали.
- Да разве учёные леса рубят?
- Они-то нет. Другие вырубят.
Разговор прервала одна из женщин. Встав подозрительно близко к Джулианне, она пощёлкала пальцами перед носом у старика.
- Потом объяснишь, по дороге. Нельзя её тут оставлять, разболтает. Видно же, что не наша. Эви, Вак - грузите её в багажник, и поехали уже. Нам ещё подготовиться нужно, - произнесла она.
Джулианна, конечно, прошла курс первичной боевой подготовки. Но внезапного и подлого удара местного станнера треугольной формы никак не ожидала. В глазах потемнело, и триллка потеряла сознание. Двое элесийцев из группы погрузили её в багажник, немного грубовато бросив на остальной груз. После чего закрыли транспорт, расселись по местам и на полной скорости поехали по направлению к городу.

42
Триция все же сдержала свое обещание и действительно старательно вела себя так, чтобы проблем не доставлять. С другой стороны, наблюдая за тем, что происходит в этом кафе, лейтенант все больше и больше разделял мнение кадета Торренс о том, что происходит здесь нечто совсем странное. По крайней мере, с точки зрения не знающего о происходящем "за вот той дверью человека". В дверь непременно входили пары, а выходил непременно один человек, при этом судьба второго элейсийца оставалась неизвестной. Было ли лейтенанту любопытно, что именно там происходило? Разумеется, да, возможно ничуть не меньше, чем было любопытно кадету Торренс. Другое дело, что Николаю все же было уже не 16 лет, и то, что для Триции возможно казалось веселым приключением, для лейтенанта выглядело надежным способом быстро заиметь себе серьезные неприятности на пустом месте. Получение же неприятностей и тем более открытый конфликт с местными явно шли вразрез с их нынешним заданием, более того, ставили под удар вообще выполнение их группой ее миссии на этой планете. К тому же, обстоятельства были таковы, лейтенант сейчас теоретически рисковал бы не только своим благополучием или даже жизнью, но и поставил бы под возможный удар благополучие и безопасность кадета Торренс, что тоже явно не входило в его планы.
Происходящее в этом заведении уже успело практически отбить у Макарова охоту самому "подкрепиться" тут (тем более, что нормальной еды тут практически и не было), особенно учитывая, что уже несколько раз наблюдаемый им алгоритм "вставить денюжку в щель, зайти в ту самую дверь" был, похоже, вполне обычным для присутствующих тут пар. Это обстоятельство, вкупе с парой осторожно интересующихся взглядов, которыми местные уже успели удостоить его и Трицию подсказывали лейтенанту, что возможно они уже и так задержались в "этом гостеприимном месте" дольше необходимого. Лейтенант наклонился поближе к Триции и тихо шепнул ей на ушко так, чтобы его слова не слышали основные посетители:
- Слушай..что-то мне не очень нравится, что здесь происходит. Особенно та дверь "за кулисы". Давай так- мы с тобой сейчас тихо отсюда уйдем, а потом найдем любое другое кафе в городе и весь завтрак будет за мой счет. Идет?
- А как же узнать, что там происходит, мне же нужно для дипломной работы, - слегка недовольным тоном шепнула лейтенанту в ответ Триция, на что у Макарова уже был готов вполне железнобетонный аргумент:
- Вот только если мы с тобой сейчас допустим нарушение Первой Директивы, трибунал нас обоих с позором выпнет из Звездного Флота. И если я уже успел повоевать и хлебнуть лиха, то твою карьеру зарубит на самом старте, - с легкой ехидной улыбкой на лице тихо шепнул кадету Торренс Макаров, - Еще хочешь рискнуть?
- Блин, убедил, сдаюсь. Ладно, давай пойдем к выходу - слегка неуверенно и с нотками легкой обиды в голосе ответила Триция, доедая свой фруктовый салатик. Когда девушка закончила со своей трапезой, Николай аккуратно взял ее "под ручку" и, стараясь вести себя по возможности неотличимо от местных, вместе с ней пошел по направлению к выходу, "на всякий пожарный" поместив свободную руку в карман куртки и уже нащупав там рукоятку складной электрошоковой дубинки...

43
Вопреки паранойе, предубеждениям и прочим ожиданиям каких-либо подлостей, Макарова-Торренс выпустили из "Красного Шарана", и даже более того - на их пути не стояло ничего, что могло бы их задержать. Электродубинка не потребовалась.
Дневной свет, от которого они успели отвыкнуть за последние полчаса, четырьмя ножами воткнулся им в глазницы. Они и не сразу заметили, что на центральной площади их ждал человек с выражением лица, представляющим собой ядреный коктейль из разочарования, нервозности и праведного гнева. Этот человек еще не решил, на кого из двоих его стоит направить, но когда он увидел, как Торренс с Макаровым держатся за ручки, вся его фигура заметно поникла. - Все, кадет, всему есть предел, - встретил их капитан с нарисованным на лбу намерением выпороть свою "приемную дочь", - Я раскусил вас и теперь просто хочу услышать честный ответ - вы успели наделать ГЛУПОСТЕЙ? Николай сделал вдох, набираясь сил для подробного описания произошедшего, но его ведомая резко и бестактно не дала ему слова.
- Да, я признаюсь... - решила она сразу сознаться в своем страшном грехе, о котором капитан каким-то магическим образом прознал и сейчас придумывает наказание, - Я совершила глупость.
Страх перед наказанием резко перебил все мысли в ее голосе касательно подслушивающих устройств, которыми капитан, вероятно, нашпиговал всю ее одежду. Проклятый параноик...
***
Десять минут назад...
Лейтенант Макаров не учел одной мелкой детали, которую учесть было сложно в данной обстановке. Встав из-за стола, он решил самостоятельно совершить набег на шведский стол, оставив в одиночестве непутевого кадета, которая хоть и пообещала вести себя хорошо, но не всегда контролировала свой язык и некоторые рефлексы. Пока ее мысли все еще были заняты голодом, и ее голодный взгляд вожделенно вылизывал спину старшего по званию офицера, пытающегося на цвет и запах разобрать, какими блюдами в этой странной забегаловке лучше всего позавтракать. В принципе, все было съедобно, но таким обычно питаются по праздникам. Он сделал скидку на то, что сейчас самый канун праздника Звездного Света, и всем было наплевать на то, что на завтрак нужна белковая пища с большим содержанием теракалорий.
Еще один одинокий мужчина зашел в зал, и практически сразу обратил свой взор, внимание и траекторию на Трицию. Он был высоким и статным брюнетом с уверенной походкой, уверенным взглядом и уверенным всем остальным. На вид ему было "двадцать с хвостиком" по местным меркам, и "тридцать с небольшим" по земным. Он воплощал собой многие черты, которые женщины обычно искали в зрелых мужчинах, поэтому он был небольшой черной дырой, сосущей в себя женское внимание. Триция почти сразу же бросилась на крючок, перепутавшись с ним взглядами, и таинственный незнакомец мягким шагом подплыл к ее столику.
- Вы выглядите одинокой, - влил он в ее уши мед своим ровным, низким, почти гипнотизирующим голосом.
- Торренс, - представилась она, стараясь проговорить свою фамилию, не выпуская слюны изо рта.
- Нод, - представился он, приготовившись занять место Николая и ничуть не удивившись экзотической фамилии. Казалось, что она привлекала его ничуть не слабее, чем он ее. Сквозь его ровную осанку едва проглядывался проблеск легкого мандража, и все усилия, которые он прилагал для придания себе спокойного и уверенного образа, заново формировали строгие черты его каменного лица.
Примерно на полсекунды Торренс погрузилась в чувство несправедливости всей вселенной. Ей отчаянно захотелось, чтобы Николай исчез, чтобы никто не узнал, как она оплошала, когда случайно выпустила изо рта свою настоящую фамилию, чтобы эта экспедиция не заканчивалась еще хотя бы пару недель, и чтобы весь Звездный флот покатился к черту со своими правилами и уставами. Но момент, когда в ее голове очнулся от нокаута голос разума, настал достаточно быстро.
- К сожалению, - сделала она настолько виноватое лицо, насколько умела, - Здесь занято. Я пришла не одна.
Нод, ничуть не смутившись, огляделся в поисках ее спутника. Быстро вычислив ее спутника в человеке с фруктовым салатом в руке, он еще раз ударил Трицию головой о стену своего шарма и без лишних слов удалился, оставив после себя атмосферу легкого непонимания.
***
Триция решила не вдаваться в подробности. Если капитан уже знает, то пусть знает ровно столько, сколько знает. Излишние детали могут сильно все усугубить.
- И чья это была гениальная идея? - старался он не сорваться на крик, дабы не привлечь внимания прохожих.
- Моя, - все так же виновато призналась Торренс, пытаясь понять, чья же еще это могла быть идея. Николай уж точно не схватил бы ее за горло с намерением выдавить из ее глотки настоящее имя, должность и место жительства. - Как вы могли, кадет? - послышалось презрение в капитанском голосе.
- Это была минутная слабость, - все же начала она оправдываться.
- Минутная слабость?! Лейтенант, а вы-то о чем думали?
- Сэр, я пытался быть джентльменом и решил... - начал Макаров подробно описывать инцидент со своей точки зрения, но закончить ему не дали.
- Нет. Не нужно подробностей. Торренс, что скажет ваш отец на это? - продолжил тен Волде давить на ее чувство вины, в надежде раздавить его окончательно.
- Я прошу вас не говорить ему об этом.
- Вы знаете, при других обстоятельствах это было бы только ваше дело, - озабоченно посмотрел капитан в небо, стараясь понять, можно ли просто закрыть глаза на эту ситуацию.
- Капитан, там был всего один свидетель.
- Что? - потерял капитан контроль над своей челюстью, - Там еще и свидетель был?!
- Один, - развела Триция руки в стороны, - И все равно он не придал этому никакого значения. Ушел, даже не попрощавшись. Видимо, такое с ним не в первый раз.
- Как так можно... - сокрушенно проговорил Питер куда-то в воздух и осознав, что моральные силы постепенно уходят из его ног, сел на скамью, - Вы еще академию не окончили, а уже столько непрофессионализма...
- Капитан, - подал голос Николай, не находящий себе места, - Поскольку ее прикрытие нарушено, позвольте мне сопроводить ее до лагеря для телепортации.
- Нет, лейтенант, вы уже достаточно сде... - последнее слово застряло у него в глотке, и он вдруг оживленным взглядом пристально посмотрел на офицера группы высадки, - Постойте, как "прикрытие нарушено"?
- Она ведь назвала незнакомцу свое настоящее имя, - растерянно констатировал факт Николай, - Мы ведь сейчас об этом говорим?
- То есть, она назвала незнакомцу свое имя? - уточнил капитан, словно бы только что об этом узнал, - Это та глупость, которую она наделала?
- Постойте, - настала очередь Торренс оживиться, - А если вы об этом не знали, то за что вы тогда меня отчитывали?
- За это! - указал он обеими руками на "Красный шаран".
- А что там? - непонимающе оглядела Триция вывеску, - Просто закусочная, кормят там не ахти, но напитки интересные.
- То есть вы не знаете, что это за заведение? - вдруг облегченно выдохнул капитан.
- А вы знаете? - заинтересовался Николай.
- Знаю.
- Рассказывайте, - взяла его Торренс за руку, но затем наткнулась на строгий капитанский взгляд и сразу же отпрянула от его личного пространства.
- Это дом свиданий...
- Так...
- Там люди знакомятся друг с другом...
- И?
- А затем снимают комнату наверху и там занимаются сексом.
Триция согнулась пополам от смеха.

44/a>
Когда Сил возвращался обратно в Элвален, собираясь в подробностях его изучить, с ним связался капитан. Совсем позабыв о передатчике в своем горле, коммандер потратил некоторое, хоть и незначительное время, чтобы понять, что это за звук расходится по его телу.
- Первый? Первый, где вы шатаетесь?
- В окрестностях, - честно ответил Т’жеван, - решил осмотреть округу, узнал много интересного, кстати…
- Потом, первый, все потом. Сейчас у нас проблема.
- Внимательно слушаю.
- Я тут пытаюсь связаться с лейтенантом Бран и она не выходит на связь. Я бы предположил, что она с кем-нибудь заболталась и решила проигнорировать правила поведения в таких ситуациях, так как разговор выдался невероятно интересным, но зная нашего ксенобиолога, я уверен, что если она сегодня с кем-то и успела вступить в разговор, то только с каким-нибудь растением…
- Капитан, - перебил его Сил, остановившись у дерева, заметив где-то вдалеке группу элэйсийцев и перейдя на полушепот, - мне кажется вы сложили о ней неправильное мнение.
- Черт подери, первый! Любой из нас нашел бы способ связаться с командованием за чертовы двадцать минут! Двадцать, первый! С ней что-то произошло и под ней я подразумеваю ее коммуникатор и ее трикодер! Вы обязаны найти их...
- Вы хотели сказать «ее», капитан? И почему я? У вас нет свободных людей? И вообще, разве это не легче было бы сделать, связавшись с кораблем?
- Слишком много вопросов, первый, - рявкнул на него в ответ тен Волде, – и не умничайте, если бы у меня была такая возможность, связывался бы я с вами? Из-за бури в атмосфере связь с кораблем прервана на ближайшие часа два. Так долго я ждать не могу. Ну а что по поводу свободных людей… видите ли, кроме вас, первый, все остальные заняты действительно полезным делом...
- А как насчет вас? – Резко спросил его Т'жеван, на что капитан ответил угрожающим молчанием.
- Последний раз лейтенант контактировала с Мирией Зовой, - произнес он с нотками плохо скрываемой злости в голосе, судя по всему, он все-таки был чем-то занят, - Я приказал ей оставаться на месте. Она сейчас на центральной площади. И не смейте связываться со мной, пока не найдете Джулианну, вам все ясно?
- Будет сделано, капитан. Конец связи.
Подходя к Элвалену, Т'жеван вдруг осознал, что впервые за долгое время первым в паранойю впал не он, а Питер. Сам же коммандер, считал, что ничего плохого с Джулианной не приключилось. В конце концов, буря могла повлиять и на коммуникаторы группы высадки. Но так как Силу все равно нечего было делать, он решил заняться этим расследованием. Зову найти было довольно просто: по какой-то неведомой причине, она решила выбрать самый неудобный для этого сезона местный традиционный наряд служителей Тириа и поэтому сейчас стояла посреди площади, трясясь от холода. Подойдя к Мирие со спины, Т'жеван тихо окликнул ее. Развернувшись к нему и посмотрев взглядом полным удивления, она почти выкрикнула дежурную фразу при встрече:
- Да осветит твой путь звездный свет, о незнакомец! Ты пришел за советом Танру Тириа? Что же, незнакомец, ты не во время, ведь сейчас я занята испытанием своей внутренней силы, приходи позже!
Т’жеван, прищурив взгляд, попытался понять не обознался ли он.
- Что… я… черт подери, лейтенант! – Понял он, что не обознался в отличии от некоторых, - это же я коммандер! Вы что не запомнили как мы все выглядим.
- Ой, коммандер, - захлопала та глазами в ответ, - обычно у меня хорошая память на лица, но ваше новое лицо… оно какое-то… обычное, что ли? Без обид…
- Потом, лейтенант, это все потом. Сейчас у нас проблема, не так ли? Меня к вам прислал капитан. Когда и при каких обстоятельствах вы последний раз видели лейтенант Бран?
- А это… ну мы с ней встретились тут неподалеку, там кто-то играл на флейте или чем-то вроде флейты и все начали танцевать, даже наш лейтенант, ну и я тоже начала плясать вместе с ними, а то холодно, танцы помогают согреться, знаете ли и так прошло полчаса… а потом ей надоело, наверное, я не знаю. Она сказала, что у нее есть все эти важные биологические дела и ушла.
- Куда именно она направилась? – Еле пережив всех этих ненужных деталей, спросил Сил
- Я не знаю… хотя нет, вот помню. Она заметила кого-то вдалеке и отправилась туда. Кажется, то была дорога к нижнему выходу, если я не ошибаюсь.
- Ясно, лейтенант. Спасибо за помощь. – Кивнул Т'жеван и отправился по дороге к выходу
- А мне все еще нужно тут оставаться? – Крикнула ему вдогонку Мирия
- Как хотите. – Ответил Т'Жеван не позаботившись о том услышит она или нет.
У выхода из пансионата было пустынно. Сил не удивлялся этому – их группа, наверное, была самой последней заселившейся в Энвалене, так как места уже закончились. Именно поэтому Т'жеван был сильно удивлен следами от колес небольшого грузового транспорта, оставленными на глубоком снегу. Предположение о грузовике с продуктами коммандер сразу отмел - для таких вещей была специальная дорога, а встретить транспорт тут как раз был очень большой редкостью даже при наплыве посетителей – те оставляли свои средства передвижения на стоянке в другой стороне. Тут настала очередь Сила беспокоится за судьбу доктора Бран и поэтому, он направился вдоль колеи, что вела в сторону магнитной магистрали.
Местный транспорт был оснащен колесами как раз для таких случаев – несмотря на то, что магистрали соединяли между собой почти все крупные и мелкие населенные пункты, местным средствам передвижения нужно было как-то передвигаться и без них. И это помогло Силу отследить куда именно направился грузовик и в какую сторону заворачивал для въезда на магистраль. Как оказалось он двигался в сторону города.
Пройдя немного вдоль колец, Сил заметил неподалеку остановку для общественно транспорта и понял, что до Элнорта добраться не составит особых проблем. Но перед этим ему все-таки надо связаться с тен Волде.
- Капитан, - произнес Сил, - я знаю, что вы просили меня связаться с вами только после того, как я найду ее, но мне кажется что у нас впрямь очень серьезные проблемы.
- Очень не вовремя, - вздохнул на том конце Питер, - ладно выкладывайте.
- У меня есть основания полагать, что Джулианна сейчас находится в Элнорте и я сомневаюсь, что по своей воле. Я отследил ее передвижения до выхода из Элвалена и увидел следы от грузовика, который отправился в сторону магистрали. Довольно свежие. Я должен отправится в город и все разузнать, возможно к тому времени заработает связь с «Кюри», и мне не составит труда ее найти.
- А если и вы потеряетесь, первый?
- Не потеряюсь, капитан.
- Вот вы все так говорите, а один офицер уже пропал с радаров! Мне следует послать кого-нибудь с вами…
- В этом нет необходимости, сэр. Большой группой мы можем привлечь к себе слишком много внимания. Если я вдруг не появлюсь или не выйду на связь до завтра – пришлете людей.
- Хорошо, первый. Не подведите меня.
Т'жеван кивнул в пустоту и оборвав связь, направился в сторону остановки.

45
- Cтоп, так значит это..., - невнятно пробормотал в ответ Николай, когда и до него наконец-то дошло, что же именно происходило за "страшной таинственной дверью", за которую недавно так хотела проникнуть Триция. "Ну слава Тебе, Господи", - мысленно произнес Макаров, с явным облегчением вздыхая. По крайней мере, самые худшие его опасения насчет кафе "Красный Шаран" все же не подтвердились. С другой стороны, и лейтенант это прекрасно понимал, в произошедшем была солидная доля и его вины - если бы он не увлекся просмотром местных новостей с историей и получше проверил, что представлял из себя этот "Шаран", то возможно ничего из произошедшего только что и вовсе не было бы.
- А то я все пытался понять, что же не так с этим заведением, - тихонько рассмеялся вслед за Трицией лейтенант, понимая, что его худшие опасения все-таки не сбылись. Подождав, пока Триция просмеется, Макаров подошел чуть поближе к капитану, и, понизив голос так, чтобы их разговор не был слышен посторонним, сказал:
- Сэр, я думаю, что на самом деле ничего страшного и вовсе не произошло. Мы просто просидели в этом заведении минут двадцать, толком ничего не поняли и спокойно ушли. Больше ничего там и не было "из ряда вон выходящего". Что до разговора кадета Торренс с местным - имена людям и у нас порой родители странные дают, странное имя само по себе еще ничего не доказывает., - лейтенант сделал небольшую паузу, а потом добавил, - Тем более, сэр, если по уму, здесь большая доля моей оплошности - мне следовало хорошенько навести справки о том заведении, которое заинтересовало мисс Торренс, прежде чем в него с ней идти...
Повисла еще одна неловкая пауза, в ходе которой лейтенант успел во второй раз отругать себя, что он таки не проверил информацию об этом кафе, позволив им с Трицией избежать столь неловкой ситуации, "еще до того как". Подождав еще несколько секунд, лейтенант решил попробовать слегка "разрядить ситуацию", немного сменив тему разговора, а потому также тихо поинтересовался у Питера:
- Кстати, сэр, Вы уже смотрели ту статью, что я Вам скидывал?

46
- Статью? - переспросил капитан, все еще немного отходя от культурного шока, - Какую статью?
- Про симпозиум, - смешал Николай свой ответ с немного непонимающим взглядом, - На котором будут обсуждаться перспективы технологии скольжения.
- Скольжения? - еще раз переспросил капитан, стараясь расшевелить в голове немного засорившийся механизм, - Ах, да! Вы же мне показывали ее сегодня утром...
- Постойте, капитан! - прекратился вдруг приступ истеричного смеха у Торренс, - А почему люди идут наверх парами, а выходят по одиночке?
- Негласное правило, - буркнул он, тщетно стараясь не сбиться с мысли, - Их мимолетное знакомство оканчивается в тот момент, когда один из них оденется. Чаще всего это бывает мужчина, который сразу же уходит оттуда, не прощаясь, пока дама продолжает приводить себя в порядок. Кстати, вам еще повезло, в таких заведениях посетители довольно редко пользуются настоящими именами. Так... на чем я остановился?
- Симпозиум, капитан, - в третий раз напомнил Макаров.
Капитан, разумеется, читал статью. Прочитал как раз до самого конца первого абзаца, когда его отвлекли пролитой чашкой оча. Затем с ним связался первый помощник, чтобы "обрадовать" новостями о пропаже доктора Бран. А затем нахлынувшая паранойя окончательно добила настроение, и капитан сразу же кинулся выяснять, что такое "Красный шаран", и не следует ли ему ожидать, что адмиральская дочь так же во что-то вляпается. Выяснив, что в сексуальных аспектах это общество является довольно раскрепощенным, он начал примерно прикидывать, насколько в этом плане следует доверять лейтенанту Макарову, и не захочет ли он продемонстрировать своей спутнице свою "складную дубинку". На все последующее время все сверхсветовые технологии благополучно улетучились из его сконфуженной головы.
- Конечно, читал, - уверенно ответил тен Волде, - К сожалению, мистеру Финштаду показать ее я еще не имел возможности. Насколько я знаю, он все еще занят поисками двух физиков-теоретиков. Если он их не найдет, то это будет наш второй шанс разузнать все поподробнее.
Озабоченно вздохнув, он все же приложил усилия и встал со скамьи. Его ноги сделали несколько шагов по направлению к центральному очагу, пока носок его сапога не уткнулся в кирпичное ограждение, препятствующее углям растаскиваться по всей площади. Вытянув руки, он с упоением начал впитывать через ладони жар огня, разглядывая статую Корун с мыслями о том, сколько конфет не было съедено и цветов не было подарено благодаря этому чуду фантазии.

47
Лейтенант еще раз с явным облегчением вздохнул и мысленно еще раз поблагодарил Всевышнего за покровительство и благосклонность. Повод для благодарности Создателю был, с точки зрения самого Макарова, довольно весомым - то, что могло легко стать началом для серьезных неприятностей обернулось просто забавным курьезом. Занятый подобной мыслью, лейтенант при этом совершенно "пропустил мимо ушей" объяснения капитана насчет некоторых конкретных аспектов работы местного "дома свиданий". Впрочем, наверное это теперь было уже не столь важно.
Кинув еще один взгляд на все еще смеющуюся Торренс, Николай подошел поближе к капитану, и, периодически оглядываясь, чтобы убедиться, что с Трицией все в порядке, таким же негромким голосом спросил у Тен Волде:
- Что за физики-теоретики, сэр? Случаем не из персонала Элейсийского Космического Агентства, которое будет вести тот симпозиум, про который я Вам говорил?
В целом расположение духа, в котором сейчас пребывал Макаров можно было охарактеризовать фразой "неприятностей удалось избежать и можно продолжать "вести дела как раньше". Про историю же с исчезновением лейтенанта Джуллианы Бран и отправившимся на ее поиски коммандером Т'Жеваном Николай пока попросту еще не знал...

48
Замороженные сосиски, жарящиеся над кострищем, постепенно начали подавать признаки жизни. Отозвавшись легким покалыванием, они снова стали опознаваться организмом, как отростки под незамысловатым названием "пальцы".
- Мистер Финштад... - проговорил Питер, мысленно ругая себя, что он не взял с собой перчатки, - ...сейчас как раз должен это выяснить. А до тех пор можно занять себя местной игрой под названием "угадай". У нее простые правила: человек должен пофантазировать на тему того, что происходит с другим человеком в данный момент времени. И сложившуюся картину я себе вижу предельно ясно. Мистер Финштад, впервые в жизни обрадовавшись строгим правилам поведения, ненавязчиво опросил парочку элов об "отдыхающих тут гениальных ученых, которым посчастливилось находиться ОЧЕНЬ далеко от прототипа искривляющей установки в момент ее первого и последнего тестового запуска". Затем, он решил, что дальнейшие расспросы вызовут подозрения, в чем ему наверняка поддакнула доктор Долера. И ради сохранения своего прикрытия они на пару решили прикинуться обычными отдыхающими, осев в какой-нибудь подвальной таверне и начав дегустировать местные психотропные вещества. После трех стаканчиков они забыли, в чем именно состояла их миссия, а после пятого забыли, как пишутся слова "физик-теоретик". К данному моменту Финштад, вероятно, установил с другими завсегдатаями таверны тесный социальный контакт и подробно описывает им рецепт приготовления сандвичей из "абсолютно нормального зверя", пока окружающие дивятся мастерству великого шефа кулинарии Артура Дента...
- Серьезно? - подошла к ним обоим Торренс со слегка удивленным видом, взяв пример с капитана и протянув руки к огню, - На этой планете водятся "абсолютно нормальные звери"?
- Кадет, - с укором взглянул на нее капитан, - Если вы попутешествуете по галактике хотя бы лет десять, вы поймете, что на абсолютно каждой обитаемой планете водятся "абсолютно нормальные звери". Впрочем, надеюсь, что мои фантазии останутся фантазиями. В противном случае Финштада обвинят в загрязнении этой планеты элементами земной культуры и его самого пустят на сандвичи... - Капитан вдруг осознал, что заболтался, и вновь бросил взгляд на дом свиданий, смотрящий на площадь своими вертикальными красными глазами.

49
Джулианна не знала точно, сколько именно прошло времени, но очнулась она уже у начальных населённых пунктов города. Живот и все внутренние органы сводил неприятный зуд - последствие удара электрошокером. Рядом с ней сидел тот самый злополучный старик и смотрел с состраданием.
- Ты как, живая? Странно, что не обделалась, крепкая. Ты уж прости нас.
- Вы что вообще задумали? Зачем я вам? Что вы хотите? - закидала Джулианна вопросами настоящих последователей Омуноромона. Стараясь скрывать свой панический страх, она постаралась придать своему тону максимально угрожающий окрас. Кажется, такое называют мимикрией.
- Да ничего мы не хотим от тебя. Я слишком много тебе сказал, а ты не наша. Была - не нашей. Теперь тебе придётся нас хотя бы выслушать.
- Говорите, теперь у меня полно времени...полно ведь?
- Хватает. В общем, знаешь же, что не первый год уже хотят какую-то новую свою технологию запустить. Вроде, чтоб по космосу летать. Да вот только раз за разом промахи у них, а страдают кто? Правильно, звери страдают и деревья на их испытательных полигонах. И горы, из которых они выкачивают какое-то безумное количество руды на это. И теперь ещё хотят испытания свои провести. Вон, конференцию готовят. Но мы им больше не дадим!Мы повергнем их в ужас! - Старичок перешёл на пылкий тон, явно уже представляя себе нечто такое, о чём Джулианна даже думать не могла.
И правда, эти элесийцы оказались чрезмерно похожи на людей. Больше ни одному биологическому виду на её памяти не приходило в голову собирать организации, цель которой было бы наводить страх. Удивительно, но даже сотни лет существования разных террористических ячеек не уберегли горстку людей от создания Маки. Безусловно, кардассианцы сделали большую ошибку, перейдя на сторону Доминиона, но даже им, с их коварными властными структурами, не пришло в головы собираться в группки и запугивать своих собственных союзников, лишь бы заставить изменить точку зрения. Джулианна тяжело вздохнула, и решила прервать минуту молчания.
- Но ведь для нас, омунморонцев, жизнь - бесценна. Пожалуйста, не убивайте их.
- Ты чего, сбрендила? Да чтоб мы, да кого-то убили?!- старичок разразился хохотом.
- Как вы тогда заставите их передумать?
- А как ещё? Вон, рулоны видишь? Мы устроим демонстрацию! А если они не прислушаются - так перед конференцией я и Эла разнесём по зданию газовые бомбы. Клик на кнопочку - и всё здание заполнится ядовитым газом, от которого всех будет ещё полчаса тошнить рвотой всех цветов божеств Элэйса. А поскольку такая масляная рвота трудно отмывается, они по пёстрому потом будут ещё несколько дней ходить. И помнить наши серьёзные намерения! - из хохота старичок снова перешёл на вдохновлённый тон.
Женщина, которая стукнула Джулианну током, сидела за рулём. Она остановила машину и повернулась в сторону триллки.
- Всё, приехали. Эту свяжите и оставьте в убежище. Мы не можем рисковать. Потом за ней вернёмся. Эви, свяжи её и привяжи куда-нибудь покрепче, - произнесла она. А затем повернулась к Эви и что-то коротко шепнула на ухо. Эви кивнул.
Все вышли из машины, в спешке открыли дверь убежища и запустили внутрь Эви со скрученной Джулианной. Он привязал её к торчащему неподалёку столбу - возможно, части вентиляции или канализации. Затем взял устройство, напоминающее гипоспрей, и что-то ввёл ей в руку.
- Ты уж прости, но Эла попросила не оставлять тебя в живых. Скоро ты уснёшь, а потом всё будет быстро. Это нейротоксин, действует только на элов. Будет небольно.
Эви поглядел на Джулианну с состраданием. Она же сочла это везением - подобные нейротоксины, работающие на один вид, для неё сейчас настоящая удача. Триллка сочла разумным помолчать и прикинуться смирившейся со смертью. Чтобы эти допотопные террористы не додумались добить её другим веществом. Изобразив вялость, Бран сползла по столбу. Эви, которого, очевидно, мучила совесть, быстро отвязал Джулианну и ушёл из убежища, не оглядываясь. Джулианна подождала, пока раздастся звук отъезжающего транспорта, после чего вскочила, разбила окно и вылезла наружу. После такой череды неудач ей повезло целых три раза - ей вкололи нейротоксин, не действующий на её вид, в убежище оказалось окно, и располагалось на первом этаже. Что-то обязательно должно было пойти не так.
Уже идя по улице, Джулианна поняла, что токсин всё же действует, хоть и слабее. В глазах темнело, а конечности сводила тянущая боль. Последнее, что она увидела, было элесийское лицо, отчасти почему-то напомнившее ей Сила Т'Жевана.

50
Еще на подъезде к Элнорту, Сил очень быстро осознал насколько этот город огромен – найти здесь кого-то без наводок просто невозможно, а «Кюри» не сможет помочь ему еще часа два и это при лучшем раскладе. Кроме того ему нужен был транспорт и общественный не подойдет. Так что для начала нужно найти место, где можно взять квантлев, как их тут называли, напрокат, если такие вообще имеются.
Элнорт был конечной остановкой, но Сил вышел из вагона один, так как элэйсийцы не особо путешествовали в канун праздника, стараясь больше времени проводить с семьями, и готовится к совместному ночному празднованию. «Поезд» на котором приехал Сил остановился в одном из высотных зданий, из окон которого открывался головокружительный вид на город из которого можно было приблизительно понять где именно ты находишься – коммандер находился на самой окраине и здания в центре были еще выше. С этого ракурса Силу казалось, что здания эти выше даже чем горы на Андории.
Несмотря на вышину здания с остановкой путь вниз занял считанные секунды, так как лифты тут перемещались быстро, тихо и малозаметно для пассажиров. Андорианин вышел в главный зал, где его встретили яркое освещение и множество элэйсийцев, бегущих куда-то по своим делам и не замечающих, что происходит вокруг. Привыкая к свету, Т'жеван, стараясь ни с кем не столкнутся (что сделать было очень сложно), начал двигаться к предполагаемому выходу. Выхода он не нашел, но ему все равно повезло, ведь он попал в помещение заполненное легковыми квантлевами - возможно тут можно взять один напрокат.
- Только что вылезли из поезда и сразу же решили, что с вас хватит общественно транспорта? – Быстро налетел на него, очень давно ожидавший клиента, продавец, - Верное решение, могу помочь вам с выбором.
Т'жеван взлянул через плечо продавца на стоящие в ряд квантлевы, которые друг от друга абсолютно ничем не отличались, даже цветом.
- Выбором? – от искреннего удивления произнес Сил, вновь взглянув на продавца.
- О, я понимаю ваше замешательство. Понимаете ли, наша компания заботится больше о качестве, чем о внешнем виде. Но даже несмотря на это, я уверяю вас в том, что каждый из них уникален по-своему. Надо просто попробовать?
- Попробовать, говорите? – Тут же заинтересовался Сил, - ну я даже не знаю, а сколько времени мне понадобится, чтобы понять мой это квантлев или не мой?
- Сколько хотите! – Сразу же выпалил продавец, но во время одумался, - но было бы неплохо вернуть ее до вечера… сами понимаете, праздники.
- Хорошо,что от меня потребуется?
- Удостоверение личности, конечно. Впрочем, если вдруг вы его забыли, то можно и залог, правда оформлять долго и…
Т'жеван остановил своего собеседника протянув ему несколько чипов, от чего у последнего сразу же загорелись глаза.
- Давайте так, - сказал коммандер, - дадите мне ключ, оформите все сами и эти чипы – все ваши.
- Мои? – Протянул тот и вытащил из кармана ключ от квантлева.
- Ваши ваши, - забрав ключи, ответил ему Т'жеван и пробрался во внутрь диковенного средства передвижения. О схеме управления квантлевами он знал достаточно, чтобы хотя-бы завести его.
- Ах да, - снова обратился он к продавцу, - я оставлю его у дверей. Сегодня же вечером. Сами его загоните и никаких вопросов, идет?
- Но… праздник же…
- Точно, совсем забыл. Да озарит Звездный Свет ваш путь! – С улыбкой произнес Сил и направил квантлев к широкому выезду из помещения.
Что же, средство передвижения, хоть и довольно медленное у него уже было. Осталось только найти ксенобиолога и дело с концом. Курсируя по улицам заснеженного мегаполиса, привыкая к основам управления, Т'жеван постоянно пытался выйти на связь с Кюри, заодно посматривая по сторонам в надежде заметить хоть что-то, что могло дать подсказки в поисках. Но с кораблем получилось связаться быстрее, даже раньше, чем сам Т'жеван того ожидал. Он сразу же запросил местонахождение лейтенанта и поразившись расстоянию немедленно направился чуть ли не на другой конец города.
Район в котором находилась Бран благоприятным назвать было нельзя. Улицы тут были заброшены давным-давно, а большинство зданий вообще не имела целых окон. Некоторые здания вообще были пущены под снос, значит скоро весь этот район будет перестроен.
Посмотрев на трикодер, Т'жеван понял, что Джулианна совсем неподалеку, буквально за углом. Он остановил квантлев и решил встретить ее пешком, не зная кого еще ему ждать. Но за углом она его встретила одна и сразу же упала в обморок. Коммандер еле успел подхватить ее на пути к тротуару. Оглянувшись по сторонам, он на всякий случай оттащил ее в ближайшее заброшенное здание и попытался связаться с кораблем.
- Коммандер Т'жеван вызывает «Марию Кюри»
- Говорите коммандер, - ответил ему голос Селар.
- Подготовьтесь к транспортировке меня и лейтенанта Бран в лазарет…
- Сейчас корабль не способен транспортировать вас.
- Что? Это еще почему!? – Сразу же вспылил Сил.
- «Мария» оказывает влияние на магнитное поле планеты, образуя в атмосфере различные аномалии вроде полярных сияний в несвойственных для них регионах. Мы рисковали обнаружить себя, поэтому увели корабль на достаточное расстояние. Транспортеры не действуют на этом расстоянии.
- Это плохо. – Только и смог произнести Т'жеван, посмотрев на бессознательное тело триллки, - лейтенанту Бран срочно необходима медицинская помощь.
- Для начала успокойтесь, коммандер. Просканируйте пациента трикодером и отправьте данные сюда, я скажу, что можно сделать сейчас.
Т'жеван сразу же выполнил приказ и ответа Селар долго ждать не пришлось.
- В ее организме обнаружен токсин. Он не смертелен для нее, но все же оказывает негативный эффект. Скоро она придет себя, но пока токсин полностью не покинет ее организм много передвигаться ей не желательно. Лучше соблюдать постельный режим.
- Можно ли рискнуть, доктор? Мне нужно вернуться обратно в наш лагерь сегодня же вечером.
- Крайне нежелательно. – Вновь повторила Селар.
- Ладно, я вас понял. Конец связи.
Подождав еще немного, Сил решил связался с капитаном.
- Новости? – Сразу же спросил тот.
- Я нашел ее…
- Личные вещи при ней? – Не дал ему закончить тен Волде.
- При ней, - проверив внутренние карманы лейтенанта, ответил Т'жеван, - черт возьми, капитан! Сейчас это не так важно как здоровье Джулианны, вы даже не удосужились спросить все ли с ней в порядке…
- Черт возьми, первый! Сейчас здоровье лейтенанта не так важно, как вероятность нашего раскрытия перед этими аборигенами, вы знаете что повлечет собой нарушение первой директивы… так с ней все в порядке?
- Нет, сэр, не все. Ее чем-то отравили.
- Так немедленно доставьте ее в лазарет на корабль.
- И об это я тоже хотел вам сообщить: траспортация нам сейчас не доступна, Селар пришлось увести корабль подальше, так как он вызывал аномалии в атмосфере.
- Тогда видите ее сюда, и я личное ей займусь. Я же доктор, черт возьми!
Сил замолчал на некоторое время, представляя себе, как будет объясняться перед излишне любопытными встречными элэйсийцами, почему он таскает женщину на руках, но все же согласился с капитаном и оборвал связь.
- Лейтенант, - произнес он, приподняв триллку за плечи, - лейтенант , очнитесь немедленно!
- А? Что? Блевотина всех цветов радуги? Какая жестокость! – Прохрипела она приоткрыв лишь один глаз.
- Джулианна? – Проигнорировал этот бред Сил, - это я, коммандер Т'Жеван. Я доставлю вас обратно в наш лагерь, но путь не близкий. Идти сможете.
Бран понадобилось некоторое время, чтобы хоть немного прийти в себя и слегка кивнуть в ответ первому помощнику. Тот помог ей встать и они вместе очень медленно добрались до квантлева.
Через сорок минут, они уже были около магазина, где у ворот стоял тот самый продавец, терпеливо ожидая Сила. Он был крайне удивленным увиденным.
- А это кто? – Указал он пальцем на Джулианну, повисшую на Т'жеване и еле передвигающую ногами.
- Потенциальный покупатель, - крикнул ему Т'Жеван в ответ и бросив ключ, - ее впечатлил ваш уникальный дизайн.
Как только продавец получил ключ от квантлева, ему уже было все равно на андорианца и его путницу. Поэтому тот воспользовался ситуацией и настолько быстро, насколько позволяла лейтенант, направился к лифту. К счастью ни один из элэйсийцев не поинтересовался что происходит. возможно, в канун праздника это было обычным делом.
Через несколько минут они оба уже были на пути к Элвалену.

51
Пока капитан разговаривал со статуей, Макаров и Торренс своими ушами вылавливали суть разговора. Из услышанного догадаться было не трудно, что что-то серьезное случилось с доктором Бран, с кораблем, и к этому какое-то отношение имел первый помощник. Тем не менее, когда сеанс связи был окончен, они оба вежливо набросились на капитана с вопросами.
- Успокойтесь, - постарался Питер успокоить своих оставшихся подчиненных, стараясь при этом не выдавать крошечный комок офицерской паники у себя в груди, - Все самое плохое уже случилось. Экспедиция, судя по всему, продолжается, не смотря на внештатную ситуацию.
- Что с доктором Бран? - не унимался Макаров.
- Ее кто-то чем-то отравил, - дал капитан четкий ответ, - В данный момент первый помощник везет ее сюда. Нам остается лишь ждать.
- А что с кораблем? - полюбопытствовала Торренс, загоревшись надеждой продлить свою первую экспедицию.
- С кораблем все в порядке, - сказал капитан, не имея ни малейшего представления, все ли в порядке с кораблем, - Селар всего лишь увела судно от планеты. Экстренной телепортации не будет некоторое время. В подобных экспедициях такое бывает, так что держите себя в руках.
Николай производил впечатление человека, который не любит просто сидеть на месте сложа руки. Либо просто не умеет. Таким искусством офицеры овладевают лишь спустя десятилетия службы на ответственных должностях. У менее опытных по вопросам безделья людей наблюдается болезнь под названием "желание контроля", потакая которой они получают мнимое чувство контроля над своей жизнью и жизнями окружающих, а так же зарабатывают дурную привычку корить себя за то, что кто-то умер или попал в беду без их разрешения. Такое часто приводит к депрессии и снижению продуктивности при выполнении служебного долга, в то время, как опытные руководящие чины читают сухой текст о военных потерях за чашкой чая и продолжают заниматься тем, чем они должны заниматься, а не тем, чем им хочется.
- Я могу чем-то помочь? - выплюнул Макаров очередную реплику, которая взращивала подобные предубеждения подобно семени.
- Вообще-то да, - вдруг ответил капитан, запустив руку в карман и что-то там выискивая, - Вы можете кое-чем помочь непосредственно доктору Бран. Но, если честно, эта миссия весьма сложна, а потому не приоритетна перед первой директивой. Выполнение только при наличии возможности и строго добровольное. Скажите, вы считаете себя оппортунистом?
- На военной службе оппортунизм входит в число обязательных качеств, - отчеканил он в ответ, будучи весьма заинтригован "сложным и весьма добровольным заданием".
- Хорошо, - капитанская рука вынула из кармана маленький перстень с секретной начинкой и передал его лейтенанту, - Наденьте.
- Что это? - полюбопытствовал он, разглядывая резьбу на перстне.
- Устройство для биопсии. Доктор Бран хотела собрать образцы живых тканей с элэйсийцев, но произошел форс мажор.
- И вы хотите... - продолжил Николай разглядывать перстень, - Чтобы я при помощи этого заборщика...
- Вот именно, - отрезал капитан, - При контакте с телом перстень берет микропробы эпидермиса, крови и мышечной ткани. Быстро и для большинства людей безболезненно.
- Но... - растерялся пехотинец, - Как я это сделаю сквозь толстую зимнюю одежду, которую все носят?
- А я не говорил, что будет легко... - тен Волде взглядом указал на дом свиданий, и Николай вдруг понял, к чему были разговоры про оппортунизм, - Кадет Торренс, вы вновь переходите в мое ведомство. Мы возвращаемся в лагерь.
- Но... - растерянно посмотрела она на заведение-с-красными-глазами, и так и не придумала, что сказать.
- Доктору Бран придется оказывать медицинские услуги прямо там. - Капитан, наконец-то, отпрянул от костра, приготовившись идти, - Будет хорошо, если у меня под руками будет еще пара лишних. Лейтенант, есть вопросы?

52
Разумеется, в отличие от присутствующего с ними эмиссара Милода, Макаров не обладал даже зачатками телепатических способностей. Впрочем, их наличие и не требовалось, чтобы уже из интонации капитана, да и из его слов про "игру в угадайки", за которой последовали совершенно нереалистичные, с точки зрения Николая, предположения о возможных действиях на планете лейтенант-коммандера Финштада. Нет, конечно характер последнего мог действительно быть "не сахаром", но лейтенант был совершенно уверен, что главный инженер не будет вести себя таким образом, каким предположил капитан и тем ставить под существенный риск соблюдение положений Первой Директивы. По крайней мере, насколько в этом был уверен сам Николай, это было попросту "не в правилах" для мистера Финштада.
Макаров уже собирался лично ненавязчиво уточнить у командира "что же все-таки случилось", когда капитан решил, видимо не дожидаясь возможных вопросов, рассказать о случившемся сам. Судя по словам капитана Тен Волде, выходило примерно следующее - кто-то отравил лейтенанта Джулианну Бран, но сейчас последняя должна была быть уже в безопасности в компании первого помощника Сила Т'Жевана, который должен был везти ее в место их временного квартирования в гостевом домике совсем рядом с этим местом. Если Джулианна была сейчас в руках коммандера Т'Жевана, то за ее настоящее, в принципе, можно было не волноваться, впрочем, это никак не отменяло того факта, что Николаю очень не понравилась первая часть фразы капитана. Та самая, в которой говорилось про то, что лейтенанта Бран отравили и, предположительно, это было сделано намеренно. Возможно, тонким знатоком психологии местных лейтенант не был, но насколько он успел ее (эту психологию) увидеть в действии за время своего пребывания на планете она не настолько сильно отличалась от земной, а потому травить совершенно незнакомого тебе индивида из личной неприязни к нему никто не стал бы. Наверное. А это приводило Макарова к совершенно не понравившемуся ему лично выводу о том, что у неустановленных местных, отравивших Джулианну, были какие-то иные мотивы. Мотивы, которые никому из группы высадки пока что были неясны.
Пока Макаров занимался подобными умозаключениями и попыткой рационализировать свои опасения, а также составить план "что делать, чтобы избежать еще подобных подлянок", капитан Тен Волде снова обратился к нему, дав новое задание, а также спецсредство для его осуществления в виде перстня. "Что ж, в конце-концов, мы тут все таки по делам службы, а не для променада по кафе и домам свиданий", - подумал лейтенант, невольно рассмеявшись при последней мысли, живо восстановившей в его сознании все подробности недавнего курьеза с "Шараном".
- Все понял, сэр. Сделаю что смогу, - отозвался Макаров на слова капитана, приняв у него перстень и покрутив его в руках. При беглом осмотре спецприбор представлял собой простой металлический, по виду скорее всего стальной, перстень с крупной, покрытой затейливой вязью, печаткой на внешней стороне (являвшейся также "рабочим органом" прибора, забиравшем образцы у "подопытных"). Оставалось придумать где и как взять пресловутый образец, учитывая привычную по местной погоде теплую зимнюю одежду большинства прохожих. Вариант с домом свиданий, хотя и казался очевидным, но, с другой стороны - завязывать настолько близкие отношения только ради сбора образцов эпидермиса и проб ДНК Николаю претило, как с личной, так и с религиозно-этической точки зрения. Это было попросту неправильно, тем более, что уставы также не поощряли подобное действие при первых контактах с чужой цивилизацией. Подумав еще секунд пятнадцать над другим вариантами, Макаров неожиданно нашел, впрочем, иное и довольно элегантное решение. "Игорный дом. Вроде адепты Кхата должны присутствовать тут все праздники", - мысленно прикинул Николай, - "там довольно тепло и значит посетители должны снимать верхнюю одежду. Следовательно, это таки может сработать, да". Так что закончив свои рассуждения, лейтенант надел "спецприбор"-перстень на палец и направился по уже знакомому ему адресу в направлении игорного дома адептов Кхата..
Игорный дом, который Макаров посетил совсем недавно, никуда не делся за последнее время. Даже напротив, это место все так же ярко сияло неоновой вывеской, вдобавок, судя по активности перед входом в заведение теперь там было куда более многолюдно. Последнее, кстати, почти идеально соответствовало его планам, так что лейтенант уверенным шагом направился внутрь.
Что ж, его ожидания более чем оправдались - помимо все также присутствующих в заведении в роли крупье и персонала последователей Кхата, в зале присутствовали и довольно многочисленные посетители, избавившиеся на входе от своих тяжелых и длинных зимних одеяний. Николай быстро сдал гардеробщику на хранение свою куртку, после чего еще раз посмотрел на перстень-"спецприбор". "По идее, эта дрянь должна работать незаметно для субъекта. По идее", - с легким недоверием подумал Макаров, немного покрутив перстень на пальце. При этом, кстати, с некоторым удовлетворением для себя отметив, что "украшение" сравнительно легко поворачивается на пальце, позволяя менять положение заборщика, выполненного в виде резной печатки, так, как этого хотелось самому лейтенанту. Последнее было тоже весьма полезно для его нынешнего плана действий. "Ну, с Богом", - напоследок сказал сам себе Николай, прибиваясь к небольшой толпе посетителей по центру и аккууратно, но вместе с тем "будто бы невзначай" поднося перстень к открытому участку кожи ближайшей к нему элейсийки и аккуратно прикасаясь к ней "рабочей поверхностью" спецприбора. Женщина действительно ничего даже не заметила, а сам Николая ощутил легкую вибрацию на внутренней поверхности перстня. Судя по всему, так спецприбор сигнализировал своему владельцу, что он снял потребный образец клеток кожи и ДНК субъекта. "До чего дошел прогресс, однако", - с явным удовлетворением просебя отметил Макаров, констатируя что "материальная часть" работает идеально, а значит, можно было продолжать. Лейтенант спокойным и неторопливым шагом ходил по залу, периодически аккуратно поднося прибор к увлеченным находящимися в зале играм и развлечениям местным. Пока что на его "личном счету" было уже пять срабатываний спецприбора, и пока что "невольные жертвы науки" даже ни о чем не догадывались. Что ж, пока что Николай мог с немалым удовольствием отметить, что его текущее задание приближалось к своему успешному завершению. "Для полноты картины оставалось просканировать еще двух-трех местных и можно домой", - заключил для себя Николай, подходя к очередному подопытному и поднося к нему перстень. В этот момент и произошло то, чего лейтенант не предвидел - элейсиец дернулся, и вместо только аккуратного прикосновения только печаткой перстня, Макаров впечатался в последнего всей ладонью руки. Что, разумеется, не осталось незамеченным элейсийцем, немедленно развернувшимся и обратившимся к лейтенанту:
- Ой, простите, я Вас задел, наверное.
- Да не стоит извиняться, это Вы простите меня, что я был столь неловок, - не растерявшись почти тут же ответил Николай, не забывая заодно тут же "на всякий случай" привести перстень в нормальное положение печаткой вверх.
- А, ну и славно, - беззлобно рассмеявшись ответил собеседник Николая- крепкий мужчина лет 50-ти с густыми, хорошо ухоженными но уже седеющими усами и седеющей же шевелюрой, - кстати, а если не секрет, сударь, как звать Вас и откуда Вы родом? Или местный?
- Ник Тервин, из Келлерна я, - без заминки ответил Макаров своему собеседнику, не забыв дружелюбно улыбнуться, а заодно просебя радуясь, что в свое время таки потратил лишние пару часов на хорошее, до известного автоматизма, заучивание своей легенды, - работаю наладчиком оборудования на заводе по обработке титановой руды, решил вот взять отпуск на время празднования и потому приехал сюда.
- А, слышал-слышал про ваш завод, - неожиданно ответил собеседник Николая, - хорошее, и очень нужное сейчас дело делаете. Титан нужен в больших количествах для проекта, к тому же учитывая, в какой критической стадии его мы находимся.
- Проекта? - слегка подняв бровь ответил лейтенант, судорожно подбирая свои дальнейшие возможные реплики с учетом того, что про какой именно "Проект" идет речь у Макарова не было никакого понятия. На счастье, от "привиллегии" догадываться самому лейтенанта избавил сам неожиданный собеседник, почти тут же охотно пояснив:
- Двигатель скольжения, вот какой проект. Ой, я же забыл представиться. Тер Валлен, старший инженер-технолог группы распределения энергии, проект "Сияние авроры", Космической Агентство. А Вас, молодой человек, я был бы рад видеть на нашем открытом симпозиуме, он же совсем скоро будет. Уверяю Вас, тема очень интересная и очень актуальная для всей нашей цивилизации... сейчас...
Инженер Валлен прервался, ища что-то в кармане своего смокинга, после чего быстро записал что-то на листке бумаги и отдал его Макарову со словами:
- Очень советую непременно наше мероприятие посетить. Наш проект перевернет, с благослования Пантеона, новую страницу в истории всей нашей цивилизации. Мы присутствуем при поистине историческом моменте, как бы пафосно и напыщенно это сейчас не звучало.
- Разумеется, обязательно постараюсь там быть, - снова изобразив на лице дружелюбную улыбку, ответил Николая, принимая листок бумаги с написанным на ним временем и адресом симпозиума, а затем пожимая протянутую руку (не забыв при этом снова повернуть печатку на перстне так, чтобы он сконтактировала с кожей инженера), - очень рад знакомству с Вами, господин Валлен, и да пребудет с Вами Свет Звезд.
Старший инженер Валлен вернулся к игорному столу, ну а работа самого Макарова тут, похоже, была завершена. Более того, учитывая последний разговор он похоже, должен был об этом доложиться капитану, и заодно поднять вопрос о том, что участие в симпозиуме похоже в силу обстоятельств переходит в разряд "почти обязательного". С такими мыслями лейтенант для вида побродил по залу еще несколько минут, а затем аккуратно и спокойно направился к выходу из игорного заведения...

53
Ритм Элвалена существенно начал меняться в лихорадке массовой подготовки к надвигающемся празднику. Тепловые установки закончили формировать поверхность замерзшего озера под огромный каток. Башня управления погодой, выглядывающая из-за горизонта, очистила небо от туч, не позволяя зарождаться новым. Постояльцы создавали движение в маленьком муравейнике, стараясь успеть все свои дела до наступления темноты. Печи были заняты приготовлением праздничных блюд, половина из которых не доживет до утра. Астрономы-любители постепенно разбивали по окраинам телескопические установки, в которые они собирались всматриваться половину ночи.
Местный дедушка Мороз нес на себе мешок с подарками всех цветов радуги, параноидально оглядываясь по сторонам в поисках других замаскированных андорианцев, таскающих на себе отравленных триллок под видом пьяных жен или просто компаньонок. К его сожалению, до такой степени напиваться никто даже и не думал в ближайшие часов семь-восемь, посему ему пришлось терпеть на себе многочисленные любопытные взгляды и пару раз отвечать на вопросы характера "С ней все в порядке?" или "Вам нужна помощь?". Люди столько лет потратили на скитание по галактике в поисках дружелюбия и взаимовыручки, и вот она начала играть против них.
Силы Сила быстро истощались, и дело было даже не в том, что доктор Бран излишне налегала в свое время на пирожные. С кряхтением и пыхтением донеся ее до порога домика номер 18, он чопорно постучал в дверь носком своего сапога.
- С ней все в порядке? - встретил его капитан, принимая мешок с подарками в свои руки. Торренс в данный момент помогала капитану тем, что сидела в своей комнате, строчила конспекты и никому не мешала до востребования. Вероятно, она так увлеклась, что даже не услышала стук Сила, щелчка замка на двери и взволнованные голоса двух офицеров, пытающихся на месте определить, что делать с балластом, наполненным неизвестной отравой.
- Конечно! - саркастично крякнул андорианец сквозь одышку, прилагая последние усилия на пути к креслу перед камином, - Ее, черт возьми, насмерть закормили сладостями и угостили чашкой горячего какао с специями!
- Хорошо, - не придал Питер внимания его словам, и понес триллку в сторону дивана, - Дайте мне ее сумку с припасами.
Слегка поникнув, Сил все же отправился выполнять приказ, смутно припоминая, где находится эта сумка и как она выглядит. Рыться в чужих вещах он явно не привык. По крайней мере, когда на то есть приказ.
- С ней все будет хорошо? - крикнул первый помощник с лестницы на второй этаж.
- Откуда я знаю?! - крикнул ему в ответ тен Волде, уложив Бран на диван и освобождая ее ноги от обуви, заочно одобренной к ношению самим Омуноромоном, - Я капитан, а не доктор!
- Но вы же были врачом!
- Но я не был токсикологом, - он приоткрыл своей пациентке один глаз и начал вспоминать, какая у триллов нормальная реакция зрачков. Коммандер спешно пересчитал ногами ступеньки, едва не споткнувшись об одну из них и не добавив новому заместителю полевого врача работы. Бегать через препятствия без помощи своих антенн он явно все еще не привык. Он неуклюже передал капитану сумку, словно эстафетную палочку на паралимпийских играх. Капитан бесцеремонно вытряхнул все содержимое этой сумки на стол и немного растерялся, - И как в их сумках столько всего умещается...
- Вот! - Сил первым нашел своим взглядом гипошприц и небольшой набор препаратов на экстренные случаи.
- К счастью, - сразу же начал капитан заряжать гипошприц какой-то капсулой с сильным абсорбентом, - физиология триллов позволяет их организму успешно переносить много различных гадостей. Они ведь симбионты... В лучшем случае пара новых пятен появится.
- А в худшем? - почему-то серьезно воспринял Сил заявление про пятна.
- А в худшем случае, - решительно впрыснул Питер в триллскую артерию абсорбент, - У нее наступит обезвоживание, а ее жизнь сократится лет на десять. И тут уже ничего нельзя поделать. Меня в академии учили, что для поддержания здорового образа жизни лучше никому не позволять травить себя.

54
Часы, стоявшие в углу трактира, уже трижды успели пробить, а солнце, которое еще так недавно стояло в зените, уже начало медленно красться в сторону западных гор, оставляя на земле всё более и более длинные тени. Четыре фигуры сидели в полумраке заведения, освещаемые лишь языками пламени, мирно трещащего в камине и тусклым светом настенных ламп, которые были нужны скорее для антуража, нежели для практической пользы.
- Господин Фель, - Финштад обратился к самому старшему Элейсийцу, чьё лицо практически полностью было закрыто густой и седой бородой и глубокими морщинами. По земным меркам ему можно было смело давать от семидесяти и выше, но несмотря на это, он был весьма резвым и бодрым стариком, постоянно подтверждая это громким смехом и активной жестикуляцией, - Мы с вами уже битый час обсуждаем “Теорию Бифарентной трехфазной парасидальности” доктора Туле. Я вам еще раз повторяю, что его работа не имеет никакой практической ценности и является лишь абсолютно бесполезным засорением научных архивов Элнорта! Нет, ну вы только подумайте, как можно пытаться связывать теорию материи и…., - Долера положила руку на плечо красного от возмущения Финштада.
- Дорогой, ты снова перегибаешь палку. Я уверена что господа Фель и Рунэ гораздо лучше осведомлены в нуждах современной науки, нежели ты.
- Да, господин Тосар, послушайте вашу прекрасную жену, - ответил второй мужчина с грубой, неухоженной щетиной и столь же грубым и острым лицом, после чего залился громким смехом, - Я конечно понимаю, что для вас в лесу и теория пиферизма является новинкой, но Лина-ради, эти труды заложены в основу научной деятельности вот уже десятки лет!
- Хорошо, признаю ваше мнение, но при том останусь при своем. Я уверен, что пройдет еще лет двадцать и вы вспомните мои слова. – Финштад опустошил бокал с неизвестным ему напитком, - Но давайте мы лучше поговорим о том, что на самом деле интересует любой высокий ум, в наши дни.
- Дайте угадаю, вы про движетель скольжения? – Широко улыбнулся Фель.
- Именно о нем. Не думайте, что я не знаю кто вы такой, Фель тэ Син. Вы написали тракт о теории пространственной манипуляции, посредством высокочастотных Эль-Колебаний. На бумаге это всё звучало внушительно, но позвольте услышать ваши идеи вживую?
- Ох, я вижу, что вы мой поклонник? – громко хохотнул старик, - Но признаюсь, это лестно, что меня всё же кто-то знает, а то в наше время людей больше интересуют бездарные романы о больных работодателях и о мальчиках, которых не смог убить Бог, нежели серьезные научные трактаты. Но так и быть, я расскажу вам, как я пришел к этой идее, - он прополоскал рот напитком из своего бокала, откинулся на спинку дивана и начал вести продолжительный монолог о том, как поскользнувшись на мокром полу в своей лаборатории, двадцать лет назад, он осознал что пространство как литературный эпитет, может иметь под собой и вполне физическое обоснование, а поскольку оно (пространство) является частью физического мира, на него можно воздействовать тем или иным образом.
Решив не спрашивать, как разбитая бровь подсказала гению о неоднородности пространство-времени, Финштад придвинулся ближе и задал самый главный как для него, так и для всей экспедиции вопрос,
- А почему установка взорвалась?
Тосар и Фель затихли и переглянулись, после чего Тэ Син, вздохнув, продолжил:
- В момент работы образца, дежурная группа столкнулась с проблемой, возникшей на третьей минуте функционирования. Да, мы сумели искривить пространство в тестовой камере, но почему-то именно на третьей минуте, когда напряжение на движитель превысило тридцать четыре люма, он начал испытывать сильные перегрузки, а еще через тринадцать секунд он попросту стер с лица планеты как тестовую камеру, так и здоровый кусок камеры охлаждения термоядерного реактора. Так что фактически взорвался не он, а силовая установка, которая перегрелась за несколько мгновений.
- А вообще, господин Тосар, почему бы вам не посетить симпозиум, который скоро будет проходить в Элнорте? Там вы услышите много интересного, если вы и вправду этим интересуетесь.
- Хм, очень интересно… Я и не думал, что причина той катастрофы была именно в этом… - Финштад встал с дивана, - Господа, это был прекрасный вечер и очень интересная беседа. Одно удовольствие встретиться с такими умами, после столь долгой изоляции, но к сожалению, мы с женой, должны идти, боюсь, что наши друзья нас уже ищут.
Оба ученых встали со своих мест и слегка поклонились.
- Будете в Элнорте, обязательно найдите меня. Но прежде, я советую вам получше вникнуть в теорию доктора Туле, а то вас засмеют на симпозиуме. До скорых встреч, мистер Тосар.
Финштад с Долерой поклонились в ответ, накинули свои зимние наряды и вышли на улицу, медленно идя в сторону домика номер восемнадцать.

55
Никаких неприятных неожиданностей при выходе, впрочем, Макарова не подстерегало. Местные пока что не подозревали в его действиях никакого «двойного дна», так что лейтенант так же спокойно взял свою верхнюю одежду у гардеробщика и не суетясь покинул игорный дом, направившись обратно на улицу. Вечерело, и народ, уже весьма активно готовившийся к встрече праздника по большей части предавался беззаботному вечернему гулянию. Тем более, что ясная и слегка морозная зимняя погода (кстати, насколько знал сам Николай, технологии контроля погоды элейсийцам уже были вполне известны), а также уже залитый на берегу замерзшего по сезону озера каток способствовали именно такому времяпрепровождению. Будь он сейчас не на службе, а в отпуске, и происходи дело не на Элейсе, а где нибудь на Земле или другой планете Федерации, Макаров и сам бы с радостью сходил бы в поход, или если позволяло местное законодательство, вообще на зимнюю охоту. Впрочем, сейчас лейтенант все же был на службе и у него было полученное от капитана задание, о выполнении которого надо было отчитаться. Потому-то, отойдя на некоторое расстояние от игорного дома, Николай несколько отошел от ближайших групп гуляющих местных, активировал недавно имплантированный ему вокс-коммуникатор в импульсном режиме и передал короткое сообщение капитану Тен Волде:
- Сэр, я собрал требуемые образцы. Думаю, доктор Бран была бы довольна. И еще, сэр, думаю, появились дополнительные доводы на тему того, что нам следует принять участие в симпозиуме. Я направляюсь сейчас в наш домик, и хотелось бы об этом побеседовать с Вами. Отбой.
Импульсный режим передачи предполагал, что сообщение будет «выстрелено» в заданном канале в кодированном режиме и сжатое по времени всего до 1-2 секунд, так что даже если местные спецслужбы прослушивали их частоту связи, они услышали бы лишь короткий импульс и более ничего. Возможно, это было «перебором», но сейчас Николаю совершенно не хотелось раскрыть их прикрытие, и тем нарушить правила Первой Директивы.
Закончив с передачей сообщения, Николай продолжил свой путь к их гостевому домику и вскоре вошел внутрь. И, у лейтенанта действительно была пара идей, которыми он хотел поделиться с командиром корабля...

56
Через некоторое время по домику разлился едкий кисло-сладкий аромат.
Бран была первым пациентом Питера за последний год, и последняя практика показала, что половина его пациентов бесславно скончались. Разумеется, здесь был другой случай, но груз ответственности вперемешку с медицинскими пережитками и неприятными воспоминаниями за плечами заставили его если не паниковать, то как минимум занервничать. Однажды он сам себе поклялся, что больше не притронется к медицине, не станет никого лечить и полностью возложит эту задачу на доктора Селар и ее подчиненных. Он пообещал себе быть самым примерным пациентом с медицинским образованием во вселенной. А теперь на диване лежит триллка, являвшаяся в этой экспедиции единственным должностным врачом, и кто-то очень некстати ее отравил. Тен Волде не знал, куда выплеснуть злость, ведь ирония не осязаема - ей морду не набьешь. И он вдруг начал искать в местном справочнике средства народной медицины. И нашел любопытный рецепт под не менее любопытным названием "огненное варенье". Оно готовилось из четырех сортов самых полезных в этом климатическом поясе ягод и нескольких горстей острых специй. В добавок к этому огненное варенье подавалось только в горячем виде и исключительно свежесваренным, ведь при остывании до комнатной температуры оно превращалось из благородного прогревающего душу напитка в заурядное желе. Но окончательное решение капитан принял, когда узнал, что огненное варенье в местных краях является сезонным национальным алкогольным напитком, градус в котором был примерно сравним с градусом полусладкого вина, а на корабле ничего подобного у репликатора выпросить было невозможно. Когда творческий процесс готовки захлестнул его с головой, ему уже было все равно, для кого именно он готовит это адское варево, в теории способное согреть даже сердце его бывшей жены. Аромат ягод постепенно вытеснял из домика кислород и насильно выдавливал слезы из глаз.
Когда первая порция была готова, Питер согласно традиции налил полную деревянную кружку варенья и приготовился к новогоднему чуду. Внезапно в его голове заговорил голос Николая, и от неожиданности капитан совершил роковую ошибку: вязкая липкая масса разлилась по его глотке, беспощадно обжигая все на своем пути, вплоть до мозгов. Он хотел закричать от боли, но его остановило чувство того, что кричать больше было нечем. Слезы полились из глаз с тройной силой, размыв картинку перед глазами и мешая срочным мерам по поиску графина с холодной водой. Потушив свой внутренний пожар, он начал в голове повторять простую и понятную даже ребенку аксиому про то, что такие вязкие и горячие напитки лучше пить мелкими глотками.
Не успел он прикончить первую порцию варенья, как пришла сладкая супружеская парочка из одного лейтенант-коммандера и одной лейтенанта, обстоятельства получения звания которой для многих оставались загадкой. Они увидели, как капитан осушает свою деревянную кружку, сидя над бессознательным телом Джулианны и свободной рукой размазывает слезы по лицу.
- Капитан? - спросила Катрина, сочувственно вглядываясь в его фигуру.
- Не сейчас, - шмыгнул он в ответ носом, продолжая делать аккуратные маленькие глотки. Теперь, когда его язык снова воскрес из пепла, он мог почувствовать, что даже ядреный вкус этого колдовского зелья как будто имеет собственный согревающий эффект.
- Что это за запах? - вдруг Финштад почувствовал, как его глаза тоже покрываются влагой.
- Наши праздничные напитки, - указал он кружкой на печь, - Мне казалось, что это поможет доктору Бран, но я, кажется, не учел, что просто так это нельзя влить ей в глотку.
- Не расстраивайтесь, - все так же сочувственно произнесла доктор Долера. Тен Волде раздраженно посмотрел на нее сквозь слезы и хотел что-то сказать, но его перебили открывшейся входной дверью и образовавшейся на пороге фигурой Макарова, непонимающе смотрящего на трех людей, с грустными лицами окруживших Джулианну, словно гномы спящую красавицу.
- Вы снимали перстень? - поприветствовал его капитанский хрип.
- Нет... - растерянно отозвался пехотинец, закрывая за собой дверь, - А это важно?
- Конечно, важно, - принял он из рук лейтенанта высокотехнологичный перстень, - Вы видели, какая погода снаружи? Образцы бы замерзли без тепла вашего пальца.

57
После столь трудного путешествия в Элнорт и обратно с грузом на плечах Силу требовался сон. Поняв, что капитану он сейчас ничем не поможет, коммандер отправился наверх и упав на кровать, немедленно уснул.
Ему понадобился всего один час крепкого сна, прежде чем Т'жеван спустился и увидел, что тен Волде все еще сидит около Бран, проверяя ее состояние.
- С ней все будет в порядке? – На всякий случай спросил Сил
- Думаю, что жить будет, - ответил Питер, - хоть и придет в себя не скоро. А куда это вы направляетесь, первый?
- Я наладил контакт с одной из местных, сэр. Собираюсь провести с ней время, узнать еще что-нибудь о традициях и культуре Элэйса. Я, например узнал, что она еще не выбрала своего Танру, представьте себе такие Элы тоже встречаются.
- Я надеюсь, первый, вы не собираетесь наделать ГЛУПОСТЕЙ?
- Что? Что вы под этим подразумеваете?
- Ну знаете как это бывает, встречаетесь вечером с элэйсийкой, внезапно она приглашает вас в какой-нибудь «Красный Шаран», вы ведь джентльмен, вы не отказываетесь и идете с ней «выпить кофе», а потом вы просыпаетесь и краснеете от стыда.
Ничего не ответив на это, Сил громко рассмеялся и вышел наружу, отправившись на площадь Элвалена. Элов на улице было довольно много и неудивительно – канун праздника все-таки. Т’жеван самостоятельно вряд ли бы вычислил в этой толпе Ифэ, если бы она сама его не окликнула.
- Поздновато ты, - с улыбкой на лице, подошла она к нему – я думала увидеть тебя раньше, когда на площади не так много элов.
- Не любишь толпы?
- Нет, конечно, не люблю. – Сказала она так, будто это было очевидно.
- Я думал тебе по работе приходится иметь дело с огромным количеством элов каждый день?
- И именно по этой причине я и не люблю толпы.
- Почему бы тогда тебе не сменить работу? Я понимаю, что ты работаешь тут из-за отца, но ведь наверняка есть и другие вакансии для начинающих.
- Бывают случаи, когда не тебе выбирать, - вдруг очень серьезно произнесла она, - со мной они происходят постоянно. Мне дали шанс выбрать себе Танру, но я его, наверное запорола… толпы и в самом деле меня беспокоят, но я знаю чем нам с тобой можно заняться наедине.
Стоило Силу забеспокоится о напутствии капитана и о «Красном Шаране», как Ифэ сразу же продолжила.
- Ловля альзагиры! Ее очень много в озере, но в канун там никого не бывает. Ты ведь не против?
Т'жеван рыбачил на многих планетах и возможность узнать что-то новое об особенностях охоты на Элэйсе ему понравилась, так что он согласился и отправился вслед за Ифэ. Шли они долго и на выходе из Элвалена даже встретились с замаскированным Ван Милодом проводившем время с другими служителями Леора. Кажется, последний все еще не привык к местной погоде.
Поначалу Т'жеван думал, что рыбачить они будут у какого-нибудь пирса на берегу, но Ифэ повела его куда дальше в лес. Через несколько минут путешествия, он решился задать вопрос.
- А далеко ли нам еще? И как на счет снастей?
- Недалеко, - не останавливаясь, ответила Ифэ, - мы идем к старому охотничьему домику на берегу и там есть все, что нужно.
Сил молча согласился с ней и пошел дальше. И они отошли еще дальше от Элвалена в совсем уж не посещаемые элами места, дикие, темные, засыпанные снегом, через который все труднее и труднее было пробираться, с шелестящими ветвями высоких деревьев, диковинными звуками диких животных и прячущимися в тенях хищниками. От всего этого Т'жевану стало не по себе и он остановился
- Стой. Я пока еще не увидел ни одного намека на то, что здесь хоть когда-то бывали Элы. Куда мы на самом деле идеи? Говори мне или я разворачиваюсь.
Ифэ, тоже остановившись, ничего не ответила и даже не развернулась к собеседнику. Т'жеван позвал ее вновь, но она вдруг бросилась в сторону к одному из деревьев и упала на коленИ. Сил сразу же подбежал к ней. - Что случилось? С тобой все в порядке? – Спросил он, протянув руки, чтобы помочь ей встать.
- Твою мать, ведь всего лишь сто метров оставалось. – Услышал он в ответ уже мужской голос, но даже не успел удивится так как перед глазами его сверкнул камень и тут же все вокруг погрузилось в темноту. Темная фигура склонилась над бездыханным телом первого помощника и отбросила камень в сторону, - а теперь на горбу тащить придется, - произнесла она.
Когда Сил очнулся, все его тело пронзила боль, основным источником которого была шея. С него самого сняли всю верхнюю теплую одежду и завязали руки за деревом, к которому его приставили поставив на колени. В столь неудобном положении, да еще и терпя агонию, выпутаться из узла было даже пробовать трудно. Сквозь боль, Сил приподнял взгляд, чтобы увидеть своего похитителя и увидел сначала черную сумку у чьих-то ног, а затем и их хозяина - высокого темнокожего землянина в желтой форме звездного флота с лычкой энсина. Тот смотрел на него свысока, держа в руках нож, заляпанный андорианской кровью.
- О, не бойся, - сказал незнакомец, увидев, что взгляд Сила зацепился на окровавленном ноже. – Я не задел никаких важных органов. Я знаю свое дело.
«Что ты сделал?» - хотел спросить Т'жеван, но резкая боль в горле остановила его и тут он понял, что его передатчик был вырезан.
- Да именно. – Произнес незнакомец, закивав, будто наслаждаясь мучениями своего собеседника, - ты пропадешь с радаров, так что никто тебя здесь искать не будет.
- Кто ты такой? – Прохрипел Т'жеван, немного привыкнув.
- Трой. Трой Саммерс. Фамилия незнакомая?
Сил медленно покачал головой в разные стороны и его похититель хмыкнул.
- Конечно... – тихо произнес он, - С чего вообще должно? Ты же у нас из старшего офицерского состава, тактик, награжденный герой войны, ныне первый помощник...
- Ты так не ответил на мой вопрос, - прервал его Сил, наконец кое-как выпрямившись и как следует взглянув на Троя. Он точно знал, что до этого еще ни разу в жизни не видел этого человека.
- Я мог рассказать тебе, кто я такой, но ты не поймешь… лучше увидеть, - Саммерс поднял правую руку вверх и щелкнул пальцами. В этот же момент с его лицом, да и со всем его телом, начали происходить какие-то метаморфозы – мгновение и на Сила уже смотрели глаза Ифэ. Еще один щелчок и перед ним стоит уже тен Волде, еще один – Бьорн Финштад.
- Теперь понял? – Произнес он голосом лейтенант-коммандера и вновь стал Троем Саммерсом.
- Нет, - покачал головой Сил, - не может этого быть. Ты и есть тот шпион с корабля? Ты основатель!
Такие выводы лишь позабавили «перевертыша» и тот громко расхохотался.
- Да нет же, идиот, - сказал он, сквозь смех, - во первых мы давно их победили, во-вторых, - тут Трой снова перевоплотился, в человека, при виде которого Т'жеван вздрогнул, запаниковал и попытался вырваться из пут, но тщетно. Этим человеком был его информатор – тот самый «доктор» из звездной базы двадцать четыре.
- Никаого шпиона нет и никогда не было, - сказал он.
- Не может этого быть, - снова покачал головой Сил, чуть не потеряв сознание от шока, не только болевого, - как… как оно вообще… зачем? Что ты вообще такое?
- Вот, - закивало головой нечто, - это уже правильные вопросы. Пожалуй начну с того, что я есть. Ты наверное слышал о такой расе, которую в Федерации окрестили хамелоидами. Вечные скитальцы галактики, наемники, очень хорошие шпионы, кстати... я принадлежу к их расе. По правде говоря, мне не приходилось встречать своих сородичей. Как и многие другие народы заселенного космоса, я даже не знаю, где находится их родная планета и есть ли она вообще. Своих родителей я тоже не знаю, как и того бывают ли они вообще у хамелоидов … тут я уже подхожу к причинам. К причинам, почему именно ты стал целью моих издевательств. Тебе наверное очень интересно, но слушать придется долго. Кстати, если ты не против… - Нечто подошло к теплой одежде Сила, валяющейся на снегу и отряхнув шубу, надело ее, после чего продолжило, - холодновато тут знаешь ли, прямо как на твоей родной планете, которую тебе посчастливилось иметь, как и семью, и друзей, карьеру, дом, да и вообще жизнь в целом, она была у тебя, а вот мне так не повезло, знаешь ли. Мне приходилось путешествовать по всей галактике, нигде не останавливаться надолго, воровать, обманывать, иногда даже убивать приходилось, когда по-другому было нельзя. Однажды мне попалась, очень далекая от принадлежащего федерации космоса, планета которая была затронута столь же далекой от федерации войной, страшной и тяжелой, наполненной смертью, голодом и болезнями. Ну для других война, а для хамелоида возможность подзаработать… а что поделать, кушать всем хочется. Но многое в моей жизни изменилось тогда: мне встретилась маленькая девочка, которую звали Ифэ. Да именно, это имя было мной использовано для прикрытия и облапошивания тебя идиота, но об этом потом. Ифэ провела не так много времени на той проклятой планете, совсем немного – она погибла во время боевых действий, так и не познав жизни. Мне довелось быть свидетелем этого события, и оно поразило меня. Очень сильно поразила вся эта несправедливость, которая лишила маленькую девочку целой жизни. Но в итоге меня осенило, что мне был выдан дар, который позволил бы этой девочке жить дальше, познать радость жизни, которую она даже не успела вкусить. И не только ей, ведь мне тоже были неизвестны эти радости, почему бы и мне не попробовать пожить. Чужая жизнь может стать твоей, если сильно захочется. И тогда Ифэ убралась с этой забытой всеми планеты. Она решила, что с нее хватит всей это проклятой войны и отправилась туда, где спокойнее, в Федерацию. Перед ней открылось так много возможностей, что голова шла кругом, но ответ все же был найден довольно быстро: звездный флот. «Изучать странные новые миры», весь этот дух исследований, каждый день отрывать что-то новое, что может быть лучше? События в жизни Ифэ, как хорошие так и плохие, сменяли друг друга так быстро: первый заваленный экзамен, принятие в академию, первый поцелуй, первая практика, первые успехи на медицинском поприще, первое заступление на службу, первый в жизни флотский звездолет, первая настоящая любовь… про последнее наверное стоило бы рассказать поподробнее: ее первой и главной любовью был Трой Саммерс, тот самый представший перед тобой сегодня. И когда случилась война, которая умудрилась нагнать ее даже там, в Федерации и Трой погиб во время этой войны… - нечто сделало долгую паузу, которую Силу, с трудом пришлось перетерпеть. Ему хотелось выслушать всю историю, понять, почему кто-то решил отомстить ему столь изощренным и невероятным способом, но боль пульсирующая по его телу рисковала его вырубить. Наконец нечто продолжило:
- Это была первая и самая тяжелая потеря. И Ифэ долго пыталась найти виноватых. Те джем'хадары, что убили его давно мертвы, но этого было недостаточно. Тогда Ифэ пошла дальше, устроив свое собственное расследование, пытаясь понять, как малоопытный младший лейтенант, не закаленный в боях, обыкновенный медик угодил туда, где ему точно было не место. Как оказалось этот перевод одобрил на тот момент лейтенант-коммандер, Сила Т'жеван, который сидя за своим столом в своей каюте подписывал документы о переводах, решая кому жить, а кому умереть!
Т'жеван срочно начал перебирать в памяти события тех лет, когда он еще был лейтенант-коммандером на «Хонсю». Однажды их корабль и впрямь участвовал в стратегическом планировании и распределении ресурсов..
- Нет, - тихо произнес коммандер, - я не мог совершить ошибки тогда. Да и переводами я не занимался.
- Это не было ошибкой, - покачало головой нечто, - это было смертным приговором, подписанным тобою. Для тебя это был лишь документ, но для кого-то целая жизнь.
- В этом нет моей вины. Многие погибли на той войне, ведь…
Но Сил не успел договорить получив мощный удар в челюсть, а затем еще один.
- Заткнись, ублюдок, - кричало ему нечто, будучи в этот момент Троем Саммерсом, - я умер из-за тебя! Из-за твоих действий, из-за твоих приказов и ответственность лежит на тебе и только на тебе. Не пытайся от нее убежать! Ифэ провела много месяцев выслеживая тебя и вот наконец нашла… просто убить тебя было все равно, что пощадить. И тогда Ифэ ушла на второй план, а хамелоид вернулся. Возможности моей расы позволяли воплотить в жизнь, безумный на первый взгляд план: окончить твое лечение, которое должно было закончится увольнением и одобрить твоей перевод на другой корабль, где у меня получилось медленно, но верно ввести тебя в паранойю. Ты знаешь, однажды мне стало даже жаль тебя… когда ты превратился в дрона Борга. Мне даже показалось, что с тебя хватит. Помнишь тот саботаж? Сделано мной в надежде, что тебя пристрелят как бешеную собаку. Но ты выжил.
- Но… как ты прятался там? И как тебя не вычислил какой-нибудь бетазоид?
- Ну спрятаться в летающем городе не так уж и трудно, а вот со вторым все обстояло куда сложнее. Пожив с мое, любой научится маскировать даже мысли, но признаюсь, что ненависть к тебе иногда захватывало мой разум полностью… видимо мне просто повезло.
- Значит никакого шпиона не было. И получается, что тот рассказ о сданных позициях врагу…
- Да да, - грубо прервал его хамелоид, - просто неудачное стечение обстоятельств, хотя… кто-то ведь отдавал приказы тогда. Возможно, если ты покопаешься в истории, то постепенно дойдешь до того адмирала, что одобрил вашу операцию. А затем спросишь с него сполна.
- Нет. – резко отрезал Сил, - я не псих, как ты.
- Псих значит? – Хамелоид опустился перед Т'жеван на корточки и посмотрел ему в лицо. Тут Сил с ужасом осознал, что смотрит на самого себя, причем будто в зеркало. Ранее Силу конечно же приходилось слышать о хамелоидах-шпионах, мастерах маскировки. Но даже у самых профессиональных них не всегда получалось уловить всю суть того, в кого они перевоплощаются, что приводило к провалу. Сейчас же от оригинала лжеСила было невозможно отличить никак, даже сам коммандер этого сделать не мог.
- Значит вот как все будет, - продолжил хамелоид приподняв нож, - я прирежу тебя, привяжу к валуну и спущу на дно озера. Помнишь тех рыб, что я упомянул: альзагиры? Этих прожорливых сволочей не употребляют в пищу, знаешь ли. Зато они употребляют в пищу абсолютно все. За пару суток они расправятся с твоим телом, не оставив и кусочка. Я же вернусь обратно в Элвален и займу твое место. Думаешь, что меня вычислят? Ошибаешься? Знаешь сколько лет было потарчено мною для оттачивания моего таланта перевоплощения? Я могу обмануть даже биосканеры, Сил. Черт Его знает, как говорят земляне, может быть я такой уникальный хамелоид во всей галактике, а? В общем, т'жеван, ты отобрал мою жизнь, а я отберу твою.
Сил снова попытался выпутаться, но ничего не получилось и он опустив голову, начал лихорадочно соображать, что еще можно сделать, но ничего не приходило в голову.
- Знаешь что, - сказал лжеСил присев на землю и вытащив из лежащей рядом сумки какой-то местный фрукт, - я дам тебе время посидеть тут и наконец-таки признать, что выхода нет. Когда ты сдашься, то можешь рассказать о своей «жизни» подробнее. Так мне будет легче сделать из твоей нее что-то стоящее, а не то подобие, в котором ты существуешь сейчас.
Вытерев нож о шубу, хамелоид отрезал от плода небольшой кусок и положил себе в рот. Тщательно пережевывая его, он не спускал со своего пленника глаз, терпеливо выжидая.

58
Первым, что проникло в сознание Джулианны после пробуждения, был хор голосов. Капитан Тен Волде за что-то в очередной раз отчитывал Макарова и временную кадетку, которая, по задумке, должна была изучать местное население. Вторым сознание восприняло отвратительный острый запах. Джулианна закашлялась, и Питер в спешке отодвинул злополучное варенье подальше от триллки.
- Вижу, одного запаха достаточно для пробуждения, - произнёс капитан, что-то доказывая доктору Долере.
- А ещё для пробуждения вполне достаточно качественного выговора подчинённым, - попыталась иронизировать Джулианна, с усмешкой глядя на собравшихся в комнате.
- Вам лучше, доктор Бран? Готовы ответить на вопрос - каким же образом вы попали в неблагополучный район города и получили там отравление местным токсином? - очевидно, Тен Волде не оценил юмора и с укоризной посмотрел на девушку.
- Точно! Капитан, у нас мало времени. Отлично, Макаров здесь, Макаров, это по вашей части. Итак, местные последователи Омуноромона объединились в террористическую ячейку! Они планируют теракт на конференции, вызвать у участников масляную цветную рвоту! Надо что-то делать! - Джулианна заговорила быстро, и уже приготовилась встать, чтобы начать ходить взад-вперёд. Но сил пока было слишком мало, и поэтому, едва приподнявшись, она тут же снова рухнула на кровать.
- Я надеюсь, это вы сейчас так бредили, доктор Бран. Потому что, в противном случае, я бы счёл это провокацией к нарушению первой директивы. Макаров, не вздумайте воспринимать эти слова всерьёз, мы не имеем права и не будем вмешиваться в ход событий на этой планете. А сейчас, мы все продолжим разговор в другом месте. Доктору Бран нужно поспать и привести мысли в порядок, - ответил капитан, сурово посмотрев на присутствующих. Один за другим, они удалились из комнаты.
Уходя последним, Тен Волде бросил напоследок:
- И чтобы я не слышал больше бредовых предложений, когда приду вас проверять.
Дверь закрылась. К счастью, не заперлась - видимо, капитан рассчитывал на благоразумие триллки. А может, просто не верил в то, что она будет способна бегать и противостоять терроризму ещё, по крайней мере, часов шесть. К счастью, через пятнадцать минут после этого, раздался стук в дверь - это Мирия Зова решила проверить больную, а заодно и немного погреться. Всё же, коротенькое платье служительницы Богини Внутренней Силы Тириа - не лучшая зимняя одежда. У Джулианны возникла идея. Если провернуть всё правильно - и конференцию удастся сохранить, и Первая Директива будет не нарушена.

59
- Здравствуйте, доктор Бран! Как-то непривычно мне навещать вас, пока вы выздоравливаете, а не наоборот. - Мирия тепло улыбнулась.
- Может я просто заразилась вашим "везением"? - Джулианна сделала слабую попытку усмехнуться. - Слушайте, лейтенант, у меня к вам очень важное дело. Оно требует выдержки и смекалки, поможете?
- Конечно! С безрассудством и действиями без разрешения капитана покончено! Чем я могу помочь?
- Мне нужно, чтобы вы совершили нечто безрассудное, о чем капитан ни в коем случае не должен узнать.
- ...
- И да, технически, это может быть расценено как нарушение первой директивы.
- Боюсь, я пас.
- ...н-но на самом деле мы ничего не нарушим!
- Я пас.
- Но вы даже не знаете, в чем заключается просьба!
- Доктор Бран, мне совсем недавно вернули должность навигатора. - тон у болианки был сочувственный, но серьезный. - Если я попадусь на еще одном нарушении так скоро, я с тем же успехом могу прямо сейчас подать в отставку из Звездного Флота. Без полетов я не могу.
- Нужно всего лишь поговорить с одним из последователей Тириа и предупредить их о теракте.
- О теракте?!
Джулианна вкратце изложила Мирии историю о своих злоключениях, оставив ту с моральной дилеммой на руках. Дело конечно благое, но...
- А что если капитан в данном случае прав? - сказала Зова. - Даже без учета первой директивы, что может сделать обычная, по сути, "атака несварением"?
- Исследование космоса, в свое время, было заторможено и более глупыми поводами. - парировала Бран. - Что на Земле, что на Бетазеде. Уверена, даже в истории вашего мира есть подобные эпизоды: от жадности и страха перед неведомым, вплоть до банального "нам и здесь хорошо".
- Но разве последнее не является коллективным правом выбора любого разумного вида? Взять хотя бы тех же Хорта, которые хоть в варп так и не вышли, но состоят с Федерацией в дружеских отношениях.
- В том-то и дело! Элесийцы *хотят* выйти в космос вы же сами успели пообщаться с местными. Кроме того, я ведь не прошу ни о чем радикальном. Просто поговорите с местными, а что делать с информацией - они уже решат сами. Это будет их выбор.
молодому навигатору оставалось лишь вздохнуть.
- Хорошо, я помогу. В конце концов, в худшем случае стану пилотом гражданского судна. Будь что будет!
- Спасибо, Мирия.
- Пока не за что. - на лицо болианки вернулась улыбка. - сперва нужно найти других последователей Тириа. - И, подмигнув, она вышла из домика в направлении ближайшего транспорта до Элнорта.
Берегись, эко-террорист! Супермирия стоит на страже пищеварительных трактов лучших умов планеты Элэйс!

60
- Cэр, простите что отвлекаю, - слегка неуверенно ответил Николай, передавая спецприбор капитану и, разумеется, подметив для себя довольно нехарактерную для капитана весьма едкую иронию его слов насчет "согрева прибора теплом тела носителя". Впрочем, если Макаров "оказался невовремя", то возможности "отмотать обратно" ситуацию у него уже не было, оставалось только побыстрее доложиться по существу. Что лейтенант и предпочел проделать, снова обратившись к капитану:
- Сэр, по ходу сбора образцов у меня случился небольший разговор с одним из инженеров-технологов проекта местного варп-двигателя. С одним из людей, которые будут на том симпозиуме, про который я Вам говорил раньше, - Макаров на мгновение запнулся, но тут же продолжил, - судя по тому, что мне было сказано, несмотря на неудачу элейсийцы похоже собираются продолжаться свой проект варп-двигателя "до победного конца" и они уже довольно близки к успеху. Так что я считаю, что симпозиум нам все же стоит посетить. Возможно освоение местными технологии межзвездных перелетов дело уже ближайших нескольких лет, если не вообще месяцев.
Николай окончил свою речь и замолчал, так что на мгновение в воздухе повисла звенящая тишина, нарушающаяся лишь звуками дыхания и тихим гудением вентиляторов системы обогрева воздуха. Ну а сам лейтенант смог обратить более подробное внимание на лежавшего на диванчике человека. Вернее, на лежавшую и на не совсем человека, а именно лейтенанта Джулианну Бран. "Которую вроде как кто-то отравил", - мысленно произнес лейтенант, посмотрев сначала на Джулианну, потом на капитана, а потом тихим голосом спросив у последнего:
- Как там она?
Впрочем, дождаться ответа Николаю так и не случилось, поскольку неожиданно Джулианна очнулась, чтобы порадовать всех, и самого лейтенанта в особенности, новостью про некую местную террористическую ячейку. Сама по себе подобная новость выглядела крайне серьезно, если бы не два "но", которыми были как общее состояние доктора, так и ее слова про "рвоту всех цветов радуги". Капитан Тен Волде сравнительно быстро перехватил инциативу, настоятельно попросив всех удалиться, а саму доктора Бран - как следует проспаться. Что ж, с точки зрения самого лейтенанта это был вполне мудрый совет, а потому он поспешил удалиться из комнаты вслед за Питером Тен Волде. Когда они вышли в коридор, и за ними закрылась дверь, Макаров все же решил обратить внимание капитана на одно обстоятельство:
- Сэр, я понимаю, что высока вероятность, что лейтенант Бран просто бредит, и тем более я понимаю, что мы не имеем никакого права вмешиваться в конфликты местных. Меня беспокоит сейчас лишь одно обстоятельство, сэр. Ее ведь кто-то все же отравил, так? И мы не знаем, зачем и почему?

61
- Мы не знаем, - кивнул капитан, отхлебнув еще немного варенья, при этом пристально вглядываясь в окно, словно рассчитывал увидеть там нечто важное, вроде клингонского миротворческого крейсера, - Но... если то, что она сказала - не бред, а я убежден, что ее отравили каким-то экзотическим нейротоксином, а не психотропным веществом, то...
- ...то она стала ненужной свидетельницей, - закончил фразу лейтенант, - Значит ли это, что они попытаются закончить начатое?
- Только если узнают, что она еще жива. И то не факт, - наконец-то обратил капитан свой капитанский взор на Николая, - Как видите, она уже рассказала все, что знает. Тут одно из двух: либо они считают ее мертвой и продолжат заниматься своими грязными планами по поводу террористического акта рвоты... Проклятье, что за бред я несу? - горестно крякнул он себе под ноги и запил свою нерешительность.
- Либо?
- Либо... - сделал тен Волде еще одну нерешительную паузу, - Они каким-то образом знают, что она жива. В этом случае они так же знают, что она уже успела рассказать все, что знает и устранять ее бесполезно. Будь я террористом, я бы в этом случае залег на дно и начал бы радикально менять планы. Лейтенант, куда вы собрались? - вдруг отвлекся он на проплывающую мимо него подозрительно веселую фигуру горе-навигатора.
- Сегодня праздник, капитан! - непринужденно влила она ему в уши порцию оптимизма, - Я намерена участвовать в народной гулянке!
- Хорошо, - сделал он вид, что не забыл про праздник, и бросил ей в напутствие, - Только не угоните магнитный состав, пожалуйста.

62
- Понял, - тихо сказал Макаров, наверное больше размышляя вслух, чем обращаясь к капитану. По самому поверхностному взгляду, то, что говорила Джулианна можно было списать на горячечный бред. «С другой стороны, как говаривали древние — предупрежден, значит вооружен», - просебя сказал Николай, мысленно рассматривая и допущение, что мисс Бран может быть права насчет террористической организации и наличии некоего плана (опустив явно несуразный с точки зрения Макарова компонент про радужную рвоту, разумеется). Допущение возможности истинности слов Джулианны по этой части как минимум значило заодно и необходимость предпринять меры по поводу того, чтобы защитить ее от новых возможных нападений той же террористической группы. Впрочем, куда больше лейтенанта сейчас волновало то, что он уже не был так уверен насчет «надо непременно идти на тот симпозиум». Если там был действительно запланирован некий террористический акт, то приход туда означал одновременный риск своими жизнями и здоровьем для всех присутствующих и риск вмешаться в конфликт местных, что будет вполне однозначным и непростительным актом нарушения Первой Директивы. «Куда не кинь, всюду клин, однако», - подвел итог своим не очень радостным рассуждениям Николай, снова посмотрев на капитана и тихо сказав:
Есть еще один момент, сэр, - Макаров сделал короткую паузу, и продолжил, - если мы допускаем, что лейтенант Бран права насчет планов террористического акта, я уже не так уверен насчет нашего присутствия на том симпозиуме. Просто если это произойдет, то нас могут втянуть в местный конфликт, а это будет прямым нарушением Первой Директивы, причем, что характерно, в худшей возможной форме...
Сказав это, лейтенант молча посмотрел на командира, ожидая его решения. Готовых ответов на эту ситуацию сейчас у Макарова, как бы ему не хотелось это признавать, не было и близко, и любое их действие могло повлечь существенный риск для всей команды.
63
Пока лейтенан смотрел на капитана, ожидая его решения, капитан молча смотрел на него через край своей кружки, гадая, понимает ли Макаров, что рисковать здоровьем кого-то из членов команды совершенно очевидно не следует даже ради симпозиума. Местные яды, вызывающие рвоту у элэйсийцев, на людей могут оказать непредсказуемый эффект. Одна мысль об этом казалась безнадежным и страшным бредом, но пропуск мимо ушей слов пострадавшей триллки согласно инструкциям карался понижением в звании до недальновидного идиота. В этот момент он вспомнил о том, что забыл допросить своего главного инженера, который в свою очередь наверняка вынашивал в своей голове хоть какую-то полезную информацию без риска для физического здоровья свидетелей.
- Что? - послышался вскрик с лестницы кадета Торренс, - Кто сказал "террористический акт"?
- Без паники! - вздрогнул воздух от командирского возгласа, - Здесь не будет никакого террористического акта.
- Правда? - задрала она нос и вдруг резко поменялась в лице, - А что это за запах?
Запах схватил ее за нос и привел к печи, в которой стоял раскаленный глиняный сосуд с не менее раскаленным алкогольным напитком. Она начала выискивать себе кружку, и капитан, отмечая взглядом каждое ее движение, в глубине души немного обрадовался тому, что его варево хоть кому-то пришлось по вкусу. Все остальные просто прошли мимо, и ему на некоторое время показалось, что немалый остаток варенья оправится в желудок местному богу смерти и разложения. Посмотрев на лейтенанта, он вдруг решил предложить ему порцию... и в тот же момент задушил в себе эту идею, посчитав, что если человек является убежденным трезвенником, то попытки споить его справедливо могут быть приравнены к всегалактическому свинству.
- Не больше двух порций, кадет, - предупредил ее капитан о крепости напитка, - Я не хочу, чтобы вы по пьяни начали рассказывать местным о своей учебе в академии!
- Оно еще и алкогольное? - игриво усмехнулась она, наполнив свою кружку почти до самых краев, и обхватила ее всеми десятью пальцами, впитывая тепло своими ладонями.
- Не больше. Двух. Порций. - напомнил капитан максимально доходчивым тоном, - Кстати, вы не видели мистера Финштада?
- Мистера Финштада? - переспросила она, - Я не уверена. Скорее всего, он вместе с доктором Долерой отправились праздновать. Скажите, капитан, а между ними настоящий роман, или они просто так хорошо вжились в роль?
- То, что происходит между ними, - опустил он взгляд, придавшись воспоминаниям, - всего лишь продукт неконтролируемого злоупотребления вироникой.
- Вероникой? - переспросил Макаров.
- Нет, вИроникой, - поправил его капитан, - Позже объясню. А сейчас, пожалуй, стоит прогуляться. Народные гулянья. Праздник. Сидеть здесь контрпродуктивно. Только доктору Бран об этом не говорите.
Последние слова он произнес полушепотом и начал постепенно одеваться. За окном уже стемнело, извилистые улочки наполнились элами, а небо - звездами.

64
Было темно и холодно и с каждой минутой становилось еще темнее и холоднее. Но холод ощущал только хамелоид, постоянно передвигающийся из стороны в сторону, зажимающий нож в дрожащий руке. Коммандер же ощущал только боль от ран, как физических, так и и душевных.
- Мне надоело, - вдруг выпалил он голосом Сила, - говори свои последние слова, а дальше я уже сам разберусь.
- Не думаю, что тебе подойдет моя жизнь, - сказал Т'жеван, не поднимая головы, - я всё потерял, я не могу вернутся на родину, я цеплялся за последние остатки того, что я ни в чем не виноват и смогу найти того, кто за все в ответе, но как оказалось, во всем виноват только я.
- Ты совсем не ценишь, то что у тебя есть. Впрочем, ты бы этого и не понял никогда. Для этого надо родиться хамелоидом…
- О чем ты вообще говоришь? – Резко перебил его Сил, - в твоей «жизни» произошла одна, всего одна большая потеря и у тебя не получилось ее пережить. Ты думаешь, что тебе будет просто решить все мои проблемы? Знаешь, сколько всего потерял я за доминионскую войну?
- Не сравнивай, - тихо произнес, на мгновение остановившийся хамелоид, - это не одно и тоже.
- Ты уверен? Если ты следил за мной так долго, то наверняка знаешь, почему я не могу вернутся на Андорию. Но это не потому что я боюсь смерти. Та, кто должна драться со мной - я люблю ее. Уже очень давно. И я знаю, я точно знаю, что и она меня любит. Но у нее долг перед своей семьей, от которого нельзя отказаться. Ты можешь представить какого ей? Какого мне? Какого нам? У меня был последний шанс доказать ее семье, что ответственность за смерть ее брата лежит не на мне, но тут появляешься ты и рассаживаешь мне всю правду. Смотри, у тебя получилось обойтись со мной со всей возможной жестокостью. А теперь оставь это.
- Нет, - не раздумывая ответил хамелоид, - мне наконец стали известны твои самые важные тайны. Наконец я знаю то, что может ранить тебя так же сильно, как и меня когда-то. Скоро ты умрешь Сил и умирая, ты будешь знать, что в входит в мои планы. Я скажу тебе, как все будет: я убью тебя, а потом я отправлюсь на Андорию, будучи тобой и одержу славную победу в Юшаане.
- О нет, ты не посмеешь! – Сил попытался найти в себе силы, чтобы в очередной раз вырываться из своих пут, но веревки на Элэйсе делали очень крепкими.
- А кто меня остановит? Ты ведь все равно давно хотел подать в отставку, дабы решить все свои проблемы. Друг! Я делаю тебе одолжение!

65
Закутавшись в одеяло, Джулианна присела на кровати и выглянула в окно. Начинался праздник - элы и её сослуживцы постепенно концентрировались на улице, направляясь в сторону центральной площади. Триллка улыбнулась, вспоминая праздники и на своей родной планете, и человеческие Новый Год и Рождество, которые её приучили справлять в Академии Звёздного Флота. Впрочем, этот праздник, судя по описанию, показался ей не настолько похожим на обычные хомо-сапиенские календарные праздники.
Триллка снова попыталась встать, и даже немного получилось. Вот только после третьего же шага у неё закружилась голова. Но далеко идти было и не нужно - совсем рядом находилось уютное кресло, стол, ёмкость для заваривания трав и прибор для кипячения воды. Ну, и набор посуды на трёх персон, из которых два были уже грязными. К сожалению, с развитием технологий, многие люди, да и не только, уже забыли о таком процессе, как мытьё посуды. Этим специализированным навыком владели разве что редкие андорианцы, бетазоиды да болианцы. Ну и хомо-сапиенсы, имеющие отношение к специализированной готовке. Сама Джулианна мыла посуду всего два раза, и, как сказал повар с "Глубокого космоса 3", крайне неудачно. Триллка заварила себе оставленный для неё бодрящий травяной состав и взяла свой датапад. Она ведь так и не успела закончить анализ собранных трав, а учитывая информацию о возможном теракте, Джулианна хотела быть уверена, что, даже при невозможности предотвращения, жизни участников конференции ничего не угрожает.
Увы, надежды не оправдались. Слабо ядовитые травы были хоть и не опасны для жизни сами по себе, но являются довольно сильными аллергенами. А значит, что был шанс 1 к 20, что кто-то из участников конференции может умереть от анафилактического шока. Джулианна тяжело выдохнула. "Интересно, задумывался ли об этом дедуля?" - спросила она в пространство и потрясла головой - не стоит разговаривать с тонкими стенами, они могут и ответить. Надежда оставалась на Мирию Зову и её хитрый план.

66
Ступени тихо скрипели, ровно, как и скрипела голова, да и всё тело, самого Финштада, который медленно, но верно спускался в общую залу, после пары часов неспокойного сна. В тот вечер он поклялся себе, что больше никогда не будет пить незнакомый инопланетный алкоголь, даже если от этого будет завесить выполнение всей миссии по изучению чужой культуры.
Темная, опирающаяся фигура появилась на лестнице, привлекая внимание тяжелыми дыханием и шагом.
- Лейтенант-коммандер! – Воскликнул капитан, от чего фигура на мгновение замерла, но вскоре продолжила движение, - Мы думали, что вы ушли на прогулку со своей “женой”
- Прогулку по ночным кошмарам, если угодно, - тихо пробубнил Финштад, который наконец то спустился с адской лестницы.
- А мы как раз вас вспоминали, - как можно громче, стараясь не переходить на откровенный крик, проговорил капитан, наклонившись в сторону главного инженера, который трясущимися руками, набирал стакан холодной воды.
- Несказанно рад за вас, капитан. – Финштал быстро опустошил стакан и смачно повалился на кресло возле камина.
- Как продвигается ваша миссия, Бьорн? Вы уже нашли ученых? Узнали про симпозиум? – Питер наконец сделал серьёзное лицо и сел напротив своего страдающего главного инженера.
- Капитан, вам не говорили, что издевательства над раненными людьми, это прямое нарушение клятвы Гиппократа?
- Говорили. Но меня сейчас куда больше интересует ваша миссия, нежели ваше состояние. Уж простите за грубость, откровенность и несказанную прямолинейность.
- Прощаю, - Бьорн кряхтя принял ровное, сидячее положение и приступил к рассказу, - Сразу хочу сказать, что симпозиум — это пустая трата времени. Я уже успел убедиться, что, ученые на всех планетах одинаковые. Стоит тебе сказать что-то плохое про их труд, как на тебя выливается волна агрессивной критики и оскорблений. Но ежели, ты похвалишь его, то получишь абсолютно такой же, но противоположный по эмоциональной шкале эффект. Тебя будут целовать в задницу и сравнивать с божеством. Да. Определенно симпозиум это пустая трата времени. – Финштад зевнул, - А что касается ученых? То да, нашел двух их, как раз тех о ком сообщила разведка. Доктора Фель и доктора Рунэ. По невероятному стечению обстоятельств я, вместе с Катрин, встретил их в здешней таверне, что находится в главном административном здании. Там мы провели около четырех часов за выпивкой и разговорами…Я жалею о тех четырех часах. Но тем не менее, мне удалось узнать причины взрыва их “Движетеля скольжения”, - Финштад затих и протер глаза.
- Ну и? – Протянул капитан, будто ребенок, которому рассказывали сказку и внезапно остановились на самом интересном.
Финштад тихо усмехнулся.
- Знаете, Капитан. Это столь же смешно сколь и грустно.
- Не понял?
- Судя по их рассказам, движетель, после того как на него подали напряжение в тридцать четыре люма, что примерно равно шести с половиной петтаватам, попросту взял и пропал, вырвав вместе с собой аккуратную сферу диаметром в сто-сорок метров, в которых находилась охладительная установка для местного термоядерного реактора…Вы понимаете, что это значит, капитан?
- Финштад, я врач и капитан, а не инженер!
- Двойка вам, капитан. Это проходят на втором курсе общей инженерной подготовки. Если переводить на язык делетантов, то при этом напряжении, а именно при шести целых и восьмидесяти сотых петтавата, что называется числом Егеря, происходит изменения геометрии варп-поля, вокруг катушек искривления, что сопровождается необходимостью к добавлению дополнительных трех переменных в уравнение Кокрейна.
- Вы хотите сказать… - Потянул капитан, потерев подбородок.
- Я не хочу сказать – Я говорю, капитан. Они не знают, что такое теория искривления второго рода.
- Сколько им нужно, чтобы решить эту проблему? – Капитан налил немного варенья из кастрюли.
- Я не могу говорить точно. Возможно десяток лет, а может и все пятьдесят. По сути это не сложная формула и её смог бы объяснить любой курсант-инженер, но людям понадобилось сорок лет, чтобы додуматься, почему наши испытательные дроны пропадают черт знает где…А что это на огне? – Финштад встал с кресла и, подойдя к камину, посмотрел на кастрюльку с булькающим варевом.
- Это Огненное варенье, традиционный лечебный зимний напиток Элэйсийцев! – Гордо ответил капитан, попивая из чаши.
- Лечебный, говорите? Сойдет. – Финштад набрал себе кружку и снова уселся в кресло, тихо посмеиваясь и наблюдая за огнем.

67
Прибыв в Элнорт, Мирия первым делом отправилась к ближайшему ориентировочному столбу. Эти небольшие сооружения, рассчитанные, на туристов и недавно приезжих, были оборудованы очень удобной интерактивной картой города и его ближайших окрестностей, с помощью которой можно было найти что угодно, при условии, что знаешь хотя бы один из трех доступных языков - два международных и один местный. С помощью датапада, содержащего в себе письменные разговорники и словари всех трех языков, Мирия быстро нашла местное святилище Тириа, по функции больше напоминавшее школу боевых искусств. Дверь открыл солидный мужчина средних лет, чьи волосы еще не тронула седина, но в уголках строгих глаз уже виднелись морщины - хороший признак, подумала болианка, значит он скорее всего часто улыбается.
- Тириа в нашем сердце. - вежливо поздоровался он.
- Силой тела отражена. - ответила девушка.
- Тренировка началась пол-сарти назад, так что боюсь, разминку вы уже пропустили. Новенькая?
- Я недавно из Сартифарбласта. Можно мне поговорить с вашим мастер-настоятелем? Это займет не больше пяти коби, но информация очень важ...
- Да вы проходите внутрь, сейчас все-таки не лето. Меня зовут Этон, старший послушник святилища Тириа в Элнорте. Мастер-настоятель освободится только после завершения тренировки, он в этом отношении всегда очень тверд, так что пока можете присоединиться к нам, гостей из Сартифарбласта у нас еще не было.
навигатор задумалась. А с другой стороны, почему бы и нет? Познакомиться единоборствами других планет всегда интересно, а ждать, так или иначе, придется.
- Для меня это было бы честью.
- Вот и славно. Переодевайтесь в свободную ученическую форму и проходите в зал.

68
Николай уже собирался вслед за остальными присутствовавшими в помещении членами команды собираться, когда появился лейтенант-коммандер Финштад, причем надо было заметить, появился он не просто так, а с рассказом о своей беседе с местными физиками, похоже весьма активно вовлеченными в проект. Макаров решил повременить с одеванием и внимательно послушать рассказ о проведенной беседе с теми, кто был напрямую осведомлен о вопросах, которые собирались раскрывать на ставшем внезапно "яблоком раздора местного значения" симпозиуме. Как оказалось, это решение было весьма мудрым, поскольку, как это выяснялось по мере рассказал лейтенант-коммандера, предположения лейтенанта Макарова о состоянии и прогрессе местной программы разработки варп-двигателя стремительно складывались будто карточный домик.
Николай, разумеется, не был ни инженером, ни физиком, но самые основы варп-теории давались еще в школе, плюс что-то входило в программу общетеоретической подготовки офицеров морской пехоты Звездного Флота. В любом случае, варп-двигатель (или, как его именовали местные - "двигатель скольжения") работал, формируя вокруг корабля пространственные искажения и пузырь подпространства, который скользил в этих искажениях вместе с заключенным в нем кораблем. "Путешествие без физического движения" - довольно живо вспомнились Макарову слова того самого преподавателя, который и вел эту часть теоретической подготовки в Школе кандидатов в офицеры КМП Звездного Флота. Как уже и было сказано, физиком-специалистом по части варп-движения лейтенант, разумеется, не был, но не требовалось таким специалистом быть, чтобы понять что не учет сразу трех переменных в уравнении варп-движения (что и случилось с элэйсийцами) практически гарантирует неудачу проекта.
Тем временем, Николай разумеется заметил, что остальные участники группы заинтересовались тем напитком, который успел приготовить капитан Тен Волде, начали просить "попробовать" и капитан уже даже успел на всякий случай сказать про "только две порции в одни руки". В планы Макарова, разумеется, не входило "напиваться до поросячьего визга" (это вообще было для него "не в правилах", строго говоря), но оценить вкусовые качества напитка ему было очень даже интересно, а потому он тихо обратился к капитану:
- Сэр, а можно чуть-чуть попробовать этого напитка? Не волнуйтесь, мне надо не чтобы напиться, а чтобы оценить вкусовые качества. Интересно просто
Николай сопроводил свои слова широкой улыбкой и тихим, беззлобным смешком.

69
- Лейтенант, вы меня разочаровываете, - резко нахмурил тен Волде свои брови, - Капитан должен думать о подчиненных. И я, как ответственный капитан, - мысленно усмехнулся он этой фразе, - разумеется, подумал обо всей группе. Там на всех хватит, так что нет никакой необходимости спрашивать у меня разрешения.
- Понял, - произнесла улыбка Макарова, и ее носитель отправился наполнять свою кружку.
Питер вдруг вспомнил, как его жена нервничала, когда кто-то не доедал праздничный ужин. Лишь сейчас он начинал ее понимать, наблюдая за тем, как его подчиненные постепенно поглощают продукт его собственных рук, а не репликаторов, которые на этой планете изобретут через каких-то жалких сто-двести лет.
- Что думаете, кадет?
- Вкусно, - сделала Торренс перерыв между глотками, - Это похоже на какой-то очень дальний родственник глинтвейна.
- Представьте себе, если бы глинтвейн тоже при остывании превращался в желе, - выпустил капитан ироничную усмешку.
- Там, где я выросла, не пить горячее считалось кощунством, - ее руки резко поставили опустевшую кружку на стол, - А зачем туда добавляют загустители?
- Природные загустители содержатся в семенах одной из ягод, - пояснили ей капитан, так же осушив свою кружку, - Тут уж ничего не поделаешь. Кстати... Чуть не забыл! - хлопнул себя Питер по лбу и достал из кармана перстень с биологическими образцами. - Это нужно погрузить в стазис.
- Давайте, я, - вызвалась Триция добровольцем, - Я помню, где доктор Бран оставила свои инструменты.

70
- ...На этом тренировку пока закончим. Поклон Тириа! Мастеру! Друг другу! До следующей недели и веселого празднества!
Наконец-то Мирия могла поговорить с мастером наедине.
- Простите, Мастер Ван! Можно с вами...
- А, молодая послушница из Слартифарбласта? Помню, помню. - пожилой мастер был несколько упитан, но в сочетании с пышной ухоженной бородой ему такая фигура даже шла. - Как там мастер Кана? Все такая же ворчунья?
- Эт... да! Конечно! Однако, к сожалению, я хотела с вами поговорить о другом. Вы ведь слышали о научной конференции, которая должна скоро пройти в Элнорте?
- Ну разумеется.
- Боюсь, она может оказаться под угрозой срыва! - Зова вкратце описала Вану ситуацию. И хотя тон мастера стал серьезней, на его глазах все так же блестел хитрый прищур.
- А откуда ты узнала об этом?
- Мне удалось подслушать их разговор во время танца.
- Хм... Ну что ж, тогда ты правильно сделала, что пришла к нам, я позже передам Этону, он предупредит своих в службе охраны. Мне только одно непонятно...
- ..?
- Зачем было ради притворяться послушницей Тириа? У нас все-таки не монастырь, мы бы тебя приняли и так. - Трибблы-каннибалы! Как он... откуда он...
- Как вы... откуда вы... - настоятель захохотал.
- Ты очень талантлива, но такому стилю в Слартифарбласте не учат, да и где-либо еще, по правде говоря. И да, "мастер" Кана только в прошлом месяце получила бандану старшей послушницы, я сам присутствовал на ее испытании. Так откуда ты?
- ...Даже если бы я могла сказать, вы бы мне не поверили.
- Ну, это спорный вопрос. Сегодня все-таки празндик, так что давай так: я позвоню Этону, как собирался, а ты погостишь с моей семьей. Так одновременно ты покажешь, что твои намерения благи и искренни (Тем, что не убежишь), а мы примем к праздничному столу незнакомого путника, совсем как в старой традиции! - мастер Ван снова усмехнулся. - Муж моей дочери просто волшебно готовит! Идет?
- Идет. - ответила девушка, на всякий случай поставив коммуникатор в режим односторонней связи, чтобы не выдать себя (окончательно) и чтобы ее, в случае чего, смогли найти.

71
- Кстати, кадет Торренс действительно права, - с все той же легкой беззлобной улыбкой произнес Макаров, отведав напитка и смотря в точку прямо впереди себя. Спустя долю секунды он все же снова посмотрел на капитана и закончил фразу, - напиток местные делают весьма неплохой, сэр.
По сути, Триция действительно подобрала довольно удачную фразу для описания этого напитка - по вкусу и крепкости он действительно подходил на хороший земной глинтвейн, имея при этом консистенцию ближе к желе, а не жидкости.
Вопрос с возможным террористическим актом, если абстрагироваться от весьма конкретного запрета, установленного Первой Директивой Звездного Флота, был, надо признать, весьма щекотливым с моральной точки зрения. С одной стороны, и Николай вполне понимал подобный подход, им следовало вмешаться, хотя бы предупредив местные законные власти и сорвав атаку, которая могла повлечь гибель ни в чем не повинных разумных существ. Впрочем, суровую логику, которая лежала за жестким запретом на вмешательство в таком случае Николай тоже понимал. В конце-концов, они были простыми смертными, и не обладали присущим Одному лишь Господу всеведению, а следовательно.. "Даже самые благие намерения могут потом привести к куда более худшим последствиям", - завершил свои умозаключения Макаров, тем временем подмечая еще один любопытный факт - первого помощника, коммандера Т'Жевана уже довольно долгое время не было с их группой. Не то, чтобы лейтенант сомневался в навыках или деловых качествах первого помощника, дело было скорее наоборот, но учитывая историю с возможно планируемым терактом и недавним отравлением лейтенанта Бран.. А потому, закончив пить свой стакан с местным алкогольным напитком, он негромко уточнил у собравшихся:
- Кстати, кто-нибудь знает, куда отправился коммандер Т'Жеван? А то его вроде уже довольно долго нет в гостевом домике...

72
Капитан внезапно вспомнил про существование такой вещи, как первый помощник. Следом за ним в его память вернулись его последние слова перед уходом, и капитан вдруг испугался.
- В этом нет ничего удивительного, - спрятал тен Волде свой испуг за невозмутимым тоном, - Подавляющее большинство празднует под открытым воздухом. И я собираюсь последовать их примеру. Торренс, вы со мной.
Последние слова Сила были о том, что он хотел встретиться с какой-то "местной", причем именно в женском роде. Капитан никогда не заводил с ним обсуждение личных увлечений, поэтому склонность первого помощника к злоупотреблению женским обществом капитану пришлось додумывать своим параноидальным рассудком, приправленным паранойей с привкусом паранойи.
- Это приказ? - возмутилась Триция, исключительно автоматически бросив взгляд на свою верхнюю одежду.
Питер невольно представил Сила в одной постели с какой-нибудь юной леди, которой не захотелось праздновать в одиночестве. По неизвестным никому причинам несколько секунд своих дум он посвятил фантазиям на тему цвета ее волос.
- Да, это приказ. Приказ старшего по званию отца не окончившей академию дочери.
Он точно не знал современных возможностей пластической хирургии. А если точнее, возможности он знал, но не знал, как далеко эти возможности могут зайти. У Сила, скорее всего, все части тела стали человеческого цвета. Антенны спрятаны, и это хорошо. А вот что дальше? Насколько он может безопасно для миссии открыться для женского тепла?
- Хорошо, папочка, - съязвила она, но капитан никак не отреагировал, и она добавила, - Я обязательно это законспектирую.
Пока он одевался, его мысли внезапно отклонились от курса в сторону размышлений о том, когда в последний раз его собственную постель навещала прекрасная незнакомка. В памяти некому было откладываться ,кроме его жены, а Селар не в счет - она за женщину не считается. Но совместные медитации с ней давали свои положительные моменты, вроде способности обуздывать свои низменные страсти, чтобы те не подрывали моральный дух и не становились причинами роковых половых связей, в которые в данный момент Сил, вероятно, влипал по самые антенны.
- Возможно, мы случайно найдем пропавшую находку для уфологов, - попытался успокоить капитан не то лейтенанта, не то себя.
- Вы уверены? - уточнил он.
- Конечно, нет, - перестал он врать сам себе и окружающим, - Шанс найти его сейчас мизерный. Но если до утра он сам не объявится, вот тогда можно будет беспокоиться.
Традиционный праздник Звездного света праздновался на открытом воздухе, когда толпы людей выходили из теплых домов, чтобы дружно задрать носы вверх и сквозь пар изо рта наблюдать за чистым небом, избитым тысячами блестящих гвоздиков. Они смотрели и ожидали, и никто из них точно не был уверен, чего именно им ждать. Наконец, когда часы официально отмечали начало нового года, из динамиков доносилось радостное сообщение главы местного правительства, состоящее из исключительно правдивых слов "Вот уже 816 лет в мире не происходило глобальных происшествий, всех с праздником." И добавить ему было больше нечего. Никаких больше апокалипсисов не происходило и хорошо. Можно радоваться, праздновать, устраивать гулянки, танцы, песни и запуски фейерверков в воздух. А капитан в этот момент продолжал смотреть на небо, и пока недавно выпитое варенье постепенно согревало ему мозг, убаюкивая все его страхи и опасения, он думал о том, как отмечает этот инородный праздник его первый помощник. Ему, наверное, сейчас хорошо...

73
Выслушав с кем именно отправился коммандер, лейтенант лишь слегка усмехнулся, не став комментировать. С одной стороны, подобная интрижка влекла за собой риск, причем риск как раскрыть себя, так и влипнуть в историю, похожу с постигшей мисс Джулианну Бран. С другой стороны, исходя из собственного опыта общения с коммандером Т'Жеваном, Макаров был совершенно уверен, что с присущей коммандеру весьма выраженной осторожностью и аккуратностью вероятность застать последнего врасплох весьма мала, а потому пока что повода для особого беспокойства не было. Наверное.
Тем временем, местное солнце снова клонилось к вечеру, а вместе с этим приближалось время местного нового года, кульминации празденства Звездного Света. По предложению капитана, все присутствовавшие на данный момент в гостевом домике члены исследовательской группы отправились на улицу, где уже начинались приличествующие моменту народные гуляния. Городок наполнился тепло и нарядно одетыми элейсийцами, неторопливо гулявшими по улицам городка и его центральной площади. Постепенно часы близились к полночи, и когда до нового года оставалось несколько минут, доносившаяся из репродукторов легкая музыка смолкла, уступив место объявлению диктора:
- Уважаемые дамы и господа ! Обращение ее величества эрцгерцогини Шаны 4-й в честь праздника нового цикла!
Хотя в том местном государстве, на территории которого они находились роль монархов уже долгое время сводилась к чисто церемониальной при всех браздах правления в руках двухступенчатой парламентской системы, новогодние обращения оставались одной из почетных монаршьих прерогатив. А потому, вскоре на установленном на площади большом экране появилась одетая в подобающее случаю пышное парадное одеяние женщина лет 60-65, обратившаяся к собравшимся с поздравительным текстом. В принципе, содержание поздравления было довольно стандартным - радость за очередной успешно прожитый год, благодарность всем гражданам за упорный труд, "ставший основой благосостояния" и тому подобное. По завершению обращения (время которого было весьма тщательно подобрано так, чтобы совпадать с началом отсчета нового календарного года) изображение на экране сменилось на панораму столичного города, а из спрятанных пусковых установок в небо взметнулось несколько залпов феерверка. Местные поднимали в воздух левую руку и что-то радостно кричали, Николай, дабы сильно не выделяться из толпы, решил последовать их примеру. С учетом того, что поездка на симпозиум похоже отменялась, лейтенант имел все основания считать оставшиеся дни их пребывания на планете скорее подобием "небольшого отпуска на берегу", чем сейчас по сути и пользовался, просто участвуя в местном празднике...

74
- Все, не будем тянуть. Настало время умирать. – Нож хамелоида блеснул в темноте, озаряемой лишь фейерверками из Элвалена. Только сейчас Сил понял насколько далеко они отошли. Стоило ему ужаснуться тому, что мысль о расстоянии между этим пустынным, глухим местом и местной цивилизацией будет самой последней в его жизни, как абсолютную тишину вокруг пронзил оглушительный звук, напоминающий рев или вой. Звук этот Т'жеван слышал впервые в своей жизни и ему не удалось сравнить его с чем-то конкретным.
- Что? – почему-то отпрянул назад хамелоид, зажимая нож в руке. – Нет… только не…
Круст Королевский – легендарный хищник северных лесов. Звук этот принадлежал ему, и коммандер понял это по пронесшейся мимо массивной фигуре из темного меха. Сил потратил немного времени на изучение местной флоры и фауны и про эту тварь там было написано особенно подробно: прожорливый, абсолютно не привередливый в еде, быстро исчезающий (что неудивительно) вид был чуть ли не вершиной местной пищевой цепочки. И обитал он в опасной близости от населенных пунктов. Но местные жители не хотели быть едой для этого монстра и довольно быстро сообразили, что существует запах, который отпугивает крустов – какая-то смесь, которую охотники использовали много веков и нынче ее могут приобрести все желающие выходящие в лес. Но Сил, естественно, забыл про это, ведь он не собирался заходить в лес. Однако он не забыл, что вой этого существа невероятно опасен для Элов и местных зверей помельче: первых он вводит в ступор, а вторые вообще замирают на месте ожидая своей смерти. Андорианец и хамелоид же просто очень сильно испугались, но на второго этот круст все-таки решил напасть. Т'жеван снова попытался высвободиться, стараясь разглядеть что происходит, но впереди была лишь кромешная темнота и шум борьбы. Сил не знал, пытается ли хамелоид отбиться или же уже наполовину съеден, но при любом раскладе первому помощнику была бы крышка.
Очередной фейерверк озарил своим светом снег и на глаза Т'жевана попалось нечто блестящее лежащее неподалеку от него. Это был нож. Судя по всему он выпал из рук хамелоида, когда на того набросился круст. Недолго думая, Сил начал пытаться вывернуться так, чтобы хотя бы ногами дотянуться до ножа. После нескольких, довольно болезненных попыток, у него это все-таки получилось. Борьба впереди все продолжалась, к великому удивлению коммандера, но он не собирался дожидаться ее конца – у него был всего лишь один шанс подцепить нож ногой и подбросить его поближе к завязанным рукам.
Прошло не так уж и мало времени, прежде чем пальцы Сила коснулись холодного металла. В приступе внезапной радости от находки, Т'жеван схватился за лезвие с такой силой, что порезал себе пальцы. Стараясь не замечать боль, он направил нож острием к веревке и начал резать как можно быстрее, даже не замечая, что уже несколько раз скользнул лезвием прямо по собственной коже. Под конец все его руки были в андорианской крови, но он все же выпутался и наконец выпрямился.
Сил даже не успел вдохнуть полной грудью и наконец, ощутить свободу, как со стороны берега послышался дикий вой королевского круста. Неизвестно чем закончилась их борьба с хамелоидом, но зато очень известно, что этих тварей привлекал запах крови. Учитывая недавние события, то в том числе и инопланетной. У Т'жевана не было никакого хитрого плана для побега, поэтому он просто бросился вглубь леса, надеясь, что придумает какой-нибудь способ сбить Круста со следа.
Судьба хамелоида была столь же покрыта мраком, как и дальнейшая судьба Сила и весь окружающий их лес.

75
Праздник на маленьких кривых улочках Элвалена шипел и пенился, словно колдовское зелье. Человеческая масса кружилась в водовороте музыки, по воздуху разливались звонкие женские голоса, гул открытого огня и запахи праздничных напитков. Брусчатка под ногами становилась все тверже, но откуда-то изнутри рождались новые силы и желание продолжать веселье. Питер и Триция неслись бактериями по общему потоку. Их головы становились все легче, напряжение улетучивалось, а незримое силовое поле защищало мозг от тревожных мыслей об отравлении доктора Бран, о готовящемся террористическом акте, о судьбе Сила и обо всех остальных членах экспедиции, которые разбрелись в самых различных направлениях. Капитан смотрел на златовласую голову кадета, и ему становилось спокойнее. Ее извечно задорное выражение лица постепенно вымещалось слегка приспущенными уголками рта, а взгляд без особого интереса случайно цеплялся за различные блестяшки, манящие внимание. В какие глубокие думы она в этот момент погрузилась, капитана не сильно беспокоило, но меланхолия начала перекидываться на него, и пару раз он протер глаза, пытаясь удостовериться, что кадет Торренс только что не превратилась в его дочь, по которой она сам забыл, как скучает.
Ее нога зацепилась за выступ. Питер поймал ее в коротком бреющем полете, сам едва не потеряв равновесие и не поцеловав суровую реальность в холодную каменную кладку.
- Внимательнее, кадет, - растерявшись, выжал из себя капитан, удостоверяясь, что он окончательно вернул равновесие фигуре адмиральской дочки, - Вы не заболели? Вид у Вас подозрительный.
- Нет, - неуклюже мотнула она головой, - Я в порядке, капитан.
Ее речь была непривычно размеренной, словно она пыталась тщательно прожевать каждое свое слово… либо думательный механизм у нее в голове начала работать пропорционально медленнее.
- Вы не назвали меня папочкой? – попытался он придать своей интонации шутливый тон и приложил тыльную сторону ладони к ее лбу.
- Я вас все еще плохо знаю, - увернулась она от капитанской ладони и внимательно на него посмотрела своим выразительным глубоким взглядом, на дне которого, возможно, таились какие-то мысли.
- И… - попытался Питер что-то ответить, но это что-то внезапно застряло где-то у него в голове, - …это плохо?
- Это очень-очень плохо. Вы мой надзиратель, а я ваша пленница.
- Я ваш непосредственный куратор, а вы моя подчиненная, - поправил ее капитан, изо всех сил стараясь сообразить, что она несет, и почему его внимание постепенно начинает рассеиваться. Неужели он обрел иммунитет к ее ядовитому нраву?
- Я ваша дочь, а вы – мой отец, - вдруг выплюнула она, посмотрев куда-то в сторону в поисках нужных мыслей и нужных слов к ним, - Повторите это.
- Я ваша дочь, а вы – мой отец, - повторил капитан, словно зомби, предпринимая болезненные попытки собраться с мыслями, - Вернее вы мой отец, а я ваша… Вы моя дочь!
Триция хихикнула, выдавив из себя мимолетную улыбку, тут же задавленную таинственным недугом, отобравшим у нее праздничное настроение. Капитан разглядывал пластичные черты ее лица, пересчитывая преждевременные мимические морщинки, и гадал, какой механизм скрывается за этим милым, но мало чего выражающим лицом. Его предупреждали, что за этим лицом скрывается зло, искушающее, обманывающее и манипулирующее, и прошло около часа после того, как он перестал думать о количестве правды в этом зловещем предупреждении. Что произошло в ее семье, какими путями она получала первоклассные оценки в академии и сколько лжи она залила ему в уши, его уже переставало волновать. Ее саркастичная оболочка треснула, и он увидел в трещине забитое одинокое существо, прячущееся от суровой реальности за едкими комментариями и задорной улыбкой. Является ли это еще одной оболочкой? Сколько слоев еще нужно с нее содрать, чтобы добраться до истинной сущности? И не ждет ли его там лишь тьма, холод и пустота? Эти вопросы жужжали в голове, словно армия пчел в тесном улье. Вся эта ситуация начала его злить, и ему вдруг захотелось ее ударить.
- Обнимите меня, капитан.
- Что? – ему вдруг еще сильнее захотелось ее ударить.
- Обнимите меня, - медленно сползли слова с ее извивающихся губ.
Обескураженная капитанская фигура застыла на месте мраморной статуей, пытающейся понять, каким должно быть его последующее действие, и должно ли оно быть вообще. Триция не дождалась реакции, и мраморная статуя немедленно обросла ее руками. Ее щека почувствовала капитанское сердцебиение, ее глаза прикрылись, а ее плечи, наконец, ощутили на себе тяжесть капитанских ладоней, рефлекторно согласившись на столь грубую фамильярность с подчиненной.
- Объяснитесь, - наконец-то пришло ему в голову правильное слово, идеально подходящее для практически любой внештатной ситуации.
- Хорошо, объясняюсь… - лениво вытолкнула она слова языком и прикрыла глаза, открывшись разыгравшемуся воображению. Послышался громкий усталый вздох, и морозный воздух защекотал ее ноздри. Реальность постепенно начала ускользать от нее шелковым платком, сила притяжения резко утратила свой вектор, и она слегка навалилась на тен Волде, поддерживая равновесие объятиями с живым столбом.
- Вы все еще не объяснились, - вырвал ее голос, набравшийся строгости. Она чувствовала его тепло, а он чувствовал ее безмерную наглость. Он хотел что-то сделать, но никак не мог определить, что именно и с какой силой.
- Ах, да, объяснения, - вздохнула она еще раз и заставила себя распахнуть глаза, вернувшись в чужую страну на чужой планете в чужом звездном скоплении в чужих объятиях, - Я лишь хотела ненадолго представить.
- Что именно?
- Что вы моя дочь, а я… в смысле, что вы мой отец. Простите, капитан.
- Вам своего отца мало? – параноидально огляделся он и понял, что в их объятиях нет ничего подозрительного. Просто отец обнимает дочь адмирала. – Вы и мне решили нервы потрепать?
- Нервы тут не причем, - произнесла она четко разделенную по слогам фразу, - Просто я вас слишком плохо знаю, чтобы делать о вас выводы. Тем легче мне представить, что вы мой отец, что вы проявляете отцовскую заботу, любите меня, прощаете мне ошибки и пытаетесь быть моим наставником, а не палачом.
- Вы врете. Вы достаточно хорошо меня знаете. – Наконец, Питер сообразил, как правильно поступить в такой ситуации, и оттолкнул от себя Трицию так сильно, как ему только позволили зыбкие рамки морали и нравственности. – Возьмите себя в руки, кадет. Мне совершенно наплевать на ваши Эдиповы комплексы, и если вы еще хоть раз ко мне прикоснетесь без моего официального разрешения, я сделаю вам выговор и испорчу все, что бы вы ни планировали!
Осколки иллюзии, придуманной кадетом Торренс и жестоко разбитой капитаном, вонзились ей куда-то глубоко под кожу. Всего лишь долю секунды переваривая произошедшее, она окончательно утратила контроль над собой. Ее лицо начали разрывать между собой на кусочки чувства злобы и обиды, и вместо того, чтобы убежать к себе в комнату и вдоволь выплакаться в подушку, как обычно делают хорошие девочки, она просто наплевала на остатки приличия, на чины, на звания, на цели их миссии, на все возможные техники боевых искусств, преподаваемых в академии, на мороз, на ветер и на людей, проплывающих мимо. Все остатки своего характера она крепко сжала в кулак и с той же грубостью, с какой ее только что отвергли, она отправила кулак в неуправляемый полет по направлению к удивленной капитанской скуле, проломив по пути четыре года всех своих достижений.

Продолжение следует...
Все права принадлежат компании Paramount