Star Trek: Marie Curie
=/\= Текстовая ролевая игра по мотивам вселенной Star Trek =/\=

Эпизод 4: Исчезнувшая
Designed by Diana Velour

Эпизод 4: Исчезнувшая


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 | 46 | 47 | 48 | 49 | 50 | 51 | 52 | 53 | 54 | 55 | 56 | 57 | 58 | 59 | 60 | 61 | 62 | 63 | 64 | 65 | 66 | 67 | 68 | 69 | 70 | 71

1
Вахтенный журнал, исполняющая обязанности командира судна Селар, звездная дата 54001.8. Группа высадки продолжает экспедицию на планете Элэйс. Пока не произошло ни одного серьезного инцидента, за исключением непредвиденного воздействия Марии Кюри на магнитосферу планеты. В данный момент мы продолжаем поиски безопасного места в радиусе действия транспортера, где риск быть обнаруженными будет сведен к минимуму. До тех пор попытки поднять кого-либо из команды на борт будут связаны с большим риском для всей миссии.
Ляпис медленно вылезал из-за горизонта. Его лучи пронзали пространство, преодолевая местную астрономическую единицу, впитываясь в атмосферу Элэйса, пробивая насквозь стекло и падая на лицо капитану тен Волде, в пелене легкой эйфории прикрывшему глаза и впитывающим в себя тепло всем телом. Он чувствовал себя довольным сытым котом, который прилег в пригретом уютном гнездышке и потерял понятие времени. Кончики женских пальцев нежным шелком скользнули вниз по его лицу, описывая его черты и возвращая с небес обратно в тесную уютную постель. Уголки его рта непроизвольно поднялись. Он заставил себя разомкнуть веки и повернуть голову. Пара голубых глаз улыбнулась, поздравив его с добрым утром, ясным небом и прекрасной ночью.
- Как вы себя чувствуете? – прошептал он, ничуть не задумываясь о существовании вселенной за пределами этой комнаты.
- Прекрасно, - опустила Торренс свою руку ему на грудь, - Кажется, я теперь понимаю, за что вас повысили до капитана.
- Думаете, я проводил кулуарную беседу с адмиралом Нечаевой?
- Да, о ваших командирских качествах.
Воздух слегка задрожал, когда они обменялись легкими смешками между собой. Она была вдвое моложе него. В данный момент она как никогда благоухала свежестью, молодостью и жизненной энергией. Поглощая глазами изгибы ее тела, начиная от шеи и заканчивая пальцами ног, он начинал забывать, сколько лет прошло с последнего момента, когда он сам чувствовал себя молодым. Ее физическая красота была выше всех представлений о жизненном опыте, богатстве внутреннего мира и зыбких рамок устава Звездного флота. С ней хотелось думать о настоящем, отрицая существование прошлого и будущего. В промежутках между ударами сердца время застывало и одновременно растягивалось на несколько прекрасно прожитых жизней. Его палец обвел контуры ее губ, вернув своему хозяину чувство осязаемости ее гения красоты. Однако, все хорошее однажды должно закончиться.
- Кто для вас доктор Селар? – внезапно решила она поторопить конец прекрасного утра.
- Главврач, - наконец-то оторвал Питер от нее свой взгляд и устремил его в потолок, стараясь скрыть на своем лице признаки разочарования.
- Вы не умеете лгать, капитан, - ее голова плавно опустилась ему на плечо, и он почувствовал своей кожей жар ее дыхания, озабоченного неудобными вопросами, - Я была на вашем корабле целых три дня. Можете представить, сколько слухов я услышала от свободных от вахты офицеров. От доктора Бран, от лейтенанта Макарова, от энсинов Стокера и Райс… забавная парочка…
- Она многое для меня значит, - выдохнул капитан от осознания того, что его насильно ввергли в воспоминания, беспощадно разрушающие чувство душевного комфорта, - Она многое для меня сделала в трудные времена. Она мой хороший друг, если вам угодно.
- Вы снова уходите от прямого ответа.
- Так ли нужна вам правда в данный момент?
- Я хочу понять, сколько тяжести сейчас у вас на душе.
- Я в порядке, - от его голоса впервые за сегодняшний день повеяло холодом, пронизывающим до самых костей, - Не поймите меня не правильно. Просто иногда нужно вовремя осознать, что все мы грешники, и просто постараться нарушать правила так, чтобы никто не пострадал.
- Вы говорите, как декадент.
- В глубине души я и есть декадент, - с этими словами он запустил свои пальцы в ее златовласую гриву и почувствовал жар от ее макушки.
- Скажите мне, что вы не жалеете, - прозвучал настойчивый тон.
- Я не жалею, - ответил он, и его собственные слова отозвались болью где-то внутри черепа, переполненного меланхоличными думами. Он сделал вид, что мигрени не существует, и вновь прикрыл глаза, стараясь понять, не совершил ли он какую-то страшную ошибку и не упустил ли чего-то важного, поддавшись слабости и порокам. Ему становилось все жарче, а мозг бешенной птицей пытался вырваться из черепа. Прежде чем капитан понял, что что-то не так, Триция растворилась в его объятиях, обернувшись ускользнувшей фантазией с горьким послевкусием и чувством полной отчужденности от по крайней мере одной из вселенных. Его тяжелым одеялом накрыло чувство легкого разочарования, сильная мигрень, желание выплюнуть свои кишки и уверенность в том, что за приснившиеся ему грехи он проснулся прямо в аду. Он открыл глаза и понял, что местный ад невероятно сильно похож на комнату на верхнем этаже в 18 домике, который он недавно снял вместе с группой высадки в курортном городке под витиеватым названием, крутящимся на языке, словно скользкий угорь на горячей сковородке. С каждым ударом сердца реальность била его по голове все сильнее и сильнее, а осознание того, что происходит, какая сейчас дата и почему ему сейчас так плохо, с трудом проблескивали неуловимым огоньком где-то в самых укромных уголках его натуры. Кровать, на которой он лежал пять минут назад с кадетом Торренс, превратилась в жесткий спальник, расстеленный на полу. Согревающий свет из окна бил в глаза бесконечным потоком игл. Интимная тишина обернулась навязчивым звоном в ушах. С трудом найдя в себе решительность шевельнуться, тен Волде медленно повернул голову в сторону пустой холодной постели. Триции не было в комнате.
Сколько сейчас времени?
Где Торренс?
Что произошло этой ночью?
И какая сила вырвала своими когтями из памяти эту ночь и вставила туда другую?
Принимая сидячее положение, Питер выслушал симфонию из хруста его костей. Все тело заныло, и он вдруг осознал, что все это время спал в одежде. Он протер глаза, и правая скула отозвалась острой болью. Кто-то этой ночью его ударил, и, судя по головокружению, это была брусчатка. Это утро резко заняло почетное место в списке самых отвратительных начинаний дня.
Его сапоги были небрежно брошены на полу у порога. Это, наверное, подтверждало то, что он добрался самостоятельно, сбросил сапоги с ног и упал безвольным трупом на свое спальное место. Но едва ли подушка могла взять на себя ответственность за кровоподтек на лице.
Ему нужна была помощь, и мысль о том, на кого сейчас можно рассчитывать, была единственным путеводным светом в его голове.
- Тен Волде вызывает Марию Кюри, - прохрипел он куда-то в воздух, стараясь понять, в какую сторону направлено притяжение этой планеты.
- Мария Кюри слушает, - ответил ему потолок женским голосом, и Питер рефлекторно задрал голову еще выше.
- Селар? – на всякий случай переспросил он, на несколько мгновений забыв, зачем он ее вызвал, - Скажи мне честно, почему эти имплантаты не пользуются широким применением?
- Клинические испытания показали, что эти имплантаты способны спровоцировать психоз у 57% гуманоидов, - с беспристрастием в голосе ответили ему его сапоги.
- Вот как? – начала просыпаться в нем легкая злость, придавшая телу несколько капель свежих сил, - А почему тогда их вживили всей группе высадки?!
- Пагубный эффект наблюдался у испытуемых лишь через пять недель применения, - успокоил его настенный портрет с изображением местного общественного деятеля, имя которого давно утонуло в пучинах памяти, - Ты в порядке?
- Нет, - обреченно выдохнул он и опустил голову, заставляя мир перестать крутиться, дергаться и струиться вокруг него, - Я не в порядке. Селар, у меня проблемы.
- Я слушаю, - послышалась учтивость от деревянного пола.
- Я чем-то отравился. Или заболел, - с этими словами он все же заставил себя встать и нащупать твердую опору под ногами, - Что-то не так, Селар. Я не помню, что происходило со мной этой ночью.
- Опиши симптомы.
- У меня мигрень, - само это слово отозвалось болью в его голове, - голова кружится. Возможно, небольшая лихорадка. Тошнота. Синяк под глазом. И я не помню, как вчера добрался до постели.
- Ты вчера употреблял психотропные вещества? – спросил у него куст на подоконнике.
- Кажется, да, - неуверенно ответил кусту капитан, и вдруг кусочек памяти вернулся в его голову, - Да, я вчера сварил огненное варенье. Но я знаю, к чему ты клонишь. Я выпил всего две кружки. Этого точно не хватило бы для ТАКОГО похмельного синдрома, не говоря уже о потере памяти.
С удивлением для себя тен Волде вдруг начал приходить к выводу, что голова постепенно начинает проясняться, и мысли начинают собираться в кучу. Ржавый механизм заскрипел, но по крайней мере начал работать.
- Ты точно уверен, что не мог забыть о дальнейшем злоупотреблении психотропными веществами? – с укором вопросил стул с аккуратно сложенной запасной одеждой.
- Я уверен в себе, Селар, я не алкоголик.
В эфире воцарилась пауза. Очевидно, Селар что-то читала, пока Питер нервничал и ждал вердикта от своего главврача.
- Сними одежду, - вдруг попросила его кровать кадета Торренс.
- Всю?
- Да, сними всю одежду.
Капитан начал послушно исполнять приказ от ИО командира корабля. Путаясь в собственной одежде, он несколько раз едва не рухнул на пол и не заработал еще несколько украшений на свое лицо. Холод пробежался по его коже, заставив поежиться и про себя еще раз выругаться на самое ужасное утро в этом году.
- Итак, - бросил капитан свое исподнее в неаккуратную кучу одежды, - Я голый.
- Подойди к зеркалу и внимательно осмотри себя со всех сторон.
- Это… проблематично, - посмотрел Питер на настенное зеркало, - Оно маленькое, я весь в него не умещусь.
- Тогда возьми его в руки, - почти с издевкой ответило ему отражение в зеркале, - и осмотри то, что сможешь.
- Хорошо, - последовал капитан совету своего отражения и начал внимательно разглядывать в зеркале отражение самого плохого способа проснуться с утра на чужой планете.
- Что ты видишь?
- Что я давно не был в гимнастическом зале.
- Ищи что-нибудь не свойственное.
- Кажется, вижу, - остановил он взгляд на своем правом боку, - Или меня подводит зрение. Селар, тут слишком плохое освещение для медицинского осмотра.
- Опиши, что видишь.
- Какая-то мелкая красная сыпь на моем правом боку, - бегло осмотрев все остальные части тела, он добавил, - Нет, эта сыпь не только на боку. Кажется, распространяется хаотично. Селар, что это за дрянь?
- Я не могу ставить четкий диагноз без анализов и профессионального осмотра, - предостерег его голос, доносящийся от кучи одежды.
- Я буду рад и предварительному заключению.
- Я должна предупредить тебя, что предварительное заключение может быть ошибочным.
- Я был врачом, Селар, я знаю, что такое «предварительное заключение», - разражено прошипел он, - Я что, зря только что раздевался?
- У тебя вирус Клира.
- Это серьезно? – не понял тен Волде, стоит ли ему пугаться.
- Нет, - успокоил его голос из подсвечника, - Это один из самых распространенных вирусов на этой планете. Очень заразен. Переносится относительно легко, смертность минимальна. Местные жители обычно болеют им в детском возрасте, после чего приобретают к нему пожизненный иммунитет. Мы изначально предполагали, что члены экспедиции не способны им заразиться.
- Вот как? – вновь начал он злиться на свою нелегкую судьбу, - И что же заставило МЕНЯ им заразиться?
- У меня до сих пор не было под рукой никаких биологических образцов для изучения, чтобы делать окончательные выводы. Но тут может быть два логических варианта: либо биологическая разница между Элэйсийцами и Землянами даже меньше, чем мы предполагали, либо этот вирус аномально неприхотлив к среде своего существования.
- Так он, говоришь, нам не страшен?
- Предварительные данные не указывают на серьезную опасность здоровья членов экспедиции.
- Селар, этот вирус лишил меня памяти, и меня вот-вот вырвет, - отчаянно выдавил из себя капитан реплику в адрес дерева за окном.
- Эти симптомы вызвал не вирус, - ответил ему дерево.
- А что?
- Интоксикация психотропными веществами.
- Я вчера мало выпил! – продолжил тен Волде оправдываться.
- Ты заразился вирусом Клира раньше, чем думаешь. Этот вирус нарушает обмен веществ и вызывает небольшую дисфункцию печени. Это сильно снизило сопротивляемость твоего организма к воздействию алкоголя.
- Как все неудачно сложилось-то… - схватил он себя обеими руками за больную голову.
- Удача тут не причем. Мы отправляли экспедицию с полным осознанием того, что ко всему подготовиться было невозможно. Вы столкнулись с трудностями, от которых способны предостеречь третью фазу исследования этого мира. Ваш опыт принесет пользу.
- Ты смотришь на слишком дальнюю перспективу, - начал тен Волде постепенно натягивать на себя одежду, - А что мне делать сейчас? Что, если еще кто-нибудь заразился?
- Рекомендую противовирусные препараты широкого спектра. Они имеются у доктора Бран в походной аптечке. Я свяжусь с ней по этому поводу. Я не думаю, что будут осложнения, но по правилам я должна подготовить экстренную эвакуацию.
- Хорошо, - кивнул капитан межкомнатной двери, - Но только в случае осложнений. Если все так плохо, как ты сказала, возможно, мы справимся и своими силами. Конец связи.
- Конец связи, - подтвердили ему занавески и, наконец, замолчали.
Вопреки тому, что в его желудке что-то просилось наружу, Питер решил, что ему необходимо позавтракать. Или на самый худой конец выпить чашечку горячего оча, чтобы прочистить голову и сделать еще один шажок на пути прихождения в себя. Еще раз взглянув на пустую холодную постель, он вдруг решил, что стоит разыскать Торренс и справиться о ее самочувствии. Спускаясь в гостиную, он и не подозревал, что со вчерашнего вечера ни она, ни Сил так и не вернулись. Эти новости должны были пополнить его коллекцию разочарований новым днем.

2
- Джейн, не сейчас.. ну .. еще чуток, - пробормотал в полусне Николай, инстинктивно стараясь укрыться одеялом от проникающих в комнату через окно ярко-белых лучей местного светила, возвещающих об утре нового дня. Впрочем, уже спустя пару минут "внутренний будильник", натренированный годами службы, сработал в полную меру, прогоняя последние остатки сна.
Разумеется, проснулся Николай не три года назад, и не рядом со своей бывшей возлюбленной в ее довольно роскошной спальне в квартире на 103-м этаже одного из небоскребов в Буйнос-Айресе. Напротив, проснулся лейтенант вполне ожидаемо на следующий день после того как уснул и также вполне ожидаемо местом пробуждения была одна из комната гостевого домика на Элейсе. Позволив себе потратить еще пять-семь минут на то, чтобы просто полежать в кровати и полюбоваться на до нереальной чистоты белые лучи местного солнца, пробивавшиеся сквозь морозные узоры на стекле, Макаров встал с койки, быстро убрав постельное белье и таким же привычным для себя образом потратил следующие минут двадцать на разминку. Проделав все это, лейтенант произнес привычную для себя утреннюю молитву, быстро оделся и спустился в гостиную. Капитан Тен Волде уже был там к моменту его появления, хотя по внешнему виду капитана у лейтенанта создавалось впечатление, что возможно для командира пробуждение было не столь приятным. "Что ж, в конце-концов, вечером особых рабочих дел у группы не наблюдалось, а свойства и крепкость алкогольных напитков местных пока были еще чертовски мало изучены", - рассудил Николай, прислонившись к одному из стоящих в комнате кресел. В конце-концов, в похмелье не было ничего особо необычного и тем более опасного, да и вроде как, у доктора Бран должны были быть препараты, нейтрализующие неприятные симптомы. В комнату потихоньку подтягивались остальные участники экспедиции, вместе с тем, что было довольно удивительно для лейтенанта, кадет Торренс, обычно подходившая в общую комнату одной из первых сегодня почему-то не спешила появляться. Совсем не спешила, что, насколько успел узнать повадки Триции Николай, было для нее не очень типично, а потому, выждав еще пару минут, он негромко спросил у собравшихся:
- Всем с добрым утром.. наверное. Кстати, а где кадет Торренс? Ее кто-нибудь сегодня видел?
Вопрос пока что скорее относился для Макарова к "праздному интересу", поскольку лейтенант был все еще убежден, что Триция вернулась в гостевой домик вместе с лейтенантом Джулианной Бран...

3
Шаг за шагом, медленно пробираясь сквозь рыхлый снег, одинокая фигура ковыляла по направлению к Элвалену, надеясь, что ни одна живая душа ей по дороге не встретится. К счастью для одинокой фигуры, Элвален еще спал, ведь заснул он совсем недавно, под утро, после окончания всех празднеств. Не спал только гостевой домик номер восемнадцать - задание не позволяло. Или недомогание.
Однако нечто на снегу, не вписывающееся в общую картину глухого, тихого леса вокруг, отвлекло внимание одинокой фигуры и заставило ее, после недолгой паузы, ускорить шаг.
Дверь в гостевой домик восемнадцать с шумом отворилась, заставив всех присутствующих прекратить заниматься тем, чем они занимались и повернутся в ее сторону. Взору их предстал первый помощник собственной персоной, в изодранной, заляпанной синей кровью, одежде, тяжело дыша и практически падая. Держась за дверной косяк, он попытался что-то произнести, но издал лишь хрип.
Капитан, от неожиданности, даже поднялся со своего кресла.
- Первый, черт подери! Вас кто-нибудь видел!? - Немедленно поинтересовался он
- Нет, - держась за горло, прохрипел Сил, - никто меня не видел.
- С вами все в порядке, сэр? - Подбежал к нему Николай и помог добраться до ближайшего дивана, - Что вообще произошло?
- Это очень долгоя история. Вкратце лишь расскажу, что на меня напал круст.
- Королевский!?
- Он самый, - кряхтя, Сил наконец приземлился на диван и попытался расслабиться, но у него ничего не получилась, - но эта лишь малая часть истории. Последняя может подождать...
- Нет! Не может подождать, первый! Какого черта произошло!? - Не успокаивался Питер, - Где вы пропадали всю эту ночь? Хотя... пожалуй, начните с самого начала.
- Но...
- Это приказ, первый!
- Хорошо, сэр, хорошо. Вчера вечером я отправился на встречу с одной местной жительницой. Она пригласила меня на прогулку в лес...
- И вы согласились?
- Конечно же, согласился, сэр. А что здесь такого? Не буду рассказывать всех подробностей, лучше переду сразу к делу: она оказалась не той, кем себя выдаёт.
- Она была крустом, замаскированным под Эла? - Спросил, держащийся за голову, сидящий в темном углу, Бьорн.
- Что за глупости, Финштад? - Рявкнул на него тен Волде, но тут вмешался Сил.
- Версия лейтенант-коммандера не такая уж и бредовая, сэр. Она была хамелоидом.
Вся гостевая сразу же затихла и Т'жеван продолжил:
- Более того: этот хамелоид с нашего корабля. Он маскировался под одного из наших офицеров, возможно гражданских чуть ли не с момента выхода Марии на это задание.
- Чертовщина какая-то... - прошептал капитан, - что хамелоиду было нужно?
- Моей смерти, конечно же. - Выдав болезненную гримасу, Т'жеван попытался устроится на диване поудобнее, но быстро отбросил эту затею, - у него со мной очень личные счеты. Хамелоид продумал целый план по заманиванию меня в ловушку. Он даже вырезал мой коммуникатор, так что... некоторое время мне лучше не встречаться с местными, наверное... послушайте, капитан, в этой истории очень много деталей, которые мне пришлось опустить, так как все это сейчас не так важно, как то, что я обнаружил в лесу по дороге сюда...
- Скажите хотя-бы, что стало с хамелоидом? Где он сейчас? Представляет ли опасность?
- Если жив, то да, - пожал плечами Сил, - однако, когда я видел его в последний раз, на него набросился тот самый королевский круст.
Гостинная вновь на некоторое время погрузилась в тишину, которую первым нарушил Питер.
- Хорошо, первый, теперь к тому, что вы нашли в лесу...
- Да, сэр. Точно... это... наверное вам бы лучше самому это увидеть...
- Что вы нашли первый?
- Кадета Торренс, сэр, - наконец произнес Сил, опустив взгляд, - я нашел ее тело в лесу. Мне очень жаль... она мертва.
Лицо капитана помрачнело. Как и лица всех присутствующих. Весь гостевой домик в очередной раз замолк и никто не хотел нарушать тишину первым. Наконец тен Волде поднялся со своего кресла в очередной раз и обратился к коммандеру.
- Покажите место, первый. Сейчас же.

4
- Ну вот те и на, блин, - тихо, скорее себе под нос чем кому-бы то ни было еще произнес лейтенант. Впрочем, сидевшие рядом с ним все равно, скорее всего услышали его комментарий, вот только сейчас это, пожалуй, меньше всего волновало Макарова. Их экспедиция совершенно внезапно получила характер весьма серьезного ЧП (а в таких условиях смерть одного из участников группы высадки именно таким происшествием и являлась), причем особой фиговости ситуации добавляло то, что погибла кадет, за безопасность которой они, все присутствовавшие здесь в частности и экипаж "Марии Кюри" в целом несли вполне конкретную ответственность. Впрочем, на этом принесенные Силом неприятные новости и не думали заканчиваться. "Есть еще чертов метаморф или .. хамелоид, как там его", - мрачно подумал Николай, мысленно перебирая варианты того, что могло произойти. Варианты пока были "один лучше другого" - в самом благоприятном (конечно, было морально неправильно так думать, но сейчас для Николая это выглядело именно так) из них хамелоид стал добычей хищной зверюги и опасности больше не представлял. Второй вариант предполагал, что хамелоид уцелел, а следовательно теперь их задачей становилось выследить его и нейтрализовать. С применением летальной силы, если потребуется. Был еще один вариант, о котором лейтенанту не хотелось даже думать, но тем не менее, который, учитывая уже случившееся ЧП он просто не мог проигнорировать без проверки.
- Сэр, простите за столь неуместный вопрос.. но что случилось с Торренс и почему она погибла?, - обратился к Силу Макаров. Сделав небольшую паузу, он повернул голову к капитану и обратился уже к нему:
- Сэр... простите и Вы за вопрос. Но, я надеюсь, что у лейтенанта Бран есть возможность провести быстрый генетический тест...
Макаров замер, ожидая реакции своих собеседников. "Господи прости, но я должен был это сказать", - просебя добавил лейтенант. Формально, он не хотел никого ни в чем обвинять, но тем не менее, как бы эта идея сейчас не была ему противна с моральной точки зрения, с точки зрения здравого смысла он не видел альтернативы генетическому сканированию, призванному исключить третий, и самый поганый с точки зрения Николая вариант. Вариант, в котором хамелоид убил или заточил Сила Т'Жевана, а сейчас пытается занять его место, чтобы продолжить исполнять свои зловещие замыслы..

5
Дальнее сканирование — это прекрасно, особенно когда хочешь узнать соотношение азота и аммиака на поверхности планеты, но тебя нисколько не заботят её красоты и население. Но если всё же заботит, то нет способа лучше узнать о своих потенциальных согражданах, нежели провести с ними наедине несколько мирных и идиллических уикэндов, прикинувшись их чудаковатым и чересчур любопытным соседом, болеющим крайней стадией синдрома “СуетНосКудаПопаломия”. Но в тот вечер Финштад не хотел быть просто назойливым соседушкой, заглядывающим в чужое окно с трикодером в руке. О, Нет. Он пошел куда дальше и вот, после пары часов того, что извращенные поп-культурой тинэйджеры назовут “Хакерством”, он, лейтенант-коммандер Звездного Флота объединенной федерации планет, на счету у которого уже более тридцати лет выслуги и бесчисленное количество наград и грамот всех видов и расцветок – копается в грязных вещах, а если быть точнее, файлах на личных компьютерах Элов, со всей планеты у которых был подключен местный аналог межпланетной информационной сети.
Фотографии, сборники народной музыки, частные видеозаписи и прочая не имеющая никакого подлинного интереса для Финштада, но бесценная для культурологов информация – отправлялась в небольшое записывающее устройство емкостью в сотню киллоквадов, что с легкостью позволяло десять раз скопировать частные жизни Элов со всей планеты, да так что еще место на кино останется. Час за часом, уставший от голубого экрана компьютера, вырванным куском памяти, напоминающим о себе лишь головной болью, адским зудом, который заставлял задуматься о целесообразности втыкания вилки себе в бок и нервными шагами капитана, накручивающего уже пятый километр по гостиной, Финштад перебирал грязное белье Элов, жадно забирая себе их интеллектуальное имущество, пока он не наткнулся на личный компьютер некой Майнди Пирк, сотрудницы центральной радио-обсерватории Элнорта.
Файл, созданный двадцать минут назад и являвшийся черной фотографией, полученной судя по всему методом магнитного сканирования ближнего космоса, уже красовался на голографической поверхности стола в баре. Нижняя часть изображения была светлой окружностью, испещренной черными прожилками, являвшимися Мю и стальными отложениями в её верхних слоях коры. Но интерес вызывала далеко не эта находка для геолога, а крупное пятно, абсолютно правильной формы. Даже чересчур, неестественно правильной и рукотворной формы, на которой так и хотелось написать “U.S.S. Marie Curie”.
- Капитан, - медленно протянул Финштад, повернувшись к капитану и стараясь не делать при этом резких движений.
- Финштад, сейчас не до этого…- хотел было отмахнуться от него Питер, но сам был моментально прерван глав. Инженером.
- Самое время, Капитан. Корабль засекли. – Столь же медленно, с дрожью и раздражением в голосе проговорил Финштад, выведя фотографию на главный экран в гостиной на всеобщее обозрение.

6
Похоже, запас этого дня на плохие новости был еще далеко не исчерпан. По крайней мере, прямо сейчас обратное довольно успешно доказал лейтенант-коммандер Фиштад, нашедший и уже выведший на экран весьма любопытную фотографию, полученную одной из местных обсерваторий видимо методом магнитного сканирования или каким-то похожим способом. Вот только пожалуй, способ получения фотографии был не столь важен. "По сравнению с тем, что они засняли наш звездолет", - констатировал Макаров очевидный и далеко не радостный факт. Первой мыслью лейтенанта было прямо сейчас прокомментировать эту находку одним весьма непечатного характера словом. Впрочем, вторая мысль все же подсказывала, что в присутствии большинства старших офицеров корабля это возможно, было бы не очень правильно, да и, к тому же, уже ничем бы им не помогло. "Господи, помоги нам всем", - мысленно обратился Николай к просьбой к Создателю, поскольку теперь лишь Его благоволение могло спасти их от уже практически неминуемо грозящего состояться нарушения экипажем "Марии Кюри" Первой Директивы...
Макаров замер, все также смотря на капитана и ожидая его действий. Идей "что же теперь со всем этим можно сделать" у него не было вообще никаких...

7
Праздничная ночь прошла для Джулианны спокойно, как на орбитальной станции по обороне в самом центре территории Федерации. Закончив с анализом трав и ядов, найденных ею за прошедшие несколько дней, триллка ещё немного почитала о местной культуре, поела Огненного варенья с некоторым количеством местных трав, и легла спать.
Проснулась Джулианна от шумных возгласов в середине дня. Что-то происходило в гостиной, и, судя по громкости, явно что-то нехорошее. Утро начиналось на удивление неплохо - организм успел отдохнуть, и ноги послушно опустились на пол, позволив триллке, наконец-то, нормально держать равновесие. Джулианна взяла свою одежду и начала вылезать из своей полупижамы - полудомашней одежды. Всё настроение растворилось, когда триллка додумалась взглянуть на свои собственные руки.
Пальцы, ладони и все руки, прямо до плечей, были покрыты шершавыми пятнами диаметром миллиметра в два. Сонная дрёма триллки тут же растворилась, принеся с окончательным пробуждением ощущение лёгкого, но неприятного зуда по всему телу. Джулианна разделась, подошла к зеркалу и обнаружила, что пятна покрывают её с головы до пят. А в местах, где под маскирующим красителем скрывалась её естественная пигментация, ныло сильнее всего. Триллке было знакомо это ощущение - именно так она впервые себя почувствовала на Райзе, попробовав их фирменный десерт из местных фруктов под соусом из местных специй. Подавив желание заорать от страха и возмущения, Джулианна взяла медицинский трикодер и просканировала себя. Подозрения подтвердились - по неизвестной никому причине, уровень её гистамина был высок, и не планировал опускаться. Кроме того, в организме были следы антител - а это значит, что за эту ночь она успела чем-то переболеть. Кое-как надев одежду, борясь с раздражающим зудом, Джулианна взяла у себя образец крови для дальнейшего исследования и поплелась в сторону гостиной.
Реакция на её появление была неожиданно спокойной. Все уже сидели и смотрели в пол, и только на пару секунд задержали внимание на покрытом розовыми шершавыми пятнами лице триллки. После чего последовал тяжёлый вздох капитана.
- Не волнуйтесь, я не больна. По крайней мере, уже. Это аллергия. Не знаю, на что именно из - на яд или на самодельные психотропные вещества. А может, и на всё сразу. А что случилось? - спросила Джулианна, догадываясь, что дело вовсе и не в ней.
- Как бы вам сказать, доктор Бран...Начну, пожалуй, с основного. Похоже, я подхватил местную заразу и нуждаюсь в лечении. Могу быть заразен, все остальные, кто контактировал со мной, тоже могут быть больны. Поэтому, советую начать медицинские сканирования. И начать с коммандера Т'Жевана, - ответил капитан. Джулианна сначала было удивилась синяку под его глазом, но затем мысленно махнула рукой - получать кулаком под глаз уже стало местным хобби капитана. А нужного оборудования, чтобы восстанавливать ему нейронные связи, здесь просто не было. Поэтому просто просканировала всех в комнате, и обнаружила, что заболеть умудрились все. Даже коммандер Т'Жеван, у которого нашлось ещё и несколько переломов. Перепроверив данные, триллка поняла, что именно ему придётся сложнее всего.
- Не хочу вас расстраивать, но все в этой комнате, кроме меня, больны. Капитан, вы уже идёте на поправку, но можете столкнуться с осложнениями. Коммандер Т'Жеван, я не хочу вас расстраивать, но и вы тоже больны. Причём вирус предпочёл осесть именно на вашей сенсорной системе. Если я не найду способа помочь вам в течение двух суток, вы ослепнете.
- А этот день становится всё лучше, - пробормотал Тен Волде, начиная бесшумно нервно посмеиваться.
- Доктор Бран, а больше ничего вы не нашли странного в командере Т'Жеване? - уточнил Макаров, с подозрением глядя на андорианца.
- Нет. Его медицинская карта совпадает с генетической нормой. Ну, кроме ушибов, заражения инопланетным вирусом и парой сломанных рёбер, конечно. Хорошо погуляли, коммандер? - Джулианна попыталась привнести в комнату хоть немного позитива. Окружающие его не разделили.
- Ну, хоть это хорошо. Я уж боялся, что он хамелеоид. Слава Богу, что коммандер Т'Жеван по-прежнему андорианец! - воскликнул Макаров, слегка задрав голову вверх.
- И что же ещё у нас случилось, кроме глобальной эпидемии? - уточнила триллка. Её настроение тоже начало портиться.
- На Сила охотится хамелеоид. Марию Кюри засекли. И да, Триция Торренс мертва, - монотонно произнёс капитан.
Джулианне захотелось выматериться. Впрочем, она сдержалась. К счастью, лейтенант Торренс не успела стать ей даже коллегой-обывателем. А любопытство всегда можно удовлетворить во время вскрытия.
- Я предпочитаю решать проблемы по мере возникновения. Соболезную тем из вас, кто знал её близко. К счастью, я не была одной из них. У меня есть, чем вас порадовать - по собственным антителам в крови и на основе данных о вирусах в ваших телах я могу попробовать синтезировать противовирусный препарат, но мне нужно время. Местная лаборатория плохо подходит для этого.Кстати, а Мирия Зова ещё спит? - Джулианна осмотрелась, но не нашла болианку среди присутствующих.
Все оглянулись и напряглись. Тревожная мысль посетила присутствующих в комнате. А вдруг Мирия Зова смогла телепортироваться на Марию Кюри?
- Макаров, сходите поищите её. Т'Жеван, останьтесь тут с доктором Бран и лечитесь. А мне нужно решить, что делать, - подвёл итоги капитан. Или, по крайней мере, попытался это сделать.

8
"Ну, зато хоть какая-то хорошая новость", - мысленно произнес Макаров, выслушав слова доктора Бран на тему того, что стоявший перед ними Сил Т'Жеван был все таки Силом Т'Жеваном, а не кем-то, выдающим себя за него. Зато все остальные плохие новости сегодняшнего утра пока что не спешили разрешаться - на них все так же была погибшая от непонятно какой причины Триция Торренс, ситуация с местными, засекшими "Марию Кюри" никуда не делась и ах, да, судя по словам доктора Бран (которой у Макарова не было причин не доверять) они все были почти поголовно заражены неким инопланетным вирусом.
Чисто по своим собственным ощущениям, больным себя Николай не чувствовал, но опыт и преподанные когда-то еще в "Школе кандидатов в офицеры" самые основы медицинских знаний (разумеется, в отличие от доктора Бран, лейтенант далеко не был врачом-профессионалом) говорили, что инкубационный период может просто длиться разное время у разных людей. Кстати о докторе..Макаров снова мельком взглянул поближе на Джулианну Бран, стараясь сделать это так, чтобы это не было заметно самой Джулианне (далеко не всем, что вполне логично, нравилось когда на них пристально смотрят). Поводов не доверять ее словам о том, что ее организм смог как-то утилизировать вирус у лейтенанта не было, но вот симптомы вируса были, похоже, вполне очевидны. "Мда, земляне, андориане и триллы, не говоря уже об элейсийцах. Вирус столь широкой "специализации" наверное мог бы быть сам по себе объектом научного интереса", - невесело усмехнувшись, рассудил Макаров, когда капитан распорядился вызвать "вниз, в гостинную" лейтенанта Мирию Зову.
- Есть, - коротко отчеканил в ответ Николай, быстро поднявшись к двери ее комнаты. Оказавшись рядом с дверью, лейтенант два раза постучался в нее, после чего довольно громко и четко произнес, обращаясь к предположительно находившейся в комнате Мирии:
- Лейтенант Зова, лейтенант Зова, проснитесь! Капитан Тен Волде требует, чтобы Вы срочно прибыли в гостиную. У нас чрезвычайная ситуация.
Насчет последнего, надо сказать, Макаров ни капельки ни кривил душой. Именно в таком качестве можно было охарактеризовать сочетание гибели кадета, за чью безопасность они отвечали и возможного нарушения Первой Директивы...

А все-таки хороший здесь народ, - рассуждала Мирия вслух, нежась спросонья под теплым одеялом на мягкой кровати - гостеприимный. Как там назывался этот напиток... чача, ричи...
- Чиара.
- Во! Чиара. Спасиб-

СТОП.

Утренняя нега испарилась мгновенно. Осторожный взгляд вправо... Мирия была в постели... с сыном настоятеля?! ЧЁРТ! Он ведь женат!! Что она со мной сде-
- Милый, зашторь окно, - лениво промурчал слева женский голос - солнце в глаза бьет.

...больше никакой чиары. ЧЁРТ! ТРИ РАЗА ЧЁРТ (Или четыре? Вся прошлая ночь как в тумане)! Осторожный взгляд под одеяло... так, бельё на мне, это уже плюс. Надо выбираться отсюда.
- У вас очень... хе-хе... интересные представления о гостеприимстве. - молодой мужчина, стоя у окна в одних ночных шортах, в ответ лишь улыбнулся.
- Свободные взгляды Элнорта порой могут быть непривычны для иногородних. - сказала женщина. - но да, к счастью, у нас не Слартифарбласт. - она улыбнулась.
- Эх-хе-хе... Это точно. Я не хочу показаться неблагодарной, но мне... это, надо идти... в общем.
- Конечно, конечно! - ответили супруги почти хором. - ты еще вчера говорила, что утром тебе надо будет выйти рано. И это *тебе* спасибо за визит!

Позже, уже одевшись и выйдя на улицу, болианка более или менее оправилась от культурного шока. От абсурдности и необычности произошедшего было трудно сдержаться от смеха. Вот уж действительно, убедили помочь, называется... ОЙ, трибблы, я же опаздываю!
И Зова на всех парах помчалась к лагерю группы высадки, где ее уже ждал Макаров.

9
Дождь из плохих новостей оказывал более бодрящее воздействие, чем душ из горячего эспрессо. Глаза капитана все еще болели, уши не верили происходящему, в груди находился неприятный холодок, и он точно не знал, как и на что правильно реагировать. Его мозг, все еще не переключившийся с сонного режима на штатный, был физически не способен вместить в себя столько плохой информации на единицу времени. Ему нужно было решить, из-за чего сейчас стоит волноваться сильнее, и выбор его пал на Торренс, поскольку Сил все еще жив, и злоумышленнику не удалось совершить задуманное, обнаружение корабля казалось слишком абстрактной проблемой, а вот смерть дочки адмирала, который обязательно устроит охоту на ведьм, казалось наиболее осязаемой, наиболее серьезной и наименее исправимой проблемой. Нужно было что-то делать, а вот что делать, никто доподлинно не знал.
- Первый, отведите меня к ней, - наконец-то решился капитан начинать составлять свой график на день.
Сил лежал на диване и занимался своими прямыми на данный момент обязанностями - болел и позволял доктору Бран оказывать себе первую помощь. Смертельных ранений она не нашла, но эти новости на фоне произошедшего казались не особо утешительными.
- Простите, капитан, - выдохнул он, едва найдя наименее болезненную для себя позу, - Я сейчас немного не в том состоянии. Не сочтите это неподчинением приказу, просто... - издал он болезненный кашель, - ...просто меня не должны видеть в таком виде и без автопереводчика.
- Вы издеваетесь?
- Нет, это вы издеваетесь! - дернулся Сил, когда нервы кольнули его куда-то в мягкое место.
- Лежите! - надавила ему на грудь женская рука, покрытая смешными пятнами, - Капитан, труп может подождать, а живые люди - нет.
- Живые могут сами о себе позаботиться, - стер Питер пот со своего лба и начал чувствовать, что если он немедленно не покинет помещение и не впустит в свою грудь свежего морозного воздуха, то потеряет сознание и очнется в еще более страшном кошмаре, - Скажите хотя бы, где она находится.
- Вспомнить бы... - прохрипел Сил, пока Бран залечивала ему глубокую рану на шее, - Мне свет слепил глаза, полные сапоги снега набились и ноги болят так, будто бы я весь этот год сюда добирался.
- Вы и так весь этот год сюда добирались.
- Точно, - еще раз болезненно вздохнул Сил, - Тогда это место в четырех тысячах трехстах пятидесяти метрах отсюда, азимут 276.
- Настолько точно помните место? - на секунду отвлекся капитан от нервного нарезания кругов по комнате, - Кто научил вас такой ориентации на местности?
- Он, - сказал Сил и вынул из кармана свой трикодер.
- Лечитесь, - выхватил капитан у Сила трикодер и крикнул куда-то наверх, - Лейтенант!
В ответ на крик Макаров с видом растерянного космического дальнобойщика, выходящего из пустого грузового трюма, спустился по лестнице и отрапортовал.
- Лейтенанта Зовы нет в своей комнате.
Еще одни плохие новости, и снова организм капитана стал их отвергать, как давно надоевший завтрак, подаваемый каждое утро в кадетской столовой.
- Собирайтесь. И вы тоже, доктор Бран. Труп лейтенанта Зовы мы поищем позже! - пренебрежительно бросил капитан, поспешно выходя на порог. Отворив дверь, он столкнулся лицом к лицу с женщиной, которой по началу не узнал, и примерно полсекунды у него ушло, чтобы вздрогнуть от испуга.
- Доброе утро, капитан! - обнажила она свои болианские зубы мудрости.
- Врать старшему по званию нехорошо, - вылил он на нее свое недовольство и выпрыгнул из дома так, словно спасался от пожара. Лекарства, которые он должен был принять, вылетели у него из головы так давно, что он уже и не знал, в каком тысячелетии все самые страшные проблемы упирались в невинную инопланетную ветрянку. Тем не менее, свежий холодный воздух оказал благотворное воздействие. Тошнота начала стремительно отступать, а связь с реальностью немного укрепилась.

Они в спешке, преодолевая снег, разыгравшийся ветер, стремительно нахлынувшую усталость и чувство надвигающегося трибунала, приближались к месту преступления. Если судить объективно, то трибунал грозил в основном капитану, который и нес непосредственную ответственность за кадета Торренс. Он много думал о том, что могло произойти ночью. Он вспомнил, что ночью ходил с ней куда-то. Дальше в памяти был лишь белый шум, и фантазия, рисующая не самые красивые картины. Возможно, кто-то напал на них. Возможно, тен Волде не смог отбиться, и в результате Торренс похитили и убили по каким-то тайным мотивам. Такой сценарий неплохо объяснял кровоподтек на лице, но ему не хотелось верить, что он мог стать свидетелем или даже участником гибели своей подопечной. Не имея четких представлений о произошедшем, он почему-то все равно ощущал на себе груз какой-то вины, и до смерти боялся узнавать правду, но без нее никак не обойтись.
И кусочек горькой правды открылся их взгляду.
- Господи... боже мой... - вытекло у Макарова изо рта от болезненного зрелища.
Ее тело лежало в снегу, ловя снежинки на ветру, словно сама природа хотела скрыть сей акт немыслимого зверства над телом, молча кричащим от боли. Кто-то сказал, что покойники бывают болтливее мертвых, и что смерть сама по себе является целой пьесой с завязкой, развитием и финалом. Рассказать Торренс, как и прежде, могла очень многое, но слушать ее сладкий голосок было столь же больно, как и смотреть на то, что осталось от ее былой красоты. Ее лицо было умиротворенным, словно она задремала, и не смогла проснуться. Ее безупречная прическа была осквернена несколькими вырванными с корнем прядями волос. Из одежды на ней было лишь нижнее белье, а ее руки запутались за спиной в белоснежной шелковой сорочке, приспущенной с бледных плеч, и цепляющей к себе внимание двумя кровавыми кляксами на воротничке. Левая кисть отсутствовала, как и указательный и средний пальцы на правой руке. Из мизинца и безымянного пальца были грубо вырваны ногти. Все ее тело было усыпано тысячью поверхностных ран, и сквозь одну из них было видно, что своего коммуникатора она лишилась тем же способом, что и Сил. Создавалось впечатление, будто кто-то хотел пустить ее кожу на ремешки, но не закончил начатое. Крови практически не было, ее тело окружала лишь ослепительная белизна и одежда, неаккуратно разбросанная поблизости. Выяснять, сохранились ли в ее карманах технологии Федерации, сейчас даже не хотелось.
- Что за чудовище могло сделать такое с ней? - вопросил капитан, стараясь отойти от шока. Его ноги подкосились, и гравитация его поборола, насильно заставив плюхнуться на снег. Наконец, он позволил себе испортить скорбный момент, и его вырвало самой искренней рвотой в его жизни. Едва ли Торренс сейчас могла его осудить за это.

10
Так получилось, что трупов за свою карьеру Макаров успел насмотреться вдоволь, и, если быть откровенным, с беспристрастно-фактической точки зрения повреждения, имевшиеся на лежавшем перед ним мертвом теле молодой девушки не были ужасающими своей тяжестью - фазерные разряды в летальном режиме, шрапнельные снаряды, не говоря уже про имевшие вполне заслуженную кошмарную репутацию кардассианские термохимические бомбы и мины (те самые, попав под поражение которыми самым худшим было все-таки остаться в живых, а не умереть).
"Вот только здесь не было никакой войны, да и раны нанесены каким-то ножом, а не осколками или взрывом... Господи...", - подавленно подумал Николай.
- Господи, упокой душу слуги твоей, смой все грехи ее Твоим милосердием и введи в дом Твой, где нет нужды и горести, но только мир и покой вовеки, аминь, - тихо прошептал обращенные к Создателю слова лейтенант, еще раз осматривая тело погибшей. Множественные ножевые (или нанесенные чем-то подобным) раны смотрелись довольно жутко, но, с ранами довольно сильно контрастировало лицо. "Как будто она просто уснула и все", - мысленно прокомментировал сам себе свои наблюдения Макаров. Конечно, лейтенант не был медиком, но вот получение таких ран должно было явно закончиться тем, что у трупа должна была быть или гримаса боли и ужаса, навеки застывшая на лице или же явно стиснутые зубы и признаки того, что человек эту самую боль до последнего терпел, превозмогая страдание своей железной воли. Насколько мог это сейчас видеть Николай, в данном случае и близко не было ни того, ни другого а следовательно... "Ее или убили сразу, или она была без сознания, когда ее тело резали", - просебя предположил Макаров.
Конечно, он ни на йоту пока что не приблизился непосредственно к разгадке случившегося здесь, но тем не менее, его догадка возможно могла бы помочь этим поискам, а потому лейтенант обернулся и негромко произнес, обращаясь одновременно к капитану и лейтенанту Бран:
- Странно это все... на ее лице нет ни боли, ни страха. Как будто ее или убили сразу, а потом резали уже мертвое тело или кто-то заранее накачал ее наркотиками и она была без сознания...

11
- Трикодер с Вами согласен, Макаров, - ответила Джулианна, стараясь не упустить ни одного показания прибора. А вид изувеченной Триции Торренс постоянно норовил отвлечь триллку. Всё же, такой смерти она бы не пожелала даже человеку.
- Что ещё он говорит, доктор Бран? Или ваш трикодер тоже вгоняет в ступор? - поинтересовался капитан, пытаясь хоть как-то сохранять самообладание.
- Нет, трикодер будет покрепче органиков. Увы, это относится и к Триции. Макаров прав, она умерла безболезненно и быстро. От удара по затылку. Конечности были отсечены уже потом. А ещё - она тоже была больна тем же заболеванием, что и мы все. Отсюда у меня возникает два вопроса. Зачем кому-то понадобились её пальцы, и что мы будем делать с трупом? - последний вопрос Джулианна задала, чуть заикаясь. Глядя на застывшие выражения Макарова и Тен Волде, она понимала, что им сейчас сложно думать об этом.
- Послушайте, мне тоже жаль её, но...нам нельзя оставлять её здесь. Да и нужно как-то сохранить тело для вскрытия. Адмирал...её отец...обязательно захочет знать, что случилось, - попыталась объяснить доктор Бран.
Капитан не ответил, продолжая смотреть на безжизненное тело Торренс, не отрывая взгляда. Макаров какое-то время молчал, пытаясь дать слово капитану. Но, не дождавшись ответа, Николай спокойно сказал:
- Бран права. Тело и так достаточно осквернено. Нужно взять образцы и похоронить её с миром. Позже мы сможем показать могилу её отцу.
- Помолчите, Макаров. Нельзя просто так взять и закопать тело офицера Звёздного Флота на планете с доварповой цивилизацией. Нам нужно другое решение, - выпалил Тен Волде и задумался.

12
Картина стала ужасать сильнее, когда доктор Бран произнесла слова, оживившие воображение.
Вероятно, кто-то подкрался к ней сзади и ударил. Но это не объясняет, почему на ней нет верхней одежды. Возможно, убийца был ей знаком. Возможно, она ему доверяла. Он постарался убить ее быстро, а то, что сотворил дальше, не поддавалось никакому воображению. Это выходило далеко за рамки банальных садистских наклонностей. Эти раны, безусловно, выглядели как попытки причинить много боли, но кем или чем должен быть убийца, чтобы предпринимать столь отчаянные попытки причинить боль трупу?
- Точное время смерти можно установить?
- Нет, - продолжила Бран пытаться удержать свое сосредоточение на трикодере, - С момента смерти тело подвергалось перепадам температур. Это многое осложнит.
- А точная причина смерти?
- Кровоизлияние в ствол головного мозга.
Рука капитана лежала в кармане и вертела фазер, лишь бы только мозг мог на что-то отвлечься от изувеченного тела. Из головы теперь не выходила картинка какого-то безликого монстра, любящего осквернять мертвые тела. Какое-то первобытное зло добралось до Торренс и постаралось сделать все, чтобы лишить покоя свидетелей. Мотивы, которые преследовало это существо, пугали своей неизвестностью, поселяя где-то в груди холодное и темное пятно.
- Возможно, это часть какого-то религиозного ритуала, - выразил Макаров предположение.
- Или акт терроризма... - промолвил капитан, посмотрев на доктора Бран и, наконец осознав, насколько она легко отделалась в своих вчерашних приключениях, - ...или что-то, не поддающееся нашему пониманию.
- Капитан, - послышалась некоторая оживленность в голосе триллки, и она замерла, ожидая реакции своего командира.
- Да? - ответил он, не выдержав драматической паузы, - Говорите!
- Вы любили читать детективы?
- К чему вы клоните?
Доктор Бран взяла в свою руку то, что осталось от правой ладони кадета Торренс. Окоченевшая и застывшая на холоде плоть поддавалась ей с очень большим трудом.
- Один ноготь остался нетронутым.
- Ноготь? - переспросил тен Волде, стараясь понять, к чему клонит ксенобиолог-маникюрщица, - Что этот ноготь нам даст?
- Фрагменты фаликул кожи с четким образцом ДНК, - поселила Джулианна в ушах своих слушателей еще одну надежду пролить свет на произошедшее.
- Доктор... - произнес Питер с нахлынувшей усталостью и разочарованием в голосе, - В реальности законы детективов работают иначе. Даже если это не ее ДНК, у нас нет подозреваемых. Мы не можем просто ходить и сканировать каждого местного жителя, пока не обойдем все три миллиарда.
- Это не ее ДНК, - заключила она, не послушав напутствия капитана, - А круг подозреваемых уже, чем вы думаете. По ее ногтем совершенно точно ДНК землянина.
Комок снова подкатил к горлу, и мир потихоньку начал переворачиваться с ног на голову. Питер с разочарованием осознал, что блевать ему больше нечем, и прислонился к дереву, чтобы снова не упасть от накатившего головокружения. Стараясь дышать как можно глубже, он заставлял свою голову работать правильно, не упуская ни одной важной мысли, крутящейся по окологоловной орбите, и в голове сложилась нелицеприятная картина, заставившая его почувствовать себя абсолютно до смешного беспомощным.
- Лейтенант... - недоброжелательно посмотрел на Макарова капитанский фазер, - Без резких движений двумя пальцами достаньте свое оружие и бросьте мне под ноги.

13
"Вот это ж поворот, однако", - ошеломленно подумал Макаров, намеренно медленно поворачиваясь и также медленно приподнимая обе руки так, чтобы капитан мог видеть что в них нет оружия. Лейтенант ни черта не понимал в том, что сейчас происходило, но в одном он был уверен совершенно точно, он не убивал кадета Торренс. "Тем более, не таким способом, каким это провернули", - промелькнула в голове Николая не очень полезная сейчас мысль, пока он лихорадочно вспоминал как частичка его кожи могла оказаться под ногтевыми фалангами несчастной Триции. Долго вспоминать не пришлось - во время их краткого обеда в "Красном Шаране" руки кадета Торренс минимум несколько раз соприкасались с его кожей.
Все также держа руки на виду, Макаров сделал глубокий вдох, волевым приказом изгоняя из головы липкое предчувствие чего-то нехорошего и подкативший приступ смеси страха и возмущения. Сейчас это были очень плохие советчики. "Господи, да свершится воля Твоя, ибо моя жизнь и спасение души моей в Твоих руках и ничьих более", - просебя произнес Николай, поднимая глаза так, чтобы смотреть прямо на капитана, после чего также медленно и доходчиво, хотя не очень громко произнес:
- Если помните, мы посещали "Красный Шаран". Частички моей кожной ткани могли попасть под ногти кадета Торренс именно там. К тому же, - в голосе Макарова прозвучали явные стальные нотки, - если бы я захотел ее убить, то прибег бы к фазеру на максимальной мощности, так, чтобы осталось лишь оплавленное пятно на земле и никто никогда ничего не нашел.
Лейтенант сделал паузу, все также пристально смотря в глаза капитану и держа "в поле бокового зрения" ствол его фазера. Выждав несколько секунд, он продолжил:
- Впрочем, Вы вправе мне не верить, тогда запрашивайте телепорт и распорядитесь о моем взятии под стражу. Готов сразу заявить о своем согласии на последующее применение псионических методик допроса и сканирования памяти...

14
- Будьте уверены, так все и будет, - проговорил тен Волде, стараясь проморгаться, - Я посмотрю, вы оптимист.
- Оптимист? - переспросил Макаров.
- Вас вот-вот обвинят в убийстве, а ваши мысли заняты тем, чтобы немедленно транспортироваться на корабль и получить доказательства своей невиновности.
- Взгляните на ситуацию реалистично, - вдруг начал Макаров возвать к голосу разума, - Доктор Бран всего лишь нашла человеческую ДНК.
- Всего лишь? - постарался капитан усмехнуться, но у него это не получилось, - В радиусе тысячи километров всего лишь пять землян. Одна из них лежит сейчас прямо здесь... доктор Бран, работайте быстрее...
- Это проблематично, - вдруг придумала она, что сказать посреди внезапно разгоревшейся стрессовой ситуации, лихорадочно перебирая данные в трикодере и стараясь не отвлекаться на конфликт, - У меня пальцы окоченели...
- Тогда взгляните на пальцы кадета Торренс, и вам сразу полегчает, - ответил он с такой грубостью в голосе, какую только смог из себя выдавить.
- ДНК не совпадает с ДНК доктора Долеры, - наконец-то начала Джулианна выдавать четкую информацию.
- Кто бы сомневался, - перевел Питер свой взгляд обратно на морпеха, - Готов поручиться, что с медкартой Финштада эта ДНК тоже не совпадет. Я успел с ним познакомиться за эти несколько месяцев. Я знаю его, как человека. Я знаю, что он влюблен в женщину и доволен своей жизнью. А о вас я не знаю ничего... - прозвучало новое обвинение, явно пополнившее в голове тен Волде склад улик против Николая, - Я знаю о вас лишь то, что написано в вашем досье. Я знаю, что вас учили решать проблемы силой. Я знаю, что вы не комфортно чувствуете себя без фазерной винтовки и, вероятно, даже храните ее под подушкой.
- В пирамиде... - поправил его осыпанный обвинениями морпех.
- И еще я знаю, что вы начали проявлять к кадету Торренс нездоровый интерес еще до начала всей этой миссии! Стоило мне лишь на минуту упустить ее из виду, как я находил ее в вашем обществе! Это не может быть простым совпадением. Признайтесь, вы возжелали ее, и когда она дала вам отказ, вы его не потерпели, потому что за свою карьеру привыкли брать вражескую крепость штурмом...
- Это не ДНК лейтенанта-коммандера Финштада, - подала голос Джулианна и начала своим дыханием отогревать замерзающие пальцы.

15
"Зато я тебя знаю как ту мразь, которая распорядилась провести эксперимент с ассимилияцией на коммандере Т'Жеване", - мысленно ответил Николай на обвинения капитана, ощущая как к горлу подходит легкий приступ злости и силой останавливая себя от того, чтобы высказать все это прямо в лицо похоже переживающему небольшой нервный срыв командиру корабля. "В конце-концов, у него в руках фазер, дуло которого смотрит в мою сторону", - завершил свои умозаключения Макаров, давая капитану выговориться, а потом отвечая и при этом стараясь держать голос столь же спокойным и говорить также нарочито медленно:
- Ни один разумный гуманоид не может считаться виновным в преступлении, пока его вина не будет доказана перед беспристрастным и независимым судом. Это правило из Федеральной Хартии, как Вам должно быть известно. Той самой, которую мы оба давали присягу защищать, когда вступали в Звездный Флот.
"А еще эта же Хартия запрещает проводить антигуманные опыты над живыми разумными существами", - уже просебя добавил Николай, прекрасно осознавая, что и капитан это положение Основного Закона Федерации тоже прекрасно знает. Лейтенант сделал короткую паузу, а затем продолжил:
- Ну а пока мы все тут занимаемся этой фигней, настоящий убийца еще может быть на свободе и как раз сейчас готовиться вернуться на корабль, чтобы еще и там кого-нибудь убить. Просто потому, что у него уже давным-давно поехала крыша. Впрочем, хотите арестовать меня - связывайтесь с долбаным транспортерным отсеком и распорядитесь, чтобы шеф безопасности корабля взял меня под стражу. Давайте уже... надоело тут мерзнуть с поднятыми руками как дурак.
Последние слова Николай буквально бросил в лицо капитану, а в его голосе вновь зазвучали явные стальные нотки...

16
- Нам всем нужно успокоиться. Пока вы строите гипотезы, трикодер сообщил, что ДНК под ногтём Триции - это не ДНК Макарова, - спокойно сообщила Джулианна. Сейчас ей было не до гипотез - её мозг никак не мог получить ответ на вопрос, зачем кому-то понадобились пальцы лейтенанта Торренс. Макаров и капитан замерли, глядя друг на друга. В этот раз ответа пришлось ждать несколько дольше.
- Я допускала, что Триция могла и сама случайно пораниться. Но нет, под ногтями и не её собственная ДНК. Капитан, извините...но это ваша ДНК, - после последней фразы триллка сделала лёгкий шаг назад.
- Я не понял, как это? - спросил Тен Волде, удивлённо глядя на безжизненное тело Триции и оставшийся единственный ноготь, - как это может быть? Хотя бы...какая именно часть меня попала ей под ногти?
- Капитан, так всё, что сейчас было, это лишь попытка защитить себя? - начал было Макаров, но доктор Бран перебила его.
- С нехваткой оборудования я не могу это сказать так сразу - говорю же, необходимо провести вскрытие! Капитан, скажите сразу, чего мы не знаем. Потому что, судя по этому ДНК - вы последний, кто видел её живым! - воскликнула Джулианна, на всякий случай готовясь к самым неожиданным действиям.
- В голове немного мутно, я же всё ещё болен...я помню только вчерашний праздник. Помню, что Торренс была там - а больше ничего. Пока - ничего, - ответил Питер, продолжая растерянно смотреть по сторонам.
- Я считаю, что до выяснения обстоятельств капитана нужно отстранить от обязанностей, - протараторил Макаров.
- В этот раз, я согласна с ним. Как единственный медицинский офицер в экспедиции, я отстраняю вас от обязанностей до выяснения причин, либо до снятия моих распоряжений доктором Селар. Отдайте Макарову свой фазер, - произнесла доктор Бран.
Николай требовательно посмотрел на капитана и вытянул руку вперёд.

17
В гостиной собралась целая половина экспедиции, но несмотря на это в помещении все равно соблюдалась тишина. Даже новоприбывшая Мирия Зова, узнав обо всех новостях, помалкивала, хотя обычно болтала без умолку. Кроме того, не стоило забывать, что некоторых присутствующих мучили головные боли. Но в итоге, первым эту тишину все-таки решился нарушить Бьорн, все еще напряженно всматривающийся в дисплей, следя за последними глобальными новостями.
- Хамелоид значит? - Обратился он к Силу с вопросом.
- Он самый.
- И круст?
- Королевский, Бьорн. Королевский круст.
- Наполненная на события у вас выдалась ночка. Может поделитесь деталями?
Т'жеван, ничего не ответив, посмотрел на свои изодранные одежды и вдруг задумался над тем, брал ли он с собой еще одну теплую шубу. Он, конечно же, мог бы и так по улицам пройтись, но это было слишком экстремально даже для последователей культа Перицилы.
- Нет, -наконец ответил он Финштаду, совершенно внезапно вспомнив, что тот задавал ему вопрос, - не поделюсь. Ведь у вас полно работы, Бьорн. Мне не следовало бы вас отвлекать.
- Какой работы? - С удивлением посмотрел на него Финштад, - Просматривать сеть? Бросьте, коммандер...
- О нет, я об обнаружении. Сейчас это ваша головная боль.
- Вот только не надо сейчас про головную боль, - скрипучим голосом протянул Финштад, - и вообще, я не хотел бы чего-либо предпринимать, пока капитан не отдаст приказы. А он утек отсюда, ничего мне не ответив.
- Вы должны его понять. В том лесу лежит труп кадета, дочери адмирала, которая погибла во время самой мирной операции Звездного Флота за последние пять лет.
- Я понимаю, но над нами весит угроза раскрытия. Нарушения первой директивы. Сейчас это приоритет для нашей группы.
- Проклятье! Ее же убили, Бьорн! - Вдруг вспылил Сил, резко дернувшись и сразу же пожалев об этом. Переведя дыхание, он продолжил, - Вы не видели тела, Бьорн. Вы не знаете, ЧТО именно произошло кроме самой смерти... я не могу и не буду об этом говорить, но...
Т'жеван, замолчал, выдерживая продолжительную паузу, за время которой к разговору беззвучно присоединились Долера и Зова.
- Вам когда-нибудь задавали вопрос: что есть зло? Бьорн? Ответов может быть много, но почти все они неправильные. Живые существа частенько причиняют друг другу боль в равной степени как материальную, так и моральную. Но на то всегда есть причина. Оправданная или нет, но она есть. Там в лесу лежит Триция. Кто-то убил ее - в этом я уверен. Кто-то из местных. Кто-то кто толком и не знал ее. Выходит у этого кого-то даже не был причин ее убивать и... делать, то что было сделано после. Понимаете к чему я клоню?
- Ужас какой... - глухо произнесла лейтенант Долера.
- Вы хотите сказать, что кто-то надругался над ее трупом? - Задал смелый вопрос Бьорн, передернувшись от собственных слов.
- Я хочу сказать, лейтенант-командор, - тихо произнес Т'жеван уставившись в стену напротив себя и тщетно пытаясь забыть увиденное им ранее утром, - что капитану сейчас будет не до нарушения первой директивы. Посему пользуясь своими полномочиями, я наделяю вас полномочиями решить эту проблему самостоятельно и разрешаю вам использовать все доступные ресурсы.

18
Питеру вдруг сделалось нехорошо. Не то от разыгравшейся болезни, не то от нового эмоционального потрясения, не то от чувства вины перед оскорбленным лейтенантом Макаровым. Фазер в его руке внезапно стал двумя килограммами тяжелее, рука задрожала, а вспотевшие на морозе пальцы начали скользить по металлическому корпусу. Он боролся с усталостью и до последнего отказывался опускать оружие, мыслями отправившись в прошлое и пытаясь сообразить, что произошло и как все это могло отразиться на настоящем.
- Я так ни разу и не прикоснулся к ней с момента высадки, - произнес он куда-то в воздух, перебирая в голове картотеку, пережившую небольшой пожар, - Это не мог быть я. Или мог?
Свободной рукой он прикоснулся к своему лицу, и синяк под глазом отозвался болью, подтвердив реальность происходящего. Без сомнения, этот синяк ему нанесла Торренс. Что могло заставить ее ударить старшего по званию, от которого может зависеть все ее будущее?
- Это установит более тщательное расследование, - произнес пехотинец, и его слова отозвались эхом.
В голове тен Волде в этот момент крутился искаженный диафильм, демонстрирующий страшные картины. Появился слайд, на котором капитан пьет адскую смесь, под названием "огненное варенье". Затем появляется картинка, на которой его разум охватывает чуждая человеческому организму болезнь, которая бьет его по печени и моральным принципам. Его кожа трескается, и из-под нее появляется мистер Хайд, пробудившийся после сорокасемилетнего сна и сбрасывающий с себя то, что осталось от человека, который большую часть своей жизни занимался спасением людей. Первое, что он видит - Триция Торренс, молодая, свежая и перспективная кадет, кожа которой является желанным холстом для острого пера злого гения. Подобно змею-искусителю он соблазняет ее, а затем лишает жизни, стараясь уничтожить ее красоту и опорочить ее память, ведь красота - страшная сила, и злу она не угодна. Расправившись с ней, он относит ее тело в лес, чтобы оно послужило пиру местной агрессивной фауны. Мистер Хайд отправляется во временное логово своей прежней личины. Наступает утро, и с рассветом он снова превращается в капитана тен Волде, сквозь подсознание которого с болью пробивается сон с призраком его жертвы, в последний раз предупреждающий его, что он не властен над темными сторонами своей натуры.
Его рука обессилела, и он решился опустить фазер. Он давно боялся момента, когда его подчиненные обернутся против него, и сейчас вдруг он понял, что у него нет сил беспокоиться из-за этого. Всего лишь закономерное отстранение от обязанностей. Со всяким бывает. Подумаешь...
- Последнее распоряжение, - произнес он, сглотнув слюну, и окружающие вдруг осознали, что его лицо стало на пару тонов белее снега, - Нет, даже просьба. Не сообщайте на судно о смерти кадета Торренс до окончания расследования.
- Это серьезное нарушение инструкций, - напомнила Джулианна и инстинктивно приготовилась ловить капитанскую тушку.
- Вот как? - только и успел спросить он, прежде чем волна жара захлестнула его с головой, смыв из реальности весь лес, труп и двух подчиненных. Неловкий удар тонкой женской руки отправил его в нокаут спустя целых двенадцать часов.

19
Капитанское бесчувственное тело оказалось слишком тяжёлым для плечей хрупкой триллки, поэтому Джулианна поспешно взвалила эту ношу на Макарова.
- Раз уж я тут старшая по званию, что ж, значит мне решать, что делать. Отнесите капитана в лагерь. Дайте ему тёплое питьё, а когда проснётся - не мешайте заботиться о себе и о коммандере Т'Жеване. У меня на столе есть датапад со всеми данными, которые я успела получить по местным болезням и лекарственным растениям. Как только капитан придёт в себя - передайте их ему. И да, самое важное - обрадуйте Бьорна Финштада - бремя командования снова падает на него. В связи с тяжёлым состоянием коммандера Т'Жевана и неясной ситуации с капитаном. И ещё кое-что важное. Капитана разбудите не позже, чем через четыре часа. Иначе - труп первого помощника мне тоже придётся прятать, его состояние ухудшается с каждой минутой. А теперь - ступайте. Как только я положу тело Торренс в охлаждённое место на сохранение - тут же вернусь в лагерь. Ступайте! - ошарашив лейтенанта Макарова целой горой особых приказов, Джулианна потянулась за фазером. Было необходимо сделать подобие холодной камеры, чтобы позже тело Торренс сохранилось достаточно, чтобы быть пригодным для исследования.
- Доктор Бран...вы уверены, что справитесь с этим в одиночку? - уточнил Макаров, взваливая бесчувственного капитана на своё плечо.
- Признаю, мне раньше не приходилось этого делать. И ситуация непростая. Но я знаю всю технологию, и никто лучше меня не сможет обеспечить сохранность тела. Я справлюсь, ступайте. Я вернусь, как только закончу, - ответила Джулианна, полная решимости.
- Бог вам в помощь, - произнёс Макаров и пошёл в лагерь выполнять приказы с капитаном на плече.
Уже спустя сорок минут Джулианна поняла, что идея была хоть и разумной, но не так просто выполнимой. Голыми руками копать могилу не пришлось - фазер сделал половину работы. Засыпать часть могилы снегом для большего охлаждения также не составило особого труда. Но вот тело Триции Торренс казалось почти неподъёмным из-за трупного окоченения. Кое-как, потратив не менее полутора часов, и лишившись огромного количества сил, триллка затолкала покойную дочку адмирала в ледяную могилу. Плотно присыпав снегом её тело, Джулианна упала от бессилия неподалёку. Отдыхая, она искренне надеялась, что в ближайшие полдня этому миру не грозит потепление.
- Нужно будет кого-то отправить сюда, чтобы дозакапывать Торренс как следует, - пробормотала Джулианна, с трудом встала со снега и поплелась к лагерю. Сил не было совсем. Триллка искренне надеялась, что никакие крусты рядом не бродят - ведь сейчас она является самой лакомой добычей для всех лесных хищников. Отбившаяся от стада и слабая - идеальная цель для охоты. К счастью, впереди, на опушке леса, уже забрезжили чьи-то дома. Они внушали надежду на то, что до лагеря оставалось идти совсем чуть-чуть. Конечно, это не было правдой в полной мере, но эти мысли не позволяли триллке пасть духом. Слабо перебирая ногами, Джулианна продолжала плестись к лагерю.

20
- Понял, - слегка глухо отечканил в ответ Макаров, взваливая на себя бесчувственное пока что тело капитана и начав ковылять прочь из леса, по направлению к их гостевому домику. Капитан их, конечно, уже успел продемонстрировать, что способен поступать как сволочь, но Макаров был почти уверен, что к убийству Триции Торренс последний не имеет никакого отношения. "То, как разукрасили ее тело явно доказывате обратное", - мрачно рассудил Николая, уже ступая на городскую улочку вместе с телом старшего по званию, - "тут поработал явно тот, у кого крыша поехала капитально и прочно. И почему-то у меня есть подозрение, что этот кто-то мог и пережить внеплановую встречу с этим... как его.. королевским крустом". Размышления лейтенанта были прерваны довольно грубым окриком, приказавшим ему остановиться и стоять на месте. Николай повернул голову, и тут же убедился, что возникшая в его голове догадка об источнике окрика подтвердилась - на него и бесчувственное тело капитана Тен Волде смотрел местный полицейский, державший свою правую руку на ремне, совсем близко от кобуры с револьвером.
- Сэр, кого Вы несете и куда направлятесь? Сэр?, - осведомился страж порядка, а Макаров тут же начал лихорадочно перебирать в голове варианты чего бы ему ответить и что бы сделать, чтобы не вызвать особого подозрения. Хотя бы потому, что быть задержанным местной полицией сейчас было последнее, что ему было нужно. Потратив пару секунд на поиск нужного ответа, Николай решил все-таки рискнуть, ответив полицейскому:
- Дядюшка Накс немного перебрал с огненным вареньем и сартирфарбластским ромом. Немножечко.. и вырубился. Вот и приходится тащить его обратно домой...
"Ну, была-не была", - мысленно добавил к сказанному лейтенант, ожидая реакции полицейского. Долго, впрочем, ждать не пришлось, спустя буквально секунду страж порядка решил убрать руку подальше от кобуры, а затем ответил:
- Ну вот угораздило Вашего родственничка надраться в такую рань. Ладно, несите его скорее в тепло, пока себе чего-нибудь не отморозил.
Страж порядка развернулся и начал удаляться прочь, а Макаров тихо, но с явным облегчением вздохнул и еще раз поблагодарил Господа Бога за Его особое промышление о том, чтобы они не попали в очередную переделку. До гостевого домика было уже совсем немного, так что сравнительно скоро лейтенант уже был у его двери, открыл ее, затащил внутрь тело капитана, закрыл дверь, после чего посмотрел на присутствовавших в гостиной первого помощника и главного инженера, после чего обратился к последнему:
- Не поможете мне дотащить капитана до его кровати? Пожалуйста...
Николай понимал, что у собравшихся (включая и лейтенант-коммандера Финштада, к которому он сейчас обращался) будет к нему целая куча вопросов и лейтенант даже был готов на них по мере своих знаний ответить. Только сразу после того, как капитан будет уложен в кровать, а рядом с кроватью поставлена чашка горячего оча...

21
Лейтенант Финштад был там для того, чтобы помочь Макарову уложить капитана на второй диван, но времени задавать вопросы и выслушивать ответы у него не было.
- Дальше это уже ваша головная боль, лейтенант, - сказал он, направляясь ко входной двери, - Зова! Долера! Если вам необходимо собрать с собой какие-то вещи, то забудьте про них - мы отправляемся в Элнорт немедленно.
- Что? Но я только вчера там... - хотела была сказать Мирия, но во время прервала себя. К счастью никто не обратил внимания на эти слова.
- Постойте, лейтенант-коммандер, - всколыхнулся Николай, - но у нас тут дело первостепенной важности!
- Мне тоже жаль кадета Торренс, Макаров, - опустил взгляд Бьорн, - но дело первостепенной важности сейчас, это возможное нарушение первой директивы и оно не ждет.
- Но сэр! На вас легла отвественность коммандования. Капитан находится под следствием как подозреваемый.
- Уже сбросили меня со счетов, лейтенант? - Подал голос Сил, принявший на диване сидячее положеннее.
- Коммандер, - Николай повернулся к Т'жевану и воспользовавшись возникшей паузой, Бьорн, Мирия и Катрина поспешно отправились к ближайшей станции, - доктор Бран сказала, что вы находитесь в тяжелом состоянии. Предписания врача нельзя нарушать.
- Я уверен, что если мы составим подробный отчет о произошедшем, то командование оправдает наши действия в этой ситуации... потом они нас всех конечно же выгонят из флота, но эти вот эти действия точно будут оправданы... итак, что вам удалось узнать?
- Не многое, сэр. Труп ее вы уже видели, так что знаете о надругательствах. Смерть произошла в результате удара тупым предметом по затылку и уже после убийца... сделал, то что сделал. Не понимаю зачем ему это правда? Есть предположение о ритуале, но я сомневаюсь. Мне кажется кто-то хочет, чтобы мы так думали и у меня даже есть предположения кто.
- Делитесь ими, лейтенант.
- Я думаю, что преступление совершил хамелоид, сэр.
- Интересное предположение, лейтенант, но... по правде говоря, я не вижу мотивов.
- Он точно пытался убивать вас.
- Да, и как я говорил ранее у него были на то личные причины. Мотив для убийства присутствует.
- Возможно она стала свидетельницей того, чего ей не следовало видеть. Он убил ее, а затем обставил все так, чтобы нас запутать.
- Хамелоид может принять любую личину, лейтенант. Вы забыли об этом? Будь я на его месте, то принял бы облик эла при подходе к Элвалену. Кроме того, тогда бы он оказался тут куда раньше чем я... нет, лейтенант, у меня такое чувство, что он просто не дожил до утра.
Николай задумался над сказанным и вдруг вспомнил еще об одной детали, которую он забыл сообщить.
- Ах да, коммандер, вы должны знать, что мы нашли под оставшимися ногтями жертвы следы человеческой кожи. Джулианна проведя экспертизу определила, что она принадлежит капитану.
- Интересно, - Т'жеван медленно повернул голову к Питеру, который казалось мирно высыпался на диване, - я так понимаю, именно все эти новости его и вырубили? И опять же, я не вижу мотива и здесь. Это просто совпадение.
- Тут я с вами соглашусь, сэр. В конце-концов они проводили много времени вместе, следуя легенде.
- Еще какие-нибудь находки на месте преступления? Следы борьбы?
- Нет, - покачал головой лейтенант, - никаких следов борьбы вокруг, на теле жертвы, даже по одежде этого не скажешь - все пуговицы были на месте.
- Хм, я думаю, что убийство было совершенно не в лесу. Убийца притащил тело туда, может даже пытался спрятать, я не знаю... а где доктор Бран, кстати?
Не успел Николай ответь на этот вопрос, как Джулианна вошла в домик, очень тяжело дыша. Долгое время, она приходила в себя, пытаясь восстановить дыхание и у нее на это уходило довольно много времени. Николай напрвился к ней навстречу, собираясь помочь, как вдруг недавно закрытая Бран входная дверь вновь отворилась и в помещение вошел... Сил Т'жеван собственной персоной. У собравшихся его появления вызвало дежа вю - первый помощник держался за горло левой рукой, его одежды были изодраны и покрыты синей кровью, а в правой руке он держал окровавленный нож. Взгляд новоприбывшего Сила скользнул по присутствующим и остановился на другом Силе, что сидел на диване и целили в него фазером.
- А я уж подумал, что тот круст тебя сожрал. К сожалению я ошибался... лейтенант, немедленно арестуйте этого хамелоида.
Не долго думая, Николай направил на гостя фазер. Его примеру последовала и Джулианна.
- Бросай нож и сдавайся, - произнес Макаров.
Новый Т'жеван, поняв что здесь произошло, раскрыв глаза от удивления, продолжая сжимать нож в руке медленно указал им на другого Т'жевана сидящего на диване.
- Черт возьми! Этот ублюдок обманывает вас! - Прохрипел он из последних сил.
- Мы уже провели сравнение с медицинской картой - тебе не обмануть нас, - сказала Бран
- Эта тварь, - не унимался второй Сил, - пряталась на нашем корабле много месяцев! Неужели вы думаете, что он не продумал подобное стечение обстоятельств? Он планировал меня убить и занять мое место!
- Молчать! - Громко произнес Сидящий на диване коммандер, - он пытается запутать нас, не слушайте!

22
"Вот это ж, нафиг, поворот", - с явным изумлением и даже ошеломлением просебя произнес Макаров, не опуская, впрочем, своего фазера и все еще держа "только что вошедшего Сила Т'Жевана" или кем там он был на самом деле на мушке. Если честно, Николай уже совсем ничего не понимал, что именно сейчас происходило перед ним. С одной стороны - лейтенант Бран вроде как уже проводила первичное генное сканирование того коммандера Т'Жевана, что сейчас сидел на диване и целился из фазера. С другой - только что вошедший и находившийся далеко не в лучшей форме коммандер Т'Жеван говорил вроде как вполне искренее и убедительно. Проблема была только в одном - должен был существовать только один Сил Т'Жеван, а это значило лишь то, что кто-то из двоих был хамелоидом. "Тем самым чертовым хамелоидом, что возможно недавно убил кадета Торренс" - подытожил лейтенант, глянув сначала на сидевшего на диване "первого помощника", затем на стоявшего в двери "первого помощника", после чего негромко, но четко сказал, обращаясь к первому:
- Итак, для начала Вы, сэр, опустите нож, причем сделаете это медленно, после чего откинете его от себя и будете держать руки так, чтобы мы все их видели, - в голосе Макарова снова явственно звучали "стальные" нотки. Впрочем, в следующую секунду, убедившись что "Сила, только что вошедшего в домик" держит на прицеле лейтенант Бран, Макаров перевел прицел фазера на того первого помощника, что сидел на диване и обратился уже к нему, сохраняя тот же "непреклонно-вежливый тон":
- И, мне жаль, сэр, но я вынужден настаивать чтобы Вы опустили оружие на пол и сделали это столь же спокойно и медленно. Мой фазер выставлен на режим парализатора. Кто-то из Вас, пока что один Господь ведает кто именно, настоящий коммандер Сил Т'Жеван и пока я не знаю кто именно, мне очень не хотелось бы в кого-то из Вас стрелять.
Николай лихорадочно думал, что можно было сделать в этой безумной ситуации, и, кажется, одна идея у него все же была. Прервав повисшую было тягучую паузу, лейтенант обратился уже к Джулианне Бран:
- Мэм, если мне не изменяет память, нам всем имплантировали подкожный уни-переводчик и подпространственный вокс-передатчик, так? И вроде как хамелоид удалил этот прибор из под кожи настоящего коммандера Т'Жевана. Возможно, стоит проверить обоих Силов Т'Жеванов на наличие следов от операции? Они не должны были так быстро полностью зажить...
Макаров понимал, что его идея могла показаться очень смелой и даже безумной, но почему-то какое-то шестое чувство подсказывало ему, что затея может сработать...

23
Путь до станции закончился столь-же быстро, сколь сумбурно началась вообще вся затея с поездкой в столицу. Всё это сильно не нравилось Финштаду, который жаждал вцепиться в глотку первому человеку, имеющему хоть какое-то отношение к решению спрятать полукилометровый корабль, массой в три миллиона метрических тонн, всего лишь за треклятой кучкой камня и железа, гордо называемой Элейсицами спутником, который вероятнее всего содержал в своих недрах металлов меньше, чем каркас самой “Марии”.
- Бьорн, успокойся наконец. Никто не мог предугадать, что местным астрономам взбредет в голову сканировать свою луну.
- Катрин, это одна из тех вещей, который входят в обязанности экипажа. Не допустить вот таких вот случайностей. Возможно прямо сейчас эти кадры публикуют и народ начинает кричать про вторжение инопланетян, а три сотни людей наверху, - Финштад ткнул перчаткой в небо, - сидят и ничего не подозревая нарушают первую директиву, недожавшись жалких десяти-пятнадцати лет, чтобы раскрыть своё существование, - потеряв бдительность и отвлекшись на споры с Катрин, Финштад был безжалостно атакован заснеженной землей, которая незамедлительно ударила оступившегося норвежца по носу, погрузив его голову в ближайший сугроб под аккомпанемент тихого смешка Мирии и громкого возгласа Катрин, которые бросились вытаскивать своего начальника из цепких лап снежной горки. С тех пор все молча шли, стараясь не спускать глаз с коварной земли и её подлой компаньонки гравитации. Однако оставшееся до станции время руки и язык, Финштада, чесались задать трепку ничего не подозревающей Мирии, бодро шагавшей за Долерой и по неизвестным Бьорну причинам, пытавшейся идти с ней след в след, будто пытаясь скрыть истинное число людей в этой процессии. Но к сожалению, для Финштада и к счастью для рулевой, она была ни в чем неповинна, поэтому ей оставалось лишь продолжать радоваться жизни.
Здание станции было практически пустым, по коридорам и залу ожидания лишь изредка, ровно по расписанию, разносились звуки прибывшего маглева. Последний судя по табло – отбыл два с половиной часа назад, а это значило что у троицы было целых пятнадцать минут, чтобы купить билеты и занять свои места в салоне.
- Сто-двадцать чипов, - сухо произнес автомат по продаже билетов и после того, как в него занесли необходимую сумму – выплюнул три карточки с номерами мест и вагонов.
И вот, спустя двадцать минут все уже сидели в тепло и комфортном поезде, который с огромной скоростью, совершенно бесшумно, несся навстречу быстро растущим небоскребам и башням, который потихоньку начинали окутывать тенью леса и поля вокруг Элнорта.
Убедившись, что вокруг никого нет и закрыв двери купе, Финштад сел напротив женщин и начал первый разговор за последний час.
- Когда приедем, найдем место, где можно остановиться. Желательно где-нибудь в центре. Потом поищем эту Майнди Пирк.
- Что будет, когда мы её найдем? – Поинтересовалась Мирия, не спуская глаз с окна.
- Переубедим её, - неуверенно произнесла Долера, смотря на Бьорна, который крутил в голове различные сценарии событий.
- Прекрасная картина… Трое инопланетян пытаются убедить человека в том, что инопланетян нет. – Финштад глубоко вздохнул и откинувшись в кресле – задремал.

24
Идея Макарова показалась Джулианне не такой уж и плохой. Сил практически не было, на удивление или панику - уж подавно. Ничего не ответив, доктор Бран взяла трикодер и просканировала обоих Т'Жеванов.
- Согласно трикодеру, перед нами два почти идентичных Сила Т'Жевана. Передатчик вырезан у обоих, следы операции имеются. По медицинским картам - оба совпадают. Но есть и отличия, - произнесла она, тщательно изучая показания.
- Вы уже знаете, кто есть кто? - уточнил Макаров.
- Нет, но кажется знаю, как это выяснить. Правда, придётся пойти на риск. Впрочем, когда мы сможем вернуться на корабль, то все последствия можно устранить. Хоть на это и понадобится время, - произнесла Бран, продолжая изучать показания.
- Что вы планируете делать? - уточнил Сил, который недавно пришёл.
- Вы оба ранены, и оба больны. Но вирус одолевает ваши тела по-разному. Сейчас я прикреплю к вам обоим по датчику. Через него я смогу следить за вашими состояниями через трикодер. По развитию болезни я пойму, кто из вас андорианец, а кто - неизученная мной раньше форма жизни. Макаров проследит, чтобы никто из вас не покинул помещения до того, как я выявлю самозванца, - с этими словами Бран достала из ящиков с оборудованием два датчика, и поместила на запястья каждого из Т'Жеванов, а затем указала дорогу к комнатам. Макаров проводил их и запер за ними двери.
- Вы не боитесь, что хамелеоид может сбежать? - уточнил Николай.
- А чего здесь бояться? У настоящего Т'Жевана нет причин убегать. Единственные, кто может помочь ему выздороветь - это мы. А хамелеоид может оказаться и симулянтом - уж слишком сильно он отличается от человека. Так что, если он сбежит, это будет означать лишь то, что мы выявили настоящего Т'Жевана даже раньше, - спокойно произнесла она.
- И что же, нам теперь просто сидеть и ждать, и уповать на Бога? - начал возмущаться Макаров.
- Это вы всегда хорошо делали. Нет, не просто ждать. Вы проследите, чтобы оба Т'Жевана не набедокурили. Заодно отдохнёте. А я пока подумаю, как вылечить вас всех. Сразу после того, как налью себе горячего питья, - Джулианна взяла чашку, налила напиток, взяла датапад и улеглась на свободный диван. Работы было немало, но сейчас, параллельно с ней, можно было и отдохнуть.

25
- Да уж, мне кажется, если мы просто заявимся на порог и начнем проповедовать о невозможности жизни на других планетах, это только раззадорит их любопытство. - Мирия усмехнулась. - меня бы точно раззадорило.
- Так рассуждать может быть опасно, - ответила Долера. - инопланетные цивилизации могут совершенно по-разному относиться к перспективе первого контакта.
- Тоже верно, хотя когда дело касается гуманоидных видов, чаще всего тяга к познанию пересиливает страх перед неведомым. Это как первый раз в жизни управлять настоящим шаттлом: значительную часть своей жизни ты учишься, тренируешься, готовишься к этому дню, трясешься от страха с мыслями "а вдруг не сдам?", "А вдруг что-то пойдет не так?", "А вдруг шаттл окажется неисправен?" Все эти мысли, какими бы бредовыми они ни были, улетучиваются, стоит запустить двигатель.
- Я не уверена, что понимаю, в чем тут связь.
- Связь в том, что как бы они ни боялись того, что может хи ждать за последним рубежом, какими бы неопытными и наивными ни были, это все равно мечта, которой они шли целыми поколениями, так что возможность первого контакта они вряд ли захотят упустить.
- Есть идеи?
- Можно попробовать обыграть всю ситуацию как розыгрыш, эдакий социальный эксперимент - НЛО над большим городом, сколько людей его заметит?
- Вроде тех, что в свое время несколько раз проводили на Земле и Бетазеде?
- Идея не безупречная, но можно взять на вооружение как один из вариантов.
- Не знаю, не знаю... в любом случае это стоит спевра обсудить с нашим шефом-починилкиным, когда проснется.
- Расслабьтесь, "шеф-починилкин" вас и так прекрасно слышит.
- Простите, что разбудили, сэр! - почти хором извинились девушки.
- Уснешь с вами... Ладно, и так почти приехали.
Поезд начал постепенно сбавлять ход.

26
- Ну что ж, надеюсь, Вы знаете что делаете, док, - тихо произнес Макаров, незаметно для себя забыв (на самом деле забыв, а не опустив намеренно) полагающиеся формальности при обращении к старшему по званию.
Что ж, в сложившейся ситуации ему действительно оставалось только ждать, потому как самостоятельно и с нужной степень достоверности определить кто именно из двух пристутсвовавших тут андориан является настоящим коммандером Т'Жеваном, а кто - всего лишь жалкой подделкой, да и вообще на самом деле никаким не андорианином лейтенант не мог. "А чтобы все было еще лучше - один из двух "коммандеров Т'Жеванов" при этом еще и слетевший с катушек убийца, который попылатся прикончить настоящего Сила Т'Жевана и весьма вероятно, что также убил и кадета Торренс", - мрачно завершил свои умозаключения Николай. Впрочем, пока что оба "Сила" сидели по разным комнатам между которого не было свободного прохода минуя помещение, в котором сейчас находились Макаров и Бран.
Ну а пока все было относительно спокойно, Макаров решил поинтересоваться у Джулианны относительно другого вопроса, также заинтересовавшего его в последнее время:
- Мэм.. извините за то, что лезу в сферу далеко не своей компетенции, но .. Вам удалось что-нибудь узнать о вирусе, которым, как Вы говорите, мы все заразились?
Последние слова лейтенант произнес с легким сомнением, и причина на такое отношение у Макарова действительно была - сам он пока не чувствовал, что чем-то вообще заболел, хотя вроде как доктор сравнительно недавно говорила, что и ему не удалось избежать того же вируса, что поразил капитана Тен Волде...

27
Обоих Силов Макаров расположил в комнаты, которые были разделены одной стеной и у обоих Силов сразу же возникло желание подобраться к этой стене.
- На что ты рассчитываешь? Ты даже не похож на меня! - Заговорил один из них.
- О чем ты говоришь, преступник? - Ответил ему второй, - Впрочем... нас наверное и в самом деле подслушивают, но тебе не провести офицеров звездного флота! Скоро ты ответишь за свои преступления!
- Когда Джулианна точно определит кто из нас кто, ты окажешься под трибуналом и тебя сошлют обратно в ту дыру галактики из который ты приполз или может быть подыщут место в тюрьме для особо опасных. В любом случае я буду там и буду свидетельствовать против тебя. Уж я то прослежу за всем этим.
- Именно так оно все и будет, вот только под трибуналом окажешься ты, чертов притворщик!
Перепалка продолжалась и Николай, немного послушав ее, понял, что из нее никаких толковых улик в чью-то пользу не вытянешь, почему он вернулся обратно в гостиную с вопросами к доктору Бран.
- Тошнота, головные боли и сыпь, - ответила ему Джулианна, - во всяком случае у людей точно. Это все известные нам симптомы и это все то, что я пока знаю, так что если почувствуете что-то новое - дайте знать. Как там наши гости, кстати?
- Я разместил их по комнатам и даже несмотря на отсутствие свидетелей каждый из них продолжает утверждать, что он настоящий. Надеюсь ваш метод сработает...
- Я тоже на эту надеюсь. Заполучить настоящего хамелоида для изучения это большой шаг для ксенобиологии и я буду в данном случае первооткрывательницей! Федерации этот вид встречался очень редко. Или часто. В том то и проблема, что никто толком этого не знает, потому что хамелоиды - мастера скрываться и известный нам субъект хорошо это доказывает.
Николай, обычно не одобрявший подобных вещей, проводимыми с живыми существами, пусть и гуманными, логично порешил, что если этот хамелоид повинен в убийстве Триции, то стать объектом исследований для него станет отличным наказанием. Еще и пользу принесет.
- Кстати, доктор, вам удалось еще что-то узнать об убийстве?
- Немногое, но я работаю над этим. Например, мне удалось узнать, что примерно за десять минут до своей смерти Торренс употребила в пищу салат из местных фруктов и коктейль по неизвестному рецепту, слабоалкогольный тем не менее. Это, а еще то, что тело подвергалось перепадам температур уже после смерти, снятая без борьбы одежда лишний раз доказывает, что убийство произошло где-то в другом месте. Но это пока все... что вы думаете? Делитесь мнениями, потому что кроме нас двоих это расследование вести больше некому.

28
- Просто, мэм, не то, чтобы я сомневался в Ваших профессиональных навыках как военного медика, совсем нет - слегка задумчивым голосом ответил триллке Макаров, - но я пока не замечаю никаких особых симптомов вируса, которым я по Вашему тоже должен был заразиться. Если хотите, можете взять образец моей крови для сканирования.
Не то, чтобы вопрос о вирусе был сейчас жизненно важным, но просто почему-то сочетание вывода доктора Бран о том, что он тоже заразился и отсутствия каких-либо явных симптомов казалось лейтенанту немного странным. Впрочем, эта "удивительная загадка" сейчас не шла ни в какое сравнение с занимавшим его вопросом о свершившемся недавно убийстве кадета Торренс, про которое Макарову только что напомнила доктор.
Проблема была в том, что идей "кто бы это сотворить случившееся с кадетом" (исключая, разумеется, самую простую гипотезу о виновности хамелоида) у Николая действительно не было. Зато в случившемся было кое-что, что казалось Макарову крайне странным и "не сходящимся друг с другом".
- Мэм, скажите, - таким же негромким, но четким голосом снова обратился Николай к Джулианне, - а Ваши данные сканирования не смогут помочь установить, были ли ножевые раны на теле убийцы нанесены сразу после смертельного удара по затылку или это сделали уже после, когда труп был в лесу?
С первого взгляда вопрос мог показаться странным. Но, прямо сейчас в голове Макарова крутилась одна неожиданная (а то и вовсе могущая показаться кому-то даже странной и нелепой) мысль, - "а что если тот, кто непосредственно убил Трицию и тот, кто нанес потом удары ножом по ее трупу - разные личности?"

29
Не отвлекаясь от своей работы, Джулианна постаралась ответить Николаю как можно более подробно.
- Раны были нанесены до того, как тело замерзло. Если бы труп полежал в снегу некоторое время, а потом некто решил нанести мертвому телу несколько ран, то характер повреждений был бы совершенно другим. Попробуйте сначала порезать замороженное мясо, а потом размороженное - сразу увидите разницу. Это кстати еще раз говорит о том, что ее убили в каком-то помещении... знать бы где она провела вчерашний вечер и с кем? Нам бы наверное многое рассказал капитан, видевший ее последним, но толку от него сейчас очень мало... я думаю, что звездному флоту нужно ввести ряд правил на тему употребления алкоголя в доварповых цивилизациях...
Немного помолчав, полностью вернувшись к своей работе, и дав Макарову подумать над информацией, Бран снова обратилась к нему, отвечая уже на первый вопрос.
- Я уже все проверила и перевпроверила и я знаю точно, что вы тоже заражены. Не знаю, честно говоря, почему у вас не проявляются симптомы - может вы мне расскажите? В любом случае это опасно и с этим надо разобраться как можно быстрее, так что сейчас я занимаюсь этим вирусом, а вы, раз уж хорошо себя чувствуете, как следует подумаете над известными нам фактами об убийстве Торренс. Потому что, как я уже сказала ранее, кроме нас сейчас больше некому этим заниматься.

30
- Ну в вопросах инопланетных вирусов я точно не специалист, простите, - процедил в ответ на слова триллки о вирусе Макаров. Что ж, следовало признать что первая его догадка о том, что могло случиться с Трицией сложилась "с глухим стуком". "И самое фиговое, что мы остались практически с тем же ничем, с чем и начинали когда обнаружили труп", - разочарованно рассудил Николай. Основания думать именно так у него были самые веские - кто-бы ни совершил это убийство, он действовал даже поразительно "чисто" - даже несмотря на то, что убийца успел вдоволь порезать уже мертвую девушку, он не оставил ни нормальных следов ДНК, ни отпечатков пальцев, ни даже орудия. Ни того орудия, которым он нанес ставший фатальным удар по затылку. "Тупик...", - уже завершал свои умозаключения Макаров, когда ему в голову пришла еще одна небольшая идея из серии "не факт, что это сработает, но может быть". Прервав повисшую в воздухе паузу, он снова обратился к Джуллиане:
- Мэм,... а Вы смогли установить примерно сколько времени назад наступила смерть кадета Торренс?
Идея Макарова была "проста как три копейки", но тем не менее шанс сработать у нее был. Перед миссией им всем установили имплант с передатчиком и автопереводчиком. Но у него была и еще одна функция - имплант был маячком для телепортации, а это значило, что с корабля могли отслеживать его местонахождение. "И если центральный компьютер вел логи происходящего", - просебя подытожил лейтенант, - "мы сможем с высокой точностью установить то самое место, где и произошло вчерашнее убийство".

31
Пятна на лице триллки покрылись плохо скрываемым раздражением, она тяжело вздохнула и сказала
- Лейтенант, Еще во время осмотра тела, я сообщила, что время смерти определить невозможно. Виной тому перепады температур. Время смерти определяется по химическим и биологическим процессам в организме, которые приостанавливаются при заморозке. Я могла бы определить, когда ее тело замерзло, хотя... - она на мгновение отвлеклась на свой трикодер и продолжила, - вот я сделала это только что-то: ее тело замерзло приблизительно через два часа после убийства и... и что нам это дает? Мы не знаем сколько оно провалялось в лесу.
- Нет, но мы можем спокойно определить окно во времени и запросить информацию о ее перемещениях с "Кюри"
- Неплохая идея, лейтенант, но во-первых корабль не ведет круглосуточную телеметрию из-за рисков обнаружения, чаще всего это происходит по срочному запросу во время сеасов связи, во-вторых "Мария Кюри" скорее всего не выйдет с нами на связь, особенно если учесть, что сегодня утром обнаружил Финштад, ну и в третьих вы наверное забыли, но капитан попросил нас не сообщать о произошедшем до выяснения каких-либо подробностей... да и кроме того, я не думаю, что там наверху будут довольно тем, что кроме наличия мертвого кадета, наша группа умудрилась упустить трикодер, голосенсор, имплантат и падд. Чьи-то головы после такого точно потом полетят... и мне кажется, что первой будет голова гонца.

32
И тут тупик, блин", - с легким разочарованием просебя прокомментировал слова Джулианны насчет невозможности точного определения время смерти, да и определения местоположения Триции на этот самый момент. Что ж, больше идей у лейтенанта действительно на данный момент не было. "Исключая конечно вариант "узнать кто из двух Силов Т'Жеванов на самом деле метаморф и допросить последнего на предмет возможно совершенного им убийства кадета Торренс", - слегка мрачно подумал Николай, тихо отвечая триллке и констатируя печальный факт:
- Что ж, тогда пока у меня больше нету идей, что можно сделать прямо сейчас, мэм. Ну то есть, нету прямо сейчас , пока мы с достоверностью не выяснили, кто из "двоих первых помощников" на самом деле хамелоид-метаморф.
Едва ли Макаров стал бы спорить с доктором Бран на тему возможного сильного недовольства командования недавно случившимися событиями, но вот только связываться с кораблем им, похоже, предстояло уже весьма скоро. И, что характерно, это даже не было напрямую связано с случившимся с Трицией Торренс.
Макаров снова прервал повисшую в воздухе тишину и таким же негромким голосом снова обратился к Джулианне:
- Мэм... вот только, боюсь нам один фиг уже скоро придется связываться с кораблем и даже запрашивать шаттл. Как только мы выявим метаморфа, его надо будет переправить на борт звездолета для дальнейшего задержания на корабельной гауптвахте впредь до передачи федеральным властям... Держать его тут с нами может оказаться и хлопотно, и небезопасно.

33
- Инструкция велит в подобных ситуациях сидеть тихо и не нарушать радиомолчания до дальнейших указаний командования. - Напомнила Николаю Джулианна, - Нарушить его можно только в случае самой крайней необходимости.
- У нас тут труп и возможный убийца. Чем не "самая крайняя необходимость"? - не успокоился Макаров
- Предлагаю снять с себя ответственность за возможные нарушения правил, особенно если учесть, что у нашей группы высадки и так проблем хватает и прямо сейчас определить какой из Силов Т'жеванов настоящий. Вот ему и решать, как поступить дальше... если к тому времени он еще будет способен нормально соображать, что происходит вокруг.
- Если вы найдете лекарство, то с этим не будет никаких проблем.
- И то верно, но нужно решать проблемы по очереди. Идем сначала в комнату к Силу, что прибыл последним и держите фазер наготове.
Николай послушно перевел свое оружие в оглушающий режим и направился к двери первым. Но сопротивление им никто не собирался оказывать: коммандер сидел на кровати, держа голову руками и голоса коллег заставили его вздрогнуть от неожиданности.
34
- Как вы себя чувствуете, ко... пациент?
- Плохо, - хрипло ответил Сил, - голова идет кругом, сломанные ребра болят, я ни черта не вижу и не слышу, а собственная команда держит меня взаперти, как какого-то преступника!
- Ради всеобщей же безопасности, - напомнил ему Макаров, держа на мушке - мы не можем быть уверены, что вы это вы...
Джулианна ожидала подобных симптомов, но ей нужно было убедиться, что субъект не симулирует. После тщательного сканирования, она убедилась что не симулирует.
- Коммандер, - наконец произнесла она, опустив трикодер, - извините за принесенные неудобства.
- Это значит, - опустив фазер, произнес Николай и повернувшись к стене, - что в той комнате сидит хамелоид.
- Сначала, лейтенант, помогите мне добраться до гостиной. Я прибыл сюда последним и до сих пор не в курсе, что вообще происходит.
Макаров послушно помог первому помощнику подняться с кровати и добраться до дивана в гостинной, где последний и расположился, а сам лейтенант встретился с Джулианной у второй двери. Она уже держала свой фазер наготове.
- Он может оказать сопротивление или попытаться ввести нас в заблуждение, так что будьте аккуратны, - сказал он схватившись свободной рукой за ручку двери и отсчитав "три" резко отварил ее.
Посреди комнаты стоял тот самый хамелоид, держа руки за головой.
- Мне уже поздно метаться и делать вид, что я это не я, - произнес он голосом главного инженера, что было не удивительно, потому что именно его облик он и принял.
"Финштад?" - хотели было удивленно спросить оба офицера на мгновение растерявшись (уж очень хорошо получилось у хамелоида уловить все его черты), но во время опомнились.
- Почему лейтенант-коммандер? - Немедленно спросил Николай.
- Ну... - потянул лжеБьорн, - мне надоело ходить в разорванной одежде и мне удалось найти новую... а комната эта принадлежит нашему инженеру, так что... думаю, он не обидится? Это ведь не в его духе, да?
- Поразительно... - завороженно протянула Бран.
- Сейчас же... - громко начал Макаров и запнулся, подбирая подходящее слово, - сейчас же... поменяйся, чтоб тебя!
- Сейчас надо бы вспомнить кого-нибудь с похожим телосложением...
- Немедленно!
- Ладно, ладно, - проворчал хамелоид и принял облик элэейсийки. Той самой Ифэ, которая когда-то давно встретила их в административном здании. - Вот еще и маскировка. Так лучше?
Но ему никто не ответил. Джулианна начала медленно подходить к хамелоиду, держа гипошприц наготове.
- Это что еще такое? - Сделала Ифэ шаг назад.
- Не дергайся, а не то отправишься спать, - напомнил ей о своем фазере Макаров.
- Не беспокойтесь, это всего лишь безвредный радиоактивный изотоп, - сказала триллка, сделав укол, - Мы используем его, чтобы отслеживать фауну на планетах. Так что, если вдруг вас потеряют из виду и даже если вы примите чужой облик, то сканирование всегда покажет кто есть кто.
- Спокойно, я все равно не собиралась убегать.
- "Собиралась"? - Отметила Бран, - так вы все-таки женского пола.
- Я та, кем являюсь в данный момент времени. Это может быть кто угодно и какого угодно пола, - пожала плечами Ифэ
- Мне уже надо начинать записывать...
- Потом, доктор! - Напомнил ей Макаров о первостепенных задачах. - У нас хамелоид-престуник, труп, слепой коммандер и капитан без сознания. Думаю, следующее на очереди, это лекарство.
- Все верно, лейтенант, - кивнула триллка, - отведите нашего... нашу пленницу вниз и введите коммандера в курс дела.
Прошло некоторое время, за которое Николай успел рассказать Т'жевану обо всех произошедших событиях и убедиться, что у Ифэ не будет никаких шансов скрыться из его поля зрения.
- Так вот, коммандер, - закончил свой рассказ Макаров, продолжая не спускать глаз с хамелоида, - я, все-таки предлагаю нарушить радиомолчание и запросить у "Кюри" помощь.
- И что тогда? Они вышлют сюда шаттл? Нет, мы хотя-бы должны дождаться отчета лейтенант-командера Финштада по ситуации, прежде чем что-либо предпринимать.
- Тогда... я даже не знаю. Судя по всему нам придется сидеть тут и ждать. Наверное.
- Ну уж нет, - резко отрезал Сил. Будучи явно недоволен всеми этими фактами, он был в ярости, - у нас труп кадета и пропавшие технологии! Первое весьма прискорбно, но второе еще и вторая за сегодняшний день угроза нарушения первой директивы. Убийца прямо сейчас носит все это добро с собой!
- Не факт, - тихо произнес Николай и медленно повернулся в сторону хамелоида. Ифэ заметила это.
- Что!? Нет! - Оскорбленно произнесла она, - я не убийца!
- Ага. Именно поэтому несколько часов назад, ты собиралась сбросить мой труп в озеро? - Заметил Т'жеван.
- Не отрицаю. И у меня не получилось, и мне теперь придется ответить за это по закону. Но только за это. Более того, я готова себя защищать. Мои действия были оправданы...
- Убийству нет оправданий! - Перебил ее Т'жеван.
- Скажи это сотням погибших на войне, Сил. В том числе из-за твоих ошибок.
- Ты подвергла опасности весь корабль, когда выпустила дрона! - Не унимался Сил
- Никто не умер в тот день, а вот тебя должны были пристрелить. - спокойно ответила Ифэ
- Она, - раздраженно, со злостью в голосе прошипел первый помощник, - или он, неважно кто. Это существо - совершило множество преступлений и я не удивлюсь, если оно ответственно за смерть Триции.
- Да, - закивал Николай, - много чего говорит не в твою пользу, хамелоид. Я думаю, что Торренс увидела то, чего не должны была видеть и ты убрала ее. Как ненужного свидетеля. Замаскировав все этими зверствами, что сбить нас со следа.
- Допустим, - выдохнула Ифэ после небольшой паузы, - допустим я виновна и сейчас вы будете тратить тонну времени впустую на допросы о том куда я дела все флотские технологии, дождетесь связи с кораблем, чтобы продолжить допрос уже на борту и в итоге придете к выводу, что я не вру. А тем временем настоящий убийца продолжает гулять на свободе, таская в кармане чертов трикодер!
- Не пытайся обмануть нас, - Рявкнул Сил, - ты уже доказала, что способна на многое ради сокрытия истины. Это лишь один из тех случаев.
- У меня есть еще пара аргументов: вы уже давно определили, что Трицию убили не в лесу - ее туда перетащили, и если учесть что на многие километры вокруг только лес и озеро, то перетащить ее могли только из Элвалена, а я бы точно не стала превращаться в кого-либо в Элвалене, где полно элов. Кроме того я был вообще первым, кто сообщил вам о трупе - логичное ли это действие для убийцы? Ну и в конце концов самое главное: коммандер, собственной персоной, провел ночь в этом чертовом лесу, убегая от круста, который перед этим напал на меня. Давай, расскажи, нам Сил, так ли просто было тебе добраться до Элвалена, будучи перед этим как следует обнятым этой кровожадной тварью?
Т'жеван замолчал на некоторое время, переваривая всю полученную информацию.
- Я все равно тебе не доверяю, - наконец произнес он, - но логика говорит сама за себя - ты просто физически не смогла бы в течении однйо ночи выбраться из леса, добраться до Элвалена, совершить убийство, отнести труп обратно в лес и сделать вид, будто сама его нашла. После такой встречи с крустом уж точно. Нет, лейтенант, это убийство совершил не хамелоид, а это значит, что настоящий преступник и в самом деле бродит по Элвалену. И это если нам повезло - он мог давно убежать в Элнорт.

35
Утро тянулось целую бесконечность. Казалось бы, еще шесть часов назад ты дремал в своей постели, всеми силами борясь с желанием отсечь себе голову, но вот уже стоишь посреди оживленной столицы народа Эллов, которые несмотря на ранний час уже бегали по своему городу, будто муравьи по муравейнику.
Финштад, Долера и Мирия стояли посреди крупной городской площади, где находился вокзал, на который прибыл их маглев. Судя по всему, площадь была отдана под растерзание некого подобия рынка или фестиваля, благодаря которому повсюду выросли палатки, ларьки и прочие цветастые навесы, под которыми торговали различными вкусностями и безделушками. Занимательным был тот факт, что несмотря на время года и обилие снега вокруг города, в его пределах же было абсолютно чисто, даже создавалось впечатление, что осадков тут не было вовсе.
- Ну хорошо, вот мы в городе, в котором живет несколько миллионов Эллов. Как мы найдем ту самую? – Мирия повернулась к Долере, хотя все прекрасно понимали, что вопрос был адресован Финштаду.
- Я узнал её адрес, когда залез к ней на компьютер. Её жилище должно быть в нескольких блоках отсюда, думаю мы можем арендовать что-нибудь вроде такси…если они вообще есть на этой планете.
- Или мы может дойти пешком. Прекрасная возможность поближе познакомиться с культурой. - Проговорила Катрин и бодро зашагала в туда, куда ранее махнул Бьорн.
Вскоре дверь дома, в котором проживала потенциальная угроза первой директиве была уже перед носом, ровно, как и записка, оставленная на информационной панели, рядом с квартирой.
- Похоже нам всё же придется поехать на симпозиум. – С раздражением проговорил Финштад и вышел на улицу, оставив дам любоваться надписью: “Ушла на симпозиум. Смотрите меня в новостях”.

36
- Проклятье..., - тихо, почти неслышно себе под нос выругался Николай. Как бы не было сейчас неприятно Макарову признавать неправоту своих первоначальных рассуждений ("повесить" вину на хамелоида и вправду было довольно простым и легким предположением), но логика в словах и хамелоида, и что более важно коммандера Т'Жевана присутствовала и весомых аргументов против этого у лейтенанта сейчас не было. Как и не было оснований не доверять сейчас авторитету слов первого помощника.
Проще, правда, от этого ситуация, в которой они оказались не становилась. "С одной стороны, у нас на руках существо, скорее всего виновное как минимум в покушении на убийство офицера Звездного Флота и в диверсии на борту звездолета", - подытожил Николай, - "а с другой у нас на руках нераскрытое убийство и возможная потеря оборудования, которое не должно попасть в руки местных ни при каких обстоятельствах. Просто, блин, блеск".
Вся проблему тут была только в том, что само по себе недовольство сложившейся ситуацией, и это Макаров прекрасно понимал, было бессильно ее, эту ситуацию, исправить. Но вот возможности для действий у них были весьма ограничены и с большой вероятностью вели к возможно весьма неприятным лично для них последствиям.
- Сэр, похоже, выбора у нас еще меньше, чем казалось ранее, - тихо произнес Николай, обращаясь к коммандеру Т'Жевану, - нам скорее всего потребуется помощь корабля, чтобы провести телеметрию и определить местоположение пропавшего оборудования.
Лейтенант понимал, что убийца, кем бы он ни был, мог просто выбросить взятые с трупа кадета Торренс вещи, но и оставлять их без присмотра на планете до-варповой цивилизации они не имели права. Выждав полусекундную паузу, он добавил:
- А еще нужен будет шаттл, чтобы доставить на борт корабля и поместить на гауптвахту нашего,гхм, гостя. Таскать его с собой было бы крайне неосмотрительно и небезопасно....И еще, сэр, у меня есть кое-что сказать нашему гостю отдельно.
Макаров повернулся к хамелоиду и обратился уже непосредственно к нему:
- Ты говоришь про погибших на войне и о том, что кто-то должен за это ответить. Так вот, работа таких как я - сражаться, и если надо умирать ради защиты своего Отечества, работа таких как коммандер Т'Жеван в том числе в том, чтобы посылать таких как я туда, где мы можем сражаться и умирать, - Николай внимательно смотрел прямо в глаза их пленника, - но, видит Бог, не Федерация начала ту войну и уж точно не лично коммандер.

37
- Это все пустые слова, - холодно ответила ему Ифэ, - которые никак не оправдывают и никогда не оправдают смерть Троя Саммерса: честного офицера звездного флота, сотрудника научного отдела, недавно вышедшего из академии и сразу же пущенного в настоящую мясорубку. За пару мгновений, он превратился в одинокое имя среди тысяч подтвержденных потерь на дисплее со статистикой, которые вместе с отчетом получают такие, как он, - она указала на Т'жевана, - и кто бы там из вас что не говорил, какие речи мне не читал, это не отменяет того факта, что где-то там в глубине ваших душ вам наплевать на очередное имя в статистике и то что, оно значило для меня...
- Замолчи, - резко прервал ее Сил, - Никто тут не собирается переваривать твои душевные страдания, оправданны они или нет. И если тебя это устроит, то под трибунал пойдем мы оба: если ты так уверена, что я когда-то совершил ошибку при планировании, то моя вина будет доказана. Меня поражает, что подать официальную жалобу не было твои самым первым решением!
- Это было бы слишком простым наказанием для тебя, а ты должен был долго страдать и...
- Замолчите оба! - Не выдержал Макаров в итоге, - простите за это, коммандер, но сейчас не время для всего этого... у нас очень много проблем.
- Нет, лейтенант, вы правы. Отвечаю на ваш вопрос по поводу шаттла: это невозможно - нам никак его не замаскировать, а технологии Элэйса позволяют его обнаружить. А вот по поводу связи с кораблем... сейчас это рискованно, но наверное того стоит.
- Не забывайте о словах капитана... - Напомнила им Бран.
- Мы не будем рассказывать лейтенант-коммандеру Селар всей правды, - сразу же уточнил Сил, - мы запросим местоположение ее коммуникатора, ведь он тоже пропал и его легче всего запеленговать.
- Я уверен, что лейтенант-коммандеру покажется странным, то что ради этого мы нарушили радиомолчание. - Заметил Николай.
- Не спорю, но скорее всего, она подумает, что мы просто не можем найти Торренс. Смерть и пропажа без вести - это разные вещи... моего коммуникатора при мне нет, так что это на вас, лейтенант.
- Хорошо, - кивнул Макаров и приложил руку к горлу, - лейтенант Макаров вызывает "Кюри", ответьте.
- "Кюри" на связи, назовите причину нарущения радиомолчания? - услышал он голос Селар.
- Мы пытаемся определить местоположение одного из наших. Триция Торренс
На некоторое время наступило молчание, которое Селар первая же и нарушила:
- Ее коммуникатор не пеленгуется, - произнесла она наконец и сразу же спросила, - это все, лейтенант?
Если бы она не была вулканкой и если бы сеансы связи не были ограничены по времени, то этот вопрос прозвучал бы совсем по-другому, но даже так было понятно, что у командования появились какие-то подозрения.
- Нет, лейтенат-коммандер, это все. Конец связи, - наконец ответил ей Макаров и повернулся к остальным качая головой.
В ответ послышались возгласы разочарования.
- Ничего удивительного, - вдруг сказала Ифэ, - эти коммуникаторы хрупкие. Я подошла к этой операции со всей аккуратностью и даже мне не удалось сохранить его целостность. А местный убийца явно не церемонился и наверняка обнаружил его случайно.
- Ты уничтожила мой коммуникатор? - С гневом в голосе обратился к ней Сил, - теперь мне придется отсиживаться тут всю оставшуюся экспедицию... и кроме того я почти слеп. Что там с лекарством, доктор?
- У меня есть пара новостей: хорошая и плохая.
- Начинайте с хорошей, - попросил ее Николай.
- Как ни парадоксально, мне удалось избежать последствий заражения, потому что меня отравили. Из того яда элы делают противовирусный препарат, который продается во всех аптеках. Его можно пойти и купить хоть прямо сейчас.
- Звучит отлично. А что за плохая новость?
- Этот препарат не подойдет андорианцу, - вздохнула Джулианна, - и это плохо, потому что вирус не оказал сильных негативных эффектов на остальных зараженных, а вот у коммандера уже поражена сенсорная система и вирус сделал это быстрее, чем я предполагала. Не могу загадывать наперёд, но все может закончиться даже летальным исходом.
- Хоть что-то мы можем сделать? - Спросил Сил.
- Я могу попробовать синтезировать лекарство с нуля. И скорее всего мне понадобятся ингредиенты прямо из леса. Благо они там все и растут, но мне нужен будет помощник.
- Мы не можем оставить хамелоида без присмотра, - напомнил ей Николай.
- Я знаю, но пока я присмотрю за ним, то вы, лейтенант, можете прямо сейчас отправиться в аптеку и купить нужный препарат. А уже после этого, мы подумаем, что можно будет сделать.

38
Николай тихо вздохнул. Его расчет на то, что с помощью "Кюри" удастся запеленговать местоположение коммуникатора Триции Торренс не оправдался. Зато, и тут совершенно не надо было быть телепатом, Макаров был почти уверен, что доктор Селар как минимум заподозрила что "что-то пошло не так". "А это значит, времени у нас не так много, как хотелось бы", - завершил свои умозаключения лейтенант, слегка почесав левый висок. Вопрос с лекарством тоже был, и тут лейтенант Бран была совершенно права, довольно критичен и требовал решения в ближайшее время. Вот только оставлять хамелоида "просто так" без присмотра Макарову очень не хотелось, и причины на это у лейтенанта были вполне вескими - судя по последним словам "гостя" он отнюдь не собирался отказываться от идеи совершить убийство коммандера Т'Жевана. "И далеко не факт, что ради достижения своей долбаной цели он остановится перед убийством еще кого-то, случайно оказавшегося у него на пути", - мрачно подумал Николай, поворачивая голову в сторону Джулианны и после короткой паузу отвечая ей:
- Хорошо. Только дайте мне пару минут...
Следующие несколько минут Макаров потратил на поиски в гостевом домике нужного ему предмета и наконец таки нашел его, вернувшись в гостиную с мотком крепкой веревки. Лейтенант посмотрел на хамелоида и коротко распорядился:
- На стул и руки за спину. Попробуешь что-нибудь выкинуть и сильно пожалеешь, - в голосе Макарова явно звучали стальные и даже угрожающие нотки. Впрочем, церемониться с "гостем" он тоже на собирался. Когда "Ифэ" выполнила, что от нее просили, Николай быстро и крепко связал хамеоиду руки за спиной, заодно привязав их к стулу. Не то, чтобы лейтенант сильно обольщался насчет того, что это с гарантией предотвратит любую возможную попытку побега, но, по крайней мере, он надеялся на то, что это заставит хамелоида потратить некоторое время на освобождение и даст Джулианне время среагировать.
Закончив свои манипуляции, Макаров снова обратился к лейтенанту Бран:
- Так какие именно лекарства Вам потребуются, мэм, - Николай сделал короткую паузу, а затем добавил, - и, пообещайте мне одну вещь, мэм... Если наш гость попробует выкинуть хоть что-нибудь подозрительное, вы сразу выстрелите по нему парализатором, хорошо?

39
Джулианна протянула Николаю падд с названием средства и тот запомнив его, собрался выходить наружу.
- Лейтенант, не забудьте, что в большинстве случае этим вирусом болеют в детстве, так что если продавец спросит вас о ребенке - не удивляйтесь, импровизируйте.
Макаров молча кивнул и вышел, оставив Сила, Джулианну, все еще не очнувшегося капитана и привязанного к стулу хамелоида одних.
Ифэ проводила его взглядом и повернулась к Бран.
- Он наверное не в курсе, - начала она, - что мы, хамелоиды, умеем менять не только внешность, но и размеры: я запросто могу стать ребенком и высвободиться из пут. Впрочем, я его не виню. Федерация ничего толком не знает о нашем виде. Так что, если вы там записываете, док...
- Учитывая полученную только что информацию, - ответила триллка, приготовив свой фазер, - я отложу свои записи на потом.
Ифэ ничего не ответила и повернулась к Силу, который за последние несколько минут как-то притих и вообще перестал двигаться, уставившись пустым взглядом куда-то в потолок.
- Чего это с ним? - Спросила она.
- Судя по всему, ему стало хуже, - ответила Джулианна, не сводя глаз с пленницы, - времени у нас все меньше, а ресурсов недостаточно...
- Было бы прсото замечательно, если бы я оказалась косвенной причиной его смерти.
- Никто больше не умрет, - отрезала Джулианна.
- Я бы не загадывала наперед, будь я на вашем месте, доктор.
Бран собралась что-то на это ответить, но ее прервал совершенно внезапный голос тен Волде, который каким-то образом умудрился прйити в себя и даже подняться с дивана.
- Кто наша гостья и почему она привязана к стулу? - Немедленно спросил он.
- Сэр, вы... это тот самый хамелоид, сэр.
- Надо же, - потянулся Питер за свои оружием, но затем вспомнил, что его отобрали, - это единственный успех, которого вы достигли за все это время?
- Ничего они не достигли, я сама сдалась, - заявила Ифэ.
- Ну я смогла найти лекартсво от поразившей всех болезни...
- Это не так уж и важно, лейтенант. - Рявкнул тен Волде, - я чувсвую себя не так уж и плохо...
- Но у коммандера дела совсем плохи, сэр...
Питер повернулся к Т'жевану на мнгновение и оценил в каком он состоянии, после чего снова обратился к Бран.
- Так или иначе, сейчас куда важнее найти того, кто... мне нужен отчет по расследованию, сейчас же.
- Боюсь мы в тупике, сэр.
- Это как так?
- Я уже рассказала лейтенанту все, что мне удалось узнать после сканирования и осмотра. Мы точно смогли определить, что ее убили не там, где мы нашли труп... возможно, нам бы стало известно больше, если бы вы нам что-нибудь рассказали. Ведь вы видели ее вчера последним.
- Я знаю, лейтенант, но... - Питер запнулся, стараясь вспомнить хоть что-то, но у него это никак не удавалось, - я ничего не помню, понимаете... я тут вам никак не помогу.
- Но вы ведь не единственный, кто ее видел вчера, не так ли?
- Наверняка нет. Еще время с ней проводил лейтенант Макаров.
- Мне показалось, что ему нечего было добавить.
- А где он сейчас, кстати? - Спросил капитан, осмотревшись.
- Он отправился за лекарством, сэр.

40
Убийство кадета Торренс с непонятными перспективами поиска убийцы и пропавшим оборудованием, таинственный вирус, лекарство от которого сейчас искала лейтенант Бран, астроном-любитель, заснявший магнитограмму из звездолета. Много новостей и событий за один день, вот только пока что маловато среди них было событий хороших или просто приятных и греющих душу. Возможно, какой-нибудь юморист-циник мог бы даже пошутить на тему "почти идеального примера того, как работает закон Мерфи", вот только самому лейтенанту Макарову сейчас было едва ли весело и беззаботно. "Особенно учитывая, что лейтенант Бран осталась совсем одна с явно поехавшим крышей убийцей-хамелоидом и что скоро доктор Селар наверняка догадается, что у нас что-то идет совсем не по плану... Господи, сохрани и защити нас всех..", - мысленно проговорил Николай, почти "на автопилоте" меряя шагами расстояние от снятого ими гостевого домика до ближайшей аптеки. Насчет последнего, впрочем, у лейтенанта еще оставалась маленькая надежда, что с учетом их, гхм, близких личных взаимоотношений, капитан Тен Волде сумеет уговорить Селар не поднимать тревогу и не сообщать командованию раньше, чем это будет нужно.
Городская аптека располагалась в полуподвальчике двухэтажного здания, и там уже успела накопиться небольшая очередь, в которой и занял свое место Макаров. Когда он добрался до стойки, Николай быстро назвал наименование препарата и нужные дозировки (которые ему совсем недавно передала доктор Бран) коренастому и уже седеющему элейсийцу, как раз сейчас выполнявшем тут работу продавца-аптекаря.
- Гхмм, да, пожалуй у нас будет все то, что Вы хотите, - слегка задумчиво ответил аптекарь, сверяясь со списком имеющихся препаратов на экране своего компьютера, - наверное не мое дело, но Вам нужно для своего сынишки, или может дочурки?
- Не совсем, - тут же ответил ему лейтенант, стараясь держать максимально "нейтрально-дружелюбный тон" и не выдавать тревоги по поводу безопасности оставшейся один на один с убийцей доктора, - для племяшки. Умудрилась подцепить эту мерзкую болячку, ну а пока сестра занимается собственно с ребенком, меня попросили помочь закупиться...
- А.. ясно, - отозвался аптекарь, тут же назвав потребную сумму. Насколько успел уяснить для себя местные обычаи Макаров, торговаться на Элейсе не считалось чем-то зазорным и неправильным, но сейчас лейтенанту хотелось побыстрее закончить покупки и вернуться в домик, пока хамелоид действительно не придумал чего необычного. Поэтому, Николай без лишних слов выложил нужную сумму, еще раз изобразил на лице подобие улыбки в ответ на пожелание доброго здравия со стороны аптекаря и быстрым шагом пошагал обратно.
Зайдя внутрь гостевого домика и закрыв за собой дверь, лейтенант быстро осмотрелся и таки вздохнул с облегчением. По крайней мере, все были вполне живы, хамелоид находился все также на том же стуле и связанным, к тому же, похоже очнулся и капитан Тен Волде. Макаров быстро выполнил жест воинского приветствия по отношению к капитану, затем передал лекарства Джулианне, после чего снова посмотрел на капитана и обратился уже к нему:
- Сэр, как Вы можете видеть, хамелоид пойман и нейтрализован. С убийцей кадета Торренс и поиском пропавшего с ее тела оборудования дела обстоят увы, куда хуже. И еще один момент - Николай на долю секунды прервался, а затем продолжил, - лейтенант-коммандер Финштадт, лейтенант Зова и доктор Долера отправились на поезде в столицу - попробовать уладить дело с тем астрономом-любителем...

41
Беспокойство одолевало капитана, сомнения переполняли его и чувство вины, которую никто не доказал, не давало покоя. Как капитану огромного космического корабля, ему приходилось сталкиваться со многими проблемами и уметь нести ответственность за ошибки, которые он мог совершить и последствия которых отражались на судьбе всех членов экипажа находящихся в его подчинении. На фоне всего этого проследить за тем, что с Трицией ничего не случилось на столь мирном задании, было очень простой задачей. Даже тут он умудрился провалиться - будет ли командование и дальше доверять ему быть капитаном? Стоит ли ему вообще им быть в конце концов?
- Беспокоитесь за свой пост, капитан? - Услышал он незнакомый голос и быстро определил, что он принадлежит Ифэ.
- Ни капельки, - произнес он без раздумий, стараясь не дрогнуть голосом, - мы разберемся с этим делом так или иначе.
- Вините себя в смерти Торренс?
- Нет, - коротко ответил тен Волде, немного погодя добавив, - это ведь не я ее убил.
- А вы уверены в этом? - не унималась Ифэ
- У нас есть какой-нибудь способ ее... заткнуть? - Наконец обратился Питер к Джулианне.
- Есть, но я бы сэкономила медицинские препараты на случай беды, - призналась триллка.
Ифэ хотелось возмутиться, но все это обсуждение было насильно окончено появившимся Николаем.
- Принято, лейтенант. - Кивнул ему капитан, принимая из рук Бран лекарство, удивляясь ее весьма своеобразной и необычной форме не похожей на приевшееся всем капсулы. Свою дозу поулчил в руки и Николай.
- А это обязательно, доктор? - С сомнением в голосе произнес он, - я все еще чувствую себя нормально.
- Это не имеет значения, лейтенант. Я уже подтвердила, что вы больны, так что принимайте, если не хотите тащить эту заразу с собой на корабль.
- Будет сделано, - кивнул Макаров и запив лекартсво снова обратился к триллке, - Итак, теперь очередь коммандера, не так ли?
- Да, и нам нужно отправляться в лес. Вдвоем.
- Но как же хамелоид?
- Я прослежу за ним... то есть за ней, - вмешался в разговор тен Волде и повернулся к Ифэ, - как вообще правильно?
Та ничего не ответив лишь пожала плечами, дав всем понять, что ей все равно.
- Сэр, при всем уважении, - продолжал беспокоиться Николай, - но у вас нет фазера и, вы уж простите, но хамелоид не только вырубил коммандера, но еще и нападаение королевского круста пережил без особых последствий. Мы толком не знаем на что способен этот вид...
- Не надо сомневаться во мне, лейтенант. - Махнул рукой капитан и подойдя к стулу, к которому была привязана Ифэ, сзади, схватил его и вместе с ней потащил в комнату Бьорна.
- Куда это вы меня тащите? - Сразу же спросила она, но сопротивляться явно не собиралась.
- Там нет окон, - произнес Питер, после того как оставил незванную гостью посреди помещения и вышел за дверь, которую сразу же запер за собой, - заперто на ключ. Да и я сомневаюсь, что она просто так возьмет и убежит. Без автопереводчика далеко ей не уйти. Кроме того, она сама явно тянет время. Наверное думает, что со мной можно будет договориться или вроде того. Вкратце, но грубо, скажу, что хрен ей, конечно, но время потянуть можно. А тперь идите и верните моего первого помощника в чувство. У меня есть для него приказы.

42
Разумеется, Макаров не был особо в восторге от идеи оставить хамелоида одного (или все же одну, - тут Николай, как и капитан Тен Волде, уже не был уверен как в этом случае будет "правильнее") без непрерывного вооруженного "присмотра", но субординация пока что не собиралась прекращать действовать и Тен Волде, как старший офицер, в данном случае принимал и ответственность за свое решение. "К тому же, двери тут вроде действительно довольно крепкие, а нам действительно нужны дополнительные компоненты для лекарства, доктор совершенно права", - мысленно подытожил лейтенант, подобрав из "запасов" гостевого домика нож поудобнее (на случай, если придется срезать с нужного растения ветки или что-то подобное), после чего быстро одел куртку и подошел к уже стоявшей внизу Джулианне Бран.
Макаров еще раз быстро проверил уровень заряда энергоячейки в своем фазере, после чего убрал оружие обратно в потайной карман и обратился к доктору:
- Ну, я, в принципе готов идти. Будем надеяться, нам удастся быстро найти то, что нужно для лекарства, чтобы это ни было, - Николай пожал плечами, так как пока что он действительно не имел понятия ни что за растения нужны Джулианне, ни как они выглядят, после чего быстро добавил, - да, мэм, я бы очень советовал переставить свой фазер на летальный режим воздействия. Коммандер Т'Жеван упоминал хищную тварь под названием "королевский круст", что водится в этих лесах и мне как-то неохота проверять, сработает ли на этой дряни парализатор или нет. К тому же, на такую проверку, может оказаться так, у нас просто-напросто не будет времени...

43
- Я категорически против этого, - строго отрезала Бран, направляясь в сторону леса, - королевский круст - очень редки, исчезающий вид. Несмотря на весь свой пацифизм элы, тем не менее, любители поохотиться. На крустов охотились всегда и по разным причинам: в качестве вызова своим способностям, из страха за свой скот, просто за то, что он так опасен - многие элы, живущие вдоль лесов боялись за свою жизнь. Короче говоря, к "нашему" времени крустов осталось очень очень мало. Существует огромная вероятность, что если вы испарите эту особь, то в этом лесу крустов больше никогда не увидят.
- Но, доктор, вы ведь сами знаете насколько они опасны - мы даже не знаем сработает ли на нем оглушение и мне не хочется стать тем, кто это проверит. Кроме того, именно я здесь отвечаю за безопасность
- Делаете, что должны, лейтенант, - сказала Бран, когда они наконец добрались до границы леса и вошли в него, - но мой фазер останется в режиме оглушения. Мы прибыли на эту планету для того, чтобы изучить тут все, а не истреблять один из редчайших местных видов.
Наконец они дошли до небольшой опушки, на которой росло множество разнообразных растений.
- Разделяться мы не будем. - Сразу же сказал Николай.
- Этого и не потребуется, я думаю - осмотрелась по сторонам триллка и найдя нужное растение сразу подошла и опустилась к нему, - я соберу все, что нужно, а вы следите за обстановкой... а то я уже тут один раз повстречала "зеленых экстремистов". Нет - защищать природу конечно же надо, но и меру знать тоже следует...

44
- Мэм, Вы конечно простите, но как по мне так жизнь разумного существа бесконечно ценнее жизни даже самого редкого животного, - с таким же убеждением тихо ответил Макаров на слова доктора Бран. Путь до леса не был особо длинным, как и тот путь, что они проделали слегка вглубь него, пока Джулианна искала нужное растение. К счастью, она нашла его относительно быстро и вскоре уже нагнулась, чтобы срезать необходимые ей листья и плоды.
По идее, их поход можно было бы уже даже считать успешным. "Но, как говорила одна древняя мудрость - "не говори "гоп", пока не перепрыгнешь", - с легким сомнением подумал Николай, у которого почему-то возникло чувство, что за ними следят и показалось, что один раз он увидел за деревьями какую-то тень. В большинстве ситуаций, подобное довольно легко можно было бы списать на банальное переутомление и игру воображения, но наученный довольно специфическим жизненным опытом лейтенант не собирался расслабляться, пока они не выйдут из леса обратно в город. Как оказалось, не зря, поскольку уже через пару минут где-то за его спиной негромко хрустнула упавшая с дерева ветка. Николай обернулся, чтобы уже спустя долю секунды тихо сказать себе под нос - "Господи пресвятой!", а затем, не поворачиваясь, обратиться уже к доктору:
- Лейтенант Бран, ради всего святого не шевелитесь и не звука.
Королевский круст. Практически вершина пищевой цепи этой части планеты. Здоровенная зверюга (бывшая, на самом деле, довольно матерым взрослым самцом - но в биологии крустов Макаров, надо признать, особо не разбирался) была длиной порядка двух с половиной - трех метров от покрытой чешуей морды с "чемоданной пастью" до кончика хвоста. Спустя долю секунды зверюга приоткрыла пасть, и то, что Николай там увидел (два ряда бритвенно острых зубов) едва ли ему понравилось, впрочем - еще больше ему не понравилось другое - явные отметины от ножа на шкуре зверя. Возможно это был тот же зверь, что атаковал Сила и хамелоида, может быть и другой, сейчас это было даже не столь важно. Важнее было то, что зверь явно успел утратить страх перед разумными гуманоидами, а значит, как это довольно хорошо знал увлекавшийся охотой лейтенант, от зверя можно было ожидать чего угодно.
"Так, мееедленно и спокойно", - мысленно говорил Николай сам себе, аккуратно доставая фазер из под одежды. К несчастью, его жест не остался незамеченным зверем, издавшим смесь рыка с шипением и большим прыжком ринувшимся к ним. К несчастью уже для зверюги, Макаров имел весьма солидный опыт боевых действий, так что он выстрелил в ту же секунду, поразив зверя в район шеи выпущенным ручным фазером ослепительно ярким "копьем" луча оружия, выставленного на летальный режим довольно высокой мощности. Когда луч вонзился в плоть зверя, на месте попадания возникла вспышка и раздался звук, напоминающий треск раздираемого тканевого полотна. Зверь мог быть очень живучим, но мало что в Галактике было способно противостоять фазерному оружию, и это случай не был исключением. Голова и верхняя часть грудной клетки зверя просто исчезли, оставив после себя запах горелой плоти, а уже мертвая туша пролетела еще полметра и рухнула на снег.
- Слава Тебе Господи, что Ты бережешь нас в такой час.., - тихо себе под нос прошептал благодарность Создателю Макаров, опуская фазер, поворачиваясь к Бран и обращаясь к ней:
- Мэм, Вы в порядке?
Николай еще пытался сохранять тоном голоса иллюзию что "все идет как обычно", но не надо было телепатом, чтобы понять что произошедшее для лейтенанта ничуть не было необычным. Он надеялся, что подобного не случится, и хотя с точки зрения самого Макарова он поступил на 1000% правильно, реакцию Бран он предсказывать не брался...

45
- Вы в своём уме, Макаров? Вам кто сказал на режим оглушения фазер поставить? - тихо и злобно произнесла Джулианна, глядя на останки круста.
После чего открыла аптечку и достала флакон для образцов. Подбежав к мёртвому зверю, триллка облегчённо выдохнула - спинномозговая жидкость отчасти сохранилась, а значит, по возвращению на "Марию Кюри" круста можно будет клонировать и отпустить бегать обратно в лес. А можно клонировать и не в одном экземпляре, и отпустить в лес...
Джулианна тряхнула головой, решив оставить злобные мысли на более удобный случай. Взяв образец, доктор Бран начала искать тот самый яд. К сожалению, сходу трикодер не смог найти точного сходства по химической формуле. Но нашёл приблизительных три варианта. Проведя сортировку, Джулианне, наконец, удалось найти необходимое растение. Им оказалось дерево, растущее в заросли себе подобных неподалёку. Яд был вполне себе востребованным товаром. Заросли когда-то были густым лесом, превратившимся в огромное количество пней и подросших тоненьких недавно высаженных молодых ростков. Срезав тонкую веточку одного из них, Джулианна подумала - как бы хорошо сейчас снова оказаться на корабле и синтезировать нормальный противовирусный препарат. В полевых условиях всё, что она могла сделать, это проанализировать действие нейротоксина на биологию андорианцев. Трикодер радостно сообщил, что андорианцы слишком сильно отличаются от элов и хомосапиенсов, чтобы просто так взять и убить. Но риск аллергических реакций всё равно оставался. Джулианна глубоко вздохнула - придётся идти на риск.
- Коммандер...мне придётся применить яд на вас. Другого выхода в этих условиях нет. Вы не хомосапиенс и не эл, это не убьёт. И будем надеяться, что аллергической реакции у вас не будет. Ну, или будет не хуже моей, - сказала Джулианна, приближаясь к Т'Жевану.
Сил только кивнул. Он уже привык к тому, что собственные сослуживцы ставят на нём эксперименты. Джулианна добавила немного яда в гипоспрей и ввела Т'Жевану...
...спустя десять минут, он всё ещё спокойно сидел и ожидал худшего. А это значило, что самое страшное произойти уже не могло - не произошло ни мгновенной смерти, ни синаптического шока. Но спать хотелось изрядно.
- Я полагаю, поспать мне здесь не удастся? - спросил Т'Жеван, пытаясь бороться с дикой сонливостью.
- Не отключайтесь, коммандер! Макаров, конечно, в случае чего, вас донесёт - особенно теперь, но лучше, всё же, идти собственными ногами. Пора отправляться обратно.

46
- Вы в своём уме, Макаров? Вам кто сказал на режим оглушения фазер поставить? - тихо и злобно произнесла Джулианна, глядя на останки круста.
После чего открыла аптечку и достала флакон для образцов. Подбежав к мёртвому зверю, триллка облегчённо выдохнула - спинномозговая жидкость отчасти сохранилась, а значит, по возвращению на "Марию Кюри" круста можно будет клонировать и отпустить бегать обратно в лес. А можно клонировать и не в одном экземпляре, и отпустить в лес...
Джулианна тряхнула головой, решив оставить злобные мысли на более удобный случай. Взяв образец, доктор Бран начала искать тот самый яд. К сожалению, сходу трикодер не смог найти точного сходства по химической формуле. Но нашёл приблизительных три варианта. Проведя сортировку, Джулианне, наконец, удалось найти необходимое растение. Им оказалось дерево, растущее в заросли себе подобных неподалёку. Яд был вполне себе востребованным товаром. Заросли когда-то были густым лесом, превратившимся в огромное количество пней и подросших тоненьких недавно высаженных молодых ростков. Срезав тонкую веточку одного из них, Джулианна подумала - как бы хорошо сейчас снова оказаться на корабле и синтезировать нормальный противовирусный препарат. В полевых условиях всё, что она могла сделать, это проанализировать действие нейротоксина на биологию андорианцев. Трикодер радостно сообщил, что андорианцы слишком сильно отличаются от элов и хомосапиенсов, чтобы просто так взять и убить. Но риск аллергических реакций всё равно оставался. Джулианна глубоко вздохнула - придётся идти на риск.
- Коммандер...мне придётся применить яд на вас. Другого выхода в этих условиях нет. Вы не хомосапиенс и не эл, это не убьёт. И будем надеяться, что аллергической реакции у вас не будет. Ну, или будет не хуже моей, - сказала Джулианна, приближаясь к Т'Жевану.
Сил только кивнул. Он уже привык к тому, что собственные сослуживцы ставят на нём эксперименты. Джулианна добавила немного яда в гипоспрей и ввела Т'Жевану...
...спустя десять минут, он всё ещё спокойно сидел и ожидал худшего. А это значило, что самое страшное произойти уже не могло - не произошло ни мгновенной смерти, ни синаптического шока. Но спать хотелось изрядно.
- Я полагаю, поспать мне здесь не удастся? - спросил Т'Жеван, пытаясь бороться с дикой сонливостью.
- Не отключайтесь, коммандер! Макаров, конечно, в случае чего, вас донесёт - особенно теперь, но лучше, всё же, идти собственными ногами. Пора отправляться обратно.

47
Лейтенант тихо вздохнул. Если честно, примерно подобных слов от Джулианны он как раз и ожидал. Такое ожидание, разумеется, не отменяло ощущаемого им легко возмущения по поводу такой постановки вопроса в виду того, что он только что спас им всем жизнь, но переправить ход мысли в чужих головах было вне его власти. "Впрочем, возможно, это даже и к лучшему", - мысленно подытожил Макаров, также негромко отвечая лейтенанту Бран:
- Мэм, позвольте напомнить, что режим парализатора создан как средство для нелетального воздействия на типичного разумного гуманоида. По крупному хищному зверю это с существенной вероятностью лишь причинит боль, но не вырубит, а значит зверюга будет только злее, - Николай сделал небольшую паузу, - и вообще, если что я вроде как всем нам только что жизнь спас...
Макаров постарался, чтобы последняя фраза прозвучала "остраненно и безэмоционально", но у него это едва ли получилось - в голосе довольно явно звучали нотки неудовольствия и такой постановкой вопроса со стороны Джулианны. Впрочем, это, пожалуй, сейчас было сущей ерундой - доктор нашла нужное растение и уже успела выделить из него нужный компонент. Что ж, теперь оставалось ждать, поможет ли только что введенный Силу растительный препарат. При этом, стоило отметить, лейтенант был вполне готов "осуществлять транспортировку коммандера на своей спине", если в этом возникла бы нужда, разумеется...
Впрочем, вроде как пока коммандер Т'Жеван особо и не собирался терять сознание, по крайней мере, насколько это было видно самому Николаю...

48
Силу до сего момента было так плохо, что он до сих пор толком не понимал, что именно происходит и где именно он находится. Судя по всему, он добрался до этого места на автомате, в то время как разумом он все еще оставался лежать на черном диване в гостевом домике. Он даже не заметил и не услышал нападающего круста и узнал о том, что тот собирался их всех съесть лишь из последовавшей перепалки между Николаем и Джулианной. Вздохнув с облегчением, что все обошлось, он попытался задать несколько интересующих его вопросов своим подчиненным, но вместо этого издал лишь шипение, упав на колени в снег. Именно в этот момент Бран и угостила его ядом.
Прошло некоторое время, прежде чем ему стало лучше, но вместе с этим пришла и страшная сонливость, с которой коммандер во всю сопротивлялся.
- Нет, - покачал он головой, наконец поднявшись на ноги, слегка покачиваясь - я дойду до дома сам. Сейчас нет времени спать... впрочем, я не смогу за себя отвечать, когда доберусь до дивана.
- Тогда, если у нас более тут нет дел, то давайте двигаться назад, - поспешил напомнить всем Николай своим напряженным тоном, что в гостевом домике у них есть как минимум один неназванный гость.
- Верно, - кивнула Бран, - и по дороге нам стоит поразмыслить по поводу нашей второй проблемы: пропавшего вместе с убийцей оборудования. Мы так и не сдвинулись с мертвой точки в этом расследовании.

49
- Cэр, Вы уверены, что сможете идти сами?, - еще раз на всякий случай уточнил у коммандера Макаров. Впрочем, судя по всему помощь такого плана пока что Т'Жевану действительно не требовалась и коммандер вполне мог дойти обратно к гостевому "домику своим ходом".
"Остается только надеяться, что лекарство доктора Бран все-таки сработает. Дай то Боже, чтоб оно было так...", - просебя добавил он, когда та самая "доктор Бран" снова напомнила ему о произошедшем совсем недавно убийстве кадета Триции Торренс.
Джулианна Бран была, пожалуй, совершенно права. "У меня действительно нету ни малейшей нормальной зацепки на тему того, кто-бы мог это сделать", - признался сам себе Николай, снова на мгновение углубившись в размышления на тему этого происшествия. Казавшийся таким очевидным вариант с виновностью хамелоида по очевидным причинам отпадал, но вместе с тем, характер посмертных ранений на теле несчастной говорил совершенно ясно об одном - кто бы это ни сделал, он куда вероятнее следовал зову своего больного рассудка, нежели трезвому и холодному расчету. "Вроде чертового "могадишского жокея", - мысленно подметил лейтенант.
"Могадишский жокей", он же Франсуа Альдерман, стал одним из основных "информационных поводов для беспокойства" земной публики в последние несколько месяцев перед Федеративно-Доминионской войной. Больной на голову выродок по вечерам "выходил на охоту" в городские скверы и парки по всему региону Северной Африки, подстерегая одиноких женщин, убивая их самодельным электрическим разрядником, а потом удовлетворяя свою извращенную похоть со свежими трупами. К счастью, "Жокей" был в итоге раскрыт, осужден к пожизненному заключению и заточен в одном из самых защищенных мест содержания преступников, которые только были во всей Федерации. Разумеется, "художества" "могадишского жокея" были уже печальным достоянием истории, но кто мог исключить то, что здесь не имела места похожая история, а выбор жертвы не был никак не связан с фактом прибытия Триции Торренс с иной планеты?
- Мэм, - негромко обратился Макаров к Джулианне, - а что если попробовать проверить, не было ли у местных в последнее время похожих по обстоятельствам убийств?

50
Сколь велико было удивление троицы, когда обнаружилось, что квартира Элесийки была открыта и нужно было лишь повернуть ручку, чтобы она распахнулась настежь. Предварительные отчеты разведчиков, конечно, говорили о том, что на планете невероятно низкий уровень преступности, но никто и представить не мог, насколько все друг-другу доверяют, что готовы полностью отказываться от каких-либо средств защиты своего имущества.
В такие моменты Финштад чувствовал себя дурно. Отчасти ему было стыдно за то, что человечество, несмотря на более чем три с половиной сотни лет самосовершенствования, в процессе которых полностью сгинули в лету такие вещи как: истребление животных, вырубка лесов, загрязнение окружающей среды, бедность, маргинальность, голод, расовая нетерпимость и множество других грешков общества периода предшествующего Евгеническим войнам, люди всё еще запирали свои шкафчики в раздевалках на ключи, а личные каюты открывались только после всевозможных проверок, вроде ДНК, голоса, сетчатки глаза или пароля состоящего минимум из тридцати двух знаков, с обязательным наличием заглавных букв, цифр, символов или вовсе нотного листа любимой песни, причем всё это могло быть частью одного и того же шифра. С другой же стороны Бьорн начинал испытывать глубокое уважение к этим людям. Никто не боялся, что к нему в дом зайдут, что собственно сейчас и происходило, и украдут, напакостят или испортят личные вещи, что опять же, сейчас и происходило. Все смело уходили по своим делам, даже никогда не думая о том, что кому-либо взбредет в голову войти в чужое жилище. Однако для людей и болианок законы и традиции этой планеты не были писаны, особенно когда над головой висела угроза нарушения первой директивы и последующие нудные разбирательства с тысячами комиссий о причинах и том, кто был виноват.
Квартира девушки была небольшой, но вполне просторной и уютной. Первым что бросалось в глаза, была невероятно светлая и в то же время скудная палитра цветов, практически всё в ней было либо белым, либо бежевым различных степеней яркости. Разделение на комнаты, как таковое отсутствовало, за исключением разделенного санузла, который был выведен в отдельные комнаты и кухни, которая отделялась от общей залы неким подобием “Г-образного” стола, который со стороны кухни служил рабочим пространством, а со стороны гостиной, скорее всего, использовался как обеденный стол. В центре, у стены, стоящей напротив крупного панорамного окна с видом на парк, стояла массивная лакированная деревянная кровать, с весьма простым и незамысловатым каркасом, на которой царил беспорядок, как будто с нее только что встали с криками “Опаздываю!”. Между кроватью и окном, располагался небольшой двуместный диванчик, на котором были раскиданы предметы одежды, а перед ним стоял привычный стеклянный стол-терминал, заставленный посудой, который проецировал изображение либо на свою поверхность, либо, при помощи проектора под потолком, на шторы окна, которые можно было дистанционно закрывать. Ну, а весь пол был устелен неким подобием коврового покрытия белого цвета, от чего на нем то тут то там часто можно было увидеть пятна разного цвета.
- Судя по всему она не слишком хозяйственна, - констатировала Долера, зашедшая в квартиру, -Мне кажется, что она весьма импульсивна…Такое чувство что она собиралась в спешке.
- Мирия, подергайте пару соседних дверей. Сочтем это социальным экспериментом. – Бьорн повернулся к болианке, которая тотчас начала попытки проникновения в каждую соседнюю квартиру.
- Эх, три из четырех закрыты, ну а мы в четвертой, - отрапортовала девушка.
- Моё впечатление о Элейсицах либо только что разбилось, либо мы попали в подозрительный район. Подождите нас у входа в дом. Трое в чужой квартире слишком много, если что – позовете нас по коммуникатору.
Болианка кивнула и вышла из помещения, оставив Финштада и Долеру наедине с личными вещами Майди Пирк.
Само собой, Бьорн сразу же рухнул за компьютер и первым же делом удалил всё, что могло быть связанно с недавним обнаружением Марии Кюри, после чего еще несколько раз проверив всё и убедившись, что на этом устройстве не осталось следов инопланетного посещения– выключил терминал.
- Нашла что-нибудь, - Он повернулся к Долере, которая ходила по комнате с трикодером.
- Нет, этот терминал единственное электронное устройство, на котором можно было бы хранить информацию. Да и внешних устройств памяти тут нет. Думаешь у неё еще есть что-нибудь при себе?
- Будь я на её месте, то такую информацию я бы носил всегда при себе, желательно в паре десятков экземпляров.
- Ну значит надо всё же её найти, и поговорить. Не могу поверить, что нам придется убеждать её в чем-то. – Катрин выключила трикодер и спрятала в свою сумку.
- Ладно, разберемся на месте, пойдем. – Они вдвоем вышли из квартиры, закрыв за собой дверь и встретившись на улице с Мирией – направились на симпозиум, который при ближайшем рассмотрении оказался “Конвенцией о правовом статусе исследований движителя скольжения”.
Примечательно, но на входе была неожиданная толкучка, из которой раздавались странные выкрики. Подойдя поближе стало ясно, что причиной сыр-бора были служители культа Тирии, которые агрессивно заталкивали последователей культа Омуноромона в закрытый фургон, по совместительству являвшийся первым транспортным средством, которое инопланетяне видели в городе. Оказалось, что они были задержаны в связи с анонимным сообщением о попытки проведения террористической атаки на конвенции, при помощи найденных при них химикатов. Финштад остановился и несколько секунд смотрел в глаза Мирии, которая заметно начала нервничать, после чего снова развернулся лишь тихо, проговорив “Удивительно, как их нашли?”.
Внутри конвенции оказалось весьма тихо. Помещение, отданное под мероприятие, состояло из двух залов, большого и маленького. Большой зал служил неким подобием зоны ожидания с закусками и столами, где можно было посидеть и обсудить различные научные идеи, вместе со своими коллегами из других городов. Малый же зал, был выстроен как амфитеатр, в центре которого восседала избранная комиссия из пятнадцати древних старцев, являющихся действующими председателями научного совета, каждый из которых был признанным специалистом в одной из областей точных наук. Судя по всему, в данный момент шел перерыв, между одним из сотен заседаний, которые должны были идти здесь еще пару дней и в конечном счете решить, что делать с исследованиями варп-технологий. Эту конвенцию вполне можно было причислить к одним из важнейших событий в истории народа Элов, так как если конвенция разрешила бы продолжить исследования, то они бы уже в этом столетии могли бы стать одной из рас участниц совета Федерации. Ну а в противном случае на этой планете поставили бы гриф недоразвитой, доварповой, цивилизации и их систему облетали бы стороной еще лет четыреста.
Майнди Пирк не заставила себя долго искать. Женщин на конференции было мало. Тем более тех, кто яростно кричал на охранников, которые отказывались пускать её к тем самым старцам.
- Вы даже представить не можете себе, насколько важно мне попасть к председателям! – Вопила женщина, тряся перед мужчиной папкой, - Это величайшее открытие в истории астрономии Элейса!
- Госпожа…- Охраннику пришлось нагнуться, чтобы рассмотреть надпись на бейджике девушки, -…Пирк. Идет закрытое заседание, а у вас нет необходимого пропуска. Если вам нужно поговорить с кем-то из ученых, то я вынужден попросить вас написать прошение по форме “Тридцать-дробь-семь” в трех экземплярах и оставить их в ящике для прошений в Главном здании научной академии, - устало проговорила Гора камушку, - Иначе…
- Мы с ней разберемся, - Улыбающийся Финштад подошел к Майди и аккуратно, максимально учтиво, взяв её под руку, потянул в сторону одного из наиболее пустых столиков.
- Но, кто вы? – Девушка опешила от неожиданного кавалера и на минуту забыла о том, зачем пришла, но потом всё же вспомнила, - Кхм, у меня важные дела!
- Вот их мы с вами и обсудим, - Финштад продолжал идти вперед, не позволяя девушке снижать ритм.
- Вы из академии?
- Можно и, так сказать.
Наконец дойдя до столика, Финштад пригласил девушку присесть, после чего присел сам.
- Садитесь, я не кусаюсь. – Он широко улыбнулся, - Напротив, мне весьма интересна ваша находка. – Бьорн положил ногу на ногу и откинувшись в кресле начал мять свою бороду, буравя Майнди взглядом.
- Мою находку? – Девушка поглядела на свою папку и тут же убрала её в сумку, сделав вид, что никакой папки и нет, - Кто вы?
- Тс-Тс-Тс, - Финштад приложил палец к губам, призывая Майнди помолчать, - Подождем немного? Я бы не хотел обсуждать с вами столь большую находку, когда вокруг так много злых ушей, только и мечтающих забрать ваши заслуги себе.
Она окинула взглядом людей вокруг, от чего еще сильнее сжала свою сумочку. Несколько минут они вдвоем сидели в полном молчании, затем, когда половина ученых пропала за дверьми малого зала, к ним подсела Катрин и точно так же, молча и улыбаясь начала буравить взглядом Майнди. Ну, а когда ушли и последние обитатели зала, оставив четверку в одиночестве и тишине, Финштал начал говорить.
- Майнди, во-первых, позвольте мне высказать то, насколько я горжусь вашей интуицией и образованностью, - Девушка непонимающе закачала головой, - Решить провести магнитное сканирование луны, со столь высоким содержанием металлов…да еще и зацепиться за столь незначительное его скопление в одном единственном месте и начать копать…Да, поистине это невероятное чутье. Поздравляю. – Майнди уставилась на Бьорна круглыми, как блюдца глазами, наполненными непониманием, страхом и радостью признания.
- Но…как?! Как вы всё это знаете!? Кто, черт побери, вы такие?! – Девушка начала отсаживаться к краю дивана, но Мирия быстро это заметила и села прямо рядом с ней, закрыв ей пути к отступлению, - Не трогайте меня!
- Спокойно. Тихо-тихо. Вам абсолютно ничто не угрожает, госпожа Пирк… - Финштад глубоко вздохнул и посмотрел на Долеру, на что та кивнула. – Майнди, то что вы сейчас услышите, может показаться вам абсолютной околесицей и бредом сумасшедшего. Однако, то что вы нашли, это именно то, о чем вы думаете. Да, это корабль, а я тот, кто отвечает за его работоспособность, - Майнди открыла было рот, но Бьорн её быстро прервал, - Нет, позвольте договорить. Прямо сейчас я нарушаю десяток правил, если не больше, то же касается и двух дам рядом с вами, а делаем мы это, чтобы не нарушить самое главное единственное правило, которое, к сожалению, вы ставите под угрозу, - Финштад встал из кресла и сложив руки за спиной, начал ходить за спиной, сидящей Майнди, - Ваш народ совсем скоро создаст то, что вы называете движителем-скольжения и именно тогда начнутся огромные перемены. Мы прилетели чтобы узнать насколько хорошо у вас идут дела, но были обнаружены вами и теперь у нас проблема. – Бьорн остановился напротив девушки и посмотрел ей в глаза, - На вашем терминале больше нет того результата сканирования, ровно, как и на ваших переносных устройствах, можете проверить, если не верите. Так что единственные два источника опасной для вашей планеты информации, которые грозят ей еще минимум пятью столетиями изоляции, находятся в вашей сумочке и у вас в голове.
- Это бред. Этого быть не может. Инопланетяне, ха! Я свихнулась. – Девушка откинулась на спинку дивана, закрыв глаза ладонями и рассмеявшись. – Этого просто не может быть!
- Доказательства у вас в сумочке. Взгляните еще раз, если забыли о своем открытии.
- Значит вы хотите сказать, что вы инопланетянин? Синяя кровь, антенны на голове? Да вы на моего дедушку похожи больше, чем на инопланетянина.
- Ну, я выгляжу именно так, каким вы меня видите. А тот, у кого синяя кровь и антенны на голове, является моим начальником, хотите верьте – хотите нет. Вот, например, справа от вас сидит женщина по имени Мирия Зова. Она, практически, подходит под ваше описание. Кровь у нее, насколько я знаю, не синяя, но и не красная, а вот кожа, вполне синяя. Но пластическая хирургия творит чудеса.
- Вы серьезно?
- Абсолютно.
Майнди провела в молчании еще несколько минут и наконец достав папку пролистала её содержимое, после чего положила её на стол, рядом с Бьорном.
- Забирайте…Если всё то, что вы сказали правда, то мне это не понадобится, а если нет, то мне всё равно бы не поверили. Вы либо спасли меня от позора, либо спасли меня от позора и обеспечили нам светлое будущее. Я надеюсь, что произойдет второй вариант.
Убедившись, что при Майнди ничего не осталось, и что в папке именно то, что нужно, все встали.
- Спасибо вам, Майнди. Кто знает, может быть когда-нибудь мы увидимся, - Майнди не ответила и лишь улыбнувшись в ответ, неуверенно побрела к выходу, вскоре потерявшись во вновь появившейся толпе ученых, громко и яростно празднуя постановление совета.
“Исследованиям движителя скольжения – БЫТЬ!”

51
Инопланетный недуг покидал капитанский организм гораздо быстрее, чем постоянные сомнения. Проводя время за бесконечной погоней за неуловимыми осколками памяти о вчерашнем вечере, он пришел к выводу, что чем усерднее пытаешься что-то вспомнить, тем больше сил тратишь впустую. Попытки проломить кулаками тританиевую стену начинали казаться продуктивным занятием. В его груди смешался коктейль из страха за грядущие последствия и стыда за непрофессионализм. Никем непредвиденные факторы были удобным объяснением произошедшего, но в данный момент они интересовали Питера столь же сильно, сколь и судьба эмиссара Милода, до сих пор расследующего местный телепатический феномен.
Сидя на диване и перебирая базу данных, представляющую собой плохо рассортированную кашу из массовой информации Элэйса, он продолжал мучить себя мыслями о том, что кадет Торренс могла погибнуть от его рук, управляемых злым гением где-то глубоко у него в голове. Освободившейся от наваждения частичкой своего разума он понимал, что прямо сейчас танцует на скользкой тропе, ведущей в пучину безумия, но остановиться он не мог, пока не получит хоть какие-то ключики к произошедшему. Бег по кругу за собственным хвостом продолжался.
Резь в глазах заставила его сделать перерыв. Откинувшись на спинку дивана, он запрокинул голову, прикрыл глаза и представил себя каменной статуей, для которой время перестало существовать. На несколько секунд его голова освободилась от тревожных мыслей и стала легче на несколько тонн. Его вдруг посетило желание сжечь всю свою одежду, запереться в каком-нибудь никому не известном бункере и спать до весны.
Его грезы были прерваны посторонними шорохами. Его глаза приоткрылись, их взору открылся Финштад, почти незаметно зашедший в гостиную. Лишь сейчас тен Волде внезапно вспомнил, что помимо его эгоистичных проблем, связанных со смертью его подопечной, была и другая череда неприятностей почти не менее важная.
- Вы сделали?.. – просил капитан, так и не придумав, что именно его главинженер должен был сделать, - Вы сделали то, что должны были сделать?
- Да, все прошло успешно, - ровным тоном и с серьезным лицом проговорил Бьорн, присаживаясь на соседнее кресло со слегка удрученным выражением лица, выглядывающем из-за бороды, - Я позже составлю подробный отчет о произошедшем, но могу с уверенностью сказать, что угрозы первой директиве больше нет. Если не возражаете, капитан, я немного отдохну… - приправил он слова обремененным всеми вселенскими проблемами тоном.
- А где мисс Долера? – вдруг вспомнил Питер про то существо, с которым Финштад на этом задании практически не расставался. – И где Мирия?
- На обратном пути мы с ней… - стыдливо отвел глаза инженер от собеседника, стараясь взглядом поймать в воздухе правильные слова, - В общем, мы с ней вступили в небольшой конфликт… личного характера.
- Понимаю, она бывает периодически непредсказуемой и не всегда думает о последствиях своих поступков… - понимающе кивнул капитан, - А с доктором Долерой что?
Наконец, Финштад вернул свой взор на собеседника и посмотрел на него взглядом, наполненным смесью укора и непонимания. Воздух застыл в немой паузе, длящейся примерно несколько секунд, в течение которых тен Волде пытался расшевелить свои мозги и искренне пытался понять причины отсутствия спутницы своего собеседника.
- Вас никогда не навещало чувство, будто Вы что-то делаете неправильно? – внезапно перевел Финштад тему.
- Нет, - соврал Питер, вновь вспомнив, как он позорно упустил дочь адмирала Торренса всего лишь на вторые сутки экспедиции. Вторые сутки! Ему казалось, что эта экспедиция длится уже, по меньшей мере, два месяца. Возможно, обстоятельства привели в действие теорию относительности, или же просто длина местных суток так сказалась на восприятии времени. Но, скорее всего, все вместе сыграло свою роль и наложило свой жирный отпечаток.
- А меня постоянно навещает, - устало признался главинженер, - Я давно думаю, что надо что-то менять в своей жизни, но… - запнулся он, на долю секунды задумавшись над формулировкой своей проблемы, - Я не знаю, как менять и на что менять. Понимаете, я сейчас занимаюсь тем, что умею лучше всего, и не знаю, буду ли я чувствовать себя в своей тарелке, если резко сменю амплуа.
- Не попробовав нельзя узнать наверняка, - вновь соврал тен Волде, вспомнив, как он безрассудно согласился променять карьеру врача на капитанскую должность. Еще тогда его одолевали сомнения по поводу этой затеи, но он привык подобные сомнения игнорировать. – Скажите честно, Финштад, вы подумываете о том, чтобы остепениться? Подумываете о том, чтобы начать семейную жизнь?
- Что-то вроде того, - ответил он легким кивком головы, - А вы мне позволите? Отпустите просто так самого лучшего инженера на этой планете?
- Конечно. Почему нет? – равнодушно махнул он рукой куда-то в сторону и вдруг осознал, что он впервые за этот день отвлекся от мыслей о покойнице и причинах, по которым она сейчас не наполняет этот дом своей болтовней. Вместо этого он вдруг начал представлять будущую миссис Финштад и вспоминать свой собственный брак.
Дверь распахнулась, впустив в дом порцию морозного воздуха. Внутрь вошли три припорошенных снегом фигуры офицеров, чьи лица украсил налет усталости.
- Заприте дверь на оба замка, - встретил их настойчивая рекомендация из уст главного инженера, которой они немедленно последовали.
- Экстракт готов и действует, - отчиталась Джулианна, освобождаясь от зимней одежды, - А как ваше самочувствие?
- Жить буду, - последовал облегченный вздох, - Постепенно проблем становится меньше. Вы молодцы.
- А может вы еще и узнали, кто убийца? – поздоровался Финштад с вернувшимися.
- Нет, - недовольно выплюнул Сил, теряя терпение в предвкушении того момента, когда он сможет принять горизонтальное положение и окунуться в пелену забвения, - К сожалению, убийца в этот момент гулял и выкрикивал чистосердечное признание в другом месте.
- Вижу, и вы тоже идете на поправку.
- Если можно это так назвать!
- Этот экстракт убивает вирус, но от этого он не перестает быть ядом, - напомнила Джулианна, - Это как с сильными антибиотиками. Нужно время, чтобы ваш организм полностью пришел в норму.
- А как наш заключенный? – подал голос Николай.
- Насколько я могу судить, - зачем-то посмотрел Питер на лестницу, - За последние несколько часов он никого не попытался убить.
Из чьего-то живота донеслось недовольное урчание.
Перебросившись еще несколькими дежурными фразами, команда дружно решила, что пришел тот самый момент, когда нужно сделать перерыв и воспользоваться спокойной обстановкой, чтобы перекусить и непринужденно обсудить положение дел. В желудках разгорелся энтузиазм, и даже Сил передумал идти спать. Кажется, ему очень не хотелось пропустить что-то важное. Из важного был как минимум сытный обед. На кухне начался ураган из продуктов, напитков, кухонной утвари и голодных толкающихся офицеров, каждый из которых спешил принять участие в процессе ускорения приготовления пищи. Проблемы вселенского масштаба отошли на второй план. В меню сегодня вошли такие изысканные блюда, как чье-то жареное мясо, салат из чьих-то яиц, суп из каких-то овощей и отвар из каких-то трав, о которых капитан очень долго читал, чтобы убедиться, что на этот раз целебный отвар не приведет ни к каким непоправимым последствиям.
На какое-то время он вдруг понял, что отношения в команде улучшаются не только совместным употреблением пищи, но и совместным ее приготовлением. Этот ритуал укреплял доверие, а заодно способствовал ожогам от разлитого в суете раскаленного масла. К сожалению, изобретение репликатора многих людей лишило многих прелестей готовки. Некоторые ценители кулинарии реплицировали себе сырые продукты, чтобы испытать особое кулинарное удовольствие от процесса приготовления пищи, но сам стимул сей затеи все равно был безнадежно отравлен современными технологиями. Былых времен не вернуть, хоть некоторые и не оставляли попыток. В конечном счете, во вселенной не останется людей, которые вообще помнят, что значит выражение «готовить еду».
И вот началось застолье. Все члены экспедиции расселись по своим местам и уж было подумали, что набросятся без лишних слов на еду, подобно голодным волкам, как первый лейтенант Макаров решил устроить предобеденную молитву, слегка подпортив аппетит наиболее нетерпеливым.
Послышался звук чьих-то попыток открыть парадную дверь.
- Это, наверное, Долера с Зовой вернулись. Наконец-то.
- Эй! – послышался крик Финштада с той стороны, - Вы что, закрылись на оба замка?!
Если кто-то и собирался подойти к двери, чтобы открыть ее, то после последних слов подобные мысли из головы сами собой испарились. Взгляды всех собравшихся обрушились на Финштада-за-столом, который уже приготовился вкусно отобедать перед тем, как его начнут конвоировать в федеральную тюрьму. Его лицо утонуло в разочаровании. Грустно опустив нос, он еще раз втянул ноздрями запах свежезажаренного мяса, разомкнул челюсти и промолвил:
- Хотите, я открою?

52
"Стоп, а это вообще что сейчас было", - так можно было бы описать самую первую мысль Макарова по поводу того, что где-то за дверью явно находился человек, имеющий голос подозрительно похожий на голос лейтенант-коммандера Финштада, сидевшего сейчас рядом с ними за общим столом. "Стоп... Этого блин, вообще никак не может быть, мы ведь эту тварь надежно заперли",- такова была вторая мысль лейтенанта, все еще пытающегося увязать наблюдаемую им сейчас посредством доступных органов чувств реальность с той, которую он еще секунду назад представлял себе. Реальностью, в которой чертов хамелоид, пытавшийся убить первого помощника командира корабля, был надежно заперт в импровизированной камере. Камере, из которой он не должен был суметь сбежать ни при каких раскладах, поскольку дверь была довольно прочна, а открывающихся окон там не было вовсе.
Впрочем, отрицать очевидное было теперь, пожалуй, тоже бессмысленно. Он действительно слышал голос Финштада снаружи в то же время, когда сам Финштад (или некто, выглядящий в точности как их главный инженер) сидел с ними за столом. Вопрос "что происходит?" был разумеется, сам по себе довольно интересен, но куда важнее сейчас для Макарова был совсем другой вопрос - "и что теперь со всем этим делать?". Лихорадочно думая свой "ответ" на последний вопрос лейтенант уже успел крепко пожалеть о том, что фазер он, разумеется, оставил у себя в комнате - в оружии обычно совсем не было смысла за общим обедом при отсутствии на горизонте хоть каких-нибудь потенциальных врагов. "А впрочем", - осенила лейтенанта внезапная идея, когда он вспомнил, что кое-что из "спецсредств" в пределах непосредственной доступности у него все же оставалось.
Лейтенант встал из-за стола и одним коротким рывком оказался у вешалки с верхней одеждой. Оказавшись рядом с вешалкой, Макаров быстро залез во внешний карман своей куртки и извлек оттуда электрошоковую дубинку. Конечно, и лейтенант это отлично понимал, подобное оружие и близко не шло в сравнение со штатным фазером, но и это было явно получше, чем оставаться с одними голыми руками.
- Лейтенант Бран вроде как впрыснула в кровь хамелоида особый маркер, это можно проверить, - обращаясь к остальным прокомментировал Макаров, перехватывая поудобнее рукоять дубинки, кладя палец на кнопку разрядного механизма и отправляясь к входной двери чтобы открыть ее и увидеть, кто же именно к ним пожаловал...

53
- Ну значит лейтенант это сделает, - пожал плечами Финштад и уже собрался приняться за еду. Но уже почти полностью позабывший о сонливости Сил, всегда державший фазер при себе, немедленно выхватил его и направил на сидящего перед ним, как он сразу же предположил, хамелоида.
- В этом нет необходимости, - заверил Макарова Сил, - этот Бьорн - ненастоящий.
- Браво, коммандер, - хлопнул в ладони хамелоид, который уже и не думал скрываться и все-таки положил кусок мяса в рот, - отличная дедукция, вот только направить бы ее в нужном направлении...
- Молчать! - Прикрикнул на хамелоида Т'жеван, - капитан, как же вы упустили мерзавца?
- Это что же получается, - не обратил внимание на вопрос своего первого помощника капитан, - я до сих пор не получил отчета по ситуации в Элнорте? Лейтенант, немедленно пустите сюда настоящего Бьорна!
- Постойте! Сначала мы должны обезопасить тут все, - вмешался Сил, - хамелоида на диван и глаз с него не спускать!
- Законы федерации запрещают морить военнопленных голодом! - Напомнил всем хамелоид.
- Интересно, какие законы федерации позволяют офицеру звездного флота пускаться во все тяжкие ради бесмысленной мести?! - Парировал Т'жеван
- Холодно же! Черт подери! - Послышался голос настоящего Финштада снаружи, - Запереть на два замка ясным днем... у вас есть чему поучиться у элов, знаете ли!
- Пустите лейтенант-коммандера сюда, - вновь повторил капитан свой приказ, - нам нужна информация по ситуации с кораблем! Сейчас же!
- Выполняю, - кивнул Макаров и, на всякий случай, продолжая удерживать дубинку в руках, отворил двери.

54
Все еще держа (на всякий случай) дубинку назиготовку, лейтенант быстро открыл дверь, впуская внутрь главного инженера звездолета и так же быстро закрывая за ним входную дверь. Тем более, что хамелоид (которым действительно оказался "сидевший за столом Финштад") уже начал витийствовать по поводу того, что его де морили голодом и что так не должно поступать с военнопленным.
Макаров безмолвно сжал руки в кулак, после чего тихо прошептал:
- Господи прости...
Потому как желание у него сейчас было далеко не "морально безупречное" - лейтенанту искренне хотелось, плюнув на все правила хорошенько избить хамелоида по потери последним сознания. Впрочем, это действительно было .. неправильно, а потому Николай ограничился всего лишь одной короткой репликой в адрес метаморфа:
- Военнопленных, которые пытаются сбежать из места заточения никакие правила не запрещают просто пристрелить на месте, если по другому обеспечить безопасность нельзя.
Выждав полусекундную паузу, Макаров посмотрел на капитана и обратился уже к нему:
- Сэр, я прошу разрешения немедленно запросит "Марию Кюри" по поводу эвакуации с планеты этого куска дерьма, - было совершенно очевидно, что столь нелестного эпитета от Николая "удостоился" именно хамелоид, - пока он чего-нибудь действительно не натворил. Его место не здесь, а в одиночной камере федеральной тюрьмы...

55
- Следите за выражениями, лейтенант, мы же за столом! – резко поднял голос капитан, ощущая, что расход нервов на сегодняшний день до сих пор не закончился. Его взгляд бегло описал контуры всех окружающих, и даже хамелоид от неловкой паузы перестал нагло уплетать еду за обе щеки, ожидая развития событий, - С кем-нибудь из вас связывалась доктор Селар? Кому-нибудь она заявила о возможности безопасно подвести судно на расстояние транспортировки? – В ответ прозвучало лишь смущенное молчание, - Вот и мне не заявляла. Поэтому следующего, кто издаст еще хоть звук о внеплановой транспортировке, я обвиню в попытке нарушения инструкций, и санкции не заставят себя ждать! – В голове тен Волде вдруг проснулись неприятные воспоминания о том, как он с утра подобным образом накричал на Макарова не самыми лестными словами, обвинив его едва ли не во всех смертных грехах и угрожая ему трибуналом и вечными замаливаниями грехов перед всеми богами, в которых он верит. Выдохнув из легких излишнее напряжение, Питер стыдливо прикрыл глаза и притихшим тоном произнес куда-то в воздух, - Простите.
- Прощаю, - ответил хамелоид, и был тут же обстрелян десятком взглядов, заряженных презрением, ненавистью и раздражением.
- Как ты выбрался? – наконец-то начал Сил задавать правильные вопросы сквозь сжатые зубы, требующие хамелоидной крови.
- А вы поднимитесь и сами все увидите, - безразлично подцепил «пленный» еще одну порцию мяса, - Вы ведь не думали, что меня удержит примитивный межкомнатный замок, который можно разобрать практически голыми руками?.. Что вы делаете? – настороженно спросил он у доктора Бран, услышав писк трикодера из ее рук, - Нет необходимости искать маркеры. Думаю, совершенно очевидно, что настоящий мистер Финштад сейчас находится по другую сторону стола.
- А я и не маркеры ищу… - промолвила она, начав водить трикодером над столешницей и внимательно рассматривать состав продуктов.
- Какие вы все параноики… Даже если бы у меня был при себе яд, вы всерьез думаете, что я решил бы отравить вас всех?
- Что я думаю, совершенно неважно. За такими скользкими типами, как Вы, нужен глаз да глаз.
- Так, - разочарованно отодвинул тен Волде свою тарелку, - Есть у кого-нибудь приемлемые идеи, что делать с пленным ДО транспортировки на гауптваху?
Лишь после этих слов он осознал весь идиотизм ситуации, и вновь на него нахлынуло ощущение беспомощности.

56
"Всерьез или нет, но с таким как ты проверить лишний раз явно не помешает", - просебя прокомментировал очередную словесную эскападу хамелоида Макаров, точно также просебя добавив и еще пару не очень цензурных слов по поводу того, что не в положении хамелоида было сейчас дерзить и ерничать.
Вопрос с тем, "что же дальше делать с пленным" был, на самом деле, весьма актуален и своевременен. Как показывала безжалостная практика жизни - обычная запертая комната в гостевом домике его не удерживала, а из пут хамелоид (по его же собственному признанию) мог запросто выбраться. Лейтенант сделал глубокий вдох, пытаясь избавиться от внезапного (но вполне обоснованного) импульса злости и раздражения по отношению к действиям метаморфа. В принципе, теоретически (помимо, с точки зрения Николая, все же совершенно неприемлимого с моральной точки зрения варианта "убить тварюку прямо здесь и сейчас, а потом сказать, что так и было") был один вариант - насколько он знал, для большинства видов разумных существ существовала та или иная комбинация медпрепаратов, способных погрузить индивида в искусственную кому не причиняя серьезного вреда здоровью. "Вот только про физиологию хамелоидов мы ничерта не знаем", - завершил свои рассуждения Макаров, снова обращаясь к капитану:
- Виноват, сэр. Что до хамелоида, то мое мнение Вы уже слышали, держать его здесь слишком опасно, так что надо вызывать корабль, а пока его не отправят в изолированную камеру, держать под постоянным вооруженным присмотром, - Николай сделал короткую паузу, - это, разумеется, если у уважаемой лейтенанта Бран совершенно случайно не найдется комплекта медикаментов, чтобы погрузить нашего гхм.. гостя .. в управляемую кому до того момента, пока его можно будет забрать с планеты.

57
В этот момент неведомая сила протянула капитанскую руку к его лицу, на несколько мгновений скрыв первого лейтенанта из поля зрения, и дав Питеру слегка собраться с мыслями. Все эти несколько мгновений он ждал, пока доктор Бран объяснит Николаю причины, по которым его за такие слова следовало бы вообще выгнать из флота.
Нет...
Джулианна продолжала невозмутимо сканировать еду, словно бы и не замечала происходящего.
Сняв руку с лица, тен Волде вдруг увидел, как лицо хамелоида неожиданно трансформировалось в испуганную гримассу. Либо он пытается давить на жалость, либо слишком всерьез воспринял предложение Макарова. В любом случае, актер из него был отменный.
- Капитан, - нервно протараторил лжеФинштад, - Вы ведь не позволите им этого сделать? Я ведь здесь, мирно сижу за столом и не сопротивляюсь!
- Я вижу...
- Мне некуда бежать, капитан! - настаивал он на своем, - Если хотите, приставьте ко мне охрану! Я все равно собирался пойти с вами!
- Он врет! - не выдержал Сил, - Большой ошибкой будет верить хоть в один его звук!
- В одном я точно не вру! В отличие от этого безнравственного монстра, равнодушного к чужим жизням, - указал он пальцем на Сила с проступившей смесью отвращения и презрения на лице, - я не убийца!
- Ты?! - переспросил Сил, начиная захлебываться собственной слюной от злости, - Ах ты, лицемерный...
- Тихо! - испортил Питер своим криком прекрасную почву для выяснения отношений и вдруг осознал, как давно он хотел просто накричать на своих подчиненных и высказать им всем все, что он о них думает. Но ему сильно мешала офицерская честь, нормы нравственности и рамки профессиональных взаимоотношений. Капитан - самое одинокий чин на корабле, ведь круг лиц, с которыми можно спокойно поговорить по душам, был бесконечно узок. - Никто здесь закон нарушать не станет без моего ведома... - он вдруг вспомнил, что формально законы уже были нарушены в нескольких местах, и ему придется как-то отвечать перед вышестоящими людьми в адмиральских лычках, - Всего два дня прошло, как мы сняли форму. Неужели двух дней достаточно, чтобы сделать из нас варваров?
- Благодарю, - выдохнул лжеФинштад.
- Не стоит. У вас еще трибунал впереди, и я буду на стороне обвинителей.

58
- Виноват, сэр. Это была, действительно очень неудачная шутка, - глухо отозвался Макаров, обращаясь к капитану. Разумеется, лейтенант знал изначально, что его предложение было чисто теоретическим, ведь о хамелоидах и их организмах наука Федерации в настоящее время не знала почти ничего. "Но что если такие препараты были бы и была возможность отдать этот приказ?", - мысленно сам у себя поинтересовался Николай, понимая, что возможно, с учетом последних обстоятельств и будь он на месте того, кому принимать решение - он бы отдал приказ. И, скорее всего, командование даже потом признало бы его действия правильные. "Таковы были обстоятельства крайней необходимости", - сухая, бюрократическая формулировка в строках отчета, идущего по шестеренкам отлаженной бюрократической машины Командования Звездного Флота.
"Там, в лабораторном комплекса Доминиона на Иден-VII тоже была крайняя необходимость, не так ли?", - "услужливо" напомнил лейтенанту "голос совести" события, которые он искренне хотел бы навсегда забыть, но которые забывать не имел права. Тогда он принимал решение, и даже несмотря на то, что командование нашло его действия оправданными по причине крайней необходимости, Макарову еще предстояло дать по этому поводу окончательный ответ в тот миг, когда ему будет суждено предстать перед Создателем.
Николай выдохнул, снова собираясь с мыслями. В конце-концов, пока что они еще находились на Элэйсе и пока что они не доставили своего пленника на борт корабля, как это было положено. Лейтенант снова поднял глаза, посмотрев на капитана, и таким же тихим и глухим голосом отчеканил:
- Сэр, я готов взять на себя присмотр за хамелоидом. Но - я еще раз прошу Вас вызвать корабль, пока наш гость своей очередной выходкой действительно не привел ситуацию к тому, чтобы поставить под удар чью-то жизнь.

59
- Лейтенант Макаров, - вздохнул Сил, поднимаясь из-за стола из-за окончательной потери аппетита, - напоминаю вам еще раз, что мы не можем вызвать шаттл для транспортировки пленника на корабль. Элэйсийские системы обнаружения его засекут. Вариант с телепортацией так же отпадает, так как Селар пришлось отвести корабль подальше от планеты, из-за его воздействий на атмосферу. Так что к сожалению мы застряли тут вместе с ним на ближайшее неопределенное время...
- Так знаете что, - лжеФинштад отодвинул от себя пустую тарелку, - с меня хватит. Я уже признал то, что попал в безвыходную ситуацию и пошел на попятную: я сдался, не оказывал никакого сопротивления и терпеливо сидел тут ожидая честного суда. Я даже сообщил вам о трупе кадета, в конце концов! Возможно вы бы ее даже не нашли, если бы не я! Стоило один раз выбраться из комнаты, дабы поесть, ведь вы очевидно пленника кормить не собираетесь, как вы сразу же набросились на меня с пожеланиями усыпить к чертям...
- Ты не достоин уважительного отношения, так как покушался на жизнь офицера звездного флота. - Напомнил ему коммандер.
- Во-первых, Сил, - так же поднялся хамелоид из-за стола, - это только наше с тобой дело, а во-вторых я тоже офицер флота, я тоже гражданин федерации и соблюдая все ее законы я сдался вам, дабы не нарушать первую директиву, шатаясь по Элвалену после встречи с крустом... эта кровожадная тварь... знали бы вы как было трудно от нее убежать, а ведь соблазн пальнуть по нему из фазера был велик, но это ведь исчезающий вид и это то, о чем я думал в самую первую очередь... так что, да, я требую ко мне относиться хотя-бы с капелькой уважения. Чем я хуже пленников из Доминиона, в конце концов?
На последний вопрос Т'жеван ничего отвечать не стал. Он подошел к хамелоиду и довольно грубо подхватив его посадил на диван.
- Твоя взяла... гражданин. Сиди тут и не двигайся без разрешения, а не то буду стрелять оглушающими, - после этих слов Сил обернулся к остальным, - пока у нас нет альтернатив, будем следить за пленником по очереди и глаз с него спускать нельзя ни в коем случае. Ах и да, - он снова повернулся к хамелоиду, - поменяйся в кого-нибудь другого!
- Нет!
- Это еще почему?
- Эта форма, - погладил лжеФинштад свою лжебороду, - самая теплая для местного климата.

60
Не обнаружив в пище ядов, опасных для здоровья присутствующих лиц, Джулианна решила проверить через свой датапад местную информационную сеть. Спустя некоторое время триллка ушла в чтение настолько глубоко, что почти не заметила ни оживлённого спора вокруг. А всё потому, что информация, найденная ей, отвечала на многие вопросы.
- Старший лейтенант Финштад, Вы же вроде изучали местную инфосеть. Как же Вы не заметили там этого? - спросила Джулианна, разворачивая перед ним датапад. На нём была подробная статья с весьма впечатляющими снимками, очень напоминающими то, что пришлось похоронить в лесу под кипой снега.
- Я же не могу прочесть вообще всю инфосеть. А что там? - ответил Финштад, пытаясь вглядеться в мелкий шрифт падда.
- Наткнуться на эту информацию было нетрудно. Почти все местные информационные порталы об этом пишут. Уже около года в окрестностях Элнорта орудует маньяк-убийца. Он охотится на молодых женщин - преимущественно блондинок, с ярким маникюром. Зацепок у следствия нет, убийца всё сильнее наглеет с каждым разом. Иногда жертвы умудряются пропадать даже в людных местах. Жители называют маньяка "Чинлун", или "материальный демон". Так что, думаю, наш хамелеоид действительно непричастен к смерти Торренс.
- Мне почти жаль это слышать, - прошептал Т'Жеван.
- А мне - нет, - ответил хамелеоид, на мгновение поменяв цвет глаз, сделав их похожими на глаза Т'Жевана.
Джулианна отложила датапад, поднялась и заулыбалась.
- А вы - гений. Злой гений, но всё же. Вы нам подали идею. Почему бы вам, многоуважаемый хамелеоид, не придумать свою собственную внешность, скопировав часть внешних черт присутствующих? Можете оставить телосложение Финштада, если это нужно для размера формы, глаза Т'Жевана, если вы им так одержимы. И у вас будет своя собственная внешность. Я могу разработать лекарство, которое будет замедлять вашу смену облика, так будет проще за вами следить, нигде не запирая. Поэтому, я вызываюсь следить за ним первой! - Джулианна практически протараторила эту фразу и с возбуждением безумного учёного посмотрела на хамелеоида. Наконец-то ей попалась инопланетная особь поинтереснее, чем андорианец или болианка. Исследования обещали быть...многообещающими.

61
- Что ж, значит вариант с телепортацией отпадает, - тихо, больше себе под нос, чем собеседнику, прокомментировал Макаров, бросив беглый взгляд на все также сидевшего за общим столом хамелоида, упорно не хотевшего даже сменить свой нынешний облик на "более нейтральный". Как бы там ни было, но судя по его последним словам, сейчас хамелоида следовала расценивать как "добровольно сдавшегося правосудию", а это предполагало, что его следовало доставить в распоряжение этого самого правосудия применяя лишь минимально необходимое, исходя из складывающейся ситуации, физическое насилие. Что, в свою очередь, значило что особых вариантов, помимо "посменно сторожить "гостя" у них не было.
Николай снова глубоко вздохнул. К тому же, относительно еще одного момента хамелоид (как бы к нему не относились и сам лейтенант, и его товарищи) был прав - у них на руках имелся труп убитой кадета Торренс и, по крайней мере у самого лейтенанта, не было не единой новой идее на тему того, как можно было бы выйти на ее убийцу. "Убийцу, который сейчас как раз таки находиться на свободе и может продолжать убивать", - мысленно подытожил он, выслушивая сообщение Джулианны насчет орудовавшего в городе маньяка.
"По-крайней мере, если судить по той газетной статье, то повреждения на теле совпадают, как и манера совершения убийства. Что ж, возможно это "наш клиент", - сделал для себя новый вывод Николай, обращаясь к капитану: - Сэр, я понимаю, что это возможно совсем не мое дело, и что учитывая нынешнюю ситуацию это может быть не столь актуально. Но Вы вроде как последним видели кадета Торренс живой, по крайней мере Вы были с ней, когда я отправился уже обратно в гостевой домик. Быть может, Вы сможете вспомнить, где Вы с ней разминулись и куда она отправилась?
Что ж, возможно им выдался шанс напасть на след убийцы кадета Торренс, оставался лишь единственный вопрос, о котором пока Макаров предпочитал не думать - если они найдут маньяка, что именно они будут с ним делать, учитывая, что Первая Директива налагала на них довольно жесткие ограничения, и они не могли просто пойти сдать подозреваемого местной полиции, посвятив их попутно в суть произошедших событий...

62
Новости о серийном убийце вызывали смешанные чувства. На секунду Питер позволил себе сделать облегченный вздох, вместе с которым выдохнул все свои опасения, страхи и груз ответственности за вероятную причастность к смерти своей подопечной. Лишь сейчас, услышав уверенные слова из уст Бран, он окончательно признал, что невиновен. Возможно, когда-нибудь он даже посмеется над собственными мыслями, но в данный момент ему почему-то было не смешно. Возможно, из-за одного лишнего хамелоида в команде, а возможно и от перспективы того, что этого таинственного серийного убийцу рано или поздно поймают с поличным, найдут при нем трофеи, снятые с тела Торренс, и начнут задаваться ненужными вопросами, тем временем получив технологический скачок из-за косвенного вмешательства более развитой цивилизации. В глобальном масштабе последствия едва ли будут серьезными, но к ответу все равно рано или поздно кого-нибудь призовут.
Последовал еще один вздох, на этот раз озабоченный.
Тен Волде начал вспоминать. Он куда-то шел. Рядом с ним шла Торренс и что-то говорила, но ее слова растворялись в дымке, окутавшей память. Чем дальше они шли, тем гуще становилась эта дымка, тем сложнее было разглядеть, куда они идут, что они слышат и о чем они разговаривают. Сквозь дымку пробился яркий мерцающий свет от главного очага имени Корун. Затем была боль и смятение. Дымка рассеялась, и он обнаружил себя в мягкой постели, чувствуя своей кожей жар женского дыхания. Где-то в этой пропасти была грань между реальностью и утренним сном, и эта грань была неуловима подобно назойливой мухе, которую стараешься поймать, ориентируясь лишь на звук. Чем сильнее он пытался вспомнить что-то конкретное, тем больнее бился о стену бесполезности своих попыток. Некоторые вещи хоронятся настолько глубоко в человеческой памяти, что без посторонней помощи эксгумация невозможна. Выйдя из легкого ступора, он все же решился запить чувство собственной беспомощности остывающим травяным настоем.
- Мое лицо, - обратил он внимание окружающих на свой кровоподтек, - Помнит явно больше, чем я. Я все еще не могу вспомнить, при каких обстоятельствах мы расстались с кадетом. Но так ли это важно?
- В любом расследовании важна любая мелочь, - настоял Макаров.
- Не знаю насчет богов, - последовал еще один удрученный глоток, - Но демоны на этой планете действительно материальны. Лейтенант, а вы уверены, что ничего не забыли из вчерашних событий?
- Уверен.
- Почему? Мы все подверглись одинаковым воздействиям. Почему же на вас это никак не отразилось?

63
- Хотел бы я сам знать ответ, - тихо произнес Макаров, обращаясь к капитану и пытаясь вспомнить, не упустил ли он чего-то из вчерашнего. И вроде как, пока что выходило, что нет - последний раз, когда он видел Трицию, она была с капитаном Тен Волде. Решив, что в компании капитана с Трицией все будет в порядке, Николай отправился обратно в гостевой домик и дальше находился именно там вплоть до злополучного утра следующего дня, когда им стала известна новость о гибели Триции Торренс от руки неизвестного убийцы. По крайней мере, именно так эти события запечатлелись в его памяти.
- Лейтенант Бран утверждала, что мы все заразились тем вирусом, но я вроде симптомов, похожих на те, что были у Вас у себя не наблюдал, - уже далеко не таким уверенным голосом пробормотал Николай. До недавнего времени он мог бы поручиться, что точно и в подробностях помнил детали того вечера, когда они в последний раз видели кадета Торренс живой, но сейчас лейтенант уже был не так уверен, что в тот вечер его же собственный мозг и органы чувств (с определенной долей вероятности находившиеся под одновременным воздействием "огненного варенья" и интоксикации, которая могла быть вызвана вирусом) не обманули его и что его память не содержит ложную, а не истинную картину событий. На этот вопрос ответа у Макаров не было.
Впрочем, такой "вопрос без ответа" был далеко не единственным. В голове лейтенанта прямо сейчас крутился второй такой же - теперь, зная что убийца почти наверняка один из местных жителей, что им надлежало делать с последним даже если они его выследят и поймают?
Самый простой вариант - просто сдать убийцу в полицию и рассказать местным властям о случившемся они не могли, поскольку это почти автоматически привело бы к довольно грубому нарушению ими Первой Директивы. Два других пришедших Николаю на ум варианта: убить маньяка на месте без суда или же похитить его и передать правосудию Федерации были, в конечном итоге, тоже неприемлемы. Первый по морально-этическим соображениям ("Ведь мы же действительно не должны становиться варварами", - вспомнил Макаров слова капитана, произнесенные им совсем недавно), а второй по формальным (убийца действительно не был знаком (и не мог быть знаком) с уголовными законами Федерации и на суде это почти наверняка всплыло бы как линия его защиты). Похоже, на этот вопрос у Макарова тоже не было "простого и правильного ответа", лишь понимание того, что по тем же этическим причинам убийцу кадета Торренс и еще кучи народа нельзя было просто оставить на свободе и безнаказанным.
Выждав небольшую паузу, Николай снова обратился с вопросам к капитану:
- Сэр.. есть еще один момент, который, думаю, стоит уточнить. Допустим, мы выйдем на след убийцы - что мы с ним дальше-то делать будем?

64
- Рано рассуждать об этом, пока мы не знаем, кто он, и как его найти, - заключил капитан и начал расхаживать по комнате, стараясь разогнать по организму слегка застоявшуюся кровь, - Будем решать проблемы по мере их поступления.
- Постойте, - встряла доктор Долера, - Мне теперь тоже интересно, что именно мы... - запнулась она, - ...вы собираетесь сделать с преступником, если поймаете его.
- Тут все просто, - ответил хамелоид и сразу же замолчал, вновь ощутив на себе груз неодобрительных взглядов.
- Как это ни странно, но он прав, - согласился тен Волде после нескольких секунд застоявшейся тишины, - Мы должны поймать убийцу, изъять украденное, а затем отпустить.
- Отпустить? - возмутилась Мирия, - Убийцу, который уже целый год омывает свои руки кровью невинных женщин?
- А что вы предлагаете сделать? Сдать его местным властям?
- Таков наш гражданский долг.
- Нет, - мотнул он головой, - Мы не граждане этой планеты, и у нас нет перед местными жителями никакого гражданского долга. Разумеется, мы можем просто связать его и передать анонимное сообщение в местные органы правопорядка. Но с точки зрения людей, которые едва ли не ежегодно вносят все новые правки в понимание первой директивы, наиболее идеальным был бы совершенно иной вариант.
- Вы серьезно? - вопросил Николай, не дождавшись дальнейших разъяснений.
- Конечно, - пожал капитан плечами, и опустевший стакан опустился на столешницу, - Мы должны поймать этого "демона", изъять все то, что не принадлежит этому миру, и отпустить.
- Отпустить?! - второй раз не поверила Мирия своим болианским ушам.
- Взгляните на это в далекой перспективе. Рано или поздно его все равно кто-то поймает. Разумеется, будут еще жертвы, но однажды один очень способный и талантливый эл может напасть на след, найти его и прервать его жатву. Это достижение покроет славой его имя, его наградят, повысят, возможно даже позволит ему поучаствовать в некоторых полезных реформах. Общество станет лучше, и лишая общество столь опасного, но несомненно значимого индивида, мы так же рискуем совершить вмешательство в естественное развитие. Считайте подобных преступников болезнью. А если все болезни лечить лишь лекарствами, естественный иммунитет так и не выработается. Вы со мной согласны? - тен Волде понял, что последняя фраза истощила последние запасы воздуха в его легких, и сделал глубокий вдох.

65
- Я не согласна, - произнесла Джулианна, подумав некоторое время, - неизвестно, как он успел применить находящиеся при нём устройства. То, что этот маньяк так успешно скрывается от правосудия так долго и так наглеет с убийствами, делает его как минимум не дураком. Он мог взять пробу ДНК у кадета Торренс, мог разобрать её устройства и применить для своих нужд. Пока мы не найдём его и не убедимся в том, что он ничему от неё не успел научиться, мы не можем его отпустить.
- И что же вы предлагаете, лейтенант Бран? Сдавать властям нельзя, отпускать - тоже нельзя? - спросил Макаров, уже предчувствуя оставшуюся альтернативу.
- Предлагаю, в случае если выяснится, что он знает слишком много, безболезненно устранить его. Я знаю, что это нарушает огромное количество законов всех миров, но для всех будет безопаснее, если этот безумный гений просто прекратит своё существование. Отсюда два варианта - можно либо подстроить его убийство так, что будет казаться, что над ним расправился кто-то из местных, либо просто "испарить" его фазером, и пусть хоть до бесконечности его ищут.
- Лейтенант Бран, я просто учту на будущее, что такие мысли вообще могут придти в Вашу пятнистую голову. Сами-то соображаете, что предлагаете? - с изумлением посмотрел на триллку капитан. Джулианна подождала пару минут, а затем продолжила.
- Я сама знаю, что звучит это негуманно. Но и то, как он поступил с нашей коллегой - тоже негуманно. А количество технологии и информации, которую он мог получить, куда-то запрятав ДНК Торренс вместе с её пальцами, может навредить всему этому миру. Капитан, Вы готовы нести ответственность за последствия действий обученного нами же маньяка?

66
"Он это, блин, действительно серьезно?", - с вполне приличествующим ситуации возмущением просебя поинтересовался Николай, выслушивая последнее предложение капитана. То самое, в котором он собирался маньяка-убийцу, на котором, помимо крови кадета Торренс была кровь еще пары десятка жертв просто отпустить, "дабы не нарушать естественного хода развития событий".
"Вот только, одно дело не лезть вообще, а другое, своими действиями разрешить выродку и дальше убивать", - также просебя продолжил свои рассуждения лейтенант, прекрасно понимая возмущение, которое уже было высказано Мирией и то, что делать так, как предлагает капитан было нельзя. Нельзя по тем же самым этическим причинам, по которым они не имели права выродка просто убить на месте безо всякого суда.
- Сэр, - начал свою речь Макаров, обращаясь к капитану Тен Волде, - одно дело, если бы мы просто не вмешивались, но другое, если мы этого выродка поймаем, а потом отпустим. Он ведь продолжит убивать и на нас будет лежать часть вины. Не это ли то самое варварство, от которого Вы нас сами предостерегали совсем недавно?
Николай замолчал, сделав пару глубоких вдохов и выдохов и собираясь с мыслями, после чего продолжил:
- На самом деле, у меня появилась другая идея, - лейтенант снова сделал паузу, обдумывая, как лучше высказать появившуюся у него смелую (если не сказать безумную) идею, после чего обратился уже к коммандеру Т'Жевану, - вот только боюсь, сэр, она может Вам сильно не понравиться...
- Слушаю вас, лейтенант? - Скрестил руки на груди Сил в ожидании.
- Сэр, быть может, это покажется безумием, но, наш гость кажется говорил о том, что он тоже заслуживате уважения и что он никакой не убийца, так, - слегка понизив голос ответил Макаров, при этом присутствующим наверняка должно было быть абсолютно ясно, что под "гостем" понимается плененный ими хамелоид, - что если дать нашему "гостю" шанс это доказать, и заодно шанс начать все сначала, начать жизнь с читстого листа? Он поможет упрятать за решетку маньяка, а потом останется на Элейсе после того, как "Мария Кюри" отбудет. Мы скажем командованию, что хамелоид сбежал, а поскольку выглядеть он может как кто угодно из местных, то поймать его не будет возможным - нельзя скрытно провести генное сканирование двум с половиной миллиардам гуманоидов.
Николай замолчал, ожидая реакции коммандера. Идея была действительно смелой, и быть может даже радикальной, но возможно она была наилучшим выходом из той ситуации, в которой они сейчас оказались.
- Погодите, лейтенант, - на мнгновение прикрыл глаза Т'жеван, раздумывая, - я правильо понимаю, что вы предлагаете вступить этой нашей небольшой группе в сговор? Это... довольно смелая идея и она требует всеобщего согласия, так что вам следует обсудить это вместе со всеми. Ну и кроме того, мы ни на миллиметр не продвинулись в расследовании. И мы до сих пор не сообщили новость о потерях на корабль - у нас заканчивается время и то, что мы тут сейчас обсуждаем следовало бы обсудить уже после того, как мы наконец найдем хоть какие-то зацепки.
- Я предлагаю просто определиться с нашим планом действий, вот и все, сэр, - ответил коммандеру Макаров, - к тому же, думается мне, моя идея хоть и предполагает, как Вы сказали "вступление в сговор", все же менее радикальна чем та, что сейчас была предложена лейтенантом Бран, сэр.

67
- Господа, - разочарованно выдохнул капитан, описывая своим взглядом контуры подчиненных, - И дамы. При всем моем уважении к вашим профессиональным качествам...
- Капитан, - бестактно перебил его Бьорн, наплевав на формальности пережевывая пищу вместе со словами, - Извольте сделать замечание?
- Изволяю, - запил капитан свое раздражение.
- Когда кто-то говорит "при всем уважении", после этой фразы обычно звучит что-то крайне неуважительное.
- Вы наблюдательны, мистер Финштад, - постарался тен Волде не выдавать в своем голосе издевательских ноток, - Я беру назад свои слова.
- Могу я узнать, какие из?
- Те, в которых я нелестно отзывался о Ваших социальных навыках, предположив, что взаимопонимание Вы способны найти только с двигателями.
- Приятно слышать, - улыбнулась его борода, - Я просто хотел напомнить Вам о том, что я сегодня проделал хорошую работу и предотвратил волну новостей о вторжении инопланетян на эту планету. Прошу это учитывать.
- А я прошу учитывать, - вдруг включилась в беседу Джулианна, осознав, что сейчас руководитель начнет устраивать им всем "разбор полетов", - Что я так же справилась со своей функцией.
- И заодно учтите, - встрял лжеФинштад, - Что план первого лейтенанта не без серьезных изъянов, но в тюрьму мне бы действительно не хотелось.
- Я это все учту, - проглотил он свою слюну и вновь обвел взглядом присутствующих, собираясь с мыслями и вспоминая, что именно он хотел сказать, - Так вот, дамы и господа... вы все с ума посходили...
Его лаконичную и предельно простую речь прервал стук в дверь, заставивший некоторых дрогнуть от неожиданности. Сильнее всех дрогнул капитан, который к настоящему моменту совершенно забыл, что ждал визита.
- Немедленно! - прошипел он на хамелоида и на всякий случай наклонился к нему поближе, - Немедленно перевоплощайтесь в кого-то другого! Двух Финштадов тут не может быть!
- Хорошо, папочка! - внезапно ответил он женским голосом, и черты его лица начали постепенно деформироваться. Круглый живот начал сдуваться, одежда начала обвисать на сужающихся плечах, борода внезапно втянулась в кожу, обтягивающую лицо, а остальные волосы поменяли цвет и увеличились в длине. Некоторое время глаза отказывались в это верить, но лжеФинштад действительно обернулся мокрой глиной, из которой незримые руки ваяли блондинку, которую с каждой секундой все сложнее было отличить от кадета Торренс. Он словно оживил ее, как и немногочисленные воспоминания о ней и бесконечное разочарование этой потерей. Питер впал в ступор, на несколько мгновений утратив грань между реальностью и воплощенной фантазией. Он считал своим взглядом поры на ее лице и старался хоть где-то найти проступающую фальшь. От этого увлекательного занятия его отвлек повторный стук в дверь.
- Ваш заказ, - поздоровалась с ним женщина, стоящая на пороге, протягивая ему упаковку в виде тубуса, - Я Вас не отвлекла от чего-то важного?
- Отвлекли, - кивнул он в ответ, расплачиваясь за небольшой сувенир, - Но я не виню Вас. Я очень ждал ее.

68
Подождав, пока женщина покинет комнату, Мирия, найдя себя, наконец подала голос.
- Разрешите внести предложение?
- Ну? - устало бросил в ответ капитан.
- Почему бы просто не стереть убийце память? - в помещении наступила тишина. Понравилась ли собравшимся идея или нет, понять было невозможно, но болианка решила продолжить.
- С этической и моральной точки зрения это был бы наилучший вариант и задача впонле осуществимая: в нашей команде есть несколько вулканцев и бетазоидов, а в научно-исследовательской лаборатории я даже видела казарита.
- Казаритку. Ее зовут Акчево. - уточнил Т'Жеван.
- Спасибо, коммандер. - кивнула Зова. - Теоретически, мы могли бы даже сделать его сравнительно безопасным для общества, спровоцировав обширную амнезию...
- Потерянную память можно восстановить. - вмешалась Бран.
- Если воспоминания должным образов закодировать, - парировала болианка - восстановить его память местными методами будет практически невозможно.
- Это все равно не отменит того факта, что эл - убийца, в этом случае его действия может искупить приказ капитана о полном стирание личности.
- Нам не обязательно заходить настолько далеко, но решение, стирать ли ему личность или же ограничиться стиранием данных о технологии Федерации - уже на усмотрение капитана.
- Не подлизывайтесь - прервал спор Тен Волде.

69
"С моральной и этической точки зрения, говоришь", - мысленно прокомментировал весьма... нестандартное предложение лейтенанта Зовы Макаров, еще раз оценивая для себя все возможные варианты, которые были только что озвучены. Стирание личности явно не относилось к обычным или просто практикуемым у народов Федерации уголовным наказаниям, с другой стороны - о том, что могло грозить убийце по местным законам Николай пока что тоже не знал. Впрочем, последний "пробел в знаниях" лейтенант поспешил восполнить, подключаясь к местной инфосети и проведя быстрый поиск нужных ему сведений. Что ж, судя по всему насчет морально и этической приемлемости предложенного ею варианта Мирия оказалась права: элейсианское законодательство за "подвиги", подобные тому, что совершил предполагаемый убийца кадета Торренс (и не ее одной) предписывало довольно однозначную меру наказания - казнь через повешение.
"А значит, проведение процедуры стирания личности едва ли худшая судьба по сравнению с приговором от местного суда", - слегка отстраненно подытожил Макаров. Да, земляне уже сравнительно давно отказались от применения смертной казни (хотя некоторые иные народы Федерации эту меру наказания сохраняли в своих законах), считая ее негуманной и заменив пожизненным заключением, но ведь и убийца не был ни землянином, ни гражданином Федерации, а то, что он уже успел натворить... Николай понимал, что подобный его настрой, возможно, не был морально безупречен, но с точки зрения самого лейтенанта серийные убийства беззащитных жертв вполне оправдывали как казнь через удушение петлей, так и то, что сейчас предлагала лейтенант Зова.
- Что ж, ждем Вашего решения, сэр, - снова обратился Макаров к Питеру Тен Волде, - мое мнение, впрочем, остается прежним, отпускать убийцу и дать ему совершать еще жестокие убийства это и будет то самое варварство, от которого Вы нас предостерегали, сэр...
Параллельно Николай периодически посматривал на цилиндр, совсем недавно доставленный к ним курьером. О его содержимом лейтенант не был в курсе и хотя едва ли оно касалось лично его, тем не менее ему было в какой-то степени любопытно "что же там внутри"...

70
Споры о судьбе непойманного зайца вкупе с долгим путешествием заставляли Финштада хотеть удалиться в свою комнату и погрузиться в объятия постели и пары часов здорового сна. Само собой, первым делом нужно было забрать свои, нагло заимствованные Хамелоидом вещи, которые сейчас смешно свисали мешками с плеч молодой девушки, которая еще пять минут назад поглаживала свою, уже несуществующую бороду.
Но как бы Финштаду не хотелось спать, он не мог игнорировать развязавшуюся дискуссию, ровно, как и не мог отказать себе в праве вставить свои пять копеек в разыгравшийся, бессмысленный спор, происходивший перед его усталым взглядом. Громко хлопнув по столу ладонью, тем самым обратив на себя изумленные взоры собравшихся, он громко, сдерживаясь чтобы не заорать, начал говорить
- Сколько можно!? Убийца, что с ним делать, планы, идеи, обсуждения морали и законов, - Он выпрямился и скрестил руки на груди, - Я не знаю, как у других культур, но на Земле детей издавна учили поговорке “Не убив медведя, не сулить кожи”. А знаете, что это значит? – Он окинул взглядом присутствующих.
- Это значит, - присоединился к нему Т'жеван, - что мы тратим наше драгоценное время на пустые рассуждения. Мы до сих пор не продвинулись в расследовании, но обсуждаем что же мы будем делать с преступником, когда его поймаем. Предлагаю тогда уж обсудить другой вопрос: что мы будем делать, если не поймаем его?
Лейтенант уже собрался отвечать, но Сил жестом остановил его.
- Я не всерьез. Я лишь намекаю на то, что пора нам всем как-нибудь сдвинуть расследование с мертвой точки... в противном случае лучше уже сесть и писать отчет для адмиралтейства.
- А я вполне всерьез, Коммандер. Этот убийца является крупной проблемой, от которой необходимо быстро избавиться, а не трепать языками, бессмысленно сотрясая воздух. Итак, - Финштад уселся в кресло и уставился холодным взглядом на офицеров - Начинайте думать. И не что делать с убийцей, а как его найти. Считайте это приказом, - он повернулся к капитану, - с вашего позволения, разумеется.

71
- Что ж… - удрученно выдохнул капитан, осознав, что его в данный момент окружает стая маленьких чудовищ, желающих учинить самосуд. Таинственный тубус аккуратно лег на свободное кресло, на некоторое время героически приняв на себя обстрел из батареи любопытствующих взглядов. – В данный момент наша первоочередная задача – найти убийцу. На нас за время этой экспедиции навалилось очень много непредвиденных трудностей. Их нужно решать по мере их поступления. Сначала мы поймаем убийцу, а затем примем окончательное решение, - напустил он своим подчиненным в глаза иллюзию выбора.
- Простите, капитан, - неуверенным тоном подняла Мирия свои брови, - Могу я уточнить одну деталь?
- Конечно, - кивнул он, скрыв небольшую радость от осознания того факта, что теперь его подчиненные перестанут валять дурака и всерьез займутся за решения по-настоящему значимых в данный момент проблем. Он узрел во взгляде Мирии искры энтузиазма, и в нем вдруг зажглась надежда, что раз «великая угонщица» сознательно решила подключиться к поискам, то еще далеко не все потеряно.
- Позвольте узнать, что было в посылке? – огромным космическим тараном разрушила она капитанскую наивность. Последующие несколько секунд, пока капитан обдумывал свой ответ, а все присутствующие сверлили его взглядами, мысленно изнывая от нетерпения узнать причину визита курьера, прошли в тягучей тишине.
- Как вы все знаете, наше судно испытывает затруднение с поиском оптимальной орбиты для транспортировки, - бестактно проигнорировал он последний вопрос, - От этого наша экспедиция затягивается на неопределенный срок. Полученного времени может хватить на то, чтобы найти убийцу. Мы на чужой планете, у нас нет никакой поддержки местного населения, мы не имеем права нарушать наше прикрытие, и при этом мы должны поймать убийцу, которого уже год не могут поймать местные органы правопорядка. Знаю, эта задача кажется невыполнимой, но мы должны отстоять нашу честь, честь кадета Торренс и всего Звездного флота. Мы должны доказать, что даже из самых трудных ситуаций способны выходить с достоинством и оставлять после себя следы без позорного клейма. Я верю в вас всех.
- Аминь, - добавил Макаров.
Журнал капитана, звездная дата 54021.3. Лишь несколько часов назад наши ученые смогли найти безопасную точку на орбите, откуда можно было вернуть группу высадки. Официально в свете большого объема проделанной работы по сбору данных о социуме экспедиция считается успешной. Неофициально – полным провалом вследствие форс-мажорных обстоятельств. Официально заявляю, что кадет Торренс пала при исполнении долга от руки неизвестного преступника, вычислить которого так и не удалось. Ее личные вещи так и не были найдены. С этого момента расследование ее гибели и поиск пропавших предметов передано третьей фазе. В данный момент ее тело находится в морге и ожидает процедуры опознания, пока я стараюсь подобрать подходящие слова, чтобы сообщить адмиралу Торренсу дурные вести.
Отдельного упоминания заслуживает то, что во время экспедиции мы поймали в собственных рядах преступника-самозванца, относящегося к малоизученной расе хамелоидов и ответственного за саботаж во время инцидента с Боргом. Его истинную личность или даже пол определить пока не представляется возможным. В данный момент он содержится на гауптвахте и ожидает прибытия на Звездную базу 37, где его дальнейшую судьбу будут определять вышестоящие чины. К сожалению, неопределенность его личности сулит им настоящий юридический ад, и его дело может растянуться на долгие месяцы, если не годы. Возможно, следственный изолятор станет его новым домом.
Все права принадлежат компании Paramount